URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Макаревич Э.Ф.; Шеффер Ж.-М. КОМПЛЕКТ: 1. ВДОХНОВЛЯЮЩИЙ ЯД ЛИТЕРАТУРЫ: Как художественные произведения влияли на судьбу России и СССР: Пушкин, Достоевский, Толстой, Шолохов, Чехов, Булгаков, Солженицын, Евтушенко, Хемингуэй и другие. 2. ЧТО ТАКОЕ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖАНР? Обложка Макаревич Э.Ф.; Шеффер Ж.-М. КОМПЛЕКТ: 1. ВДОХНОВЛЯЮЩИЙ ЯД ЛИТЕРАТУРЫ: Как художественные произведения влияли на судьбу России и СССР: Пушкин, Достоевский, Толстой, Шолохов, Чехов, Булгаков, Солженицын, Евтушенко, Хемингуэй и другие. 2. ЧТО ТАКОЕ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖАНР?
Id: 304743
1129 р.

КОМПЛЕКТ:
1. ВДОХНОВЛЯЮЩИЙ ЯД ЛИТЕРАТУРЫ: Как художественные произведения влияли на судьбу России и СССР: Пушкин, Достоевский, Толстой, Шолохов, Чехов, Булгаков, Солженицын, Евтушенко, Хемингуэй и другие. 2. ЧТО ТАКОЕ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЖАНР?

2023. 712 с. ISBN 978-5-9710-9280-3.
Типографская бумага
  • Мягкая обложка

Аннотация

ВДОХНОВЛЯЮЩИЙ ЯД ЛИТЕРАТУРЫ: Как художественные произведения влияли на судьбу России и СССР: Пушкин, Достоевский, Толстой, Шолохов, Чехов, Булгаков, Солженицын, Евтушенко, Хемингуэй и другие. 520 стр.

Книга посвящена исследованию влияния литературы и искусства на людей власти, на принимаемые ими решения. Яд литературы — та правда, которая может и убить, и вдохновить. Такой яд несут стихи и поэмы Пушкина, в свое время им «отравились» декабристы... (Подробнее)


Оглавление
top
Оглавление3
Предисловие О ядах художественных произведений, авторами которых интересовалась власть8
Глава 1. Пушкин и власть: от ненависти к преданности и к пониманию20
1. Бесславный конец декабрьского восстания20
2. Наставления императора для следственной комиссии22
3. Стихотворная зараза в офицерском корпусе русской армии23
4. Cтихи, вдохновлявшие офицеров армии и гвардии на восстание26
5. Пушкин в лицее: энергия бунта35
6. Пушкин после лицея: политическое воспитание39
7. Ссылка и новые источники вдохновения50
8. Карл Юнг открывает тайну влияния Пушкина на благородных людей52
9. Николай I и Бенкендорф: «Пушкина не притеснять, а приблизить»55
10. Охота на Пушкина: акт первый — встреча с государем-императором61
11. Акт второй: Пушкин пишет аналитическую записку о народном воспитании70
12. Уваров побеждает Пушкина и агента Булгарина в состязании на лучшую модель патриотического воспитания75
13. Понимание патриотизма: «общее мнение имеет нужду быть управляемо»79
14. «Медный всадник»: спор Пушкина с Мицкевичем и Николаем I по поводу Петра Великого84
15. Партнерство с Третьим отделением — ясный путь к патриотизму92
16. Пушкин пишет историю Пугачева, наживает врагов и говорит: «каплю добра я сделал, я предупредил»97
17. О психологическом самочувствии Пушкина110
18. Нравственная война с Уваровым и подлость последнего. Сговор лиц определенной ориентации114
19. Озабоченность Третьего отделения созданием и продвижением посмертного образа Пушкина121
20. Жуковский разбирает ошибки Третьего отделения в работе с Пушкиным и дает советы Бенкендорфу125
Глава 2. Достоевский: искушение «бесовщиной»133
1. Тайный кружок133
2. Дубельт берется за Достоевского135
3. Роман «Бесы» как покаяние души автора и как возвращение долга Отечеству и Третьему отделению147
4. Большевики и «бесы»151
Глава 3. Чехов и русский капитализм155
1. Неподражаемый русский капиталист Савва Морозов155
2. Бизнес в сочинениях Чехова156
3. Реальный Морозов и «художественный» Лаптев158
4. Русский капиталист в художественном исследовании Чехова161
5. Дьявольская предопределенность капитала и проекты спасения от российских «рокфеллеров» — «Вишневый сад» и МХТ166
Глава 4. Генерал Брусилов и художник Васнецов: «буденовка» для красных180
1. Диалог генерала и художника180
2. Поручик Беклешов навещает Васнецова и приглашает художников в ОСВАГ185
3. Генерал Брусилов обвиняет генерала Врангеля в провале «красного» наступления на Варшаву190
Глава 5. Как Михаил Булгаков помог Сталину вернуть империю193
1. Загадка пятнадцати просмотров «Дней Турбиных»193
2. Сталин защищает «Дни Турбиных» от партии, комсомола и «левых» в искусстве, и говорит, что «литература шире партии»208
3. Символы «красной империи»: красная звезда и шлем213
4. Борьба между Сталиным и Троцким за имперский символ мавзолей214
5. Сталин защищает новую конституцию СССР и терпит поражение219
6. Литературные символы сталинской коллективизации и индустриализации237
7. История для «красной империи»251
8. Символ империи — опера «Иван Сусанин»: художники открывают глаза политикам257
9. «Гражданская молитва народа» — гимн Советского Союза271
10. Блеск имперских погон277
11. Символы счастья в послевоенной империи280
12. Герои для «красной империи»291
Глава 6. Испанские страсти: от Сальвадора Дали, Пабло Пикассо и Гарсиа Лорки до Михаила Кольцова и Эрнеста Хемингуэя301
1. Мятеж в Испании, устроенный генералами301
2. Предчувствие гражданской войны и заговор художников303
3. Агент влияния в Испании — Михаил Кольцов315
4. Орлов, Кольцов и Хемингуэй: дела троцкистские323
5. Дружба Кольцова с Хемингуэем в атмосфере свободных нравов333
6. Салон Кольцова в Мадриде и Москве: интересы НКВД336
7. Последняя любовь Кольцова и его арест как агента влияния341
8. Хемингуэй в Испании купается в любви и набирает материал для романа352
9. Дела и сочинения Хемингуэя заставляют ФБР вести за ним наблюдение358
Глава 7. Оптимизм страха среди застолий, поцелуев и героев «Поднятой целины»363
1. Веселая жизнь в Москве в предвоенные годы363
2. Неудобный вопрос комсомольца Шмелева367
Глава 8. Культура войны и культура сопротивления. Как пьеса «Фронт» расколола генералов и деятелей театра371
1. Фактор Цигельмайера против Ленинграда371
2. Сила приказа № 227 против силы обстоятельств375
3. Почему бежала Красная армия383
4. Корнейчук пишет пьесу «Фронт», а Сталин ее редактирует и дополняет387
5. Пьеса раскалывает генералов391
6. Блюменталь и Радлов превращают «Фронт» в антисоветский спектакль под названием «Так они воюют»397
7. Кто подхватил флаг Блюменталя и Радлова через полвека421
Глава 9. Почему американцы не разрешили ставить пьесу Льва Толстого «Живой труп» в послевоенной Германии424
1. Специалисты психологической войны запрещают часть мировой классики для побежденных немцев424
2. Герой пьесы «Живой труп» превращается в «окончательный» труп наперекор государственной машине426
3. На каких проблемах от Толстого споткнулись американцы429
4. Немцы между «живым» и «мертвым» трупом439
Глава 10. КГБ и ЦРУ в борьбе за литературу и изобразительное искусство в холодной войне441
1. ЦРУ и русская литература. «Находящиеся на связи лица»441
2. КГБ защищает русскую литературу и вступает в конфликт с партией452
3. «Архипелаг ГУЛАГ» в холодной войне465
4. Поэт и КГБ472
5. Спецслужбы и художники: формирование и спасение смыслов483
6. Плисецкая отстаивает личность генерала КГБ в споре с авторитетным диссидентом498
Источники и примечания508

Об авторе
top
photoМакаревич Эдуард Федорович
Доктор социологических наук, профессор. Автор и соавтор монографий и книг о коммуникационном влиянии на человека, о социальном контроле масс, о политической безопасности государства в истории СССР и императорской России: «Культура массовых коммуникаций. Экспансия и сопротивление», «Последний бастион. Глобальная культура коммуникаций», «Игры интеллигентов, или Социальный контроль масс», «Формирование масс», «Влияние на человека: Историко-социологический взгляд», «Массовые коммуникации: Технологический блеск и нравственная нищета», «Культура как фактор национальной безопасности современной России: Значение и ролевая модель», «Восток—Запад: Звезды политического сыска», «Заговор профессоров», «Филипп Бобков и пятое управление КГБ: След в истории», «Интимные тайны Советского Союза» и др.