URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Сухарев О.С. Технологический дуализм и модели индустриализации экономики Обложка Сухарев О.С. Технологический дуализм и модели индустриализации экономики
Id: 299850
699 р.

Технологический дуализм и модели индустриализации экономики

URSS. 2023. 160 с. ISBN 978-5-9710-3779-8.
Белая офсетная бумага
  • Твердый переплет

Аннотация

Технологическая динамика выступает важным показателем экономического развития и предметом в рамках структурной политики. Серьезным «камнем преткновения» в области технологического развития является технологический дуализм, который может приобретать форму весьма специфического для данной экономики эффекта. Цель настоящей книги — провести анализ технологического дуализма для российской экономики, предложив алгоритм его выявления, очертить... (Подробнее)


Оглавление
top
Оглавление5
Предисловие6
Введение8
Глава 1. Измерение технологического развития16
Глава 2. Эффект технологического дуализма: российская специфика36
Глава 3. Структурная политика для российской экономики50
Глава 4. Импортозамещение в России при санкциях67
Глава 5. Политика замещения импорта: предложения81
Глава 6. Динамика новаторов и консерваторов как детерминанта технологического развития95
Глава 7. Новаторы и консерваторы в экономике Европейского союза и России108
Глава 8. Накопительный эффект экономической политики роста127
Глава 9. Технологические параметры роста в России133
Глава 10. Модели индустриализации138
Заключение149
Литература153

Предисловие
top

Настоящая книга в основной своей части (главы 1–3) представляет собой доклад, выполненный в рамках темы государственного задания «Формирование научно-технологического контура и институциональной модели ускорения экономического роста в Российской Федерации» Института экономики РАН. Он являлся плановым на третий квартал 2022 г., но был подготовлен еще в апреле данного года, с добавлениями по замещению импорта в июне. В материал по замещению импорта была включена статья автора на базе его выступления на Международной конференции, проводимой ИНИОН РАН, а также материалы работы, проводимой вместе с В. П. Чичкановым, и подготовленные предложения для Совета Федерации по реанимации программ импортозамещения. Материал по новаторам был добавлен в августе.

Однако в связи с выборами в РАН в 2022 г. автор отказался от представления этого доклада в своем институте. Причина в том, что на этих выборах мне не было оказано поддержки от ИЭ РАН. Мой родной институт после смерти академика Л. И. Абалкина и определенных последующих трансформаций ни разу не проявлял интереса к моему участию в выборах РАН. Хотя уверен, и об этом говорили мне кадровые работники «абалкинского призыва», что если бы Леонид Иванович был жив, то поддержка была бы обеспечена, и я прошел бы в секцию. Более того, как мне сообщили, в качестве моей отрицательной характеристики посчитали тот факт, что каждый год у меня выходит новая книга. Получается, представители ИЭ РАН в секции не заинтересованы в том, чтобы ученый работал и добивался научных результатов, а мой институт, в который я поступил на работу 11 января 2003 г., т. е. практически 20 лет назад, проявил безразличие к моему профессиональному росту. Много лет назад в одной из своих работ я отмечал: чтобы не позволить ученому работать на благо секции, существуют две возможности — критиковать его книги или просто их не замечать. Итог оказался таким, что выйти во второй тур, набрав 7 голосов вместо необходимых 9 голосов, стало невозможным. В связи с этими обстоятельствами я принял решение снять этот доклад в устной форме в ИЭ РАН.

Особо хочу отметить, что я участвовал в выборах в РАН три раза — в 2016, 2019 и 2022 гг. В 2013 г. также выдвигался, но выборы были отменены вследствие начатой разрушительной реформы РАН. Моя искренняя признательность организациям, выдвигавшим меня за указанный период: Пермскому государственному национальному исследовательскому университету, Орловскому государственному университету им. И. С. Тургенева, Брянскому государственному инженерно-технологическому уни¬верситету и Южно-Российскому государственному техническому университету (политехническому уни-верситету), а также сегодня уже не существующему Институту системного анализа Счетной палаты РФ. Кроме того, меня выдвигали следующие члены секции, которым адресуется моя благодарность: академики А. И. Татаркин и С. Ю. Глазьев, члены-корреспонденты Е. В. Попов, Г. Б. Клейнер, В. П. Чичканов и В. А. Цветков. Благодарю и тех, кто отдал за меня свой голос. Однако ни внесенный вклад в науку, ни характер выдвижения ни на что не влияют. Хочу отметить, что подобные технологии неэффективны и давно изжили себя.

О том, как подойти к решению технологических проблем российской экономики, пойдет речь в настоящем докладе, представленном в виде этой брошюры.

Профессор Олег Сухарев,

июнь 2022 г.


Введение
top

Мировая экономика мощно и быстро изменяется благодаря влиянию создаваемых и внедряемых технологий, технических систем , которые в свою очередь становятся закономерным результатом развития фундаментальных знаний. В моделях экономического роста пытаются учитывать технологический фактор в виде технологий широкого применения, интеллектуального капитала, информационно-коммуникационного блока или в виде диффузии инноваций в эволюционных моделях . Технологическая гонка — конкуренция также стала популярной темой, так что формирование модной повестки дня в современных исследованиях стало своеобразной технологией развития экономического знания. Существенный вклад в изучение влияния технологий на экономическое развитие внесла неошумпетерианская экономическая эволюционная школа, которая прошла путь от общих концепций до создания моделей различной сложности и назначения, описывающих технологические эффекты на базе доктрины «созидательного разрушения», представлений о диффузии инноваций и технологий с учетом неопределенности и т. д. Это ощутимо продвинуло понимание смены этапов технологического развития, индустриальных революций. Причем советско-российская экономическая школа также внесла в эти исследования основополагающую лепту .

Сложность исследований влияния технологического фактора на различные экономические изменения связана с тем, что, как и структурные изменения, они, несмотря на большой массив работ, тем не менее ограниченно включены в экономическую теорию . Но при этом имеется и не простая проблема измерения технологий и их влияния на различные параметры хозяйственного развития. Кроме того, возникают различные режимы функционирования технологий, заданные имеющимися техническими достижениями и технологическими возможностями .

В основе технологического обновления лежит эффект технологического замещения или дополнения. Именно посредством анализа двух или нескольких технологий, которые вытесняют друг друга либо дополняют, формируя технологическую цепочку, раскрывается логика технологического обновления .

Возникающие технологические режимы бывают настолько специфическими на конкретных этапах хозяйственной эволюции, что, например, высокий темп технологического обновления может совсем не гарантировать относительно высокого темпа экономического роста. Более того, при исчерпании иных факторов рост может тормозиться (эффект кривой В. А. Базарова). Известен «парадокс быстрой индустриализации», когда при первой промышленной революции в Великобритании рост замедлился. Причина состояла в том, что новые технологии введены были быстро и рано, т. е. адаптивный негативный эффект «съел» позитивный эффект такого ввода новых технологий .

Особое место в области технологического развития составляют организационные и управленческие технологии, изменение которых сильно влияет на развитие, но зачастую не столь очевидно, как прогресс в технических системах. Так, Джереми Рифкин при анализе третьей промышленной революции отмечал, что именно замена иерархической организации горизонтальными структурами или революция структур управления, а не новые виды техники, которые, разумеется, появлялись, составила базис этих кардинальных изменений .

Доктрину четвертой промышленной революции, на мой взгляд, можно считать пиком «технологического детерминизма», поскольку согласно этому концепту рассматривается системное влияние технологий на все стороны человеческой жизни, а не только на рост, доход, неравенство и т. д. Сами технологии рассматриваются тоже в широком ключе — реальные (живых систем, неживой материи), виртуальные (информационно-ком¬пьютерные, социально-политические), группируемые в три класса — технологии синтеза, расщепления и воздействия .

Для концепции «Индустрия 4.0», которая по своему формату уже, нежели 4-я промышленная революция, характерен акцент на комбинаторике технологий в аспекте расширенного применения цифровых технологий и в дальнейшем — искусственного интеллекта . В качестве теоретического фундамента появляются представления об интеллектуальной или умной фирме, способные в будущем существенно преобразовать теорию фирмы.

Однако макроструктурный анализ эффектов технологического обновления, в частности влияния капиталоинтенсивных и трудоинтенсивных технологий, в последние годы отошел на вторую позицию, поскольку проблемы замещения капитала и труда как будто оказались решенными в экономической науке. Вместе с тем рост технологического разнообразия, расширение эффекта «комбинаторного наращения» помимо «созидательного разрушения» порождает неоднозначные исходы в области технологического развития, связанные с заменой основного капитала и высвобождением труда, одновременным присутствием капиталоинтенсивных и трудоинтенсивных технологий (дуализм).

Хрестоматийное представление о технологическом дуализме сводится к сосуществованию капиталоинтенсивных и трудоинтенсивных технологий (секторов), когда последние «принимают» рабочую силу, вытесняемую капиталоинтенсивными секторами при их развитии (вводе трудосберегающих технологий). В итоге демпфируется технологическая безработица, особенно в ситуации структурной модернизации экономики. Сосуществование указанных двух типов технологий, причем, когда один тип фактически осуществляет подпитку другого типа, обозначается как технологический дуализм. Важным условием этого совместного развития разных типов секторов и технологий выступает высвобождение одного фактора производства — труда, при вводе другого фактора — основного капитала, при его совершенстве. Возникающий излишек труда распределяется по иным видам деятельности — секторам, где требуется труд. Следовательно, перемещение труда в данном случае вызвано именно технологическим обновлением. Однако перемещение труда возможно и без активного технологического обновления в капиталоинтенсивных секторах. К тому же оно может происходить несоразмерно изменению (повышению) уровня технологичности капиталоемких секторов. В этих случаях можно говорить о специфическом содержании эффекта технологического дуализма. Отток кадров из капиталоинтенсивных секторов, если не наблюдается соответствующего ввода капиталоинтенсивных технологий, оканчивающегося повышением технологического уровня, может иметь различные причины, но негативное влияние на технологическую динамику — обновление в стране, становится еще более значимым, нежели классический вариант эффекта технологического дуализма, который оказывает тормозящее действие на технологическое обновление. Рост капиталоемкости сектора услуг, несмотря на «прием» перемещаемого между секторами экономики труда, вызван специфическим характером технологического воздействия, когда своеобразная «технологическая синергия» определяет возможность технологических изменений в трудоинтенсивных секторах, адаптируя к таким изменениям сосредоточенный в этих видах деятельности труд .

Новые технологии позволяют экономить ресурсы, в частности понижают энергоемкость , но их возникновение (разработка и внедрение) оказываются во все большей степени капиталоемкими, а отдельные виды требуют значительных энергетических затрат. Множественность обстоятельств и факторов, конечно, будет, в некотором смысле, размывать эффект технологического дуализма. Однако изучение этого эффекта представляется полезным с точки зрения формирования мер структурной, научно-технической и макроэкономической политики.

Наличие указанного эффекта, проявляемого в разных формах, сегодня не принимается во внимание не только теориями роста, но и теоретическими разработками, описывающими технологическое развитие, особенно в разрезе формирования политических рекомендаций (управления). Кроме того, присутствуют проблемы измерительного характера, вызванные трудностями учета технологий, их классификации, связности технологий различных классов и возрастов (старые и новые).

Обобщая, отметим, что целью настоящего доклада является выявление специфики эффекта технологического дуализма в российской экономике, т. е. установление отличия от классического эффекта, а также на этой основе определение содержания структурной политики, которая требуется для формирования качественно иной модели экономического роста, предполагающей технологическое обновление.

Методологию исследования составляют теория роста, структурной динамики и технологического развития, макроэкономический анализ, измерительный подход.

Достижение заявленной цели требует решения следующих задач:

● раскрытия проблем измерения технологического развития страны с предложением по их разрешению, что должно повысить точность оценки технологического уровня хозяйственного развития;

● формирования алгоритма для исследования технологического дуализма, для чего полезен эмпирический секторальный подход, позволяющий установить перемещение труда между видами экономической деятельности, суммарно сведенными в агрегированные секторы;

● включения выявленных особенностей в подготовку мероприятий в рамках структурной политики применительно к российской экономике.

Обозначенные задачи, указанные ограничивающие аспекты заслуживают аналитического внимания и описания с тем, чтобы рельефно понимать картину современных технологических изменений и влияния структурных параметров на рост экономики, а также обосновывать меры структурной политики. Остановимся на них более подробно согласно введенной последовательности рассмотрения.


Об авторе
top
photoСухарев Олег Сергеевич
Доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН, профессор кафедры теории и методологии государственного и муниципального управления факультета госуправления МГУ имени М. В. Ломоносова.

Разработал теорию реструктуризации экономики, дисфункции экономических систем и институтов, модель неошумпетерианской конкуренции «новатор — консерватор», принцип «комбинаторного наращения», модель появлений новых комбинаций, структурные модели роста, в том числе с учетом асимметрии информации, и др. Автор более 400 научных работ, некоторые из которых отмечены научными наградами. (Сайт автора: www.osukharev.com)