URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Лексин В.Н. Смерть в пространстве жизни. Том 1: Обыденность, философия, искусство. Опыт системной диагностики Обложка Лексин В.Н. Смерть в пространстве жизни. Том 1: Обыденность, философия, искусство. Опыт системной диагностики
Id: 299565
1299 р.

СМЕРТЬ В ПРОСТРАНСТВЕ ЖИЗНИ.
Том 1: Обыденность, философия, искусство. ОПЫТ СИСТЕМНОЙ ДИАГНОСТИКИ. Т.1

Смерть в пространстве жизни. Том 1: Обыденность, философия, искусство. Опыт системной диагностики URSS. 2024. 704 с. ISBN 978-5-9710-9923-9.
Белая офсетная бумага
  • Твердый переплет

Аннотация

В новой книге профессора В.Н.Лексина подведены итоги многолетних исследований одной из фундаментальных проблем бытия — дихотомии естественной неминуемости и широчайшего присутствия смерти в пространстве жизни и инстинктивного неприятия всего связанного со смертью в обыденном сознании. Впервые эта проблема исследована как системное явление с детальным анализом мировой и отечественной ситуации смертности и рождаемости, восприятия массовых... (Подробнее)


Оглавление
top
Введение8
1. Зачем написана эта книга?8
2. О чем эта книга?10
3. Для кого написана эта книга?12
4. Самая «неудобная» тема13
5. Самоограничения17
6. Источники, цитаты и ссылки19
7. Неназванные соавторы и слова благодарности23
Раздел 1 Обыденность смерти и мужество быть31
Глава 1.1. Привычное дело32
1.1.1. Привычная рутина смерти32
1.1.2. Смерть других — совсем другая смерть?34
1.1.3. Привыкание и равнодушие37
1.1.4. Смерть одного и гибель многих39
1.1.5. Смеховая самозащита42
1.1.6. Привычная подготовка47
1.1.7. «Все в воле Божией»?50
Глава 1.2. Привычней привычного: смерть в законе53
1.2.1. Право как зеркало отношения к смерти53
1.2.2. Факт смерти и связанные с ним правоотношения58
1.2.3. Смерть по закону и подзаконным актам60
1.2.4. Правовые основы гарантированного предоставления ритуально-похоронных услуг65
1.2.5. Сопряженное нормотворчество68
1.2.6. Организация исполнения закона о погребении и похоронном деле72
1.2.7. Дискуссия не закончена75
Глава 1.3. Как и от чего мы умираем79
1.3.1. Показатели и масштабы смертности. Статистика знает все?79
1.3.2. Смертность русских — национальный суицид87
1.3.3. Причины смерти96
1.3.4. От чего мы умираем: болезни плоти101
1.3.5. От чего мы умираем: болезни духа107
1.3.6. От чего мы умираем: болезни общества114
1.3.7. Сколько нужно жить?120
Глава 1.4. Массовые смертоубийства125
1.4.1. Только шесть сюжетов125
1.4.2. На войне как на войне128
1.4.3. Геноцид и холокост133
1.4.4. Голод143
1.4.5. Терроризм150
1.4.6. Природные и техногенные катастрофы157
1.4.7. Новые гекатомбы164
Глава 1.5. Убийства и самоубийства169
1.5.1. Преднамеренные убийства169
1.5.2. Санкционированные убийства. Казни и дуэли175
1.5.3. Санкционированные убийства нерожденных179
1.5.4. Недоразрешенная эвтаназия184
1.5.5. Суицид в пространстве культуры189
1.5.6. Суицид: образы и традиция194
1.5.7. Совратители и совращаемые. Чудо в Отважном198
Глава 1.6. Последние дни и часы202
1.6.1. Дожить до старости202
1.6.2. Active aging и эйджизм205
1.6.3. Паллиативная помощь и хосписы209
1.6.4. Реалии хосписов213
1.6.5. Последнее «Прости!»216
1.6.6. Обмануть старость222
1.6.7. Выйти за пределы естества226
Глава 1.7. Абсурдность жизни и мужество быть233
1.7.1. Смерть понятнее жизни233
1.7.2. Абсурдность случайного и временного бытия237
1.7.3. Игры со смертью241
1.7.4. Мужество быть246
1.7.5. «Благоговение перед жизнью»249
1.7.6. Жизнь за други своя254
1.7.7. Цена жизни257
Раздел 2 Философия смерти — «книжная» и «житейская»267
Глава 2.1. Осмысление смерти: философия и философствование268
2.1.1. Философия смерти в среде нефилософов268
2.1.2. Мудрость и здравый рассудок271
2.1.3. Проблема языка философии273
2.1.4. Религиозная философия смерти276
2.1.5. Жизнь и смерть философских откровений280
2.1.6. Житейское философствование282
2.1.7. Мировоззрение философа и философская танатология284
Глава 2.2. Философское завещание290
2.2.1. Бесценное наследие290
2.2.2. Платон. Четыре доказательства бессмертия души297
2.2.3. Аристотель. «О душе»301
2.2.4. Плотин, или Простота взгляда306
2.2.5. Цицерон. «Тускуланские беседы»311
2.2.6. Блаженный Августин. О первой и второй смерти314
2.2.7. Фома Аквинский. «О последних вещах»319
Глава 2.3. Проблема смерти в западноевропейской философии нашего времени324
2.3.1. От Артура Шопенгауэра до Жана Бодрийяра324
2.3.2. А. Шопенгауэр. «Воля-к-жизни» и страх смерти331
2.3.3. М. Хайдеггер. «Бытие-к-смерти»336
2.3.4. Ж.-П. Сартр. Свобода и смерть341
2.3.5. М. де Унамуно. «Агония христианства» и смерть Дон Кихота347
2.3.6. Ж. Деррида. «Дар смерти»350
2.3.7. Ж. Бодрийяр. Смерть как симулякр353
Глава 2.4. Религиозная философия смерти357
2.4.1. Серен Кьеркегор. Отчаяние, смерть, воскрешение357
2.4.2. Г. В. Флоровский. Крестная смерть и жизнь вечная361
2.4.3. В. С. Соловьев. «Наша опора одна: действительное воскресение»366
2.4.4. Преподобный Иустин (Попович «Философские пропасти»372
2.4.5. И. А. Ильин. «Поющее сердце»376
2.4.6. П. А. Флоренский. «Грех» и «Геенна»381
2.4.7. Святой Игнатий Брянчанинов. «Слово о смерти» и спор о природе ангелов и душ385
Глава 2.5. Классика житейской философии смерти391
2.5.1. М. де Монтень. «Размышлять о смерти — значит размышлять о свободе»391
2.5.2. Х. Л. Борхес. «История вечности»395
2.5.3. Л. Н. Толстой. «Смерть — это новое отношение к жизни»398
2.5.4. Ф. М. Достоевский. «Смерть в пространстве жизни»403
2.5.5. В. В. Розанов. «Вечная тема»407
2.5.6. Н. В. Гоголь. Вокруг писем и «Завещания»412
2.5.7. В. Гюго. «Вместо виселицы — крест»418
Глава 2.6. Многоголосие наших современников424
2.6.1. «Поэма о смерти»424
2.6.2. Ars moriendi429
2.6.3. «Оживший от смерти»434
2.6.4. «Мысль, описавшая круг»439
2.6.5. Монологи начала XXI в442
2.6.6. Монологи. Продолжение446
2.6.7. Уважение и доверие персонифицированной Смерти448
Глава 2.7. Философская танатология — «книжная» и «житейская»453
2.7.1. Танатология — синтез наук о смерти453
2.7.2. Философская танатология: за и против457
2.7.3. В. Янкелевич. Апофатическая танатология463
2.7.4. С. Н. Булгаков. «Софилология смерти» и «Жизнь за гробом»466
2.7.5. Историографическая танатология472
2.7.6. А. В. Демичев. «Дискурсы смерти»478
2.7.7. Опыт танатологической хрестоматии484
Раздел 3 Образы смерти и посмертия в искусстве491
Глава 3.1. Музыкальные образы смерти492
3.1.1. Музыка скорби, печали и утешения492
3.1.2. Траурная церемониальная музыка495
3.1.3. Реквиемы и Dies irae498
3.1.4. Danse macabre504
3.1.5. Православная традиция507
3.1.6. Народная песня и призраки оперы512
3.1.7. Смерть, рэп, рок и металл515
Глава 3.2. Поэтические образы смерти520
3.2.1. В стране без возврата520
3.2.2. Сентиментально и романтично525
3.2.3. Глагол времен у бездны на краю531
3.2.4. Смертельное манит538
3.2.5. Смертный бой не ради славы545
3.2.6. Испанская смерть549
3.2.7. Смерть в венке из «Цветов зла»553
Глава 3.3. Проза смерти557
3.3.1. Апология беллетристики557
3.3.2. Русская классика561
3.3.3. «Между собакой и волком»571
3.3.4. «Диаволов водевиль» и «Нечего бояться»573
3.3.5. Пространство и время потери. Снова Д. Барнс579
3.3.6. Смерть как поступок581
3.3.7. Река времен584
Глава 3.4. Живописуя смерть, скорбь и воскрешение588
3.4.1. Видимый образ588
3.4.2. Работы знаменитых мастеров591
3.4.3. Красота скорби и смерти594
3.4.4. Натюрморт и череп на столе598
3.4.5. «Я так вижу»602
3.4.6. Русская смерть и русские вдовы605
3.4.7. Будни и апофеоз смерти на войне608
Глава 3.5. Смерть и посмертие на иконе и фреске613
3.5.1. Изображение неизобразимого613
3.5.2. Крест, распятие, смертные муки Христа617
3.5.3. Смертию смерть поправ620
3.5.4. Страшный суд624
3.5.5. Ад и Рай628
3.5.6. Успение и посмертное вознесение Пресвятой Богородицы634
3.5.7. Иконография смерти праведных638
Глава 3.6. Смерть на сцене645
3.6.1. Играем смерть645
3.6.2. Высокая трагедия649
3.6.3. Оправдание убийства654
3.6.4. Русская драма ухода и моралите Л. Н. Толстого656
3.6.5. Сценическая символика жизни и смерти660
3.6.6. Лучшая пьеса о жизни и смерти664
3.6.7. Танцуем смерть668
Глава 3.7. Смерть на экране672
3.7.1. Важнейшее из искусств672
3.7.2. «Седьмая печать»678
3.7.3. Сюрреалистическая смерть681
3.7.4. По обычаям и поверьям684
3.7.5. Технологии убийства и феномен Коломбо687
3.7.6. Танатология кино691
3.7.7. Достоинство жизни и смерти695
Несколько слов перед вторым томом699

О чем эта книга?
top

Сюжеты, рассматриваемые в этой книге, взаимосвязаны, и лишь для удобства их изложения они сгруппированы в семь относительно самостоятельных блоков, каждый из которых составляет содержание отдельного раздела. В первом из них рассматривается феномен обыденности смерти, ее самого непосредственного вхождения в жизнь каждого из нас. Во втором разделе показано, как исподволь входит в пространство нашей жизни, казалось бы, далекая от повседневного бытия книжная философия смерти и как самым прямым образом формирует индивидуальное отношение к смерти ее житейская философия. В третьем разделе исследуется образное восприятие смерти, создаваемое всеми видами искусства, в четвертом анализируется восприятие смерти под воздействием различных религиозных учений, а весь пятый посвящен пониманию смерти в русском православии.

В шестом разделе рассматривается феномен погребальной культуры и экономики смерти, и, наконец, в седьмом — рассказывается о том, как закрепляется в памяти людей и остается в пространстве жизни то, чем жили и чем были славны те, кого уже нет.

Архитектура текста может быть выражена формулой 7 × 7 × 7: каждый из семи разделов состоит из семи глав, а каждая из них — из семи тематических фрагментов со своими заголовками. Так, например, третий раздел «Образы смерти в искусстве» включает семь глав:

3.1. Музыкальные образы смерти;

3.2. Поэтические образы смерти;

3.3. Проза смерти;

3.4. Живописуя смерть, скорбь и воскрешение;

3.5. Смерть и посмертие на иконе и фреске;

3.6. Смерть на сцене;

3.7. Смерть на экране.

А каждая глава этого раздела книги состоит из семи тематических фрагментов. Так, глава 3.1 «Музыкальные образы смерти» включает следующие фрагменты:

3.1.1. Музыка скорби, печали и утешения;

3.1.2. Траурная церемониальная музыка;

3.1.3. Реквиемы и Dies irae;

3.1.4. Dance macabre;

3.1.5. Православная традиция;

3.1.6. Народная песня и Призраки оперы;

3.1.7. Смерть, рэп, рок и металл.

Всего же в книге 343 таких тематических фрагментов, что лишь иллюстрирует, но отнюдь не исчерпывает многоаспектность избранной темы.

Большой объем текста (более полутора тысяч страниц) определил его издание в двух томах: том первый — «Смерть в пространстве жизни. Обыденность. Философия. Искусство», том второй — «Смерть в пространстве жизни. Религиозные представления. Погребальная культура. Вечная память». Этот труд — четвертый и, вероятно, последний из написанных «в свободное от работы время» 1) . Его тема — «смерть в пространстве жизни» — менее всего связана с приближением к концу моей затянувшейся жизни. Мы, дети военного времени, жили в странных отношениях со смертью: постоянно играли в войну, а ежедневно кому-то приходили реальные «похоронки», и радио доносило вести о потерях наших войск и гибели мирных жителей.

Поистине это было время постоянного ожидания и присутствия «смерти в пространстве жизни», и слава Богу, что все воевавшие мужчины нашей семьи остались живы. Несколько послевоенных лет я не встречался лицом к лицу со смертью и даже не был на похоронах моей любимой бабушки Ольги Дмитриевны, которая отдала

Богу душу во время моего длительного карантинного нахождения в Крыму. Пожалуй, первое сильное личностное соприкосновение со смертью произошло в четырнадцатилетнем возрасте: нелепо умер мой друг Боря Поляков — гордость родителей и нашей школы.

Тогда я писал: «Всем ведомо — затем, чтоб умереть // Родились мы, лишь неизвестны сроки: // Кому-то век, кому — лишь треть, //Кому — четырнадцать, — что проку // О том гадать? Легко писать о том, // Что смерть закономерна, жизнь — случайна, // Что в этом нет ни мистики, ни тайны, // Но все это — потом, потом, потом...»

И это «потом» отодвинулось более чем на полвека от неумелых и самонадеянных подростковых виршей.

Рано войдя в мир трудно поживших людей, я слишком поверхностно соприкасался с их уходом, долго памятуя о том, как они жили, и почти не связывая это с памятью о том, как они умирали. Моя жизнь, чрезмерно заполненная сменой профессий, интересов и знакомств, долгое время не оставляла места глубокому переживанию смерти, и она была для меня более естественнообыденной, чем чрезвычайно событийной. И за годы поспешных прощаний с уходящими в мир иной меня побудили к осознанию сути смерти лишь мучительная кончина 53-летнего отца и моя преступно невысказанная к нему любовь.


Для кого написана эта книга?
top

Эта книга — для тех, кто, подобно мне самому, уже соприкасался со смертью родных и близких, кто видел по телевизору похороны политических деятелей и артистов, и кто хоть раз в жизни осознавал неминуемость собственной смерти. Для тех, кто боится собственной кончины как самого ужасного из всех мыслимых бед, и для тех, кто думает, что не боится ее. Для тех, кто считает бессмысленным призыв «memento mori!», не понимая того, что «помни о смерти!» означает лишь напоминание о краткости жизни, которую нужно прожить во всей ее великолепной полноте и достоинстве без желания «убить время» — самого чудовищного злодеяния по отношению к самому себе. Эта книга для любителей рискованного экстрима во всех его видах. Для уверенных в том, что смерть есть акт полного уничтожения личности, и для верующих в жизнь вечную. И, не в последнюю очередь, эта книга написана для меня самого как попытка сконцентрировать наконец-то свои представления о жизни и смерти, накопленные в памяти о том, что было в течение многих десятилетий пережито, увидено, прочитано или услышано. Я не рассчитываю на читательский успех этой книги не только в связи с несопоставимостью моих усилий по представлению темы «смерть в пространстве жизни» с ее протяженностью, глубиной и высотой.

Я думаю, что книгу мало кто прочтет, и потому, что большинство из нас может не без интереса прочитать о смерти либо мелодраматической («женские романы»), либо захватывающе интригующей (детективы), либо связанной с какой-либо известной (особенно скандально известной) личностью: о смерти таких людей пишут пользующиеся спросом статьи и книги и снимают кино- и телефильмы. Я же написал лишь о смерти как о повседневном явлении нашей жизни, о масштабах и смысле этого явления и о нашем его восприятии.

Несколько десятилетий назад, под влиянием трудов Ф. Броделя и других авторов «Анналов», у меня возникла тщеславная идея написать книгу «Повседневное христианство» о мало замечаемом в то государственно-атеистическое время факте реального присутствия веры в современных (вторая половина прошлого века) отечественной идеологии и культуре, в языке и обычае, в религии и суеверии, в ценностных ориентирах и в отношении к работе и заработку, в семейной жизни и организации хозяйства, в отношении к жизни и смерти. Книга не была написана, но ее замысел, логика и отдельные тексты причудливым образом перешли в различные статьи и книги, — наиболее полно в монографии о современной русской семье 2) и о современной же русской цивилизации 3) . Теперь пришло время продолжить начатое применительно к «смерти в пространстве жизни» — самой «неудобной» теме.


Об авторе
top
photoЛексин Владимир Николаевич
Доктор экономических наук, профессор. Главный научный сотрудник Федерального исследовательского центра «Информатика и управление» РАН. Автор около 500 публикаций, один из наиболее цитируемых ученых-обществоведов России. Научные интересы последних лет характеризуют такие работы, как монография «Федеративная Россия и ее региональная политика», написанный совместно с академиком Б. Н. Порфирьевым цикл книг и статей о проблемах российской Арктики, авторские журнальные публикации «Цивилизационный кризис и его российские последствия», «Россия как светское государство: Церковь в секулярном обществе», «Русское православие сегодня», «Русская цивилизация сегодня», «Национальный вопрос в многонациональной России», «Синтез общества потребления и информационного общества», «Человек на рынке искусственного интеллекта», «„Цифровизация религии“ в современном обществе», «Неопределенность и риски в функционировании антропогенных систем», «Умереть в России», «Системные основания и последствия территориально опосредованной депопуляции», «Новое отходничество и вахтовая организация труда в процессах депопуляции и заселения территорий», «Пространство культуры и границы закона».

В течение многих лет В. Н. Лексин сотрудничает с издательством URSS, где были опубликованы его монографии «Обычная русская семья в условиях трансформации института семьи: Опыт системной диагностики» (2011), «Судьбы цивилизаций и русский вопрос: Опыт системной диагностики» (2016), «Искусственный интеллект в экономике, политике и частной жизни: Опыт системной диагностики» (2021), а также написанные совместно с А. Н. Швецовым монографии «Новые проблемы российских городов», «Муниципальная Россия: социально-экономическая ситуация, право, статистика» (в 5 т.), «Государство и регионы: Теория и практика государственного регулирования территориального развития», «Реформы и регионы: Системный анализ процессов реформирования региональной экономики, становления федерализма и местного самоуправления».