URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Попкова Н.В. Антропология техники. Книга 3: КРИТИКА ТЕХНИЧЕСКОГО РАЗУМА Обложка Попкова Н.В. Антропология техники. Книга 3: КРИТИКА ТЕХНИЧЕСКОГО РАЗУМА
Id: 290467
899 р.

Антропология техники.
Книга 3: КРИТИКА ТЕХНИЧЕСКОГО РАЗУМА. Кн.3

URSS. 2023. 416 с. ISBN 978-5-9710-9901-7.
Белая офсетная бумага
  • Мягкая обложка

Аннотация

Книга продолжает и завершает тему, начатую в монографиях «Антропология техники: Становление» (М.: URSS) и «Антропология техники: Проблемы, подходы, перспективы» (М.: URSS). В них было показано, как философия в ходе анализа техники и техногенного общества пришла к необходимости исследовать обратное воздействие техники на человека — изменение культурных норм и социальных отношений на разных этапах технического прогресса.

В данной... (Подробнее)


Оглавление
top
Оглавление3
Введение. Человек — деятель или изделие?4
Глава 1. Аксиомы технического разума13
1. Разум — поиск средств или поиск смыслов?13
2. Аксиома противопоставления субъекта и объекта31
3. Аксиома механической целостности51
4. Аксиома серийности68
5. Аксиома линейного прогресса87
6. Аксиома полезности104
7. Аксиома отождествления причины и сущности125
Глава 2. Техника в мире философии: новые подходы143
1. Методологическая реконструкция — источник новых подходов143
2. Социотехнический подход к анализу техники161
3. Биотехнический подход к анализу техники180
4. Технокультурный подход к анализу техники198
5. Техноисторический подход к анализу техники217
6. Антропотехнический подход к анализу техники238
7. Техноэволюционный подход к анализу техники256
Глава 3. Философия в мире техники: новые смыслы277
1. Человечество между биосферой и техносферой277
2. Техника между человеком и природой297
3. Человек между естественным и искусственным316
4. Личность между свободой и массой334
5. Культура между духовностью и технологией353
6. Современность между прогрессом и регрессом374
7. Будущее между рассветом и закатом392
Заключение. Апология технического разума410
Список литературы413

Введение
top

Человек — деятель или изделие?

Современное общество называют техногенным, так как техника сегодня опосредует все стороны жизни человека, регулирует все виды его деятельности — от производства до общения. «Модус существования современного общества со значительной степенью определенности может быть охарактеризован как технологический, — отмечает, в частности, Б.Г.Юдин. — Мы все больше привыкаем воспринимать окружающий мир… а зачастую и самих себя как поле для осуществления самых разнообразных технологических воздействий». Современный человек, по его словам, послушен «деятельностной, или технологической, установке, связанной со стремлением так или иначе упорядочить, организовать и даже поставить на службу своим интересам хаос «естественного»». В техногенном обществе господствует «научно-инженерное» (по словам В.М.Розина) мировоззрение, понимающее все существующее как «объект технического действия и манипулирования», а любые процессы — как то, что можно рассчитать и спрогнозировать, чем можно управлять . Требования порядка, управления, пользы, эффективности распространились на все области культуры.

Трудно приходится в этом мире философии, практическая польза от которой вызывает сомнения. Техногенное общество, подчеркивает В.А.Лекторский, «становится всё более прагматически ориентированным», поэтому «философия как специфический тип абстрактного мышления не может играть важной культурной роли». В дополнение к «вечным» вопросам современные философы ставят, по словам А.А.Гусейнова, еще один: «Зачем и кому нужна философия, помимо самих философов»? Сегодня «не экономика только, а именно все общество стало рыночным», поэтому анализ ее положения неутешителен: «Философия, чтобы быть признанной в современном обществе, должна сказать, что и на каком основании она продает, сколько стоит то, что она продает, а главное, кто и зачем будет покупать ее «продукцию»». Философия, как и другие формы культуры, «должна предложить себя как услугу»: она уже «не может воспроизводить себя иначе, как в форме полезного (читай: оплачиваемого) дела». Поэтому философы все чаще вынуждены обсуждать практический вопрос: как вывести свою науку «из кризиса и интеллектуального захолустья».

Но не только философия находится в кризисе в техногенном обществе. И природа, и человечество подвергаются изменениям, которые отражены в современной науке и общественном сознании как глобальные проблемы современности. По словам В.А.Лекторского, «в наше время можно говорить о кризисе цивилизации и человека», потому что на пути неограниченного технического прогресса, «в современном потоке многообразных изменений возникла угроза самому существованию человека — недаром сегодня много говорят о возможности «постчеловеческого будущего». Не только философы констатируют, отмечает А.А.Гусейнов, что ставка «на достижение совершенного состояния человека и общества через научно-технические успехи, рационально обоснованное преобразование внешних условий жизни, эта ставка оказалась битой» . Может ли философия хотя бы понять, почему творения человеческой мысли обратились против своих создателей и то, что должно было укрепить цивилизацию, ставит ее перед угрозой гибели? Ведь именно философы, по словам Т.И.Ойзермана, всегда рассуждали «о том, в какой мере человечество способно понять само себя, управлять своим собственным развитием, стать хозяином своей судьбы, овладеть объективными, в немалой мере стихийными последствиями своей познавательной и созидательной деятельности» . А.А.Гусейнов согласен с тем, то философия «должна явиться обществу… в полном сознании своей исключительной ответственности», вспомнив, что она «ответственна не просто за истину, а за такую истину, которая одновременно является долгом, обозначает достойный путь жизни» . Иными словами, философия должна указать не только на причины сложившегося положения дел, но и на возможные пути выхода из цивилизационного кризиса. Но способна ли современная философия на это? Нет ли в ней того, что мешает философскому анализу современной эпохи, — техногенной, не похожей на предшествующие?

Существует философская дисциплина, направленная на изучение техники как фактора социальных и культурных изменений. Это философия техники; именно она, отмечает А.В.Михайловский, «позволяет развернуть все основные проблемы современной философии в систематическом аспекте — от онтологии и антропологии (онтологический статус технических артефактов; положение человека в мире), гносеологии (статус ноу-хау внутри знания) и эпистемологии (предмет и методы технических (инженерных) наук) до философии культуры (проектирование в системе культуры, теория культурных типов) и этики и аксиологии (проблема «технического зла», социальная оценка техники)» [6, с. 226–227]. Проблематизация техники происходит в связи с желанием людей осуществлять управление ею, понижая детерминированность своей жизни внешними силами. Вне философии считается, что возможно сознательное воздействие человека на все параметры технической реальности, а несоответствие технического замысла и практического эффекта (например, техногенные катастрофы) рассматривается как ошибки людей. Поэтому делается вывод о необходимости более тщательных расчетов экологического риска и более настойчивой проповеди экологизации производства. К сожалению, эффект от этих проповедей невелик; экологические проблемы по-прежнему угрожают будущему человечества, и нефилософское отношение к технике колеблется между двумя крайностями — восхвалением технического прогресса и его обличением. Обе эти крайности не подходят для того, чтобы стать теоретической основой для реализуемых программ деятельности. Отсутствие отрефлексированности дискурсов, применяемых при обсуждении техногенных проблем, ведет к противоречивым выводам относительно нынешнего положения человечества, а также противоположным практическим рецептам разрешения глобальных проблем современности. Итак, традиционные представления о технике как объекте, порождаемом деятельностью людей и управляемом ею, не могут объяснить ни возникновения негативных последствий технологической деятельности человека, ни бессилия человеческой мысли нейтрализовать эти последствия в глобальном масштабе. Основанное на «здравом смысле» натуралистическое или инструментальное представление техники (в качестве инструмента деятельности человека, им созданного и ему послушного), устарело. Привычные способы категоризации техники сменяются ее анализом в качестве сложного, социально обусловленного явления: согласно В.Г.Горохову, сегодня техническая система должна рассматриваться как человеко-машинная, соединяющая машинные компоненты (являющиеся средствами деятельности) и человеческие (исполнители или субъекты деятельности — внедрения, управления, обслуживания) .

В предшествующих работах автора были выявлены и раскрыты существующие в современной философии подходы к анализу техники. Было показано, что многофакторность понимания и объяснения современных техногенных процессов неизбежна. Все используемые подходы имеют определенную область применимости и выявляют реальные характеристики техники, поэтому не может быть и речи об отказе от их многообразия ради одного, «единственно правильного» . Выделяются четыре философских подхода, развивающие разные представления о технике и дающие несовместимые ответы. Технический идеализм видит в технике материальное воплощение нематериальной идеи, а в человеке — лишь посредника-демиурга, узревшего эту идею и воспроизводящего ее в реальности. Здесь техника — не порождение человека; ему принадлежит лишь работа по ее оформлению, трансляции материальными средствами сверхприродного содержания. Технический натурализм, снимая противопоставление естественного и искусственного, видит в технической трансформации природной среды лишь увеличившую скорости и масштабы разновидность биогенного тока атомов, а в человеке — посредника, через которого это закономерное изменение темпов произошло. В его основе лежит признание биологической и технической реальностей двумя последовательными ступенями лестницы эволюции. Технический волюнтаризм видит технику всецело порождением человека, точнее — его индивидуальной воли. Рассматривая технику в качестве орудия труда и инструмента удовлетворения человеческих потребностей, представители технического волюнтаризма только в замыслах человеческого разума ищут причину появления техники и закономерностей ее функционирования. Технический структурализм — наиболее современное из направлений, рассматривающее технику в качестве порождения социальной реальности. Поэтому техника отчуждена от воли людей (как и породившие ее социальные процессы): техногенные катастрофы имеют ту же природу, что и социальные конфликты.

Было предложено новое направление философии техники — философия техносферы, исследующая техносферу как целостную среду, заключающую в себе жизнедеятельность человека. Типологизированы теоретические концепции и дискурсы, сложившиеся вокруг понятия «техносфера» . И здесь пришлось констатировать наличие нескольких философских подходов, основанных на несовместимых теоретических предпосылках: элементный подход (глобальность техногенной среды считается недостаточной для исследования ее в качестве единого целого), техноцентрический подход (техносфера — результат взаимодействия между техническими объектами и системами), экоцентрический подход (техносфера — результат взаимодействия между человечеством и природой), антропоцентрический подход (техносфера — объективирование взаимоотношений людей в ходе их жизнедеятельности). Основной их недостаток — натурализация техносферы. Традиционные подходы рассматривают техносферу как реальный объект и основаны на противопоставлении глобальных понятий природы, человечества и техники, понимаемых как непересекающиеся целостности, находящиеся во внешнем контакте. Исследователи, работающие на основе традиционных подходов, ставят целью восстановление контроля людей над техногенной средой и, после попыток реализации своих программ, часто приходят к выводу о невозможности достижения этой цели и неизбежной деградации природы и человека. Следовательно, необходима разработка иных подходов, снимающих редукцию технического к материальному (то есть понимающих технику как исторически обусловленные, социокультурно нормированные способы и средства изменения природы). Это приведет и к переосмыслению понятия техносферы (как упорядочивающей их структуры): отказу от ее натуралистической трактовки и употреблению в качестве концепта, задающего способ описания техногенной среды (объективность которой проявляется прежде всего как ее сопротивляемость познанию и управлению). В концепте «техносфера» будет отражен универсальный социокультурный код работы человека с природой: ее переработки техническими практиками, перестройки естественных объектов в искусственные. В результате продолжение анализа техногенной среды потребует выработки новых подходов, дополняющих традиционные. Автором были предложены: социоприродный подход — анализирующий природу и человеческое общество (порождающее технику) как ступени единой лестницы эволюции, имеющие общие законы функционирования; социотехнический — рассматривающий социокультурные и технические практики как порожденные единой коммуникационной средой; биотехнический — исследующий природные и технические системы как поле действия объективных закономерностей, а поэтому элиминирующий из процессов их развития субъективный фактор. Эти нетрадиционные подходы основаны на различении техногенной среды (совокупности сосуществующих технических и техногенных объектов) и техносферы (понимаемой в качестве не объекта, а концепта, задающего способ описания техногенной среды и формируемого на основе гипотезы о существовании ее упорядоченности в глобальном масштабе). Формируя новые формы осознания автономности техногенной среды, философия техносферы сможет создавать альтернативные методы концептуализации технической реальности.

Но главным вопросом философии техники сегодня является объяснение ее обратного воздействия на человека: по словам В.В. Чешева, «взаимопроникновение техносферы и социальной среды… привело к постановке проблемы «техника — человек» на более высоком философском и социологическом уровнях, требующих обращения к сущности техники и сущности человека» . Философия техники, следовательно, должна осуществлять «мировоззренческое обсуждение природы техники и ее роли в обществе» , изучая «функции, средства, цели, интерпретации, операциональные правила и ценности, а также их связь с национальными культурными традициями и особенностями эпохи» . Но понятие «технология» в современном обществе применимо «к любому виду человеческой деятельности» . В итоге сегодня для философии техники «наиболее перспективным направлением являются антропологические исследования, в свете которых дается деятельно-культурное объяснение природы техники» .

Итак, философское исследование техники неизбежно переходит в анализ сущности человека и смысла его активности. Многие философы стремятся к антропологической интерпретации техники, считая, вслед за А.Хунингом, что сама природа человека «требует завершения и расширения» в технике: «Техника во все исторические моменты выражает людей и идею человечности данного времени» . Антропологический анализ техники — метод, применимый для выявления причин и пределов технической деятельности исходя из представлений о месте человека в природе и его назначении. Разработка и применение этого метода относится к области антропологии техники. Термин «антропология техники» (anthropology of technology) ввели Б.Пфаффенбергер, А.Хунинг и Х.Закссе в 80-е годы ХХ века для обозначения междисциплинарной области знаний, анализирующей социотехнические системы. Антропология техники предназначена для получения новых теоретических моделей антропогенных процессов современности. Ее основные принципы таковы:

человек — результат эволюции биосферы, его сущностные качества — продолжение и развитие общей линии существования живых организмов;

причина развития техники — приспособление человечества к объективным закономерностям внешней среды (природной и социальной);

каждое поколение получает достигнутый уровень технического развития (и порожденные им проблемы) как объективный исторический фактор;

по ходу истории человечество все большую долю жизнедеятельности опосредует технически, облегчая физический и умственный труд;

технологии изменяют социальные отношения, а вслед за этим меняются компоненты культуры и господствующее мировоззрение .

По словам Х.Закссе, антропология техники показала, что «техника не является чем-то негуманным, а представляет собой естественную… составную часть человека»; техническим действием человек «продолжает дело природы» . Антропология техники видит в техногенном обществе не роковую ошибку цивилизации, а закономерную ступень развития человечества: техносфера — очередной этап преобразования планеты живыми существами. Но, в отличие от школы русского космизма (В.И.Вернадский и др.), антропологией техники не допускается излишний оптимизм по отношению к антропогенному преображению природы: считать человечество двигателем ее эволюции явно преждевременно с учетом реальных результатов технического прогресса.

Автор, поставив целью систематизацию основных концепций в этой области, показала существование несовместимых подходов и в антропологии техники. Основные принципы философской антропологии, проникая в область философии техники, породили различные представления о закономерности и обоснованности преобразования природы, о цели технического прогресса, о допустимости трансформации самого человека для приспособления к технической среде и т.д. Несовместимость философских подходов к исследованию техники неизбежна, поскольку не существует единого представления о человеке и его активности. Итак, развитие антропологии техники (как философского направления, исследующего взаимосвязь человека и техники, показывающего их взаимную обусловленность и создающего новые формы их представления) — необходимая ступень развития современного философского знания.

Автором были выделены основные (классические) философские подходы к исследованию технического аспекта человека и антропологического аспекта техники, предлагающие разнообразные формы осознания техногенной среды и развивающие на их основе проекты совершенствующих ее практик . Была констатирована необходимость распредмечивания понятия «техника» и предложены неклассические подходы антропологии техники (преодолевающие ее натуралистическое понимание). Анализ антропологической обусловленности технологических процессов (как предустановленных порядком мышления и деятельности людей) приведет к переосмыслению понятия техники (как отражающей универсальный социокультурный код работы человека с природой — ее переработку техническими практиками, перестройку естественных объектов в искусственные). Разработка нетрадиционных подходов антропологии техники, рассматривающих техногенную среду в целом и снимающих редукцию технического к материальному (то есть понимающих технику как исторически обусловленные, социокультурно нормированные средства изменения природы), позволит создать альтернативные методы понимания технической реальности и предложить новые проекты выхода из цивилизационного кризиса.

Тем не менее, неизбежность философского плюрализма и в области антропологии техники подрывает обоснованность предлагаемых ею практических программ: несовместимость предлагаемых различными подходами действий ведет к тому, что все они игнорируются. Необходимо дальнейшее исследование проблематики антропологии техники: не останавливаясь на констатировании существования разных подходов, следует выявить причины их появления и предложить алгоритм разрешения их теоретической несовместимости.

В данной работе автор осуществляет анализ того отношения человека к миру, которое заслуживает название технической рациональности или «технического разума». Выявляя основные его принципы (аксиомы), следует констатировать как их оправданность и необходимость для жизнедеятельности человека, так и их экспансию на другие виды рациональности, развившиеся в техногенном обществе. Именно эта экспансия вызывает негативные социокультурные последствия. Особенно явно она видна на примере взаимоотношения технической рациональности с философией, которая во многом являлась прямой ее противоположностью — другим полюсом человеческих практик. Возможно, попыткой соединить несоединимое — анализировать технические практики философским разумом — и вызвана неисцелимая множественность подходов философии техники. Но это не должно останавливать нас от попыток применить философский анализ при разрешении техногенных проблем цивилизации.

В качестве перспективного пути философского поиска будет предложено формирование новых подходов антропологии техники — на этот раз не стихийно сложившихся, а рационально конструируемых путем ограничения технической рациональности. Отказываясь последовательно от одной из аксиом технического разума, мы попытаемся проследить за новыми способами концептуализации техники и проблематизации положения человека в техносфере.

Наконец, логическим завершением этой работы станет рассмотрение ряда актуальных социально-философских проблем в свете нового понимания технического измерения человека и антропологического измерения техники. Разумеется, речь не идет об их окончательном решении: но, по крайней мере, можно будет выявить причины трудностей при поиске философского ответа и наметить новые, перспективные исследования в рамках антропологии техники.


Об авторе
top
photoПопкова Наталья Владимировна
Доктор философских наук, кандидат технических наук, профессор кафедры гуманитарных и социальных наук Брянского государственного технического университета. Почетный работник высшего профессионального образования. Председатель Брянского отделения Российского философского общества, член Президиума РФО, эксперт РАН.

Н. В. Попкова — специалист в области философии техники, автор более 300 научных и методических работ. В ее работах осуществляется философско-методологический анализ понятий, применяемых философией для обозначения техногенной среды; выявляется философский смысл понятия техносферы, сущность и содержание формируемого обществом искусственного предметного мира, закономерности техногенного развития и техносферизации планеты; анализируются глобальные проблемы современности, в том числе антропологический кризис, его причины и возможные пути его преодоления; обсуждаются проблемы кризисного положения философии в современном мире и методы ее преподавания в высшей школе.