Обложка Дицген И. Экскурсии социалиста в область теории познания. Пер. с нем.
Id: 289074
417 руб.

Экскурсии социалиста в область теории познания.
Пер. с нем. №278. Изд. стереотип.

URSS. 2022. 184 с. ISBN 978-5-9710-9797-6.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение)
Типографская бумага
  • Мягкая обложка

Аннотация

Вниманию читателя предлагается работа известного немецкого философа Иосифа Дицгена, в которой он впервые ввел в научный оборот выражение "диалектический материализм". Книга, как и другие работы автора, посвящена фундаментальным проблемам теории познания, анализу мыслительной способности человека. В ней также содержится статья, принадлежащая перу Е. Дицгена --- сына автора, в которой мысли и идеи его отца иллюстрируются с помощью... (Подробнее)


Оглавление
Введенiе3
I. Въ глубины природы не проникнуть ни одному человеческому уму7
II. Абсолютная истина и естественныя ея проявленiя20
III. Матерiализмъ противъ матерiализма35
IV. Дарвинъ и Гегель60
V. Светъ познанiя92
Приложенiе I. Максъ Штирнеръ и Iосифъ Дицгенъ115
Приложенiе II. Извлеченiе изъ книги Штирнера: "Единственный и его собственность"162

Введенiе

Вопросы, разбираемые въ предлагаемой здесь книге, повидимому, мало касаются соцiалдемократiи. Поэтому мы считаемъ нужнымъ дать некоторые разъясненiя, почему печатаемыя ниже статьи приняты въ "соцiалдемократическую библiотеку".

Теорiя познанiя, которой посвящены следующiя "экскурсiи", занимается разсмотренiемъ вопроса о томъ, какъ созданъ тотъ аппаратъ въ нашей голове, который долженъ быть применяемъ всякимъ желающимъ разобраться въ естественныхъ и человеческихъ, окружащихъ насъ, явленiяхъ, -- различать ихъ и познавать.

Аппаратъ, которымъ владеетъ и который употребляетъ всякiй, является, конечно, аппаратомъ демократическимъ. Интеллектъ общъ всемъ людямъ и есть поэтому дело общее, дело общества, -- соцiалдемократическiй аппаратъ и соцiалдемократическое дело. Если Бисмаркъ пользуется этимъ аппаратомъ иначе, чемъ соцiалдемократы, то мы ведь и убеждены, что онъ пользуется своимъ интеллектомъ превратно.

Совершенной ясности никогда нельзя будетъ достигнуть, однако, успехъ въ этомъ отношенiи неоспоримъ. И теорiя познанiя никогда не исчерпаетъ своего предмета и никогда не научитъ насъ пользоваться нашими умственными способностями безъ ошибокъ; но это не даетъ намъ права, отказаться отъ улучшенiй. А такъ какъ и соцiалдемократiя энергично стремится къ тому, чтобы прояснять головы, то ей обоснованная теорiя познанiя можетъ только пригодиться.

Я говорю, что теорiя познанiя занимается разсмотренiемъ вопроса о томъ, какъ созданъ нашъ мыслителъный аппаратъ. Выясняя себе это, мы въ то же самое время выясняемъ себе условiя его примененiя. И хотя устройство и примененiе какого-либо предмета две различныя вещи, но позволительно все же разсматривать ихъ какъ нечто единое. По моему мненiю только тотъ можетъ постигнуть всецело устройство скрипки, кто умеетъ на ней хорошо играть, только онъ знаетъ, что въ ней скрывается, и что нужно предпринять для того, чтобы это стало видно и для другихъ.

Нетъ спора, что люди превосходно разсуждали, правильно мыслили и делали точныя заключенiя своимъ познавательнымъ аппаратомъ, и не будучи знакомы съ теорiей познанiя. Крестьянинъ знаетъ какъ сажать картофель и въ томъ случае, когда онъ не изучалъ агрономiи; однако не следуетъ упускать изъ виду, что наука делаетъ целесознательнее и крестьянина. Она учитъ его, какъ нужно обрабатывать поля, съ возможностью предопределенiя успеха. И если онъ, несмотря на это, остается въ зависимости отъ ветра и погоды, то наука все-же делаетъ его свободнымъ въ некоторыхъ отношенiяхъ. Совершенно свободнымъ онъ никогда не становится; философствованiе и умствованiе чрезмерно помочь ему не могутъ; но все же они кое въ чемъ помогаютъ. Если не рабами, то слугами природы мы вечно должны будемъ оставаться. Познанiе можетъ намъ дать лишь возможную свободу; и она въ то же время и есть единственная разумная свобода.

Итакъ: аппаратъ, объ устройстве котораго трактуютъ следующiя статьи, применяется всякимъ при всякомъ случае. Ничто въ человеческомъ мiре не является столь всеобщимъ, столь универсальнымъ, какъ познаванiе, пониманiе, разсужденiе, различенiе и т.д. Поэтому теорiя познанiя есть элементарная наука, какъ азбука, и именно въ высшемъ смысле. Развитой разсудокъ идетъ дальше уменiя читать и писать. Уже знаменитый Спиноза оставилъ намъ небольшое, къ сожаленiю, незаконченное сочиненiе "объ улучшенiи разсудка". И именно эту, чрезвычайно важную цель -- улучшенiе этого аппарата -- мы себе и ставимъ нашими "экскурсiями въ область теорiи познания".

Кто хочетъ стать настоящимъ соцiалдемократомъ, тотъ долженъ улучшить свой образъ мышленiя. Изученiе улучшеннаго образа мышленiя помогло нашимъ признаннымъ учителямъ, Марксу и Энгельсу, поднять соцiалдемократiю на ту научную точку зренiя, на которой она теперь стоитъ. Улучшенiе человеческаго образа мышленiя, какъ и всякое другое улучшенiе, является безграничной проблемой, полное разрешенiе которой никогда не достижимо, что, однако, насъ нисколько не должно удерживать отъ того, чтобы стремиться дальше.

Единственный и естественный путь состоитъ въ увеличенiи нашихъ спецiальныхъ знанiй. Хотя теорiя познанiя, стремящаяся осветить источникъ, отъ котораго исходитъ всякiй светъ, въ самомъ корне затрагиваетъ желанное просветленiе человеческой головы, мы все же настолько скромны, чтобы признать, что одной такой теорiи, какъ бы совершенна она ни была, недостаточно. Хотя все спецiальности къ этомъ отношенiи въ состоянiи оказывать известную помощь, ни одна спецiальная наука не способна всецело просветить нашу голову. Эта цель можетъ быть достигнута лишь по частямъ; мы будемъ, потому вполне удовлетворены, если благосклонный читатель признаетъ, что и эти "экскурсiи" внесли свою малую лепту въ пользу общей цели науки.

I. Дицгенъ.
Чикаго, 15 декабря 1886 г.

Об авторе
Дицген Иосиф
Известный немецкий философ. Кожевенный мастер, философскую эрудицию приобретший путем самообразования. В 1864–1869 гг. жил в Санкт-Петербурге. Его работы высоко ценили Л. Фейербах, К. Маркс и Ф. Энгельс, с которыми он был лично знаком. Дицген самостоятельно пришел к диалектическому методу в философии, которым пользовался с большим мастерством. Он обосновывал тождество сознания и бытия и искал пути преодоления противоречия между материализмом и идеализмом. В советское время это расценивалось как «ошибки» Дицгена. Сейчас способы прочтения философских текстов стали другими, в связи с чем появилась возможность нового анализа учений Дицгена.