Обложка Олескин А.В. СЕТЕВОЕ ОБЩЕСТВО: Необходимость и возможные стратегии построения: Сетевая (ретикулярная) социально-экономическая формация: КВАЗИСОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ принципы и МЕРИТОКРАТИЯ
Id: 287658
599 руб.

СЕТЕВОЕ ОБЩЕСТВО:
Необходимость и возможные стратегии построения: Сетевая (ретикулярная) социально-экономическая формация: КВАЗИСОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ принципы и МЕРИТОКРАТИЯ №133. Изд. стереотип.

URSS. 2022. 200 с. ISBN 978-5-9519-3242-6.
Белая офсетная бумага

Аннотация

Настоящая книга посвящена перспективам применения децентрализованных кооперативных сетевых структур (сетей) в различных сферах человеческого социума, с особенным вниманием к их приложениям в экономике и политике. Сетевые структуры противопоставляются структурам иных типов --- централизованным иерархическим (построенным на отношениях субординации) и (квази)рыночным, где конкуренция преобладает над кооперацией. В книге демонстрируется,... (Подробнее)


Содержание
Предисловие5
Глава 1. Сетевые структуры и их воплощения в человеческом социуме9
1.1. Сетевые структуры в широком смысле10
1.2. Сетевые структуры в узком смысле как децентрализованные кооперативные системы. Плоские и объемные сети12
1.3. Сетевые структуры в технических информационных системах21
1.4. Сетевые структуры в живой природе22
1.5. Сетевые структуры в человеческом социуме31
1.6. Вариант «хирама»44
1.7. Применение биологических моделей (парадигм) сетевых структур в социуме50
Глава 2. Сетевые структуры, экономика и социализм54
2.1. Сетевые структуры в сфере бизнеса54
2.2. Биологические модели в приложении к бизнес-сетям74
2.3. Потенциальные недостатки сетевых структур в бизнесе82
2.4. Квазисоциалистические принципы сетевых структур в экономике87
2.5. Сетевая (ретикулярная) социально-экономическая формация90
2.6. Классовая структура сетевой формации95
2.7. Сетевые структуры и Россия; сетевые структуры и страны БРИКC100
2.8. Сетевые структуры и специфические вызовы стран Запада104
Глава 3. Сетевые структуры, политика, гражданское общество и меритократия107
3.1. Межгосударственные (надгосударственные) сетевые структуры109
3.2. Сетевые структуры государственного уровня115
3.3. Внутригосударственные политические сетевые структуры и их роль в гражданском обществе117
3.4. Сетевая меритократия120
3.5. Взаимодействие сетевых и несетевых форм организации125
3.6. Конструктивное взаимодействие сетей и иерархий: роль структур-посредников (медиаторов)130
3.7. Об антиконфликтном (антиконфронтационном) потенциале сетевых структур133
3.8. Объединения сетей136
Глава 4. Пути практической реализации сетевых сценариев организации и перехода к сетевой общественно-экономической формации139
4.1. «Путь сверху»139
4.2. «Путь снизу»142
4.3. О сетевой «революционной ситуации» и регуляторах сетевой революции («шаперонах»)147
Заключение155
Приложение. Количественные характеристики децентрализованных кооперативных сетевых структур в сопоставлении с иерархическими и (квази)рыночными структурами160
Глоссарий172
Литература180
Summary193

Предисловие
Красной нитью через всю историю человечества проходит неизбывная наивная вера в возможность оптимального общественного устройства, в котором человек чувствовал бы себя свободным от принуждения (от жестких авторитарных иерархий) и в то же время от безжалостного чистогана (от сил рыночной стихии). Пусть мы живем в трудное и полное опасностей время, но в наши дни реально возник фактор, который способен существенно приблизить нас к реализации детской мечты человечества о светлом утопическом будущем. Этот фактор называется сетевые структуры, и неправильно считать, что они существуют лишь в виртуальном мире.

Предлагаемая книга повествует о предстоящей и уже начавшейся ныне трансформации человеческого социума, которая в первую очередь связана с распространением в различных сферах социума, особенно в сферах бизнеса и политики, децентрализованных кооперативных сетевых структур. Как показывает само название, речь идет об объединениях людей или целых групп (организаций, предприятий и др.), в которых нет единого лидера (доминанта, босса, начальника...), а все функционирование таких структур определяется сложными взаимодействиями между частичными лидерами. Подобные структуры противопоставляются централизованным иерархиям, имеющим единого лидера (босса, доминанта). В то же время не всякая неиерархическая структура есть сеть в нашем понимании. Сетевыми структурами не являются структуры типа рынков в человеческом социуме, где преобладает не кооперация, а конкуренция между элементами структуры.

В дальнейшем мы будем говорить просто «сетевые структуры», или «сети», имея в виду только децентрализованные кооперативные структуры.

Децентрализованные распределенные сетевые структуры, опирающиеся на кооперацию между своими элементами, представляют собой универсальный организационный принцип, реализующийся в системах различной природы — от звездных скоплений и кристаллов до ансамблей элементарных частиц и технических устройств. В настоящей работе мы сосредоточиваем внимание на сетевых структурах человеческого общества, сравнивая их с таковыми в различных биосистемах.

Сетевые структуры любой природы являются многокомпонентными кооперативными системами. Самоорганизация и эффективная адаптация к изменениям внешней среды («коллективное самообучение», особенно выраженное в сетях из нейронов и их аналогов) — характерный режим работы сетевых структур, лишенных централизованного руководства и контроля. Сетевые структуры поэтому находятся в орбите таких развивавшихся во второй половине прошлого века наук, как кибернетика, теория систем и в особенности синергетика как междисциплинарное направление науки, изучающее общие закономерности явлений и процессов в сложных неравновесных системах на основе принципов самоорганизации (Князева, 2009) Если иерархия (в частности, бюрократическая структура) стремится к организационному порядку («жить по часам начальника»), то сети, как мы увидим ниже, в силу своей децентрализованности и креативности сочетают элементы порядка с элементами столь любимого синергетиками хаоса; например, доля хаоса характерна для многих бизнес-сетей (см. главу вторую, 2.1.3). Эффективно функционирующие сетевые структуры бывают «больше суммы своих частей» — комбинация их элементов (узлов) порождает новые свойства целой сетевой структуры (эмерджентные характеристики), которыми эти узлы не обладают сами по себе. В применении к конкретному варианту сетевых структур — к межтерриториальным (охватывающим несколько регионов) бизнес-сетям из предприятий и организаций (см. подробнее 2.1 ниже) — М. А. Кантемирова (2014. С. 9) подчеркивает «формирование в них ряда положительных синегретических эффектов (масштаба, специализации, консолидации, охвата, распределения факторов, комплексного развития территорий), трудно достижимых при функционировании... участников в обособленном режиме».

Автор настоящей монографии поддерживает многие из идей, изложенных в работах последних десятилетий о созидающемся «сетевом обществе» (network society), в том числе в серии монографий Мануэля Кастельса (Castells, 1996, 2004; Кастельс, 2000) и в книге А. Барда и А. Зодерквиста (2004) под красноречивым названием «Netoкратия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма». Хотя сетевое общество в перспективе должно охватить весь мир, его поступь имеет особое значение и сулит особые перспективы для такой страны, как Россия. В России и ряде других «незападных» стран сходной судьбы сетевые структуры сулят не просто усиление сплоченности людей на предприятиях в ходе производства (о чем беспокоятся ныне западные аналитики), но и обретение вновь характерного, особенно для славян, принципа единения и соборности — под знаком великих объединяющих идей (типа Русской идеи в России) и вопреки разделяющим людей факторам. В данной работе мы продемонстрируем, что распространение сетевых структур созвучно традиционной ментальности и, в частности, общинному устройству традиционной крестьянской России и в то же время способно смягчить кризисные явления в российской экономике, создавая предпосылки для процветания нашей страны при любых внешних и внутренних вызовах.

В настоящей книге применяется сопоставительный подход к сетевым структурам в живой природе и в человеческом социуме — с целью поиска новых сценариев для организации децентрализованных социальных и политических структур. Этот сопоставительный подход фактически находится в орбите новаторского междисциплинарного научного направления под названием биополитика. Биополитика понимается как вся совокупность аспектов взаимного влияния биологии и политики, учитывая как воздействие данных и концепций современной биологии (включая генетику, экологию, этологию, нейрофизиологию) на современную политику, так и воздействие политики на биологию человека и на всю биосферу Земли (Олескин, 2007б, 2008).

Несмотря на широкий спектр конкретных исследовательских направлений биополитики, она представляет собой не просто конгломерат различных политически важных аспектов биологии. В ней фактически присутствует единый концептуальный стержень, который заключается в особом внимании к явлению биосоциальности — стремлению биологических систем к объединению с формированием систем более высокого порядка. Биосоциальность лежит в основе объединения бактерий, муравьев, рыб, обезьян в колонии, семьи, группы и др. (в биосоциальные системы). Особое значение для биополитики имеют данные об эволюционно-консервативных (сохраняемых в ходе эволюции от амебы до человека) аспектах биосоциальных систем, что позволяет распространять биологические знания о них на человеческий социум с его политическими системами.

В свою очередь, биополитика и родственные «био-гуманитарные» направления, сопоставляющие живую природу и человеческое общество в тех или иных аспектах (например, биоэтика, биоэстетика, см. Олескин и др., 2011), основаны на мировоззренческой установке и системе ценностей, которую можно обозначить термином биоцентризм. Человечество в этих рамках рассматривается как часть жизни (биоса) как единой планетарной целостности.

В этом контексте особый интерес представляет сравнительное изучение структурных инвариантных принципов биосоциальных систем, независимых от их конкретного «наполнения» — от природы тех организмов, из которых построены эти биосоциальные системы. В данном исследовании мы концентрируемся на одном из таких универсальных принципов — на принципе сетевой децентрализованной организации, при которой элементы, входящие в состав системы, кооперируют между собой и координированно функционируют в составе целой системы.

Предлагаемая книга сжато рассматривает социально-экономические и политические последствия распространения децентрализованных кооперативных сетевых структур как в глобальном масштабе, так и в приложении к России.


Об авторе
Олескин Александр Владимирович
Доктор биологических наук, профессор кафедры общей экологии и гидробиологии биологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, профессор кафедры философии, биомедицинской этики и гуманитарных наук Московского государственного медико-стоматологического университета.

Посвятил научную карьеру проблемам биополитики, коммуникации в мире живого (с особым вниманием к микроорганизмам), а также функциям нейромедиаторов в клеточных системах. В области биополитики А. В. Олескин особенно интересуется ролью иерархических, сетевых и конкурентных структур в биосистемах и человеческом социуме, в том числе практическими аспектами применения сетевых структур в образовательных, научно-исследовательских и социально-политических проектах. В последние годы разрабатывает проблематику глобальной экологии и экологического законодательства.

Стажировался по биополитической проблематике при Биополитической интернациональной организации в г. Афины и в Грутеровском институте (Дартмутский колледж, США). Читает лекции по биополитике для студентов ряда факультетов МГУ и МГМСУ. С 1988 г. руководит открытым семинаром «Биополитика», а с 2010 г. — клубом «Биополитика» на биологическом факультете МГУ под эгидой Московского общества испытателей природы; с 2016 г. член Сретенского клуба им. С. П. Курдюмова.

Автор серии учебных пособий, среди которых книга «Биополитика», изданная на русском и английском языках. Опубликовал более 100 статей в отечественных и зарубежных периодических изданиях по темам: биополитика, сетевые структуры, коммуникация в микробных системах и роль нейромедиаторов (серотонин, дофамин, норадреналин, гистамин и др.) в этом процессе. Участвовал в ряде российских и международных конференций по биополитике и родственной проблематике.

Основные работы: «Сетевые структуры в биосистемах и человеческом обществе» (1-е изд. — М.: URSS, 2012), «Network Structures in Biological Systems and in Human Society» (N. Y.: Nova Science Publishers, 2014), «Сетевое общество. Необходимость и возможные стратегии построения» (1-е изд. — М.: URSS, 2016), (М.: Изд-во МГУ, 2020; соавторы — Б. А. Шендеров, В. С. Роговский).