URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Балагушкин Е.Г. Религиозные искания и социальный протест (вторая половина ХХ века): Очерки марксистского религиоведения. Нетрадиционные религии и молодежное движение протеста. Аспекты изучения новых религиозных движений Обложка Балагушкин Е.Г. Религиозные искания и социальный протест (вторая половина ХХ века): Очерки марксистского религиоведения. Нетрадиционные религии и молодежное движение протеста. Аспекты изучения новых религиозных движений
Id: 285862
699 р.

Религиозные искания и социальный протест (вторая половина ХХ века):
Очерки МАРКСИСТСКОГО РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ. Нетрадиционные религии и молодежное движение протеста. Аспекты изучения новых религиозных движений. Изд. стереотип.

Религиозные искания и социальный протест (вторая половина ХХ века): Очерки марксистского религиоведения. Нетрадиционные религии и молодежное движение протеста. Аспекты изучения новых религиозных движений URSS. 2022. 320 с. ISBN 978-5-9519-3192-4.
Типографская бумага

Аннотация

Молодежная контркультура и ее политизированные проявления в форме молодежного движения протеста западных стран находились с момента своего возникновения в середине прошлого столетия под сильным воздействием нетрадиционных религий. Автор прослеживает сложную и противоречивую динамику влияния религиозно-мистических настроений на социально-политическую активность «бунтующей молодежи», показывает неизбежность ее умиротворения и примирения... (Подробнее)


Оглавление
top
Введение6
Часть первая. Нетрадиционные религии и молодежное движение протеста10
Глава 1. Социальная сущность и исторические истоки нетрадиционной религиозности10
1. Заинтересованное внимание к новому феномену в современном религиоведении10
2. Социально-историческая природа нетрадиционной религиозности23
Поиски истоков и традиций альтернативной религиозности23
Сущность и специфика нетрадиционной религиозности33
3. Характеристика феномена нетрадиционной религиозности53
Что понимается под нетрадиционностью религии?53
Особенности нетрадиционной религиозности55
Глава 2. Возникновение нетрадиционной религиозности и ее проникновение в молодежное движение протеста71
1. Социальная основа появления нетрадиционной религиозности71
2. Разновидности нетрадиционной религиозности в соотношении с условиями и факторами ее появления80
3. Влияние нетрадиционной религиозности в молодежной среде Запада86
4. Пропагандисты и лидеры нетрадиционных религий91
5. Реконструкция религиозной надстройки современного капитализма?105
Глава 3. Особенности распространения нетрадиционной религиозности в молодежной среде Запада113
1. Периодизация истории нетрадиционных религиозных влияний114
2. Первый этап распространения нетрадиционной религиозности как модель ее эволюции в целом118
3. Стадиальность эволюции нетрадиционных религий в молодежном движении128
Глава 4. Эволюция социально-религиозных установок молодежи Запада138
1. Обновление официальной религиозности на нетрадиционной основе141
2. Религиозные иллюзии пробуждающегося молодежного протеста152
3. Социально-религиозные установки неполитического протеста (молодежной контркультуры)162
4. Доминирование религиозно-сектантских и мистико-перфекционистских установок в среде молодежи174
Глава 5. Стратегия умиротворения религиозного  радикализма181
1. Идейная и материальная поддержка нетрадиционных религиозных движений и сект181
2. Активизация посредников официальной церкви в ее влиянии на молодежь190
3. Ассимиляция нетрадиционных религий в современном буржуазном обществе204
Часть вторая. Аспекты изучения новых религиозных движений220
Глава 6. Социально-политическая активность современных религиозно-мистических культов и организаций220
Глава 7. Неоориентализм: религиозно-мистические культы и идейные искания Запада240
Глава 8. Структуры религиозной деятельности (богоискательство, культ, секта, церковь)258
Глава 9. Исследования религиозных новообразований (Л. Н. Митрохин о «новых религиозных правых», М. Л. Кинге, «черных мусульманах» и религиях «Нового века»)277
1. «Новые религиозные правые»279
2. Религиозно-политический феномен Мартина Лютера Кинга282
3. Религиоведческая проблематика движения «черных мусульман»290
4. Новые религиозные движения современности301
Заключение313
Литература315

Введение
top

Молодежное движение протеста, охватившее развитые капиталистические страны и с особой силой проявившееся в конце 60-х – начале 70-х гг. XX столетия, не случайно породило огромного объема литературу как за рубежом, так и в нашей стране. Привлекла к себе большое внимание существенная особенность этого движения, связанная с распространением в нем нетрадиционных религий или современного богоискательства, что наложило глубокий отпечаток на идеалы и конечные цели молодежного протеста, а в итоге сыграло немаловажную роль в ослаблении социально-политических выступлений «бунтующей» молодежи, и в распаде этого движения. Начиная с битников и хиппи, религиозно-мистиче¬ские настроения глубоко пропитали молодежную контркультуру и движение «новых левых». Спад молодежного движения протеста после апогея его политической активности в самом конце 1960-х гг. во многом был обусловлен распространением нетрадиционных религиозных движений и сект в среде антиконформистской молодежи Запада. Вокруг богоискательских настроений современной буржуазной молодежи, ее увлечения мистикой и оккультизмом была поднята беспрецедентная рекламная шумиха, основной тон которой задавали теологи-модернисты, симпатизирующие любым формам религиозного оживления, а главным рупором стали средства массовой информации капиталистических стран. Религиозные искания вскоре сделались модой, на которую капиталистический бизнес быстро взвинтил спрос. После этого буржуазные идеологи стали с восторгом писать о наступившем якобы «религиозном пробуждении» современной молодежи и с оптимизмом предугадывать грядущий расцвет специфических «молодежных, религий». Неправомерно переоценивая роль религиозных исканий в молодежном движении протеста, современные буржуазные идеологи вновь обращаются к модернистской концепции протестантского теолога П. Тиллиха, развитой им в одном из его ранних произведений, в котором он писал, что молодежное движение как таковое, в сущности, является религиозным [101].

Советские и зарубежные марксисты, в работах которых дан обстоятельный анализ различных направлений молодежного движения в капиталистических странах, подвергли критическому анализу попытки антинаучных интерпретаций социальных выступлений молодежи против капиталистического строя (начиная от теорий «молодежного класса», «конфликта поколений» и кончая теологическими концепциями молодежного движения) и убедительно показали всю несостоятельность и реакционность этих попыток.

Вместе с тем марксисты отмечают большую идеологическую и политическую значимость проблемы, связанной с распространением среди части западной молодежи, недовольной капиталистическим строем и ищущей путей освобождения, богоискательских настроений, мистики и оккультизма. Видный западногерманский марксист Роберт Штайгервальд, анализируя эту новую и актуальную проблему идейной борьбы коммунистических и рабочих партий за молодежь капиталистических стран, подчеркивает, что распространение «новой», религиозности «сигнализирует о глубоком недовольстве в среде молодежи и о ее стремлениях вырваться из существующих общественных порядков» [15, 38]. Далее он обращает внимание на ответственность коммунистов в условиях усиления религиозно-мистических влияний на молодежь Запада и пишет: «Можно ли допустить, чтобы эти восприимчивые, критически настроенные молодые люди в нашей стране оказались жертвами новых сект, новых „фюреров“, новых „чудотворцев“ или „чудесных спасителей“?» [15, 38].

Религиозно-мистические искания в капиталистическом мире по масштабам своего распространения далеко вышли за рамки молодежного движения и охватили все возрастные группы взрослого населения. Тем не менее роль нетрадиционной религиозности оказалась наиболее значимой (хотя преимущественно и в негативном плане) прежде всего в среде антиконформистской молодежи, выступившей в движении протеста против современного капиталистического строя, а также в негритянском движении США (среди так называемых «черных мусульман» и «черных иудеев») и отчасти в рамках современного феминизма. Иначе говоря, нетрадиционные религиозные влияния оказались наиболее значимыми для различных разновидностей социального радикализма в современных буржуазных движениях Запада.

В условиях расширения масштабов распространения религиозно-мистических настроений в современном капиталистическом мире их влияние в наибольшей степени сказывается, с одной стороны, на среднем классе и связанных с ним кругах учащейся молодежи и интеллигенции — особенно творческой, художественной и научной, а с другой стороны — на крайне обездоленных слоях общества. Первые ждут от нетрадиционных религий прежде всего «духовного возрождения», поскольку материально находятся в относительно благополучном положении. Это те, кто обеспокоен утратой твердых социальных ориентации, разочарован в системе буржуазных духовных ценностей. Они надеются возместить остро ощущаемый ими духовный вакуум пробуждением религиозного чувства, обратившись к нетрадиционным культам, либо пытаются найти утешение, нравственное равновесие и уверенность в себе при помощи «всеисцеляющих» средств мистифицированной психотерапии (которая во многом оказывается, созвучной религиозной мистике Востока).

Вторые ищут в новоявленных религиозных сектах пристанище и убежище от невыносимых материальных невзгод и бытовой неустроенности, надеются обрести под защитой секты утраченный ими общественно приемлемый статус и личную поддержку в сектантской коммуне. Это те, кого безработица, расовое и социальное угнетение эксплуататорского общества превратили в бродяг, наркоманов и алкоголиков, воров и проституток. Именно среди этих неприкаянных развернули на первых порах свою деятельность секта «Дети Бога» и движение Хари Кришна. Подавляющее большинство, их составляло и трагически погибшую секту Джима Джонса «Народный храм».

Изучение масштабов распространения, нетрадиционной религиозности и ее проникновения в сознание различных слоев современного капиталистического общества, степени ее влияния на мировоззрение и социальные ориентации потенциальных противников эксплуататорского строя — актуальная и важная задача, стоящая перед сознательным авангардом общества в его идеологической и политической борьбе. Социальные реформаторы и утописты, уповая на возможность некоей мистической трансформации капиталистического общества в направлении его духовного перерождения и гуманистического оздоровления, склонны, сильно преувеличивать масштабы и социальное значение религиозно-мистических исканий в западном мире за последний период. Известный американский социолог Т. Роззак, ставший одним из главных поборников и интерпретаторов современных религиозно-мистических «исканий», утверждает, что в последнее десятилетие эти искания «приняли масштабы главного культурного движения» [93, 12].

Литература западных стран полна противоречащих друг другу оценок факта широкого распространения нетрадиционной религиозности, последствий ее воздействия на буржуазное общество и личность, на традиционные вероучения и церковные институты. Столь же многообразны футурологические гипотезы о предстоящих изменениях места и роли нетрадиционных религий в жизни общества. При этом недоброжелательные критики данной религиозной тенденции с позиций церковной ортодоксии оказались в явном меньшинстве, ряды их редеют, а голоса все больше тонут в крепнущем хвалебном хоре в адрес нового «религиозного возрождения». Не удивительно, что литература по данному предмету разрастается как снежный ком. Написано множество специальных монографий о нетрадиционных религиях, о них много говорилось на ряде международных конференций в докладах не только теологов и религиоведов, но и психологов, социологов, педагогов. В США в 1977 г. была проведена конференция, специально посвященная нетрадиционным религиям, был создан исследовательский центр (фонд) для постоянного их изучения. Споры теперь ведутся уже не о том, принимать или не принимать нетрадиционную религиозность, исходя из интересов официальной церкви, а о том, как трактовать и использовать ее пригодность для образа жизни, культуры и идеологии современного капиталистического общества.

Перед научным религиоведением и философией религии, наряду с задачей критического анализа широко пропагандируемых на Западе теологических и буржуазно-реформистских трактовок современного бума религиозного мистицизма, возникла необходимость с помощью новейших теоретико-методологических разработок глубоко и обстоятельно изучать исторические истоки и социальную сущность нетрадиционной религиозности, сформировавшейся в самостоятельные религиозные движения и секты, особенности их влияния и деятельности в среде различных общественных групп западного. мира, а также той роли, которую они играют в изменении отношений этих групп к современному буржуазному строю.

Это самая общая постановка задач, связанная с тем, что научное изучение данного явления фактически только начинается. В данной работе основное внимание уделяется исследованию нетрадиционных религиозных влияний на молодежное движение протеста в капиталистических странах Запада. Вместе с тем это исследование является попыткой очертить общую специфику и отметить основные исторические истоки современных религиозно-мистических исканий в буржуазном мире. Названные проблемы рассматриваются нами одновременно с двух сторон: в плане изучения реальных тенденций и в плане критического анализа их трактовки, эмпирических исследований и последующих попыток интерпретации в работах западных религиоведов и социологов.


Об авторе
top
photoБалагушкин Евгений Геннадьевич
Доктор философских наук, ведущий научный сотрудник сектора философии религии Института философии РАН. Специалист в области теоретического религиоведения, исследователь исторической, социологической, культурологической и философской проблематики изучения религии, мистицизма и эзотерики, новых религиозных движений. Автор ряда работ религиоведческого и иного гуманитарного профиля: "Современные нетрадиционные религии и их влияние на молодежь Запада", "Проблемы морфологического анализа религий", "Критика современных нетрадиционных религий", "Нетрадиционные религии в современной России", "Идеология и деятельность современного кришнаизма", "Мистицизм в современной России" (URSS), "Живительный эликсир или опиум прокаженного?" (URSS), "Нравственные основы семьи" и др.