URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Шустров Д.Г. Толкование в конституционном праве: Теоретические основы
Id: 283661
1059 р.

Толкование в конституционном праве:
Теоретические основы

URSS. 2022. 208 с. ISBN 978-5-9519-3001-9.
Белая офсетная бумага
  • Твердый переплет

Аннотация

В данной монографии исследуются теоретические основы толкования в конституционном праве. Автор, основываясь на большом фактическом материале, анализирует понятие толкования в конституционном праве, теории судебной интерпретационной деятельности, соотношение конституционного толкования и конституционного судебного правотворчества, принципы конституционного толкования.

Монография может быть полезна самому широкому кругу читателей, интересующихся... (Подробнее)


Оглавление
top
Оглавление5
Введение7
Глава 1. Понятие толкования в конституционном праве12
1. Толкование как познание15
2. Толкование как правило16
3. Толкование как процесс17
4. Толкование как метод19
5. Толкование как диалог20
6. Толкование как описание21
7. Толкование как объяснение22
8. Толкование как конкретизация24
9. Толкование как решение31
10. Толкование как применение32
11. Толкование как развитие35
12. Толкование как право42
13. Толкование как наука43
Глава 2. Теории судебной интерпретационной деятельности45
1. Теория обнаружения46
2. Теория создания59
3. Теория создания в проблемных зонах70
Глава 3. Конституционное толкование и конституционное судебное правотворчество77
1. Конституционное толкование: разъяснение, конкретизация, развитие77
2. Конституционное судебное правотворчество: особенности и формы103
3. Живое конституционное право и живая конституция124
Глава 4. Принципы конституционного толкования142
1. Принципы в системе конституционного толкования142
2. Принципы пределов толкования154
3. Принципы порядка толкования157
4. Принципы выбора методов толкования и разрешения конфликтов между возможными результатами толкования162
5. Принципы верификации результатов толкования171
Заключение186
Библиография188
I. Нормативные и иные правовые акты188
1. Нормативные и иные правовые акты и договоры Российской Федерации188
2. Нормативные и иные правовые акты зарубежных стран196
3. Международно-правовые документы197
II. Научная литература198
1. Научная литература на русском языке198
2. Научная литература на иностранных языках204

Введение
top
Толкование является универсальным правовым инструментом, который лежит в основании юридической деятельности. Толкование в конституционном праве используется правотворцами, административными функционерами, судьями, юристами, простыми гражданами — каждым субъектом со своей целью. Разумеется, толкование является ключевым инструментом в судебной деятельности, — особенно в деятельности органов конституционного контроля.

Познание конституционного толкования является предпосылкой понимания практической деятельности в области конституционного права. При этом толкование в конституционном праве является весьма сложным объектом научного познания, который ставит перед исследователем многочисленные теоретические вопросы, от ответа на которые зависит не только его правильное академическое понимание, но и практическое применение.

Цель данной монографии заключается в исследовании теоретических основ толкования в конституционном праве: понятия толкования в конституционном праве; теорий судебной интерпретационной деятельности; соотношения конституционного толкования и конституционного судебного правотворчества; принципов конституционного толкования. Хотелось бы отойти от ставшего традиционным подхода изучения одних лишь методов конституционного толкования и обратиться к самым фундаментальным теоретическим основам толкования в конституционном праве.

Понятие толкования в конституционном праве охватывает широкий круг значений, каждое из которых связывает определение смысла текста с решением той или иной задачи, выполнением определенной функции. Определить смысл текста означает не только познать, описать и объяснить, решить и применить, но также соблюдать интерпретационные правила, быть участником или наблюдателем процесса толкования, вступать в интерпретационный диалог, а в ряде случаев конкретизировать, развивать и даже формировать право.

В науке конституционного права сложилось три теории судебной интерпретационной деятельности: теория обнаружения, теория создания и теория создания в проблемных зонах. Каждой из этих теорий соответствует свое собственное понимание толкования: толкование как уяснение смысла, толкование как определение значения и толкование как определение значения при наличии проблем в праве.

Теория обнаружения предполагает, что смысл изначально существует в норме, он ей имманентен, судья только обнаруживает этот смысл в норме и обнародует его. Судья не создает смысл нормы, ибо нельзя создать то, что изначально существует в норме. Он не должен выходить за пределы формальной законности. Судья находит правило, которое необходимо для решения, и декларирует то, что уже существует. Следовательно, это именно обнаружение и раскрытие, а не создание и творчество. В рамках теории обнаружения толкование понимается как уяснение смысла нормы, указание на ее содержание. Толкование предполагает существование объективного смысла, поддающегося описанию, поэтому понимается как познание. Теория обнаружения абсолютизирует норму, принятую законодателем, а деятельность суда сводит к механической операции логического содержания по выявлению и обнародованию смысла нормы.

Теория создания прямо и открыто заявляет о правотворческой функции судьи. Смысл нормы изначально не существует, а судья создает этот смысл своим толкованием с учетом множества факторов, а не одного лишь текста. Поэтому судья является подлинным творцом права. Теории создания соответствует понимание толкования как определения значения нормы и волеизъявления судьи. Судья вовлечен в политику. Политическая деятельность является для суда первичной, тогда как разрешение споров является лишь поводом для правотворчества. Главная задача судьи — создавать право, поэтому судья мало чем отличается от обыкновенного законодателя: определяет направления политики, оценивает общественный консенсус и создает в соответствии с ними обязательные нормы. Судья принимает в расчет не столько юридические нормы, сколько политические соображения — цели, стратегии, эффективность, целесообразность. Теория создания рассматривает деятельность суда как творческую и не сводит ее к механической операции.

Теория создания в проблемных зонах является более сдержанной версией чистой теории создания. Она ограничивает правотворческую функцию суда отдельными эпизодами судебной деятельности, связанными с возникновением проблем механического применения права. Такие проблемы связываются с пробелами в праве, неточностями формулировок, конфликтами норм и т. п. В этих ситуациях судья творит право. Центральное место в деятельности суда занимает правоприменение. Обращение судьи к правотворчеству случается лишь в тех случаях, когда право не дает конкретного ответа на вопрос, дает несколько ответов на вопрос или такой ответ не является определенным. Политическая деятельность является для суда субсидиарной, осуществляемой лишь при возникновении проблем в правовом регулировании. Теории создания в проблемных зонах соответствуют оба понимания толкования: с одной стороны, понимание толкования как определения значения нормы (волеизъявление судьи) в случаях пробелов, противоречий и неопределенности; с другой стороны, понимание толкования как уяснения смысла нормы (познание), указания на ее содержание в случаях определенности, ясности и полноты нормы.

Конституционное толкование опирается на каждую из рассмотренных теорий, выбор между которыми зависит от решаемой органом конституционного контроля проблемы. Если задача состоит в простом разъяснении текста конституции, то конституционное толкование объяснимо теорией обнаружения. Конкретизация или развитие конституционного текста потребует обращения либо к чистой теории создания, либо теории создания в проблемных зонах. Орган конституционного контроля может выступать не только в качестве «негативного», но нередко выступает и в качестве «позитивного» «законодателя». В последнем случае он осуществляет конституционное судебное правотворчество и формирует живое конституционное право.

Принципы конституционного толкования — основные требования, предъявляемые к определению смысла конституционного текста, касающиеся пределов толкования, порядка толкования, выбора методов толкования и разрешения конфликтов между возможными результатами толкования, верификации результатов толкования. Принципы конституционного толкования, будучи вторичными правилами, занимают в системе конституционного толкования отдельное место, имеют неопровержимый и категоричный характер, и выполняют руководящую, ограничительную и легитимирующую функции. Принципы необходимо отличать от методов, канонов и правил конституционного толкования, для которых первые являются своего рода «вторичными правилами для вторичных правил», что обеспечивает их верховенство.

В научной литературе отсутствует консенсус по вопросам каталога и классификации принципов конституционного толкования, между тем представляется целесообразным подразделять их на четыре группы в зависимости от стадий процесса толкования, вызывающих наибольшие споры с точки зрения правильности толкования в глазах общественности: принципы пределов толкования (принцип языка текста; принцип природы судебной деятельности по толкованию), принципы порядка толкования (принцип объективности толкования; принцип разумности толкования), принципы выбора методов толкования и разрешения конфликтов между возможными результатами толкования (принцип равного значения и отсутствия иерархии методов толкования; принцип системного единства и целостности конституции и конституционного права; принцип «in dubio pro libertate»; принцип интеграции), принципы верификации результатов толкования (принцип правовой определенности; принцип эффективности толкования; принцип соответствия толкования конституции; принцип практической согласованности). Большинство выделяемых принципов конституционного толкования активно используются в судебной практике, что является критерием их действительности. Абстрактный характер принципов конституционного толкования и многообразие практических ситуаций, в которых они должны применяться, усложняет их априорное понимание, что обусловливает раскрытие их содержания и применение судом в процессе разрешения споров. Тем не менее, эта особенность, вытекающая из природы принципов, не должна вызывать опасение у участников и наблюдателей процедуры толкования.

***

А теперь самая приятная для автора часть введения — благодарности. Выпуская в свет свою очередную книгу, я не могу отказать себе в удовольствии выразить самую сердечную и теплую признательность тем, кто всячески этому способствовал.

Самая первая благодарность адресуется родителям! Спасибо вам за любовь и поддержку!

Сердечно благодарю замечательных родственников за любовь и помощь!

Благодарю добрых университетских коллег, с которыми весьма комфортно творить науку конституционного права и продвигать знание о нем в широкие студенческие массы!

Благодарю близких друзей и товарищей за вдохновение, поддержку и радость общения!

Благодарю замечательных студентов за почтение и интерес, которые они испытывают в отношении конституционного права и его преподавателей!

У меня сложилась добрая традиция посвящать написанные книги дорогим мне людям в качестве материального свидетельства моей любви и благодарности. Данная книга посвящается моим родственникам — семье Ушаковых.

Дмитрий Шустров

1 августа 2021 г.


Об авторе
top
photoШустров Дмитрий Германович
Доктор юридических наук, доцент. Доцент кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Лауреат премии имени И. И. Шувалова, конкурса на получение гранта Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых — кандидатов наук.

Область научных интересов: теория и методология конституционного права; история науки конституционного права и конституционно-правовых учений; сравнительное и наднациональное конституционное право; теория конституции; пределы изменения конституции и конституционный контроль за их соблюдением; теория государства в конституционном праве; права человека; конституционное правосудие; живое конституционное право; ограничение конституционных прав и свобод личности; пропорциональность и взвешивание в конституционной судебной аргументации; толкование в конституционном праве.

Автор монографий «Прирученный Левиафан: Государство как объект конституционно-правового регулирования», «Принцип пропорциональности в конституционном праве Израиля» (М.: URSS), «Сущность конституции: основные теории», «Прирученный Левиафан: Конституция и Государство» (М.: URSS), «Пределы изменения конституции и конституционный контроль за их соблюдением в России и постсоветских государствах: сравнительно-правовое исследование» (в 2-х тт.), «Конституционный контроль за поправками к конституции в зарубежных странах», «Теория учредительной власти: пределы изменения конституции и конституционный контроль за их соблюдением», «Теории сущности конституции в истории науки конституционного права: V век до н. э. – XIX век» (М.: URSS), «Теории сущности конституции в истории науки конституционного права: XX–XXI века» (М.:URSS), «Толкование в конституционном праве: Теоретические основы» (М.: URSS), ряда научных статей по проблемам конституционного права, 7-томного научно-практического пособия «Живое конституционное право России в решениях Конституционного Суда РФ» (М.: URSS), составитель (вместе с Н. А. Богдановой) «Хрестоматии по конституционному праву» (в 3-х тт.), хрестоматий «История, теория и методология конституционного права в трудах классиков науки конституционного права», «Учение о конституции в трудах классиков науки конституционного права», автор (вместе с И. П. Кененовой, А. А. Троицкой) первого в России кейсбука «Сравнительное конституционное право в доктрине и судебных решениях» (М.: URSS), учебника «Теория конституционного права России: Учебник-кейсбук» (М.: URSS), член авторского коллектива учебно-методического пособия «Конституционное право. Общая часть» и учебника «Конституционное право. Общая часть».