Обложка Дзарасов Р.С. За лучшую долю! Украинский кризис сквозь призму мир-системного подхода
Id: 281055
899 руб.

За лучшую долю! Украинский кризис сквозь призму мир-системного подхода. Изд. стереотип.

URSS. 2022. 408 с. ISBN 978-5-9519-2636-4.
Белая офсетная бумага
  • Твердый переплет

Аннотация

Книга ставит целью раскрыть основные движущие силы и показать механизм, породивший самый острый за постсоветский период международно-политический и военный конфликт России и Запада. Опираясь на политическую экономию и мир-системный анализ, автор стремится показать, как господствующие в современном мире силы сформировали иерархическую структуру мировой экономики. На нее как на свою основу опирается современная система международных отношений,... (Подробнее)


Содержание
Содержание5
Введение. «Момент истины»7
Глава 1. Капитализм и мироустройство13
1.1. Общество эксплуатации труда14
1.2. Капиталистическая мир-система18
1.3. «Насаждение отсталости»19
1.4. «Великая стагнация»27
1.5. Кризис Еврозоны34
1.6. Заключение39
Глава 2. В каком обществе мы живем?42
2.1. Периферия мирового капитализма43
2.2. Реформы и Запад48
2.3. Природа крупного бизнеса52
2.4. Заключение61
Глава 3. Новая «Большая игра»63
3.1. Неоконсервативная «революция» в политике США64
3.2. Экономические интересы США и Россия75
3.3. Возобновление «Большой игры»78
3.4. «Косвенная вовлеченность» и «фокус на Азию»83
3.5. Ставка на «апокалипсис»87
3.6. Заключение94
Глава 4. Пешка в чужой игре97
4.1. Периферийный капитализм на Украине99
4.2. Роль страны в стратегии Запада110
4.3. Соглашение об ассоциации126
4.4. Заключение142
Глава 5. Диалектика украинской революции145
5.1. «Гамбит» в центре Киева146
5.2. «Анатомия» Майдана158
5.3. Набат Новороссии188
5.4. Ложь Майдана и правда Донбасса226
5.5. Заключение241
Глава 6. Кремль и кризис243
6.1. «Большая игра» и российская элита245
6.2. Присоединение Крыма274
6.3. Кровавая жатва на полях Новороссии288
6.4. Стратегические риски конфликта345
6.5. Заключение380
Заключение. По ком гремят взрывы?383
Приложение394
1. Письмо немецкому коллеге394
2. Письмо Герда Бергера доктору экономических наук, профессору Солтану Дзарасову401

Введение. «Момент истины»

Судьба случайно свела меня с активисткой Сопротивления с Украины на одном из общественных форумов в России. Под участниками Сопротивления я понимаю тех, кто, оставаясь в стране, ведет борьбу против киевского режима. Новые украинские власти, победившие в результате насильственного государственного переворота в феврале 2014 г., демонстрируют многие черты настоящего фашизма. От тех, кто противостоит им, требуются мужество и самопожертвование. Поэтому мне кажется вполне оправданным называть их участниками Сопротивления по аналогии с движением антифашистов в оккупированной Европе времен Второй мировой войны. Поскольку там, откуда приехала моя собеседница и куда вскоре должна была возвращаться, политический террор свирепствует с особой жестокостью, я не хочу называть ее настоящее имя. Пусть для читателя она будет Таней. Рассказанная ею история врезалась мне в память так, как будто я сам ее пережил.

Это произошло в один из тех дней, когда на юго-востоке страны шли тяжелые бои и российский телеканал «Вести 24» непрерывно показывал сожженную бронетехнику, тела убитых солдат и страдания жителей городов и сел, подвергавшихся обстрелам и бомбардировкам. Таня ехала в поезде по одной из внутренних областей Украины, прямо не затронутых войной. Среди ее попутчиков оказалась группа из нескольких военнослужащих украинской армии, возвращавшихся домой на несколько дней скудного солдатского отпуска. Это были враги, но Таня уже привыкла жить в среде, в которой поневоле приходилось скрывать свои взгляды. Она никогда не прикидывалась сторонницей «Правого сектора», просто делала вид, что, как и большинство простых людей, далека от политики. Это не было малодушием или конформизмом. Просто так было надо. Это было условием продолжения работы в движении.

Видимо, женское сердце не выносит долго вражды, а материнский инстинкт протестует против того, что молодые люди — а самому старшему из них было тридцать лет, остальным по 20–25 — могут быть искалечены или даже убиты. Тане захотелось больше узнать о своих попутчиках, лучше понять тех, кто находится по ту сторону фронта. Наблюдая их, Таня прониклась к ним сочувствием. К тому же они окружили ее заботой и вниманием. «Ты первая девушка, которую мы видим за последние четыре месяца, с тех пор как попали на войну, — признался один из солдат. — Сперва у нас были медицинские сестры, но потом стало слишком опасно, и их отправили в тыл».

Оказалось, что эта небольшая группа вся родом из одного и того же городка, каких много на Украине. До службы они хорошо знали друг друга и даже были друзьями. Друг к другу они относились по-товарищески. Было заметно, что старший — это их неформальный лидер. Возможно, он был и их командиром, но Таня не поняла, т. к. в воинских званиях не разбирается. В армию все вместе пошли добровольно, когда властями была объявлена «Антитеррористическая операция». Вот почему они воевали все в одной части. А пошли друзья на войну потому, что были убеждены — Украина подвергается внешней агрессии.

Задавая наивные вопросы и слушая их, Таня поняла, что политически они не очень развиты. Ребята верили тому, в чем их убеждала украинская пропаганда. Правда, никто из них не был сторонником, а тем более членом «Правого сектора». Они были просто патриотами Украины в соответствии с тем, как понимали пат¬риотизм. «Россия отняла Крым, а теперь отбирает и весь Юго-Восток», — говорили солдаты. Вопреки реальности ребята были уверены, что со стороны ополчения воюют в основном российские наемники и только немногие обманутые и подкупленные местные дончане. Их картина мира была упрощенной и искаженной, но их убеждения казались искренними, а порыв — бескорыстным. Тане было тяжело осознавать, что такие честные и порядочные ребята, вызывающие симпатию и сочувствие, так обмануты и находятся на стороне врага.

Было видно — то, что им довелось пережить, — тяжелый опыт. «Вам там страшно, или вы уже привыкли?» — спросила она. «К этому невозможно привыкнуть. Конечно, страшно», — честно ответил один из них. В целом солдаты неохотно рассказывали о фронте, зато с горечью говорили о коррупции и развале украинской армии. По их словам, в действующих частях наблюдается дефицит всего самого необходимого. Родственники ребят их роты организовались, собрали деньги и купили бронежилеты для всех. Даже в такой ситуации командиры задержали выдачу этой амуниции, от которой в бою зависела жизнь, и попытались на ней нажиться. Только угроза военнослужащих поднять скандал с помощью родственников заставила начальство отказаться от своих подлых планов. «Если вас так бессовестно предают, то почему же вы воюете?» — спросила Таня. «Как почему? — отвечали они. — Как бы ни были плохи правительство и генералы, кто-то же должен защищать Родину». Так и хотелось крикнуть им, что они обмануты и защищают вовсе не Родину, а то же самое правительство и вороватых генералов.

И один из них, видимо, самый проницательный, что-то заподозрил. В какой-то момент разговора он как-то особенно внимательно посмотрел на собеседницу и вдруг спросил: «Ты вот все нас расспрашиваешь, а сама скажи — как ты к нам относишься?» Таня растерялась и испугалась, не зная, что ответить. Но ее выручили остальные ребята: «Ну что ты пристал к человеку? Что это за допрос?» А один уверенно заявил: «Теперь ясно, кто в нашей компании, — эсбэушник!» Все рассмеялись, и ситуация разрядилась. Не знали они, что СБУ — это страшное слово для Тани. Многие ее соратники томились в мрачных застенках этой спецслужбы, подвергались там жестоким допросам и пыткам.

Думаю, что ребята, которых встретила Таня, были лучшими из тех, кого киевский режим равнодушно и преступно бросил в мясорубку. Когда смотришь на зверства украинской армии на Юго-Востоке, особенно фанатиков из «национальной гвардии» и наемников из батальонов Коломойского, то не кажется, что их совершают идеалисты. Но и в этой компании хороших друзей неожиданно показал себя звериный оскал гражданской войны.

Когда наступил поздний час и большинство пассажиров легло спать, один из ребят, как показалось Тане, самый примитивный, вдруг встал. В руках он нервно сжимал веревку, на скулах играли желваки, а в глазах горели ненависть, решимость и жестокость.

— Петро, ты куда это? — спросили его товарищи.

— Пойду удавлю его. Одним гадом будет меньше.

— Кого?!

— Проводника.

— Ты с ума сошел?!

— Да вы слышали его? Это же «сепар» — предатель!

На сердце у Тани похолодело. Видимо раньше, возможно при посадке, у них произошел личный конфликт, но она этого не видела.

— Петро, — сказал старший, вставая и взглянув ему прямо в глаза, — послушай меня. Конечно, это «сепар». Но что же из того? Оглянись вокруг, — он показал рукой на вагон. — Здесь кругом сепаратисты, — он даже не подозревал в этот момент, насколько был прав. — Время такое. (Видимо, он не замечал противоречия в своих представлениях: если сепаратисты кругом, то как же на Востоке воюют одни российские наемники?) Что же, ты всех душить будешь? Веревок не хватит. Давай, успокойся, — он положил товарищу руку на плечо. — Ложись лучше, отдохни. Утром будем дома. Нас там ждут. И вообще, ребята, — добавил он, обращаясь уже ко всем, — поздно уже. Все устали. Давайте спать.

Петро тяжело вздохнул, но убрал веревку, молча лег на свою полку и отвернулся к стене, видимо, сильно переживая случившееся. Эпизод оставлял тяжелое впечатление. Ребята стали молча устраиваться на ночь. Таня тоже сделала вид, что укладывается. Но могла ли она спокойно лечь спать, когда ее единомышленнику грозила опасность? Дождавшись удобного момента, девушка повесила полотенце на шею и сделала вид, что пошла почистить зубы на ночь. Проводник один сидел в своем купе. Без спроса юркнув к нему, Таня быстро заговорила приглушенным голосом:

— Умоляю вас быть осторожнее. Вы даже не подозреваете, какой опасности подвергаетесь.

Когда он выслушал ее, его глаза вспыхнули гневом, а ладони сжались в кулаки:

— Ну и пусть приходят, висельники, — с жаром заговорил он. — Не боюсь я их! Да если бы не семья у меня на руках, я давно был бы на Донбассе у наших и воевал бы. Не мы пришли к ним наводить свои порядки, это они ворвались в наш дом. Ненавижу я их!

Когда Таня вернулась, Петро все еще не спал и молча лежал, погруженный в какие-то свои невеселые думы…

В этой истории для меня вся глубина трагедии современной Украины, ее раскола и гражданской войны. Кровавый пожар, разгоревшийся сегодня на востоке страны, стал абсолютным шоком для большинства не только украинцев и россиян, но и всех других народов бывшего Советского Союза. Дело не только в том, что это крупнейший международный военно-политический кризис в Центральной Европе со времен окончания «Холодной войны», ставящий Россию и Запад на грань открытого военного конфликта. Еще более важно то, что сознание людей не может смириться с самим фактом того, что уже не где-то в дальнем зарубежье, не в Средней Азии, и даже не на Кавказе, а в крупном европейском государстве, которое психологически воспринимается как единая с Россией страна, идут бои с применением тяжелой техники и авиации, гибнут гражданские лица, и сотни тысяч людей становятся беженцами, в одночасье потерявшими все.

Мне кажется, что гражданская война начинается тогда, когда даже людей с высокими побуждениями удается превратить в убийц. Как это получается? Какие силы в современном мире настолько могущественны, что способны привести в движение тяжелые жернова истории, перемалывающие человеческие судьбы? Как эти силы делают свою страшную работу и что можно противопоставить им? Если бы мы смогли хотя бы приблизиться к ответам на эти трудные вопросы, то сумели бы лучше понять — почему и за что идет борьба на современной Украине? Это и пытается выяснить книга, которую читатель держит сейчас в руках.

Образцом для ее написания были работы выдающегося советского историка академика Евгения Тарле. В целом ряде своих капитальных трудов — «Северная война и шведское нашествие на Россию», «Нашествие Наполеона на Россию», «Крымская война», «Европа в эпоху империализма 1871–1919 гг.» — он дает классический анализ крупнейших международно-политических и военных конфликтов России и Запада. Особенностью подхода Тарле является анализ социально-экономического строя обществ, вовлеченных в конфликты, как отправной пункт исследования. Генезис правящих классов соответствующих государств и их взаимоотношения с другими социальными группами населения рассматриваются как процессы, определяющие их внешнюю политику. Таким образом, социальные интересы, господствующие в различных обществах, трактуются как главный фактор, определяющий всю систему международных отношений, включая дипломатические конфликты и военное противоборство. В результате хаос фактов дипломатического соперничества и боевых действий упорядочивается в логическую последовательность, и сложнейший исторический процесс становится доступен относительному пониманию. Этот метод расшифровки истории исходя из взаимоотношений социальных классов еще до Тарле был применен в таких классических произведениях исторического материализма, как «Крестьянская война в Германии» Ф. Энгельса и «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» К. Маркса.

В данной работе об украинском кризисе сделана попытка применить тот же подход. Опираясь на политическую экономию и мир-системный анализ (глава 1), автор стремится показать, как господствующие в современном мире силы сформировали иерархическую структуру мировой экономики. На нее как на свою основу опирается современная система международных отношений, включая союзы государств и конфликты между ними. Затем определяется общественный строй постсоветских стран (глава 2). Исходя из предложенной трактовки соотношения сил и интересов правящих классов Запада, Украины и России объясняется феномен их соперничества на мировой арене. Это позволяет объяснить закономерный характер обострения борьбы между Западом и Россией, а также попытку США и Европы использовать свой контроль над Украиной в качестве средства подрыва позиций нашей страны (глава 3). Далее анализируется феномен чисто зависимого капитализма на примере Украины (глава 4). Явление Майдана как имитации революции трактуется как главная причина национально-освободительного восстания Юго-Востока (глава 5). Противоречивая политика России в этом кризисе объясняется исходя из ее полупериферийного положения в мир-системе (глава 6). Некоторые выводы о перспективах этого конфликта и дальнейших путях развития России в сложившихся условиях предложены в Заключении.

Сказанное не означает, что автор претендует на то, что достиг уровня знаний и исследовательских навыков академика Тарле и тем более классиков марксизма. Он всего лишь стремился ориентироваться на их труды как на образец многогранного и глубокого исторического анализа. Насколько это удалось, разумеется, судить только читателю.


Об авторе
Дзарасов Руслан Солтанович
Доктор экономических наук, заведующий кафедрой политической экономии Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова (Москва). Окончил кафедру экономики зарубежных стран экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова в 1985 г. В том же университете защитил кандидатскую (в 1992 г.) и докторскую (в 2010 г.) диссертации. В 2007 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора философии по экономике (PhD) в Стаффордширском университете (г. Сток-он-Трент, Великобритания). Область научных интересов Р. С. Дзарасова включает: экономическую теорию, посткейнсианство, российскую и мировую экономику. Специализируется по влиянию корпоративного управления на инвестиции в крупном бизнесе. Увлекается изучением современных международных отношений и историей революционного и коммунистического движения. Р. С. Дзарасов является автором около 70 научных трудов, опубликованных в авторитетных российских и международных изданиях, в том числе: "Крупный бизнес и накопление капитала в современной России" (М., URSS; в соавт. с Д. В. Новоженовым); "Eichnerian megacorp and investment behaviour of Russian corporations" (в журн. "Cambridge journal of economics", 2011); "Внешнеполитическая стратегия США и Пятидневная война на Южном Кавказе" (в журн. "Международная жизнь", 2014); "Экономика „насаждения отсталости“. К действительным причинам реформы РАН" (в журн. "Вестник Российской академии наук", 2014); "The Conundrum of Russian Capitalism. The Post Soviet Economy in the World System" (London: Pluto Press, 2014).