URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Гамзатова П.Р. Русское ювелирное искусство 1980–2000-х годов: Чувства, переживания, фантазии человека: От рок-культуры до эмоциональной усталости Обложка Гамзатова П.Р. Русское ювелирное искусство 1980–2000-х годов: Чувства, переживания, фантазии человека: От рок-культуры до эмоциональной усталости
Id: 280879
979 р.

Русское ювелирное искусство 1980–2000-х годов:
Чувства, переживания, фантазии человека: От рок-культуры до эмоциональной усталости

URSS. 2023. 200 с. ISBN 978-5-9710-5129-9.
Белая офсетная бумага

Аннотация

В настоящей книге автор попытался сделать приоритетным изучение главного объекта (субъекта) современного искусствознания — человека, историю наших чувств, переживаний, фантазий через анализ художественных процессов, которые происходили в русском ювелирном искусстве в 1980–2000-х годах.

Книга состоит из отдельных, написанных как реакция на живой художественный процесс, в разное время, сюжетов, которые автор имел возможность представить... (Подробнее)


Оглавление
top
Оглавление3
От автора. Русское ювелирное искусство 1980–2000-х годов: человек, стиль, время5
Глава 1. «Золотой комплекс»: о понятии дорогого и драгоценного в нашей стране11
Глава 2. Человек в новых пространственных отношениях (на материале ювелирного искусства 1980-х годов)18
Глава 3. Традиционная культура и рок: опыт сравнительного анализа36
1. Несколько слов о принципах функционирования предметов и художественного стиля в роке38
2. «Обряды перехода» — социальные механизмы жизни архаического общества и их духовное содержание41
3. Материальная среда и бытовое поведение в роке: символико-содержательные основы, проблемы, темы и образы48
Глава 4. Homo sapiens — пути развития (об архаической эстетике в постиндустриальном обществе конца XX века)62
Глава 5. Эмоциональная усталость № 1: Московский ювелирный «авангард» конца XX века, или Несколько способов побороть скуку, почувствовать, что ты жив72
Глава 6. Эмоциональная усталость конца XX века № 2: иглы, шипы, розги88
Глава 7. Ирина Дорофеева, Максим Вознесенский. «Ювелирный театр»: Русский  ювелирный проект108
Глава 8. Графомания чистой воды: об одном из направлений современного искусства125
Глава 9. Украшения, их значения и функции. Определение класса явлений и методы анализа171
Иллюстрации193

От автора
top

Русское ювелирное искусство: человек, стиль, время

Можно было бы писать о проблемах формообразования, огранке камней, композиции и пластике. Но мы постараемся оставить вопросы ювелирной кухни за скобками (хотя рецепты будут учтены) и попытаемся сделать приоритетным изучение главного объекта (субъекта) современного искусствознания — человека, историю наших чувств, переживаний, фантазий.

Книга состоит из отдельных, написанных в разное время, сюжетов, которые автор частично имел возможность представить в виде статей и докладов на ежегодном семинаре ювелирного искусства в Государственном Эрмитаже, на круглых столах и конференциях отдела Народной художественной культуры и заседаниях группы по изучению современного искусства Государственного института искусствознания. Статьи были написаны как реакция на живой художественный процесс, но намерение писать книгу появилось только тогда, когда обнаружилось, что предпринятый анализ различных явлений современного ювелирного искусства в момент их появления и актуальности, неожиданно выявил целый ряд проблем, с присущей им внутренней логикой и динамикой развития. При столкновении с новым образным решением вдруг возникало несколько ассоциаций, которые в скором времени находили свои подтверждения в реальности. Образ имеет свою логику превращений, и угадать ее бывает чрезвычайно интересно . Поэтому, когда в самом процессе развития и качественных изменений современного ювелирного искусства можно было проследить определенную логику (а именно логика формирования и развития художественного образа — важная составляющая моего исследования), мне захотелось подвести краткий итог, возможно, в случайно выбранной временной точке, которую многие называют концом века.

Все началось с написания одной большой статьи, которую пришлось в дальнейшем разбить на несколько тем-статей-материалов, так как иначе она получилась бы слишком громоздкой и не соответствовала бы принятой системе постановки исследовательских задач в рамках одной статьи. Однако в причудливом соединении частей работы был свой смысл. Останавливаюсь на этом подробнее, так как история имела продолжение, и некоторые соображения (научные мои прогнозы), высказанные тогда, получили свое развитие в дальнейшем.

Проанализировав появившиеся на выставках в середине 1980-х произведения ювелиров-новаторов, я обратила внимание на доминирующую в их художественном решении концепцию — анализ сложного пространства, кристаллических трансформаций, ритмичных плоскостных структур . При этом ювелиров абсолютно не занимала проблема «носибельности» этих украшений, взаимоотношения их с человеком, его костюмом, с пластикой человеческого тела . Более того, «станковизация» прикладных вещей считалась большим достижением советского прикладного искусства, которое как бы смогло стать в разработке проблем «образности» почти что вровень со станковым искусством («табель о рангах» в отношении видов искусства все еще существовал и давал о себе знать). Ювелирные украшения представлялись способом творческого авторского самовыражения, но такой замечательный и неповторимый объект творчества, как человек, ускользал от внимания ювелиров и арт-критиков.

К этому времени, работая с материалом традиционного дагестанского ювелирного искусства, я с особым вниманием относилась к тому, что назвала «структурирующей функцией украшений» или «мироустроительной функцией» . Поэтому в статье появился панегирик прикладному искусству как искусству реальной жизни, с доминирующим в нем призывом: «Будьте прикладниками!», т. е. призывом создать с помощью прикладных видов искусства такой образ человека, который бы соответствовал разрабатываемому ювелирами-новаторами 1980-х годов художественному пространству. Попытавшись умозрительно представить такого человека, я пришла к выводу, что его физические человеческие свойства и качества должны быть изменены (например, он должен носить очки-украшения, в которых глаза будут выглядеть как глаза пчел, и обладать другими зрительными способностями).

Концептуальную близость идеи формирования нового образа человека с помощью произведений прикладного искусства я видела в целом ряде явлений молодежной моды, связанной с рок-культурой, с бытовой средой. Этот взгляд на предмет исследования определил характер статьи, посвященной рок-культуре .

Не прошло и полугода с момента этой интеллектуальной фантазии, как на «Выставке современного сознания» в галерее «Марс» я увидела работы дизайнера В. Телякова, в которых идея изменения физических способностей человека разрабатывалась удивительно последовательно, полно и логично, охватывая различные направления, грани и уровни. Более того, в его проекте я нашла очень близкую аналогию моему гипотетически сконструированному человеку. Я уделяю этому факту особое внимание, так как это совпадение художественной реальности с моей собственной научной фантазией показалось мне симптоматичным. Было и второе совпадение научной фантазии и реальности. Я представила пространство, в котором могли бы органично существовать эти украшения. Это была большая черная коробка с зеркальными стенами внутри. Много лет спустя, беседуя с Ириной Дорофеевой, я узнала, что, вступая в 1980-х годах в Союз художников, она сделала для своих украшений именно такую коробку с зеркалами.

Думаю, что определенному отношению к пространству и пластике соответствует свой круг художественных проблем и их решений (или воплощений в художественной форме). Эти «решения-воплощения» могут реализоваться в творчестве одного автора, причем на разных этапах его пути, а могут родиться в один момент в сознании разных людей. Здесь важно, что логическое предположение или прогноз может находить почти одновременный отклик в художественной реальности.

От моей «базовой» статьи ответвлялась, кстати, еще одна линия, продолжавшая тему «формирования облика человека» и как бы не имевшая прямого отношения к ювелирному искусству. Я имею ввиду статью о «космообразующей силе» лиц-образов в творчестве Ф. Феллини . Но именно это, ранее намеченное направление, реализовалось в «художественно-жиз¬нен¬ной» ситуации 1990-х с наибольшей силой. Оно получило в 1990-х годах доминирующее развитие, причем не в творчестве мастеров прикладного искусства непосредственно, а в появившихся впервые в нашей стране глянцевых журналах мод, в клубной жизни, в модной тусовке, в профессиональных упражнениях стилистов и имиджмейкеров (см. главы «Эмоциональная усталость № 1…» и «Эмоциональная усталость № 2…»). Были лишь единичные попытки ювелиров войти в это кипящее и «фрикующее» (от английского «freak» — дурачок, причудливый, уродец ) море модной социальной среды, поначалу наслаждающейся чувством свободы.

Большая же часть ювелиров-новаторов 1980-х, «засевших в черной коробке с зеркальными стенами», не желали замечать жизнь вокруг. К концу 1990-х «тусовка» в качестве «расструктурированной» и в какой-то мере что-то продуцирующей среды пришла к своему логическому концу и стала малоактуальной. По-существу ювелирное искусство почти не сыграло в ней стилеобразующей роли (исключение составляли единичные заказы какой-либо отдельно взятой «звезды» какому-нибудь отдельно взятому ювелиру, но ювелирный арт-климат это не меняло). «Звезды» и «тусовочники» продолжали носить нечто очень обыкновенное, ну, может быть, улучшенного итальянского качества. Не родились у нас тогда наши ювелирные «Готье», «Макквины», «Пако Рабаны». Хотя общий эмоциональный фон времени нашел свое проявление в произведениях ювелиров.

1999–2000 гг. обозначили определенные изменения в жизни ювелирного искусства и дизайна. А именно, наметились попытки организовать дизайнерские коллекции и ювелирные фирмы, обозначилось стремление ювелиров-художников выйти на дома моделей или «производителя», а вслед за этим в бутики, дальше в салоны и опуститься в прет-а-порте, в магазины (см. главу «„Ювелирный театр“: Русский ювелирный проект»). Как этот процесс будет развиваться, покажет будущее.


Об авторе
top
Гамзатова Патимат Расуловна
Окончила исторический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (отделение истории и теории искусства). Член-корреспондент Российской академии художеств, кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств Республики Дагестан. Автор более ста научных публикаций, в том числе четырех монографий, научный редактор и инициатор ряда искусствоведческих сборников, куратор и организатор художественных выставок. Научная специализация: этническое и современное ювелирное искусство, народное и современное искусство Дагестана.