Обложка Фирсов Л.А. Поведение антропоидов в природных условиях
Id: 277832
599 руб.

Поведение антропоидов в природных условиях. № 10. Изд. стереотип.

URSS. 2022. 166 с. ISBN 978-5-9519-2470-4.
Типографская бумага
  • Твердый переплет

Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга выдающегося отечественного физиолога-приматолога Л.А.Фирсова (1920--2006), посвященная физиологии антропоидов, или человекообразных обезьян. Она была написана на основе изучения поведения группы из пяти шимпанзе в возрасте 2,5--7 лет, которое проводилось в природных условиях Псковской области в летне-осенний период 1972--1976 гг. Сложные формы моторной деятельности обезьян в экспериментальных... (Подробнее)


Содержание
Предисловие ко второму изданию1
Предисловие3
Введение5
Полевые исследования поведения обезьян7
Основные организационные вопросы наших экспедиций в 1972 - 1976 гг14
Характеристика метеорологических элементов Пустошкинского района (СССР) и заказника Гомбе-Стрим (Африка) (Г. Г. Корниенко)18
Питание шимпанзе в природных условиях Псковской области (Л. В. Кузьмина)25
Медицинский контроль за здоровьем обезьян в природных условиях31
Комплекс реабитуации шимпанзе39
Стадное поведение шимпанзе в природе45
Так называемое гнезд остро ение56
Экспериментальное изучение поведения антропоидов66
Условнорефлекторная память70
Образная память81
Использование природных объектов в качестве орудия94
Поведение шимпанзе в групповом эксперименте102
Пластичные формы поведения114
Кинодокументация, киноисследования и научные фильмы (Ю. И. Левкович)129
Заключение137
Приложение147
Литература154

Предисловие ко второму изданию

Перед вами одна из наиболее известных книг Леонида Александровича Фирсова (1920--2005) -- выдающегося отечественного физиолога-приматолога. В этом году ему исполнилось бы 90 лет. Ученик Л.А.Орбели и Л.Г.Воронина, он последовательно изучал высшую нервную деятельность приматов и создал ее всеобъемлющую характеристику, которая во многом опередила свое время. Особый интерес представляют его исследования наиболее сложных когнитивных функций у человекообразных обезьян. Его данные об их способности к образованию довербальных понятий, о целенаправленном использовании орудий не потеряли своего значения, они представляют несомненную ценность для бурно развивающейся в настоящее время новой комплексной отрасли знаний -- когнитивной науки. Достаточно упомянуть, что его гипотеза о наличии у антропоидов когнитивной основы для усвоения языка получила убедительное подтверждение в работах американских психологов, доказавших их способность овладевать простейшими аналогами человеческого языка.

Стремление к системному исследованию всех сторон поведения и психики антропоидов, а также к созданию оптимальных условий их выживания в неволе породили уникальный цикл работ Леонида Александровича, описанию которого и посвящена эта книга. В течение нескольких лет (1972--1986) он вывозил своих шимпанзе на лесистые озерные острова в Псковской области. Позднее (1994--2004) такие же эксперименты он проводил с низшими обезьянами уже прямо в Санкт-Петербурге, на одном из островов в ЦПКиО им.Кирова.

В своих экспедициях Леонид Александрович ставил и решал многообразные задачи. В частности, он стремился проверить, как обезьяны в природных условиях, "на свободе", будут решать когнитивные тесты, с которыми они сталкивались в лабораторных условиях. Тем самым он предвосхитил некоторые подходы современной когнитивной этологии -- еще одной науки, которая в те времена еще не оформилась как самостоятельное направление в изучении интеллекта животных. Написанная прекрасным языком, эта книга интересна не только для специалистов, но и для более широкого круга читателей, интересующихся поведением животных.

Леонид Александрович продолжал интенсивно работать до последних дней жизни, даже на фоне тяжелой болезни. В 2000-е годы он (совместно с А.М.Чиженковым) написал несколько монографий, посвященных эволюции интеллекта животных, а также замечательную книгу воспоминаний, которая воссоздает обстановку его жизни и работы в непростое советское время.

Профессор З.А.Зорина
Биологический факультет МГУ
имени М.В.Ломоносова

Предисловие

Книга Леонида Александровича Фирсова "Поведение антропоидов в природных условиях" -- вторая его монография, посвященная физиологии антропоидов. В первой были изложены результаты опытов, в которых он исследовал проблемы памяти у обезьян.

Преемственность книг очевидна, так как вторая несомненно продолжает и развивает первую. Да и построены обе книги на одном материале, если так можно выразиться, на изучении физиологии антропоидов. Однако при сходстве обеих книг между ними есть существенная разница. Первая посвящена хотя и волнующей многих, но все же частной проблеме: памяти у антропоидов. Вторая же -- это одна из немногих книг по приматологии.

Изучение поведения антропоидов в природных условиях (или, точнее, близких к естественным, ибо природные условия Псковской области, конечно, иные, чем в Африке) открыло глаза на многие особенности поведения антропоидов в условиях свободного существования. Многое из того, что считалось незыблемым, пошатнулось, а кое-что и вовсе оказалось неверным.

Читатель, знакомый с такими известными трудами, как например книги Н.Н.Ладыгиной-Котс "Исследование познавательных способностей шимпанзе" (1923), "Конструктивная и орудийная деятельность высших обезьян" (1959), Г. 3. Рогинского "Навыки и зачатки интеллектуальных действий у антропоидов (шимпанзе)" (1948), Э.Г.Вацуро "Исследование высшей нервной деятельности антропоида (шимпанзе)" (1948), быстро уловит разницу между этими книгами и монографией Л.А.Фирсова.

В первом случае всюду довлел эксперимент, т.е. придуманная экспериментатором ситуация, во втором -- природные условия диктовали наиболее выгодную для животного форму поведения. Сказанное совсем не означает, что автор этих строк пренебрежительно относится к эксперименту вообще и в данном, конкретном случае в частности. Все дело в том, что условия эксперимента могут быть различными, и чем они ближе к естественным, тем собранный материал богаче. Однако и истолкование его труднее, так как требует от физиолога-наблюдателя высокой степени контроля своих выводов и заключений.

Нет смысла пересказывать в предисловии все содержание работы, проведенной Л.А.Фирсовым. Прежде всего это невозможно фактически, а кроме того, каждое предисловие в большей или меньшей степени невольно навязывает читателю определенную оценку работы. Мне представляется, что любая книга, будь то сугубо научный труд или литературное произведение, должна начинаться непосредственно с изложения существа вопроса, а заканчиваться знакомством с предисловием.

Могу сказать лишь одно: материал книги Л.А.Фирсова не может оставить читателя равнодушным независимо от того, разделяет он или не разделяет взгляды и умозаключения автора. Конечно, содержание книги ближе всего к интересам приматологов, но, мне кажется, оно не оставит безразличными и тех, кто занимается специальными проблемами антропогенеза. Жаль, конечно, что чтение монографии Л.А.Фирсова не может заменить того материала, который нашел отражение в двух фильмах. В одном -- кинодокументальном, научном, а во втором -- научнопопулярном. Эти фильмы сейчас уже стали достаточно известными, и здесь необходимо отдать должное искусству и мастерству ближайшего помощника Л.А.Фирсова -- Ю.И.Левковича, перу которого принадлежит одна из небольших глав этой книги.

Нисколько не пытаясь навязать читателю свою точку зрения как непогрешимую, отмечу лишь, что фильм дает богатый материал для суждения о роли коллективных действий в обезьяньем сообществе, иерархических отношениях в нем, об образной и условнорефлекторной памяти и даже о таинственной пока способности свободно живущего обезьяньего сообщества избегать заведомо ядовитых растений. Причем это избегание достигалось не путем метода проб и ошибок, а каким-то пока неясным путем. Несмотря на наличие примерно 15 видов ядовитых растений, произраставших на острове, где жили обезьяны, ни одно животное не употребило их в пищу. Эта загадка еще требует особого анализа.

Материала книги довольно для того, чтобы у читателя возник ряд вопросов и поводов для размышлений. Однако в книге не передана, и, вероятно, это и не нужно было делать, атмосфера тревоги и сомнений, которые владели Л.А.Фирсовым, его коллегами и даже автором этих строк в тот период, когда решался вопрос о целесообразности первой экспедиции и степени ее риска. Рисковали своим престижем непосредственные участники экспедиции. Институт в целом рисковал драгоценным "материалом" -- группой антропоидов, привыкших к вольерному и в общем-то "оранжерейному" содержанию. Никто не мог точно заранее сказать, будет ли материал о поведении антропоидов в природных условиях столь ценным и новым, что он оправдает возможность потери одного или двух животных.

Теперь, когда все тревоги и сомнения в прошлом, можно уже с уверенностью сказать: да, риск был вполне оправдан, а полученные результаты не банальны и дали ценную прибавку к нашим знаниям о поведении антропоидов в природных условиях. Все подопечные Л.А.Фирсова живы, здоровы, благоденствуют, а экспериментаторы приобрели немалый и ценный опыт, обогащающий наши знания о поведении животных.

Акад. В.Черниговский

Об авторе
Фирсов Леонид Александрович
Выдающийся российский приматолог, внесший огромный вклад в исследование поведения и психики человекообразных обезьян. Доктор медицинских наук, профессор. В 1938 г. поступил во 2-й Ленинградский медицинский институт им. И. И. Мечникова. Прошел всю Великую Отечественную войну; был хирургом в действующей армии. С 1947 г. — аспирант академика Л. А. Орбели и члена-корреспондента АН Л. Г. Воронина. В 1952 г. защитил кандидатскую диссертацию. В течение многих лет возглавлял лабораторию физиологии поведения приматов в Институте физиологии им. И. П. Павлова АН СССР (РАН). С 1995 г. — директор Санкт-Петербургского приматологического центра на базе Ленинградского зоопарка.

Многоплановые исследования Л. А. Фирсова показали, что шимпанзе обладают высочайшим уровнем развития поведения и психики. Они действительно способны к одномоментному образованию множества условных реакций разного уровня сложности. Всесторонние лабораторные исследования традиционными методами Л. А. Фирсов сочетал с наблюдениями и экспериментами в условиях, приближенных к естественным. С этой целью группу шимпанзе (а позже макак-резусов) выпускали на небольшой озерный остров в Псковской области и наблюдали, как воспитанные в неволе обезьяны осваивают природные корма, строят гнезда, избегают опасности, играют, как складываются отношения в сообществе. В процессе опытов и наблюдений регулярно проводилась профессиональная киносъемка, и в результате было создано около 10 документальных фильмов, которые сохранили реальную картину многих уникальных экспериментов.