Обложка Беляев В.А. Континентальная философия от Просвещения до современности: Через критику книги Д.Уэста «Континентальная философия. Введение»: Уникальный подход к исследованию через социокультурную методологию
Id: 275669
599 руб.

КОНТИНЕНТАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ от Просвещения до современности:
Через критику книги Д.УЭСТа «Континентальная философия. Введение»: УНИКАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ через СОЦИОКУЛЬТУРНУЮ МЕТОДОЛОГИЮ

Континентальная философия от Просвещения до современности: Через критику книги Д.Уэста «Континентальная философия. Введение»: Уникальный подход к исследованию через социокультурную методологию
URSS. 2021. 416 с. ISBN 978-5-9710-9002-1.

Аннотация

Эта книга представляет собой попытку прорисовки того, что автор называет «методологическим пространством» континентальной европейской философии. Континентальной в данном случае называется та ветвь европейской философии, которая идет от эпохи Просвещения и расходится с ветвью англо-американской философии. Главным объектом исследования является связь логики предельного теоретизирования (высшим проявлением которого является философия) и логики... (Подробнее)


Оглавление
Оглавление3
Предисловие12
Часть I. Основания социокультурной методологии философии и основания модернового мира14
Глава 1. О различении «континентальной» и «колониальной» философии14
1. Какой смысл можно вложить в понятие «континентальная философия»? Можно ли говорить о «колониальной» философии?14
2. Прорисовка «семейного древа континентальной философии» или идеально-типическая прорисовка связи социокультурной и предельно-теоретической логик модерна? Про-модернистская линия (к «открытому» универсуму) и контр-модернистская линия (к «закрытому» универсуму). Методологическое пространство философии модерна: мэйнстрим и множество «направлений»16
3. «Континентальная» философия — феномен «Востока»?23
Глава 2. Что такое модерн? Основные направляющие модерновых преобразований24
1. Модернизация как «формальная рационализация»? Значимо ли средневековье?24
2. Модерн как переход от культуры «мостов к трансцендентному» к культуре «прохода через земную реальность». Активизация человека и перенаправление его активности на земную реальность. Задача выявления характера рациональной деятельности человека модерна. Модерн как ответ на вызовы «человека пассивного» и «человека духовного». Модерн как продолжение реформационной (реализационной) критики католической системы. Модерн как продолжение «мировой освобождающе-объединяющей революции» христианства, но на контр-религиозной основе27
3. Модерн как переход от «субстанциального» универсума к «функциональному». Авангардность природы в деле «функционализации» универсума. Диалектическая структура «функциональных» (либерально-демократических) обществ. Рационально-бюрократическая часть социальности модерна. Рациональность модерна в целом, ее познавательный и инструментальный модусы. «Коммуникативная» и «системная» рациональность. «Функциональное» и капиталистическое общества38
4. Модерн как переход от «культурной» социокультурной архитектуры к «посткультурно-интеркультурной». Идея «посткультуры» и идея второй редакции «мировой этической революции» христианства47
5. Модерн как переход от «идеологических» обществ к «постидеологическим». «Интеридеологические» общества51
Часть II. Основные линии раннего модерна: про-модерновая и контр-модерновая54
Глава 3. Направляющие раннего модерна (включая эпоху Просвещения)54
1. О логике описания принципов раннего модерна54
2. Соотношение про-модерновой и контр-модерновой тенденций в нововременном социокультурном пространстве. Логика шага «открывания» универсума. Соотношение нововременной философии и нововременной науки. Борьба за «открытый» универсум на поле теории познания55
3. Философская революция Декарта: математико-механистическая версия новой природы и «развоплощение эго». Декартовская парадигма шага «открывания» универсума. Диалектика бесконечного «открывания» универсума59
4. Итоги63
Глава 4. Парадигмальный вариант про-модернового проекта: Кант65
1. Ключевая роль кантовской философии в Просвещении (с точки зрения Автора)65
2. Предлагаемая мной интерпретация кантовской философии и его «коперниканского переворота»66
3. Отношение к «теоретической» философии Канта континентальной и аналитической традиций72
4. «Возвраты» в модерновой культуре и философии Канта73
Глава 5. Континентальное противостояние Просвещения и контр-просвещения76
1. Логика взаимодействия про-модернистских и контр-модернистских тенденций76
2. Логика архетипической критики «цивилизации»78
3. «Диалектическая» логика либерально-демократического общества81
4. Демократическое общество между «народом» и «правящей элитой»82
5. После Просвещения: между партикуляризмом и универсализмом84
6. Модерн между унификацией и индивидуализацией88
Глава 6. Парадигмальный вариант контр-модернового проекта: Гегель92
1. Гегелевская система как продвинутый вариант контр-модернистского теоретического продукта. Парадигмальность гегелевского решения. Социокультурный аналог гегелевской системы92
2. «Практическая» философия Гегеля против «практической» философии Канта95
3. Построение Гегелем новой «культурной» системы и историческая «диалектика духа». «Открывающая» и «закрывающая» диалектика99
4. «Теоретическая» философия Гегеля против «теоретической» философии Канта102
Часть III. Пост-просвещенческая рефлексия на стороне истории и социальности107
Глава 7. Диалектика освобождения: мэйнстрим модернистского проекта между либерализмом и коммунизмом107
1. Основные параметры методологического пространства XIX–ХХ веков107
2. Логика формирования коммунистической стратегии модернового мэйнстрима (марксизм)113
3. Основные принципы марксистской программы117
Глава 8. Историзм на стороне культуры и индивидуальности: Дильтей122
1. Прорисовка топологии методологического пространства модерна XIX века122
2. Стратегия Дильтея: историзм и кантианство124
Часть IV. Пост-просвещенческая рефлексия по ту сторону истории и социальности130
Глава 9. На стороне «материи» человеческого существования: экзистенциализм и Кьеркегор130
1. Основные линии топологии методологического пространства XIX века. Место экзистенциализма130
2. Экзистенциализм «по ту сторону социальности и истории». Контр-модернистский экзистенциализм Кьеркегора136
3. Кьеркегор как новый религиозный реформатор. Парадоксы и варианты экзистенциализма139
4. Экзистенциализм и новая редакция «мировой освобождающе-объединяющей революции» христианства142
5. Экзистенциализм и логика «тоталитарных» обществ ХХ века144
Глава 10. Начало «постмодернистской» критики модерна: Ницше147
1. XIX век и начало «постмодернистской критики»147
2. Шопенгауэр как «прелюдия к Ницше»148
3. Критика модерновой рациональности150
4. По направлению к «диалектическому модерну»152
5. Против массового человека и массовой культуры153
6. Против качественной генерализации154
7. Против насилия истории155
8. Контр-модернистские переинтерпретации позиции Ницше. Уязвимое место постмодернистской критики156
Часть V. «Методологический» и «символистский» повороты в рефлексии модерна и авангардная социальность ХХ века158
Глава 11. Начало «методологического поворота» в философии: Гуссерль158
1. «Онтологический» и «методологический» модусы рефлексии. Общая логика модернового «методологического поворота» в философии158
2. Культурно-исторический релятивизм как вызов, на который отвечал своей стратегией Гуссерль162
3. «Феноменологическая методология» как ответ Гуссерля163
4. Переход от «феноменологической» к «культурно-исторической» методологии. Методологическая ошибка контр-позитивизма165
Глава 12. Начало «символистского поворота» в философии: Хайдеггер168
1. Контр-позитивистские проблематизации при переходе к авангардной социальности ХХ века168
2. От кантианской феноменологии к гегельянской. Перемещение акцента с методологии на онтологию. Постмодернистский способ критики модерна171
3. Критика «массового человека»: со стороны контр-модерна и со стороны про-модерна174
4. «Символистский поворот» в модерновой рефлексии176
Глава 13. «Высокий модерн» в теории и авангардная социальность на практике: вариант Сартра180
1. «Авангардная социальность», «высокий модерн» и «высокий контр-модерн»180
2. Вызовы для философии Сартра. «Высокий модерн» его ответа на вызовы182
3. «Творческая революция» как позиция Сартра184
4. «Свободно-тревожно-ответственные» против «несвободно-успокоенно-безответственных»187
5. Творческое трансцендирование и социальность. «Постмодернистское» общество189
6. Экзистенциалистская логика истории и социальности. Авангардные формы социальности ХХ века190
Часть VI: На пути к постмодерну193
Глава 14. Реализация модерна и формирование «постмодернистской» реальности и мышления193
1. Модерн и постмодерн в дискурсах «истории философии» и «социокультурной методологии философии»193
2. Вопросы к направляющим развертывания модерна. Реализовался ли модерн как переход от «закрытого» универсума к «открытому»?196
3. Реализовался ли модерн как переход от культуры «мостов к трансцендентному» к культуре «прохода через земную реальность»? Реализовался ли модерн как продолжение «мировой освобождающе-объединяющей революции» христианства на контр-религиозной основе?197
4. Реализовался ли модерн как переход от «субстанциального» универсума к «функциональному»?203
5. Реализовался ли модерн как переход от «культурной» социокультурной архитектуры к «посткультурно-интеркультурной»?208
6. Реализовался ли модерн как переход от «идеологических» обществ к «пост-идеологическим»?210
Глава 15. «Постмодернистская» герменевтика Гадамера213
1. Радикальный контр-позитивизм и социокультурная логика модерна. Главный просчет постмодернистской критики модерна213
2. Возврат к культурности и историчности в контр-модернистском и про-модернистском вариантах. Постмодернистская критика как стремление спасти человечество от превращения в мир объектов222
3. Парадоксальная логика теоретика, стремящегося понять историю, и логика модерна225
4. Разрыв с прошлым и типы его восстановления. Универсализация «естественнонаучной» стратегии модерна как «методологическое недоразумение»227
5. Утверждение одной из сторон «диалектического модерна». Стратегии интерпретации и «состояние постмодерна»229
6. Кантовская ситуация Гадамера и «фронезис» в роли универсального «методологического подлежащего»231
Глава 16. «Децентрация субъекта» и «разрыв с гуманизмом» модерна235
1. Линии «децентрации» субъекта235
2. Введение понятия «бессознательного» как одна из линий «децентрации» субъекта236
3. «Разрыв с гуманизмом» как разрыв с конструктивизмом модерна240
4. «Разрыв с гуманизмом» и модерн как вторая редакция «мировой этической революции» христианства247
5. «Разрыв с гуманизмом» и позиция Левинаса252
6. «Разрыв с гуманизмом» структурализма: структурная лингвистика257
7. «Разрыв с гуманизмом» структурализма: структурная антропология261
Глава 17. Структуралистская «критика культуры» у Фуко266
1. Борьба против «контр-субъективирующих» систем за «последней линией обороны»266
2. «Контр-индивидуалистический реализм» раннего Фуко. Поворот к логике «смерти субъекта»267
3. «Антиутопическая» позиция позднего Фуко269
4. Борьба с «метанарративами», изменение масштаба зрения. Направленность к новой, «простой» сборке мира272
5. Между марксизмом и структурализмом. «Принуждение структуры»276
6. Генеалогия «биовласти» систем и критика модерна279
7. «Диалектика Просвещения» у Фуко281
Глава 18. Постструктуралистская «критика культуры» у Деррида288
1. Позиция Деррида, рациональность модерна и логика модерна288
2. Направления критики у Деррида. Критическая логика Деррида и логика «критики культуры»294
3. Критика «фоноцентризма» и «логоцентризма» как непрямая социокультурная критика300
4. «Против методологического принуждения» у Деррида и логика постмодернистской позиции302
Глава 19. Постмодернизм франкфуртской школы306
1. Критика «высокого модерна»306
2. Переход к «диалектическому модерну». «Мировая функционалистская революция» и самокритика модерна309
3. «Против позитивизма» и логика позитивизма316
4. «Диалектика Просвещения» и социокультурная логика модерна321
5. Процесс рационализации модерна и переход к «функциональному» обществу330
6. Общая форма критики капитализма и общая формула «постмодернистской» критики333
7. Логика постмодернистской критики «культурной индустрии»338
8. Массовая культура между «культурной индустрией» и «культурным производством в массовом обществе»341
Часть VII. Между модерном, постмодерном и пост-постмодерном346
Глава 20. Тенденции, ведущие к постмодерну, и вызовы, ответом на которые можно считать постмодерн346
1. Вопросы к логике исследования модерна и постмодерна346
2. Социокультурные факторы, сформировавшие постмодерн350
3. Обобщенные формы мышления о модерне, постмодерне и возможных тенденциях пост-постмодерна354
4. Постмодернистские ответы на вызовы модерна и возможные перспективы пост-постмодерна361
5. Модерн и постмодерн в общекультурном отношении370
Глава 21. Пост-постмодернизм Хабермаса379
1. Против «закрывающегося» универсума реального модерна. Модерн как вариант «мировой этической контр-системной революции». К новым реализационным возможностям модерна379
2. Модерн как направленность на построение «пост-идеологических», «коммуникативных» обществ. Логика «функционального» общества и реализационный кризис модерна386
3. «Мета-прагматическая» направленность социальной науки модерна и еще один вариант «освобождающе-объединяющей» революции393
4. Аспекты реализационной критики модерна Хабермасом397
5. Логика «объективной» языковой основы конструктивной коммуникации399
Послесловие. Идеально-проектные направленности модерна в пост-постмодерне406

Предисловие
Эта книга представляет собой попытку прорисовки того, что я называю методологическим пространством философии модерна. Она написана через критику книги Д. Уэста «Континентальная философия. Введение». Континентальной Уэст называет новоевропейскую философию в той ее ветви, которая начинается от эпохи Просвещения и представляет собой определенную альтернативу англо-американской философской линии, которая Уэстом связывается преимущественно с линией аналитической философии. Именно это заставило меня в данном случае ограничить методологическое пространство философии модерна методологическим пространством континентальной философии.

Что означает, что моя книга написана через критику книги Д. Уэста? Это означает попытку определенного заочного критического разговора с указанным автором. Такая попытка не означает, что моя книга представляет собой комментарии к книге Уэста. Наоборот, в основе моей книги лежит оригинальная, созданная мной концепция модерна и постмодерна. С одной стороны, я излагаю свои представления о логике модерна, логике философских направлений, которые были так или иначе связаны с социокультурными процессами. С другой стороны, я критически осмысляю позицию Уэста относительно того же. Получается что-то вроде сравнения того дискурса о модерне и его философии, которого придерживаюсь я, и того, которого придерживается Уэст.

Есть одно существенное отличие, которое отличает мой дискурс от того, который демонстрирует Уэст. Дискурс последнего можно определить как традиционный для «истории философии». Соответственно этому, его книга и называется «Континентальная философия». Мой дискурс я назвал бы социокультурной методологией философии. Для этого дискурса важны не только содержания философских учений, но и логика социокультурной реальности, которая эти учения актуализирует, делая их ответами на жизненно значимые вызовы. В свою очередь философия составляет идеально-проектную часть различных направлений социокультурного движения, то есть демонстрирует обратное влияние на социокультурную реальностью. То, что я называю методологическим пространством философии, представляет собой пространство социокультурных вызовов, философских ответов на них, попыток реализаций социокультурных проектов (идеально-проектную составляющую которых дает философия), критику результатов этих попыток и так далее. Для меня важно достаточно четко прочертить отношения между компонентами этой противоречивой логики. Пространство этих отношений и можно будет назвать методологическим пространством философии. В книге Уэста тоже есть места, в которых он связывает логику рождения философских систем с социокультурной логикой. Но, на мой взгляд, он делает это не достаточно последовательно. Чтобы делать это в достаточной мере последовательно, нужно иметь достаточно четкое представление о социокультурной логике модерна. Я стараюсь предоставить такую логику и стараюсь показать недостаточность этой логики у Уэста.

С моей точки зрения, определение социокультурной логики модерна задает базу для методологических исследований относительно него. Важной составляющей континентальной философии является рефлексия относительно модерна, то есть формы его самосознания. Различные философские концепции касаются тех или иных ракурсов этой логики, даже пытаются дать систематичное представление о ней. Но, с моей точки зрения, ни у одного из авторов, которых рассматривает Уэст, нет убедительного представления о модерне. Одной из главных целей этой книги является попытка дать такое представление. На его основе я провожу критику разных авторов, особенно тех, которые в той или иной мере относимы к постмодернистским. Я стараюсь выявить неадекватные представления о модерне, которые широко распространены среди постмодернистских авторов, и в этом вижу одну из оригинальных сторон моей книги.

Хотя я в основном следовал логике расположения философских направлений и принадлежащих к ним авторов, заданной Уэстом, тем не менее, я во многом перегруппировал рассказ о направлениях и конкретных авторах. Я использовал для своего рассказа не всех тех авторов, о которых рассказывает Уэст. Моей задачей было не написание альтернативной истории континентальной философии, а прорисовка ее методологического пространства. Меня больше интересовали типологические социокультурные ситуации и типологические философские позиции. Поэтому мои прорисовки имеют более схематический характер по отношению к рассказам Уэста. Мне важно было прорисовать основную схематику методологического пространства.

Насколько удачна моя попытка — судить читателям. В этой книге я подвел определенные итоги моим разработкам относительно социокультурной логики модерна и методологического пространства его философии, сделанным в других работах.


Об авторе
Беляев Вадим Алексеевич
Кандидат философских наук, автор монографий «Антропология техногенной цивилизации на перекрестке позиций», «Проективная антропология», «Посюсторонняя эзотерика», «Путешествие в психодраму и социологию», «Рыночная экономика как социальный проект либерализма: Критический анализ технологий справедливости», «Проекты покорения человека против проекта покорения природы: К реконструкции новоевропейской рациональности», «Либерализированная Россия в поисках нравственной основы», «Глобализирующаяся цивилизация в контексте социокультурных стратегий», «Философия управления между теорией менеджмента и философией культуры», «Критика интеркультурного разума: Анализ ценностной структуры новоевропейского мира», «Феноменология и методология в контексте интеркультуры», «Интеркультура и философия», «Конструируем модерн: Посткультурный и интеркультурный аспекты. Проектно-системный подход», «Конструируем модерн: Методологический и диалектический аспекты», «„Вечный капитализм“ и логика модерна: Через критику концепции „Трех великих трансформаций глобального капитализма“» (в 2 кн.), вышедших в издательстве URSS. Занимается проблемами философской антропологии, исследует антропологические основания современной цивилизации, науки и либерализма, а также способы реализации эзотерической направленности, которые возможны внутри разнообразных традиций техногенного мира.