Обложка Лебедев М.В. Значение, истина, обоснование: Анализ языковых значений: Условие-истинностный подход
Id: 272794
699 руб.

Значение, истина, обоснование:
Анализ языковых значений: Условие-истинностный подход Изд. стереотип.

URSS. 2021. 368 с. ISBN 978-5-9710-9060-1.
  • Твердый переплет
• Истинность значений и концепция «значение как употребление».
• Семантическое определение истины.
• Применение различных теорий истины: корреспондентной, дефляционной, прагматической, ревизионной, когерентной, релятивистского подхода.
• Проблемы обоснования языковых выражений.
• Самоорганизация языковых значений.

Аннотация

В предлагаемом исследовании рассматривается наиболее влиятельная в аналитической философии теория языкового значения --- условие-истинностная теория. Анализируются проблемы, с которыми она сталкивается, и на этом основании строится четко структурированный подход, инкорпорирующий теорию значения в более современные и более адекватные эпистемологические теории.

Книга предназначена философам, логикам, лингвистам, специалистам в области ...(Подробнее)когнитивной психологии и искусственного интеллекта, студентам и аспирантам философских и языковых факультетов вузов, а также широкому кругу ученых-гуманитариев.


Оглавление
 От автора
 Введение
Глава 1. Условие-истинностный подход к анализу языковых значений
 § 1.1. Истинность значений и концепция "значение как употребление"
 § 1.2. Семантическое определение истины
 § 1.3. Инверсия семантического критерия в стандартной семантике Дэвидсона
 § 1.4. Верификационистские аргументы против УИКЗ
 § 1.5. Резюме главы
Глава 2. Онтологическая нейтральность УИКЗ
 § 2.1. Инверсия семантического критерия Куайном
 § 2.2. Требование независимости истинностных факторов от сознания
 § 2.3. Носители истинности в УИКЗ
 § 2.4. Резюме главы
Глава 3. Применение в УИКЗ различных теорий истины
 § 3.1. Понятие истины и возможность его применения в теории значения
 § 3.2. Применение корреспондентной теории
 § 3.3. Применение дефляционной теории
 § 3.4. Применение прагматической теории
 § 3.5. Применение ревизионной теории
 § 3.6. Применение релятивистского подхода
 § 3.7. Применение когерентной теории
 § 3.8. Резюме главы
Глава 4. Проблемы обоснования языковых выражений
 § 4.1. Различение между истинностью и обоснованностью знания
 § 4.2. Природа когерентности и проблема доступа
 § 4.3. Аргументы когерентной теории обоснования и перцептуальные утверждения
 § 4.4. Интерпретация и обоснование
 § 4.5. Резюме главы
Глава 5. Самоорганизация языковых значений и ее анализ в качестве эпистемологического обоснования
 § 5.1. Значение как обоснование
 § 5.2. Динамическая теория каузальной референции
 § 5.3. Холистичность и конвенциональность значений
 § 5.4. Композициональность значений
 § 5.5. Применение обосновательной концепции значения к прикладным семантическим теориям
 § 5.6. Принципы построения двухуровневой семантики
 § 5.7. Резюме главы
 Заключение
 Библиография

От автора

Эта работа была впервые опубликована в 2001 г. в РУДН под названием "Эпистемологические основания условие-истинностной концепции значения" небольшим тиражом и оставалась до сих пор доступной лишь ограниченному кругу читателей. Это к лучшему: я исправил неточности, внес сокращения и изменения, дополнил ряд разделов новыми материалами и соображениями. Особую роль в этой связи играют параграфы, посвященные моделированию естественно-языковых значений в общем контексте проблематики представления знаний и управления ими.

Среди произошедших за этот период перемен наиболее важно то, что нас покинул Дональд Дэвидсон. Совсем незадолго перед смертью он успел благословить русский перевод "Исследований истины и интерпретации" -- книги, давшей исходный импульс настоящему исследованию.

Философия, -- писал Дэвидсон, -- процветает благодаря обмену идеями. Этот обмен включает в себя приведение доводов за и против, поиск общего в различных взглядах, конфронтацию между новыми методами, предположениями, разработками; кратко говоря, он подразумевает диалог. Диалог требует взаимопонимания и, в силу этого, общего языка.

Вероятно, я долго искал -- и, что не менее вероятно, всегда буду продолжать искать -- этот общий язык и другие общие языки. Однако в рамках этой тенденции или вне ее, подобно тому как Дэвидсон посвятил "Исследования истины и интерпретации" Куайну со словами "without whom not", я могу теперь реадресовать этот предикат.

На протяжении этих лет первая версия подверглась активному обсуждению. Я глубоко признателен за мнения и замечания, которые высказали И.Ю.Алексеева, В.И.Аршинов, И.А.Герасимова, З.И.Минеева, А.А.Зенкин, А.С.Карпенко, Н.И. и Л.П.Киященко, Я.Кубка, Э.Лепор, Л.А.Микешина, А.Л.Никифоров, А.П.Огурцов, А.И.Панченко, А.И.Портнов, Б.И.Пружинин, В.М.Розин, Ю.С.Степанов, В.С.Степин, В.Н.Сыров, Р.Фумертон, В.В.Целищев, Я.В.Шрамко, А.З.Черняк. Они помогли мне лучше сформулировать мои позиции и в итоге выйти на новые.

Судьба этой работы была такова, что она встретила и неадекватную критику. Ее субъектам -- моя признательность особого рода: их реакция послужила дальнейшим обоснованием моего убеждения в том, что мне удалось не только сказать нечто значимое, но и сделать это правильным способом.

Главная же моя благодарность -- моим родным. Без их постоянной поддержки не появилась бы ни эта книга, ни предлагаемая в ней теория. Однако, как вы видите, все кончилось хорошо.

Максим Лебедев

Введение

Одна из наиболее характерных черт философии и культуры нашего времени -- обращение к феномену языка как к специфическому предмету, без которого невозможен никакой метод исследования. Философия языка определяет развитие многих областей современной философии: ее ключевые идеи оказали и продолжают оказывать огромное влияние как на проблематику, так и на сам стиль современного философствования. При этом продолжают появляться новые аспекты тем, связанных с философским анализом языка, его роли в социальных практиках человека и познании им внешнего мира. Для представляемой работы особенно важно то обстоятельство, что философия языка указывает определенный способ рефлексии над языком, и если она строится не на метафорических аргументах, а тяготеет к определенной строгости, то она способна выступать и философией лингвистики, т.е. методологией конкретных научных проектов. В этом отношении не случаен и тот факт, что само различение истинности и обоснованности, оказавшееся таким важным для этой работы, выкристаллизовалось в Венском кружке в результате дискуссий о языке науки.

Помимо этого, повышение необходимости в интерпретации семантической информации и увеличение числа параметров, по которым эта интепретация может проводиться, обуславливают потребность в разработке детальных теорий значения для естественных языков, способных адекватно решать возникающие здесь проблемы. Особым обстоятельством здесь является возрастание использования информационных технологий и автоматизации обработки информации, в результате чего важной задачей для философии языка становится методологическое обеспечение прикладных семантических теорий.

Эта проблема оказывается связана с центральными эпистемологическими вопросами, в том числе с проблемой истины. Представление о связи значения высказываний с условиями их истинности относится к числу наиболее фундаментальных в философской семантике. Понятие истины связано с любым значением предложения (пропозициональным значением) постольку, поскольку предложение говорит то, что оно говорит, сообщая нам, каким был бы мир, если бы оно было истинным -- как это особенно подчеркивал Витгенштейн. Для послевитгенштейнианской эпистемологии вообще чрезвычайно характерны подчеркнутый интерес к теориям истины и разработка все новых их разновидностей, а с другой стороны -- разграничение истины и обоснования (justification) высказываний, которое, в свою очередь, может отождествляться, а может быть разведено с гарантированностью (warrant), надежностью (reliability) утверждения и выражаемого им убеждения или полагания (belief). Разграничение, в свою очередь, не единственное из возможных здесь решений: сама истина может рассматриваться как обоснованность. Одна из важнейших проблем, вытекающих отсюда, для семантики -- восходящая в этой традиции к Расселу проблема онтологических обязательств высказывания. Очевидно, что истина и ложь не должны быть в теории языкового значения онтологическими величинами (как это было для Фреге). Основополагающей теорией современной концепции значения как условий истинности (УИКЗ) является теория Дэвидсона. Она подверглась критике, суть которой сводится к тому, что с помощью понятия истины мы далеко не всегда и/или не полностью схватываем значение: для этого нам может потребоваться нечто еще или нечто иное. Теория Дэвидсона использует семантическое определение истины; последнее полагалось им в момент создания своей стандартной семантики онтологически нейтральным, однако позднейшая критика показала возникающие здесь сложности; следовательно, эта концепция будет работать до тех пор, пока наш язык является экстенсиональным, а отсюда вытекают и следующие возможные ограничения.

Рассмотрение этих обстоятельств в обсуждении УИКЗ порождает значительный круг вопросов. Основные их них таковы.

1. Насколько органично для УИКЗ требование онтологической нейтральности? Насколько оно выполнимо?

2. Могут ли быть применены в УИКЗ теории истины различной формы? Изменится ли от этого суть УИКЗ?

3. В каком отношении условия истинности высказывания, обсуждаемые как его значение, могут выступать условиями его эпистемологически-коммуникативного обоснования?

4. Каково соотношение роли истинности и обоснованности в структуре языкового значения? С чем это связано и что отсюда следует?

5. Какую форму может иметь теория значения как условий обоснованности и каковы ее возможные применения?

Настоящее исследование направлено на прояснение такой эпистемологической позиции, согласно которой обоснованность значений нельзя определить, исследуя отношения между языковыми выражениями и их референтами. С нашей точки зрения, обоснование значений -- социальный процесс, многоаспектный процесс коммуникации, посредством которого мы пробуем убедить друг друга в том, что мы полагаем; мы лучше понимаем природу знания, когда мы понимаем, какую роль знание играет в обосновании значений выражений нашего языка и манифестируемых ими убеждений, чем во все более и более точном представлении действительности. Таким образом, в теоретико-методологическом отношении исследование выходит за пределы традиционной аналитической модели связи истины и значения и раскрывает основные параметры философской семантики, опирающейся на эпистемологию, что дает возможность показать значение совместного рассмотрения семантических и прагматических аспектов языка. Следовательно, анализ связи значения, истины и обоснования представляется актуальным и с точки зрения разработки методологических проблем, связанных с философским осмыслением гуманитарного научного знания. При этом ориентация на исследование влияния, оказываемого на языковое значение когнитивными способностями человека, его концептуально-структурирующей деятельностью и другими принципами категоризации, открывает новый подход к принципам построения семантической теории для естественного языка.


Об авторе
Лебедев Максим Владимирович
Доктор философских наук, профессор. Окончил Московский государственный институт иностранных языков им. М. Тореза, магистратуру философского факультета Университета Российской академии образования и аспирантуру Института философии РАН. Работал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом, профессором философских кафедр УРАО, РУДН, МИФИ и других высших учебных заведений. Автор более 100 научных работ, опубликованных в России и за рубежом, в числе которых монографии "Онтологические проблемы референции" (М., 2001), "Эпистемологические основания условие-истинностной концепции значения" (М., 2001), "Стабильность языкового значения" (2-е изд. М.: URSS, 2008); один из редакторов учебника "Аналитическая философия" (М., 2006).