Обложка Гегузин Я.Е. Почему и как исчезает пустота: Как дошли до современной теории спекания
Id: 271329
886 руб.

Почему и как исчезает пустота:
КАК ДОШЛИ до современной теории СПЕКАНИЯ № 256. Изд. 3

Почему и как исчезает пустота: Как дошли до современной теории спекания
URSS. 2021. 208 с. ISBN 978-5-9710-8789-2.
Типографская бумага
  • Твердый переплет
«Между наукой и искусством нет разделительного вала: в истинном естествоиспытателе живет художник, а истинный художник — в какой-то мере исследователь природы» Гегузин Я.Е.

Аннотация

В настоящей книге описывается история развития физических идей современной теории спекания — основы технологического процесса порошковой металлургии и производства огнеупорных материалов. Показывается, как в тесной взаимосвязи теории, эксперимента и технологии формировались новые идеи в области физики спекания. Прослеживая судьбу многих конкретных научных исследований, автор рассказывает и об ученых, оказавших влияние на развитие науки о спекании.... (Подробнее)


Содержание
Мечта о книге3
Истоки5
Как это началось6
Прочтенная формула12
Оценка Херринга20
Первый попутный итог22
Суд эксперимента 27
Об эксперименте — простом и убедительном28
Классические опыты Кучинского31
Консультация у факультетского стеклодува35
Слияние вязких сфер38
Два дилатометрических опыта41
Формула для технологов46
Второй попутный итог48
Пересекающиеся магистрали52
Вязкость кристалла52
Пересечение магистралей: спекание — диффузионная ползучесть57
Источники и стоки вакансий58
Слияние теорий62
Третий попутный итог63
Пора65
Талант видеть66
Два различных окружения поры71
Встреча на конгрессе73
Что может поверхностная диффузия?77
Пора под давлением78
Пора, сдавливаемая разностью температур80
Множество пор86
Ансамбль пор в стекле86
«ЛС-теория». Внутреннее спекание90
«ЛС-теория», Внешнее спекание96
Поры на дислокации98
Еще раз о внутреннем спекании102
Внутреннее, оно же внешнее спекание107
Преципитатное спекание110
Расширение пористой области112
Контакт115
Опыты профессора Ленела115
Пластичность в зоне контакта116
Вернемся к старым опытам121
Розетки спекания123
Опыты профессора Шатта126
Контакт, формируемый ветром128
События в устье трещины132
Шарики устраиваются поудобнее135
Контактные мостики136
Контакт типа А - В139
Четвертый попутный итог140
Почему и как возникает пустота142
Вакансионная пустота143
Опыты со жгутами проволок145
Физика "активности"148
Существо идеи148
Три опыта151
Об "активности"153
Отторжение пустоты156
«Снежный» механизм спекания157
Много ли физики надо технологу?160
О технологе — грамотном и творческом160
Теория "предыдущего докладчика"163
"Кадор"167
САП - SAP173
Ультрадисперспые порошки177
Много ли технологии надо физику?180
Счастливая пора экспоненты182
Встречи за круглым столом182
Взгляд в будущее184
Последний попутный итог186
Слова благодарности189
СОДЕРЖАНИЕ190

Мечта о книге

Мысль написать книгу о научном поиске возникла у меня еще в студенческие годы. Мечталось так: хорошо бы написать книгу, в которой какой-нибудь раздел физики был бы описан в развитии — так, чтобы перед читателем предстали все сложности этого процесса, его непрямолинейность и внутренняя противоречивость. О физическом смысле описываемых явлений надо рассказать просто, без излишней строгости, без зауми, без педантичной заботы о множителях типа π/3 в формулах, с использованием аналогий и образов, которые появляются лишь тогда, когда знания теряют связь с учителем и учебником и становятся личной собственностью. Кажется, англичане утверждают, что знания — это то, что знаешь, когда забываешь то, чему тебя учили. В книге надо рассказать об обстоятельствах, при которых проводились исследования, ставшие основой этого раздела физики; об истории научных результатов, которые некогда выглядели откровением, а на поверку оказались ошибкой; о статьях, которые при их появлении были признаны немощными, а на деле оказались жизнеспособными; о конференциях, встречах и дискуссиях за круглыми и некруглыми столами, во время которых отыскивалась истина, прятавшаяся среди множества экспериментальных кривых, электронно-микроскопических фотографий, четких формул и не очень четких комментариев к ним.

В этой мечте было нечто от мечты маниловской. Помните, Манилов любил рассуждать о том, что неплохо бы построить мост и чтобы на нем сидели сидельцы и чтобы торговали они красными товарами... А я — в этом же духе, но иными словами: неплохо бы написать книгу, да чтобы в ней ... и так далее, и так далее.

Я не очень уверен в том, что в те далекие годы мне такую книгу хотелось именно написать. Возможно, я удовлетворился бы менее трудоемким делом: прочесть такую книгу. Но она не попадалась мне. Были книги, близкие к мечте, но с ней все же не совпадавшие. Если бы такая книга встретилась, мечта, быть может, погасла бы, но, неутоленная, она жила, теряла «маниловский оттенок», наполняясь содержанием, за которым — годы работы в науке, опыт, раздумья и ... новые мечты. Теперь мечта о книге обрела четкую определенность: книга должна быть посвящена кругу моих основных научных интересов — физике спекания, т. е. физике тех процессов, которые могут, изгнав пустоту из груды спрессованных порошинок, превратить ее если не в монокристалл, то в плотный монолит.

Интерес к этим процессам совсем не праздный. С точки зрения инженеров-технологов, они — основа древнейшей технологии производства изделий из порошков. Схема этой технологии проста: прессованием порошку придается форма будущего изделия, а затем некоторое время прессовка выдерживается при высокой температуре — спекается. Изделие освобождается от пористости, приобретает прочность. Так делают металлические детали машин. Так делают изделия из порошков огнеупорных материалов.

С точки зрения физиков, спекание — сложный физический процесс, зависящий от структуры твердого тела, являющийся отличным щупом, который тонко чувствует различные проявления и механизмы миграции атомов в твердом теле.

В книге, кроме существа явлений, надо рассказать, «что было раньше, что потом», и о физиках, отвечавших па вопросы «почему» и «отчего», и о технологах, которые лучше физиков понимали «как» и «для чего», и о взаимоотношениях между физиками и технологами, когда в споpax на тему «что к чему» иной раз возникали острые ситуации типа «кто кого».

Известно, что взаимоотношения между физиками и технологами не всегда складываются лучшим образом и все же всегда завершаются огромной пользой для общего дела.

Еще одна мысль, которой я хочу поделиться с читателем.

Моя книга посвящена проблеме существенно менее звучной, чем, скажем, проблема «атомная энергия», «сверхтекучесть», «сверхпроводимость» или какая-либо иная «cверхпроблема». Весьма уважительная причина этого уже объяснялась: я пишу о том, чем непосредственно занимаюсь, а именно о физике спекания. И все же хочу заверить читателя в том, что канва ответов на все тс вопросы, которые сформулированы в эпиграфе, практически не зависит от фактуры рассказа.

... Итак, книга о спекании написана. И хочется верить и надеяться, что получилась именно та книга, о которой я мечтал...

ИСТОКИ

Истоки чего: физики, технологии? Еще в давнишние времена технологи или, точнее, мастера сочетали в себе и физика, и ремесленника. Наивного физика и умелого ремесленника. Их знания и опыт все накапливались, и возникла потребность как бы в разделении труда: физик и технолог должны были стать разными лицами, с различной манерой мышления, с различными средствами исследования и даже в какой-то мере с иным словарем —обстоятельство, способное мешать их взаимному пониманию и тем не менее неизбежное.

Когда произошел этот сложный процесс разделения? О нем лучше сказать: происходил, И в прошлом веко были технологи, для которых спекание являлось предметом лабораторного исследования, и в наши дни есть ученые, творящие технологию в цехе. Но все же можно указать и определенный рубеж — 40-е годы нашего века. Именно тогда появились первые формально строгие теории процесса спекания, основанные на общих законах физики. Не на вольных соображениях ума, единственное основание которых в том, что «мне кажется», а на общих законах физики, тех, которые вне подозрений.

Поэтому истоки нашего рассказа я отношу к первым послевоенным годам — к тому периоду, когда физика спекания, отделяясь от огромного запаса знаний о технологических приемах, стала оформляться как самостоятельная глава физики твердого тела. С этого времени и начнем рассказ.


Об авторе
Гегузин Яков Евсеевич
Известный ученый-физик и популяризатор науки. Доктор физико-математических наук. В 1941 г. окончил физико-математический факультет Харьковского университета. В годы Великой Отечественной войны работал в авиационной промышленности. Его первые научные исследования посвящены прикладному металловедению и технологии литейного производства. С 1950 г. работал в Харьковском университете. В 1964 г. основал кафедру физики кристаллов, ставшую ядром широко известной Харьковской школы кристаллофизиков.

Я. Е. Гегузин — автор фундаментальных исследований в области высокотемпературных процессов в реальных кристаллах. Он стал одним из создателей физики спекания, лежащей в основе технологии порошковой металлургии. Многое из сделанного им навсегда вошло в историю науки, углубив и расширив понимание процессов, происходящих в реальных кристаллах. В его монографиях излагались достижения в физике реального кристалла, свидетелем и активным участником которых был сам автор. Он также получил известность как выдающийся популяризатор науки. Его научно-популярные книги по различным разделам физики и техники были написаны настолько ярко и увлекательно, что по праву вошли в золотой фонд советской и мировой научно-популярной литературы.


Страницы (пролистать)