Обложка Рубинчик Ю.А. Современный персидский язык
Id: 270776
425 руб.

Современный персидский язык. Изд. 3, стереотип.

URSS. 2021. 138 с. ISBN 978-5-9710-8711-3.
Типографская бумага

Аннотация

Вниманию читателей предлагается классическая работа известного филолога-ираниста Ю.А.Рубинчика, посвященная персидскому языку. Во введение включен очерк истории изучения персидского языка. Далее даются его фонетика и письменность, лексика (в том числе пути пополнения словарного состава), морфология и синтаксис. В приложении содержится текст для перевода с транскрипцией и лексико-грамматическим комментарием.

Книга в свое время выходила... (Подробнее)


Содержание
Введение7
Персидский язык и иранские языки7
История изучения персидского языка14
Фонетика и письменность17
Краткая характеристика вокализма17
Краткая характеристика консонантизма20
Слог и слогораздел26
Ударение и интонация27
Общие сведения о персидской письменности31
Некоторые особенности обозначения гласных звуков и правила чтения34
Лексика36
Общая характеристика словарного состава36
Пути пополнения словарного состава43
Морфология47
Части речи в персидском языке47
Имя существительное49
Имя прилагательное56
Местоимение63
Имя числительное70
Глагол74
Наречие92
Модальные слова94
Предлоги, послелог j pa95
Союзы98
Частицы100
Междометия100
Синтаксис101
Способы связи слов101
Основные типы словосочетаний103
Простое предложение105
Главные члены предложения107
Второстепенные члены предложения111
Сложное предложение119
Сложносочиненные предложения121
Сложноподчиненные предложения123
Приложение132

Введение
ПЕРСИДСКИЙ ЯЗЫК И ИРАНСКИЕ ЯЗЫКИ

Современный персидский язык — государственный и литературный язык Ирана, население которого, по данным переписи 1956 г., составляет 18,9 млн. человек. На этом языке и его диалектах говорит больше половины населения страны. Кроме персов, для которых персидский язык является родным, на территории Ирана проживает много других народов, говорящих на разных языках. Но они вынуждены также пользоваться персидским языком, поскольку он является официальным языком делопроизводства и суда и только на нем ведется преподавание в школах и высших учебных заведениях.

Персидский язык принадлежит к иранской группе индоевропейских языков, в которую, помимо него, входит значительное число генетически родственных языков, распространенных на большой территории Ирана, Афганистана, некоторых районов Советской Средней Азии, Пакистана, Индии, Турции, Ирака и Сирии. Отдельные ираноязычные народности живут на Кавказе (в Северо-Осетин-ской АССР и в некоторых районах Грузинской ССР, Армянской ССР и Азербайджанской ССР).

Иранские языки на основании сходства и различия ряда фонетических и грамматических признаков, рассматриваемых в сравнительно-историческом плане, принято делить на две группы: западную и восточную. К западной группе относят языки: персидский, таджикский, белуджский, курдский и прикаспийские языки (гилянский, мазендеранский, семнанский, талышский, татский и др.), а также языки и диалекты Центрального и Юго-Западного Ирана (сивандский, габри, лурский и др.). К восточной группе относят языки: афганский (пушту, или пашто), осетинский, ягнобский и памирские (языки шугнанско-ру-шанской группы, ваханский язык, сангличи, язгулямский, ишкашимский, зебаки, мунджанский и др.). Однако это деление не вполне соответствует географическому распространению некоторых из этих языков. Так, языки белуджский и таджикский, относящиеся к западной группе, распространены на востоке (таджикский — в Таджикской ССР, белуджский —- в Пакистане и на юго-востоке Ирана, в Афганистане, в Туркменской ССР), а осетинский язык, относящийся к восточной группе,—на западе (в Северо-Осе-тинской АССР и Грузинской ССР).

Современные иранские языки характеризуются значительными различиями как в области фонетики, так и в области грамматики. Для подлинно научной классификации их необходимо всестороннее изучение современного состояния этих языков и их истории, а также сравнительное описание.

Персидский язык является одним из древнейших письменных языков мира. На этом языке создана богатейшая литература, преимущественно поэзия. Помимо Ирана, он был распространен во многих сопредельных с ним странах (в Афганистане, некоторых районах Средней Азии, Индии, Азербайджана). Изучение различных письменных памятников, засвидетельствованных на протяжении более двух с половиной тысячелетий, показывает, что они, несмотря на содержащиеся в них значительные диалектальные различия, отражают этапы развития одного и того же языка. В истории персидского языка различают три периода: древний, средний и новый.

Древний период (VI — III вв. до н. э.) представлен древнеперсидским языком, который был распространен в юго-западной части Иранского плоскогорья (современный Фарс). До нас дошло весьма небольшое число памятников на древнеперсидском языке—это главным образом клинообразные надписи ахеменидских царей на дворцах, гробницах, на скалах у древних торговых путей и т. п. Они содержат большое число географических и этнических терминов, дают ценные исторические сведения о внутриполитических событиях, о мероприятиях по укреплению государственной власти и т. д. Такова, например, наиболее значительная из них надпись Дария I (522— 486 гг. до н. э.) — Бехистунская надпись, высеченная в честь побед, одержанных им при вступлении на престол. Подобные надписи, составлявшиеся с целью увековечения подвигов и побед ахеменидских царей, а также наиболее выдающихся событий того времени, выполнялись, как правило, на трех языках: древнеперсидском, эламском и вавилонском. Языковый материал этих надписей очень небогат и однообразен по стилю. Тем не менее он представляет собой огромную ценность для науки, так как не искажен перепиской и никакими поздними «исправлениями».

К древнеперсидскому языку по своему грамматическому строю очень близок язык Авесты — священной книги зороастризма, составлявшейся на разных территориях и в разное время (приблизительно от VII в. до н. э. по IV в. н. э.). Дешифровка древнеперсидских клинообразных надписей ахеменидских царей стала возможной благодаря сравнению их с Авестой. Авестийский язык несколько архаичнее древнеперсидского. А язык древнейшей части Авесты —Гат по своему звуковому составу и грамматическим формам настолько близок к древнеиндийскому (так называемому ведийскому санскриту), что оба они могут рассматриваться как диалекты одного некогда общего языка.

И древнеперсидский и авестийский языки обладают богато развитой флективной системой с наличием ярко выраженной грамматической категории рода (мужской, женский, средний), трех чисел (единственное, двойственное, множественное) и падежей (в древнеперсидском — семь, в авестийском — восемь). Однако более поздние надписи на древнеперсидском языке свидетельствуют о начале разложения флексии и усилении роли аналитических средств.

Средний период (III — VII вв. н. э.) представлен среднеперсидским языком, который был распространен в юго-западной части Ирана — Персиде. Памятники на средне-персидском языке более многочисленны и разнообразны по содержанию,—это наскальные надписи, сделанные в период правления династии Сасанидов (224 — 651 гг. н. э.), тексты религиозного и светского содержания, переводы Авесты, легенды монет, надписи на печатях, геммах, сосудах и т. п.. Среднеперсидский язык был официальным языком Сасанидского государства и господствовавшей в тот период зороастрийской церкви. В основе письменности этого языка лежал арамейский алфавит, причем некоторые наиболее употребительные слова изображались идеограммами, т. е. словами арамейского языка, которые являлись лишь условными знаками тех или иных среднеперсидских слов и читались по-персидски. По сравнению с древнеперсидским среднеперсидский язык характеризуется упрощением морфологии, изменением синтаксиса, а также некоторыми фонетическими сдвигами. В нем преобладают черты аналитического строя. Вследствие распада флексии уже в очень ранний период своего развития он утрачивает грамматические категории рода и падежа, категорию двойственного числа, значительные изменения претерпевают глагольные формы: уменьшается количество флективных форм глагола, различавшихся в древнеперсидском языке особыми видо-временными и залоговыми окончаниями, появляется новое прошедшее время на основе причастия прошедшего времени и т. д.

Имеются документальные данные и о других иранских языках среднего периода: о парфянском, согдийском, сакском (хотанском) и хорезмийском.

В период господства арабского халифата в Иране (VII— X вв. н. э.) государственным языком, а также языком литературы и письменности стал арабский язык. Никаких письменных памятников вплоть до ІУ в. на персидском среднеперсидском) языке не встречается. Сами персы в этот период писали по-арабски.

Новый период в истории персидского языка начинается с IX в. и продолжается до настоящего времени. К началу IX в. в Средней Азии и Хорасане складывается литературный язык, называемый в различных литературных и исторических сочинениях языком дари, а также парси или фарси (ранняя форма новоперсидского языка) и ставший общим для персов и таджиков. К этому периоду относится создание первых памятников письменности на основе арабского алфавита. Современные персидский и таджикский языки представляют собой дальнейшее видоизменение языка дари, т. е. являются как бы двумя ветвями первоначально единого» языка.

В течение X — XV вв. на языке фарси создается богатейшая литература, главным образом поэзия. В создании ее принимали участие представители народов Ирана, Афганистана и Средней Азии, писавшие на одном и том же языке: Рудаки (X в.) в Бухаре, Фирдоуси (X—XI вв.) в Тусе (Хорасан), Омар Хайям (XI—XII вв.) в Нишапуре, Саади (XI в.) и Хафиз (XIV в.) в Ширазе, Джами (XV в.) в Герате. На языке фарси писали великий ученый Абу Али ибн Сина (Авиценна), видные историки иранского средневековья Гардези, Бейхаки, Рашид ад-Дин и другие. Значение языка фарси как письменного языка многих народов Среднего и Ближнего Востока было чрезвычайно велико. Что же касается средневековых памятников на других иранских языках, то они весьма немногочисленны и появляются позже персоязычных.

Завоевание Ирана арабами оказало значительное влияние на персидский язык: была заимствована арабская графика, словарный состав обогатился большим количеством арабских слов. Однако грамматический строй персидского языка проявил исключительную устойчивость по отношению к арабскому языку и не подвергся почти никаким изменениям.

Новоперсидский, или просто персидский, язык в отличие от древних иранских языков является аналитическим. В нем отсутствуют категории падежа, рода, синтаксические отношения именных частей речи выражаются различными аналитическими способами (предложными и послеложными конструкциями, изафетной конструкцией). В результате разложения именной флексии морфологические различия между именами существительными и прилагательными стерлись. Большим изменениям подверглась глагольная система: в ней получили развитие аналитические (описательные) глагольные формы (сложные перфектные формы, образованные из причастия прошедшего времени при помощи вспомогательных глаголов, формы будущего категорического времени, страдательного залога и т. д.).

Став литературным языком уже в IX в., персидский язык за период более тысячелетнего существования претерпел значительные изменения. Причем эти изменения в основном касаются словарного состава (так, многие слова, широко употреблявшиеся в (памятниках классической литературы, вышли из употребления, в то же время в персидскую лексику влилось большое количество слов, заимствованных из тюрко-монгольских и западноевропейских языков). В меньшей степени они затрагивают грамматический строй языка (например, изменения в функциях предлогов, послелога ра, энклитических местоимений, отдельных глагольных форм и т. д.). Имеется большое количество литературных памятников и исторических документов эпохи IX—XIX вв., однако их язык исследован слабо.

С начала XX в. среди писателей наблюдается стремление приблизить литературный персидский язык к разговорному. В период иданской революции (1906—1911 гг.) наряду с борьбой за независимость и конституционные свободы происходила широкая борьба за демократизацию языка. Персидский язык освобождается от цветистости и тяжелых арабизованных оборотов так называемого высокого стиля, в него вливается живая струя народной речи. Ряд писателей в диалогической речи персонажей старается отобразить особенности разговорного языка и местных говоров (Джемаль-заде, Садек Хедаят и др.). Тем не менее и в настоящее время продолжают сохраняться различия (главным образом лексико-стилистические) между письменным и разговорным языком, в высоком стиле употребляется еще много лексических и грамматических архаизмов.

С лингвистической точки зрения современный Иран характеризуется наличием большого количества языков, наречий, местных диалектов. Диалекты и говоры значительно отличаются от литературного персидского языка и изучены слабо.

Большое распространение по всей территории страны получил разговорный язык жителей Тегерана (тегеранский диалект), иногда называемый просторечием. В зависимости от места его употребления в него вносятся различные диалектальные элементы, а ряд явлений свойствен только самому Тегерану и в других районах страны не встречается. Тегеранский диалект является одним из главных источников формирования современного литературного языка, о чем свидетельствуют произведения крупнейших иранских писателей и публицистов.


Об авторе
Рубинчик Юрий Аронович
Выдающийся филолог-иранист; доктор филологических наук, профессор. Родился в Москве, в семье служащих. Участник Великой Отечественной войны. В 1945 г. окончил с красным дипломом персидское отделение Военного института иностранных языков (ВИИЯ). В 1953 г. защитил диссертацию по теме "Сложные предложения с придаточными определительными в современном персидском языке", которая в 1959 г. была опубликована в виде отдельной монографии. До 1956 г. преподавал на кафедре ближневосточных языков ВИИЯ. В дальнейшем до конца жизни работал научным сотрудником Института востоковедения АН СССР и РАН. Много лет преподавал персидский язык в Институте стран Азии и Африки при МГУ имени М. В. Ломоносова, а также в Московском государственном лингвистическом университете. Был одним из учредителей Международного фонда иранистики в Москве.

Ю. А. Рубинчик — автор более 150 научных работ, в том числе фундаментальных исследований по грамматике и лексикографии персидского языка. Под его редакцией был подготовлен двухтомный персидско-русский словарь, выдержавший несколько изданий в России и в Иране и ставший известным как "Словарь Рубинчика". Его монография "Грамматика современного персидского литературного языка" была удостоена звания "Лучшая книга Института востоковедения РАН" и международной премии имени Аль-Фараби по секции "Исследования по Ирану и исламу". Он участвовал во всех научных симпозиумах, международных конференциях и круглых столах по вопросам иранской филологии; несколько лет подряд активно работал в качестве члена жюри на Олимпиаде по персидскому языку в Москве, проводимой культурным представительством при посольстве Ирана в России. Под его руководством защитили диссертации десятки филологов, многие из которых стали профессорами и докторами наук.