URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Арабаджян З.А. Иран в годы Первой мировой войны Обложка Арабаджян З.А. Иран в годы Первой мировой войны
Id: 270221
1022 р.

Иран в годы Первой мировой войны

URSS. 2021. 240 с. ISBN 978-5-9710-8850-9.
Белая офсетная бумага
• Экономическое и социально-политическое положение Ирана накануне Первой мировой войны.
• Начальный этап Первой мировой войны (август 1914 – декабрь 1915 гг.).
• Иран в период дружественного нейтралитета по отношению к странам Антанты (1916 – октябрь 1917 гг.).
• Последний год (ноябрь 1917 – ноябрь 1918 гг.).
• Экономическое положение в период войны и голод 1917–1919 гг..

Аннотация

Монография З. А. Арабаджяна «Иран в годы Первой мировой войны» продолжает серию его исследований по истории Ирана в ХХ веке и посвящена проблематике, почти не исследованной отечественной иранистикой, которая основное внимание уделяла рассмотрению влияния Октябрьской революции на положение в этой стране

Между тем, автор сосредотачивает свой анализ на ситуации в самом Иране, его экономическом и внутриполитическом положении, отношениях... (Подробнее)


Оглавление
top
Предисловие6
Глава 1. Экономическое и социальнополитическое положение Ирана накануне Первой мировой войны10
Глава 2. Начальный этап Первой мировой войны (август 1914 – декабрь 1915 гг.)47
Глава 3. Иран в период дружественного нейтралитета по отношению к странам Антанты (1916 – октябрь 1917 гг.)117
Глава 4. Последний год (ноябрь 1917 – ноябрь 1918 гг.)162
Глава 5. Экономическое положение в период войны и голод 1917–1919 гг.181
Заключение210
Литература216
Приложение 1. Премьер-министры Ирана в годы Первой мировой войны219
Приложение 2. Рапорты гвардии штабс-капитана К. Н. Смирнова, воспитателя персидского монарха Солтана Ахмед-шаха220
Summary237

Предисловие
top
Период Первой мировой войны был кратким и внешне, казалось бы, малопримечательным этапом в 2500-летней иранской истории. В это время не произошло смены династий, исторических эпох, революций, нашествий иноплеменных народов, одно из которых дало стране новую религию, не создавались шедевры дворцово-парковой архитектуры, подобные Персеполису, не было создано гениальных поэтических произведений, принесших Ирану и персидскому языку мировую славу, таких как Шахнаме Фердоуси, газели Хафеза или рубаи Омара Хайяма, сводивших с ума европейских интеллектуалов . Правда, во время Первой мировой войны произошла Великая Октябрьская Социалистическая Революция, которая оказала огромное влияние на ситуацию в Иране.

Вероятно, в силу данного обстоятельства в отечественной иранистике основное внимание уделялось изучению Ирана именно в связи с последствиями, вызванными ею, что вполне объяснимо. Между тем, собственно иранской истории в годы войны уделялось крайне мало внимания. При этом среди написанных исследований преобладали работы, посвященные сугубо военной стороне дела. Это объяснялось тем, что Иран после начала войны объявил о своем нейтралитете, однако воюющие стороны не посчитались с этим и превратили его территорию в арену военных действий. На иранской земле воевали русские, английские и турецкие войска, всевозможные племена, выступившие на стороне германского блока. Хотя там не было регулярных воинских формирований кайзеровской Германии, турками и местными антиантантовскими формированиями руководили немецкие военные инструкторы. Также в военных действиях принимали участие сотни немецких и австрийских военнопленных, бежавших из Закаспийской области и Закавказья в Иран. Кроме того, воюющие державы пытались втянуть Иран в войну на своей стороне. Очевидно, именно по данной причине главное внимание советских исследователей было обращено на ход военных действий, проходивших на иранской территории и рядом с ней (Месопотамия, Западная Армения), а не на события в самой стране. К указанной категории относятся, прежде всего, работы Н. Г. Корсуна и Т. С. Коротковой .

Собственно об Иране в годы войны писали Т. С. Короткова и Л. И. Мирошников. Т. С. Короткова рассматривала вопросы нейтралитета Ирана в войне и с фактами в руках показала, насколько фиктивным был иранский нейтралитет не только из-за позиции великих держав, но и потому, что иранское правительство само не так уж и стремилось к нейтралитету, а тяготело к германскому блоку.

Л. И. Мирошникова в первую очередь интересовали вопросы английской колониальной политики в Иране в годы Первой мировой войны, чему он посвятил свое обстоятельное исследование . Непосредственно события Первой мировой войны рассматриваются в первой главе его книги. Основное же внимание уделено действиям англичан и ирано-английским отношениям после вывода русских войск из Ирана весной 1918 г., когда они пытались воспользоваться ситуацией и полностью оккупировать страну, попутно превратив ее в плацдарм для действий против Советской России. В этой связи не вполне понятны хронологические рамки исследования, о которых автор пишет: «Центральной темой настоящей работы является история английской экспансии в Иране в 1914–1920 гг. и британская вооруженная интервенция в Закаспии» . Однако если говорить об английской экспансии в Иране, то следовало бы расширить исследование еще на один год — по 1921 г. включительно, поскольку только в это время англичане полностью эвакуировали свои войска из страны.

В ноябре 1962 г. Л. И. Мирошников прочел в Гарвардском университете цикл лекций на тему Иран в годы Первой мировой войны, которые позднее были изданы в Москве на английском языке . В них он анализирует период с 1914 по 1921 гг. и разделяет его на следующие этапы:

«1) Сначала в Иране имел место период «Немецкой угрозы», в ходе которого иранское правительство придерживалось «нейтралитета», дружественного по отношению к Германии. Так продолжалось с начала войны до конца 1915 года.

2) Затем наступил период активных военных действий на территории Ирана, характеризовавшийся ослаблением англо-российского противостояния в стране и «нейтралитетом» Ирана, дружественным теперь уже в отношении Антанты. Этот период охватывает 1916–1917 гг., вплоть до Октябрьской революции и выхода России из войны.

3) Третьей вехой стал последний год войны — 1918-й, который отличается от предыдущего новой диспозицией военных и политических сил, явившейся следствием прекращения русско-турецких военных действий на территории Ирана после Октябрьской революции.

4) Последняя фаза с ноября 1918 г. по начало 1921 г. характеризуется односторонней британской военной оккупацией страны» .

В принципиальном плане с такой периодизацией можно согласиться, хотя, как будет показано в соответствующей главе настоящего исследования, некоторые специфические уточнения могут быть к ней добавлены. Однако в данном случае Л. И. Мирошников сильно выходит за рамки собственно Первой мировой войны. Следует отметить, что расширенные хронологические рамки Первой мировой войны характерны для многих иранских авторов, которые считают, что она закончилась для Ирана с уходом англичан в 1921 г. Правда, иранский историк Мирза Ахмад Али-хан Сепехр строго подошел к датировке и назвал свое фундаментальное исследование «Иран в большой войне 1914–1918 гг.» .

В предлагаемом вниманию читателей исследовании автор будет придерживаться общепринятой датировки этой войны. Мы постараемся уделять основное внимание внутриполитическому и экономическому положению Ирана, его отношениям со странами Антанты и Тройственного Союза. Ход военных действий затрагивается лишь в той степени, в которой он способствует раскрытию указанных выше вопросов. Отдельно будут рассмотрены вопросы голода, разразившегося в стране в 1917–1919 гг., поскольку эта тема практически полностью выпала из поля зрения отечественных иранистов. Значение анализируемого периода истории состоит и в том, что тогда, пожалуй, впервые в Иране была предпринята общенациональная попытка избавиться от полуколониальной зависимости, в которой он оказался в результате постепенного проникновения английского и русского колониализма, апогеем чего стали соглашения о разделе страны на сферы влияния в 1907 и 1915 гг. Это также будет показано в настоящей монографии.

Основным источником для написания данной работы стали материалы Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ). Касательно этого источника следует отметить, что он фактически заканчивается октябрем 1917 г. После победы Октябрьской революции старая русская миссия, возглавлявшаяся Н. С. Эттером, не признала советское правительство и материалы из Тегерана перестали поступать в Народный Комиссариат Иностранных Дел (НКИД), а полноценное советское дипломатическое представительство начало работать в иранской столице только в апреле 1921 г.

Также широко использовались работы отечественных авторов начала XX в., которые позволили проанализировать экономическое положение страны и демографическую ситуацию в ней в рассматриваемый период . При рассмотрении вопроса о голоде 1917–1919 гг. большую помощь оказало исследование иранского автора Мохаммада Гали Маджда .

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Н. М. Мамедову за то, что она порекомендовала автору заняться разработкой данной проблемы, оказывала большую моральную поддержку во время работы над книгой и помощь материалами. Особая благодарность моей дочери Анастасии за консультации по некоторым экономико-демографическим аспектам настоящего исследования, а также Артему Асланяну помогавшему автору с переводами с французского языка, на котором общались между собой российские, иранские и иные политические деятели и сановники, чьи беседы стали предметом изучения в настоящей работе. Как и всегда, слова признательности членам моей семьи за большую помощь в подготовке рукописи к изданию.


Об авторе
top
photoАрабаджян Завен Артемович
Кандидат экономических наук, советский и российский иранист. Им опубликовано около 50 исследований. Начинал свою научную работу в Институте востоковедения АН СССР с изучения экономического развития Ирана и Пакистана, но впоследствии сосредоточил внимание на истории Ирана XIX и XX вв. В период с 1994 по 2016 гг. работал в Торговом представительстве Российской Федерации в Иране и группе компаний «Газпром». В 2017 г. вернулся в Институт востоковедения РАН, где исследует вопросы иранской истории. Наиболее значительными работами последних лет являются монографии по истории иранского масонства и Конституционной революции в Иране 1905–1911 гг. Последние работы автора основываются преимущественно на архивных материалах, что позволяет по-новому взглянуть на многие, казалось бы, давно изученные вопросы.