Обложка Хорос В.Г. Идейные течения народнического типа в развивающихся странах
Id: 265447
886 руб.

Идейные течения народнического типа в развивающихся странах. № 225. Изд. 2

URSS. 2021. 296 с. ISBN 978-5-9710-8074-9.
Белая офсетная бумага
Белая офсетная бумага.

Аннотация

В книге исследуются идеологические течения развивающихся стран, относящиеся к широкой идейной традиции народнического типа. Опираясь на труды классиков марксизма-ленинизма, автор рассматривает наследие предшественников современных национальных деятелей молодых государств — народничества в России и родственных ему идейных образований XIX – первой половины XX в. Основное внимание уделено анализу указанных течений в афро-азиатских (а также... (Подробнее)


Содержание
Предисловие ко второму изданиюIII
Введение3
Глава I. Народничество в России (вторая половина XIX – начало XX в.)20
Становление и развитие народнической идеологии20
Родоначальники народничества21
Теория становится идеологией26
Субъективная социология26
Экономический романтизм29
Программа и тактика революционного действия33
Народничество как общественное движение36
Революционное народничество36
Легальное и либеральное народничество38
Народничество и культура39
Народничество в конце XIX – начале XX в41
Кризис народничества в 80–90-е годы41
Народничество и марксизм43
Неонародничество44
Народнические политические партии в 1905–1917 гг45
Классики марксизма-ленинизма о народничестве48
К. Маркс и Ф. Энгельс о проблеме некапиталистического развития России48
Диалектика ленинских оценок народничества51
В. И. Ленин об интернациональных аспектах народничества53
Глава II. Популизм как тип идеологии58
Социальная почва популизма: ситуация позднего, отсталого капитализма61
Кризисные формы первоначального накопления61
Ущербный характер национальной буржуазии66
Осложняющие факторы XX в69
Новое качество — «периферийный капитализм»70
Разнонаправленность внешних и внутренних факторов развития73
Генезис, механизм и условия возникновения популистских идейных течений75
Массовый социально-психологический уровень75
Интеллигенция как агент популистских идей83
Благоприятствующие социальные факторы90
Популизм как логическая структура96
Принцип построения модели97
Основные векторы популистского идеологического сознания99
Исторические формы популизма120
Основные этапы эволюции популистской идейной традиции120
О двух популизмах123
Глава III. Популистские течения в странах Азии, Африки и Латинской Америки (XX в.)131
Азия131
Япония132
Китай134
Индия137
Индонезия149
Бирма155
Африка160
Алжир161
Гана170
Гвинея173
Замбия180
Мадагаскар186
Мали190
Сенегал194
Танзания198
Латинская Америка210
Мексика210
Перу215
Особенности популистских течений в развивающихся странах220
Специфика современной эпохи220
Отношение к научному социализму225
Региональные и социально-классовые характеристики230
Заключение239
Примечания251
Именной указатель278
Summary284
СОДЕРЖАНИЕ285

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Вспоминается февральский день 1968 года. Я тогда только что защитил кандидатскую диссертацию о народничестве конца XIX – начала XX вв. в России и работал в Институте философии Академии наук. И вот мне попалась программа президента Танзании Джулиуса Ньерере. Она поразила меня удивительным сходством с идеями наших русских народников (апология крестьянства и крестьянской общины, концепция «минования» капиталистической стадии). Было понятно, что африканский политик создавал свою идеологическую программу самостоятельно, вряд ли он вообще знал о каких-то русских народниках вековой давности. Стало быть, существовала некая закономерность, повторяемость сходных явлений. Я обратился к другим case studies, и обнаружилось, что идейные течения народнического типа в той или иной форме имели место в ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки, хотя и позже их российских предтечей. Они возникали, так сказать, «своим ходом», без обращения к опыту каких-либо аналогов. Я принялся разрабатывать данный сюжет и написал книгу, которую сейчас предложено переиздать. Ее несколько измененная версия была переведена на несколько иностранных языков .

Примечательно, что практически одновременно с обращением автора этих строк к феномену популизма в Лондонской школе экономики состоялась обширная дискуссия о популизме (если по-русски — народничество), которая сначала была опубликована в журнале «Government and Opposition», а затем издана отдельной книгой . Дискуссия открывалась эффектной фразой: «Призрак бродит по миру — призрак популизма». Но далее следовало вполне серьезное и содержательное обсуждение, в котором приняли участие такие известные авторы, как английский философ Исайя Берлин, американский историк Ричард Хофстадтер, итальянский историк Франко Вентури, французский социолог Ален Турен, польский историк Анджей Валицкий и ряд других. В рамках данной конференции большое внимание было уделено феномену русского народничества. Через некоторое время на данную тему вышло также солидное исследование английского профессора Маргарет Канован . Можно было бы сослаться еще на некоторые другие публикации. В общем, в это время появился большой интерес к понятию, идеологии и движениям популизма (народничества).

Выводы, к которым я пришел в предлагаемой книге (с учетом параллельных наработок других авторов), коротко говоря, сводятся к следующему. «Популизм» (от лат. populus — народ) есть дословно эквивалент русского слова «народничество». Вместе с тем надо различать две разновидности популизма/народничества. Первая из них ближе к типу российского народничества, то есть идейному течению и политическому движению, защищавшему интересы крестьянства в период ранней модернизации в плане смягчения для него ее последствий («ужасов первоначального накопления») и выдвижения принципов аграрного («общинного») социализма. Похожие идейные образования возникали в Индии, в Китае, некоторых африканских и латиноамериканских странах, хотя и позже, и вполне независимо от российского предшественника. Это, условно говоря, «сельский», крестьянский популизм.

Другой тип популизма (как и сам термин populism) возник в последней трети XIX в. в США как порождение идейного течения и политического движения, объединявшего фермеров и мелкий городской бизнес в борьбе против засилья крупного капитала и банков, что должна была выражать «третья» — помимо республиканцев и демократов — политическая партия. Отличие этого типа популизма от предыдущего — в отсутствии элементов социализма и вписанности в целом в процесс буржуазной модернизации. Как отмечал американский социолог Кристофер Лэш, «популизм коренится в защите мелкого собственничества, которое… рассматривалось как необходимая основа гражданской добродетели» . Популистская («прогрессистская») партия в США и ее лидер Дж. Брайан, дважды претендовавший на пост президента, не удержались на политической сцене. Но ряд пунктов программы популистов был интегрирован Демократической партией, а сам термин «популизм» прижился как обозначение некоего стиля политического поведения.

Можно сказать, что американский популизм создал не столько идеологию, сколько определенную разновидность политической культуры. Ее признаки в свое время были сжато и удачно определены известным американским социологом Эдвардом Шилзом: 1) приоритет «воли народа» над любым другим политическим стандартом; 2) стремление лидера к прямым контактам с массами без посредничества каких-либо политических институтов . Элементы такого стиля политического поведения и фразеологии закрепились в американской политике, и немало американских президентов были не прочь аттестовать себя перед избирателями или слушателями как «простого парня», который «всегда с народом» и т. п.

Помимо США, второй (условно «реформаторский») тип популизма имел место в первой половине XX в. в некоторых латиноамериканских странах — Бразилии (Ж. Варгас, Х. Перон), Перу (Айя де ла Торре), Мексике (Л. Карденас) и др. В целом, если сравнивать эти два исторических прецедента или две разновидности феномена популизма — «крестьянского» и «мелкобуржуазного», можно подметить в них не только значительные различия, но и нечто общее. А именно: акцент на «народность», выдвижение понятия «народа» как некоей базовой категории общества, идея учета и защиты его интересов. Хотя, конечно, «народ» в этих течениях трактовался по-разному.

В последующие десятилетия термин «популизм» употреблялся главным образом в негативном значении — как синоним политической демагогии, неоправданных обещаний, заигрывания с массами и т. п. В этом качестве он превратился просто в расхожий ярлык политической фразеологии и потому перестал быть объектом научного интереса.

Но, похоже, сегодня есть основания зафиксировать новый этап феномена популизма (или того, что обозначают этим термином) — так сказать, populism 2.0. Ибо в различных странах (США, Италии, Бразилии и других) появились идейные течения, политические партии и группы, соотносящие себя с популизмом, «народничеством» (и называемые так в научной литературе и СМИ). Новые популисты поднялись уже на волне иных проблем, связанных с издержками глобализации. Они выступают против глобалистского давления извне, в защиту своих национальных интересов и культурно-исторических корней. Конечно, это тема для особого разговора, и интересующихся я могу отослать к своей недавно напечатанной статье . Но во всяком случае мы имеем дело с продолжением крупной идейно-политической традиции, которую имеет смысл посмотреть в ее истоках, представленных в предлагаемой книге.

В. Г. Хорос


Об авторе
Хорос Владимир Георгиевич
Доктор исторических наук (с 1981 г.). Окончил факультет журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова в 1960 г., а через некоторое время его аспирантуру. С 1967 г. работал в академических центрах: Институте философии, Институте востоковедения, Институте мировой экономики и международных отношений (по настоящее время). Автор шести книг и нескольких сотен научных статей общим объемом более 500 авторских листов.

Страницы (пролистать)