URSS.ru Магазин научной книги
Обложка Дубровский Д.И. Информация. Сознание. Мозг. Расшифровка мозговых кодов психических явлений Обложка Дубровский Д.И. Информация. Сознание. Мозг. Расшифровка мозговых кодов психических явлений
Id: 265017
759 р.

Информация.
Сознание. Мозг. Расшифровка мозговых кодов психических явлений. № 11. Изд. 2, дополненное

URSS. 2021. 304 с. ISBN 978-5-9710-8023-7.
Типографская бумага

Аннотация

В книге обосновывается информационный подход к проблеме сознания и мозга, рассматривается соотношение сознания и информации, формулируются основные результаты информационного подхода к исследуемому вопросу, дается анализ проблемы расшифровки нейродинамического кода психических явлений, обстоятельно разбирается и критикуется физикалистский подход к проблеме сознания и мозга.

Книга будет интересна как философам, так и специалистам естественно-научных... (Подробнее)


Содержание
top
Предисловие ко второму изданиюV
Введение3
Часть I. Критика физикалистского подхода к проблеме «сознание и мозг»13
Глава 1. «Научный материализм» и психофизиологическая проблема13
§ 1. Сущность «научного материализма»13
§ 2. Разновидности «научного материализма»28
§ 3. Критика «научного материализма» в современной буржуазной философии39
Глава 2. Несостоятельность физикалистского подхода к проблеме «сознание и мозг»53
§ 4. Парадигма физикализма и ее редукционистская программа53
§ 5. Что такое «физическое»? Объективная реальность и физическая реальность62
§ 6. Методологические тупики парадигмы физикализма75
§ 7. «Функциональный материализм» и использование общенаучных понятий в истолковании проблемы «сознание и мозг». Концепция «эмерджентистского материализма»82
Часть II. Обоснование информационного подхода к проблеме «сознание и мозг»96
Глава 3. Методологическое значение понятия информации96
§ 8. Анализ информационного процесса96
§ 9. Методологическое значение принципа инвариантности информации по отношению к физическим свойствам ее носителя109
§ 10. Информация и энергия; субъективный образ и мозговые процессы122
Глава 4. Сознание и информация143
§ 11. Сознание, отражение, информация143
§ 12. Идеальное и информация152
Глава 5. Основные результаты информационного подхода к проблеме «сознание и мозг»172
§ 13. Особенности проблемы «сознание и мозг»; ее общенаучный характер172
§ 14. Сущность информационного подхода к проблеме «сознание и мозг». Объяснение особенностей связи явлений сознания с мозговыми процессами177
§ 15. Объяснение управляющей функции сознания. Свобода воли и детерминированность мозговых процессов190
Глава 6. Анализ кодовой зависимости. Проблема расшифровки нейродинамического кода психических явлений214
§ 16. Общая характеристика кодовой зависимости214
§ 17. Расшифровка кода как особая познавательная задача233
§ 18. Современные исследования нейродинамического кода психических явлений; их перспективы и социальная значимость250
§ 19. Научно-техническая революция и самоорганизующиеся системы. Фундаментальная роль исследований кодовых зависимостей (вместо заключения)273

Предисловие ко второму изданию
top

Со времени первого издания книги минуло ровно 40 лет. За это время в философии и в науке вообще произошли большие перемены. Однако основные проблемы, которым посвящена книга, сохранили высокую актуальность, стали сейчас даже более острыми. Я имею в виду проблему «сознание и мозг», информационный подход к ее разработке, философские и методологические вопросы нейронаучных исследований сознания, задачу расшифровки мозговых кодов психических явлений, развитие искусственного интеллекта. Это в определенной мере оправдывает переиздание книги, так как позволяет сопоставить уровень разработки указанных проблем в те далекие времена и теперь, оценить с широкой исторической позиции как действительные достижения, так и ложные, слишком оптимистичные надежды (см., например, цитированное на страницах книги заявление академика В. М. Глушкова, сделанное в 1976 г., о том, что «полноценный искусственный разум», который «не только не уступит человеческому, но во всех отношениях опередит его», будет создан «еще до конца XX в.»).

Еще в начале 1960-х гг. мной был предложен информационный подход к разработке проблемы «сознание и мозг», который стал предметом всей последующей моей научной деятельности. Он получил широкое развитие в ряде публикаций журнала «Вопросы философии» (1966, № 8; 1968, № 8; 1969, № 3) и затем в книге, рекомендованной к изданию Научным советом по кибернетике при президиуме Академии наук . В ней предложенная мной концепция получила многоплановую разработку. В 1980 г. вышла вторая книга, в которой информационный подход к проблеме «сознание и мозг» получил дальнейшее развитие с учетом новых достижений науки и новых философских исследований. Именно она удостоилась через 40 лет второго издания.

Здесь нужно напомнить о том времени. Тогда, как известно, во всех сферах общественной жизни безраздельно господствовала марксистская идеология. Книга была написана в 1978 г. и более года проходила перипетии издательских прочтений, сомнений, замечаний, прежде чем была принята к изданию, а затем наступил период редакторской подготовки к изданию, проверок, правок и т. п. Мне приходилось спорить по поводу отдельных положений с бдительным редактором, которому они казались недостаточно марксистскими. Это был длительный и мучительный процесс. Правда, мне было легче, чем другим, ибо в книге доминировали естественно-научные положения, вопросы психологии, методологии науки, обсуждение которых создавало возможность обходить многие идеологические догмы. Но я в основном был, конечно, марксистом, разделял принципы диалектического материализма, которые оставляли возможность основательного философского осмысления интересующей меня проблемы. Ведь у классиков марксизма было немало глубоких и правильных суждений, касающихся научного познания. Они приводились в книге, и моя совесть в этом отношении спокойна и по сей день, несмотря на то, что мои философские взгляды с тех пор существенно изменились.

Об этом нужно сказать еще в связи со следующим. Книга состоит из двух частей, и первая часть была посвящена критике сравнительно нового тогда направления «буржуазной» философии, в центре внимания которого находилась проблема сознания и мозга (Mind-Brain Problem). В те времена практически все направления западной философии было принято называть «буржуазной философией» (что сегодня несколько режет слух). Речь идет о первом этапе широковещательной разработки в аналитической философии указанной проблемы. Это направление получило название «научного материализма». Внутри него проблема сознания и мозга решалась с редукционистских позиций — путем отождествления явлений сознания, ментального, с физическими или функциональными процессами. При этом использовались разнообразные концептуальные подходы, которые подвергались мной подробному критическому анализу.

Особое внимание было уделено критическому рассмотрению парадигмы физикализма и тех методологических тупиков, которые она создавала при разработке проблемы сознания. Читатель вправе самостоятельно оценить, насколько этот критический анализ был обоснован. На мой взгляд, концептуальная панорама аналитической философии с тех пор мало изменилась. Во всяком случае, предлагаемые ее современными представителями решения так называемой «трудной проблемы сознания» остаются далекими от желаемого результата. Чтобы справиться с ней, необходимо теоретически основательное объяснение связи явлений сознания (субъективной реальности) с мозговыми процессами при условии, что первым нельзя приписывать физические свойства. Это касается и объяснения того, каким образом явления сознания могут служить причиной телесных, физических изменений.

За последние пятьдесят лет в рамках аналитической философии по этой проблеме опубликована поистине необъятная литература (многие тысячи статей и книг). Возникает острое чувство контраста между столь великими усилиями и мизерными результатами, ибо указанная проблема продолжает оставаться далекой от теоретического решения. Такую оценку наряду со многими российскими философами разделяют и некоторые представители самой аналитической философии. Поэтому ряд моих критических соображений сорокалетней давности, скорее всего, и сегодня сохраняет свое значение .

Естественно, критика концепций «научного материализма» проводилась с позиции предложенной мной теории, которая получила существенное развитие во второй части книги. Здесь прежде всего был проведен обстоятельный анализ понятия информации, его соотношения с понятием сознания, рассмотрен подробно вопрос о характере связи информации со своим физическим носителем. Отдельные разделы были посвящены принципу инвариантности информации по отношению к физическим свойствам ее носителя и понятию кодовой зависимости, которое имеет принципиальное значение для объяснения информационного процесса, специфики информационной причинности (и ее вида — психической причинности) по сравнению с физической причинностью.

Всё это служило главной задаче: обоснованию информационного подхода к теоретическому решению проблемы «сознание и мозг» и разработки методологических вопросов расшифровки мозговых нейродинамических кодов явлений субъективной реальности. При этом расшифровка кодов рассматривалась как особая познавательная задача, характерная для многих научных дисциплин, начиная с генетики, и приобретавшая в нейронауке стратегическое значение. Это подтверждается ее дальнейшим развитием. В последнее десятилетие в таком направлении нейронауки, которое именуется «чтением мозга», достигнуты значительные результаты. Они широко используются в медицинских целях, в развитии нейрокомпьютерных интерфейсов, в разработке проблематики искусственного интеллекта. Развиваемый мной информационный подход оказался, если так можно выразиться, весьма созвучным главным трендам современных нейронаучных исследований сознания. Об этом свидетельствует, в частности, широкий позитивный отклик на мою статью, опубликованную недавно в ведущем международном нейронаучном журнале .

Сорок лет тому назад расшифровка мозговых кодов психических явлений делала первые шаги. Поэтому рассмотрение теоретических и методологических вопросов этого направления имело большое значение. В книге подробно анализировались исследования Х. Дельгадо, Дж. Сомьена, особенно Н. П. Бехтеревой и ее группы, которая успешно разрабатывала ряд актуальных вопросов расшифровки мозговых кодов. Я тогда тесно сотрудничал с Н. П. Бехтеревой и с такими, без преувеличения, выдающимися представителями ее группы, как П. В. Бундзен и В. М. Смирнов. Анализируя эти исследования, я пытался осмыслить и показать их первостепенное значение для советской науки и для разработки проблемы сознания, невзирая на подозрительное и даже открыто негативное отношение к ним немалого числа наших догматически настроенных философов.

И здесь надо сказать, что моей книге сильно повезло. Если бы ее выход задержался хотя бы на месяц, то она бы так и не вышла. Дело в том, что одновременно с книгой в органе ЦК КПСС журнале «Коммунист» вышла статья, в которой подвергались разгромным оценкам мои работы, посвященные проблеме расшифровки мозговых кодов явлений сознания, в том числе моя первая книга «Психические явления и мозг. Философский анализ проблемы в связи с некоторыми актуальными задачами нейрофизиологии, психологии и кибернетики». Автором статьи был академик Н. П. Дубинин (как потом стало известно, раздел, касавшийся критики в мой адрес, был подготовлен сотрудниками журнала «Коммунист» и вставлен в текст Дубинина, который это одобрил). Имя Бехтеревой там не упоминалось. Разбирались только многочисленные цитаты из моих работ. Они сопровождались резкими комментариями: «Так фраза за фразой автор в своих софистических рассуждениях, отталкиваясь от биологизации социального, соскальзывает в плоскость проблем, имеющих уже отнюдь не естественно-науч¬ный, но общественно-политический аспект, через расшифровку нейродинамического кода предлагается проникать в душевный мир человека… Тут претензия на рекомендации с совершенно чуждых нам научных и идеологических позиций» . И заключительный аккорд: «Тут налицо открытая ревизия марксистско-ленинского понимания природы сознания» .

Жившие в то время хорошо понимают, что означала такая аттестация в журнале ЦК КПСС. А я был тогда профессором философского факультета МГУ и заведующим отделом диалектического материализма и философских вопросов естествознания журнала «Философские науки». Как может человек занимать такие должности, если он выступает «с совершенно чуждых нам научных и идеологических позиций» и к тому же олицетворяет «открытую ревизию марксистско-ленинского понимания природы сознания»? Надо было искать работу на заводе по моей старой специальности — слесаря — или что-нибудь в этом роде, и я уже начал поиски. Меня спас главный редактор журнала «Философские науки» Владимир Спиридонович Готт. У него, бывшего крупного партийного работника, сохранились связи на самом высоком уровне в ЦК. Он пошел к одному из членов Политбюро и отстоял меня. Дело замяли. Бехтерева же, с которой я тесно сотрудничал и, думаю, немало для нее сделал, сразу после публикации статьи порвала со мной все контакты и запретила общаться со мной своим сотрудникам (которые, однако, продолжали поддерживать со мной дружеские и научные связи). Вот такая история, касающаяся этой книги.

Следует, однако, отметить, что статья в журнале «Коммунист» сильно затормозила у нас исследования в области расшифровки мозговых кодов психических явлений и развитие связанных с ней направлений нейронауки. Из работ Бехтеревой понятие расшифровки мозговых кодов надолго исчезло, а в философской литературе оно стало подозрительным, «немарксистским». Мои критики из лагеря ортодоксальных защитников марксистской идеологии неоднократно ссылались на статью Дубинина в качестве решающего аргумента. Тем не менее, через три года после выхода книги «Информация. Сознание. Мозг» мне удалось опубликовать книгу «Проблема идеального», в которой информационный подход и концепция расшифровки мозговых кодов продолжали развиваться мной под углом разработки ключевых вопросов проблемы сознания .

Выше я уже отмечал, что за рубежом нейронаучные исследования сознания и в особенности работы по расшифровке мозговых кодов психических явлений успешно развиваются. Это относится прежде всего к США, Западной Европе, Японии и Китаю, где на эти цели расходуются огромные финансовые средства. Стратегическое значение этих исследований очевидно, ибо они направлены не только на решение медицинских, социальных проблем, вопросов государственной безопасности, но и в сильной степени определяют развитие искусственного интеллекта и информационных технологий. В нейронауке с ее необъятным массивом эмпирических исследований крайне остро стоят вопросы их теоретического и методологического осмысления. О том, что нейронауке крайне необходима теория и методология, неоднократно говорили самые крупные, выдающиеся ее представители (Эделмен, Тонони, Кох, Хокингс и многие другие). Это указывает на первостепенное значение философско-методологических исследований в этой широкой междисциплинарной области научных знаний.

К сожалению, у нас нейронаучные исследования сознания еще существенно отстают от мирового уровня. Это касается и философско-методологических разработок ключевых вопросов указанной проблематики. Переиздаваемая книга как раз относится к этому кругу вопросов. Когда речь идет о стратегически важных проблемах современной науки, их рассмотрение в историческом, ретроспективном плане имеет существенное значение. Хотелось бы надеяться, что по крайней мере в этом плане книга может оказаться в некоторых отношениях полезной.


Об авторе
top
photoДубровский Давид Израилевич
Доктор философских наук, профессор. Главный научный сотрудник Института философии РАН, профессор философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. Сопредседатель Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта и когнитивных исследований (с 2005 г.). Участник Великой Отечественной войны. Главный редактор журнала «Философские науки». Автор около 300 научных публикаций и 8 монографий, в том числе по философии сознания: «Проблема „Сознание и мозг“: Теоретическое решение», «Информация, сознание, мозг» (URSS), «Проблема идеального» (URSS), «Проблема сознания: Теория и критика альтернативных концепций» (URSS) и др. Область научных исследований: эпистемология, методология науки, проблема «Сознание и мозг», феноменология субъективной реальности, философские вопросы развития искусственного интеллекта.