Обложка Васильев Ю.А., Васильева М.Ю. Ломоносов --- творец и подвижник российского историописания: Репрезентация истории
Id: 264764
619 руб.

ЛОМОНОСОВ — творец и подвижник российского ИСТОРИОПИСАНИЯ:
Репрезентация истории Изд. 2, стереотип.
Ломоносов — творец и подвижник российского историописания: Репрезентация истории

URSS. 2021. 176 с. ISBN 978-5-9710-7989-7.
  • Твердый переплет

Аннотация

В книге представлен авторский взгляд на интеллектуальное наследие М.В.Ломоносова в области истории, который позволяет позиционировать великого русского мыслителя в качестве зиждителя (творца) и подвижника российского историописания. Обосновано утверждение, что идеи Ломоносова в данной сфере можно по достоинству оценить лишь с учетом историософской парадигмы. Рассматриваются мировоззренческие и методологические основания историописания Ломоносова,...(Подробнее) его основные историософские концепты, освещается новаторская деятельность в осуществлении просветительских проектов, связанных с познанием возвышенного в российской истории при помощи средств изобразительного и мозаичного искусства. В контексте рецепции ломоносовских идей представлен опыт русской исторической школы, а также идеи немецких историков, направленные на преодоление разрыва между историческим знанием и общественным сознанием.

Книга предназначена для историков, культурологов, философов, а также для всех, кто интересуется исторической наукой и отечественной историей.


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ...............3

МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

В ИСТОРИОПИСАНИИ М. В. ЛОМОНОСОВА .........7

ИСТОРИОСОФСКИЕ КОНЦЕПТЫ М. В. ЛОМОНОСОВА ..............................29

ЖИВОПИСНЫЙ ЛОМОНОСОВ: ПОЗНАНИЕ ВОЗВЫШЕННОГО В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ПОСРЕДСТВОМ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА......64

МОЗАИЧНЫЙ ПРОЕКТ ЛОМОНОСОВА В ФОКУСЕ ИННОВАЦИИ..87

ТЕЗАУРУС АВГУСТА ЛЮДВИГА ШЛЁЦЕРА .....................................................102

ВОЗВЫШЕННОЕ В ИСТОРИИ:

РЕЦЕПЦИЯ ИДЕЙ ЛОМОНОСОВА В XIX В. ......................................................113

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ...132

SUMMARY ............137

ПРИЛОЖЕНИЕ ..141

МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ЛОМОНОСОВ:

БИОГРАФИЧЕСКАЯ ХРОНИКА .................................................143

ПЕРСОНАЛИИ ...159


Введение

В русской исторической школе несомненна особая значимость первых обобщающих сочинений российских исследователей.

Интеллектуальное и творческое наследие М. В. Ломоносова стоит особняком, не вписываясь ни в какие идеологемы и традиционные форматы. Чтобы оценить результат его интеллектуальной деятельности в условиях середины XVIII века, когда еще не было не только национальных научных школ в области истории в европейских странах, но и самой исторической науки, важно принять в расчет следующий критерий: с одной стороны — наследие, доставшееся от предшественников (а его практически не было), с другой стороны, — преимущества, которые получили преемники и последователи в виде основания для дальнейшей разработки древней истории. Именно таким стартовым интеллектуальным багажом явилось историческое наследие российского мыслителя, стоявшего, как принято говорить, у истоков русской исторической школы.

Национальная история служит основой историографии. Уже в XVIII в. признавалось, что нации, у которых нет ни истории, ни историографии, коснеют в понятиях, перешедших к ним по преданию и установленных обычаем. Складывалось представление, что в национальной истории факты требовалось рассматривать в контексте мировой истории, с общечеловеческой точки зрения. По оценке немецкого историка Георга Готфрида Гервинуса, это позволило выбрать и «очистить» материал: выделить все существенное, отбросить случайное. В результате появлялись основания и возможности для написания национальной истории по историческим идеалам, позволяющим изобразить национальный характер в его развитии (см.: Автобиография Гервинуса, 1893: 334, 336–337).

Следует обратить внимание на важное обстоятельство: характерной чертой всех без исключения национальных историй европейских стран являлась синкретичность повествований с мифами. История народов приукрашивалась в сказаниях, становилась выражением тех идеалов, к которым устремлен дух народа. Немецкий теоретик истории XIX в. Иоганн Густав Дройзен называл историю областью нравственных наук. По его оценке, «греки нарисовали себе чудесную, гармоничную картину своего прошлого — с тем, что от нее сохранилось действительно подлинного, она, к великому сожалению, совпадает мало» (Дройзен, 2004: 446).

В классической Античности господствовало представление, что история относится к области риторики. Римская история также воспринималась частью риторики, художественной литературы.

В XVIII в. это представление вновь возродилось в тезисе, что история является одновременно и наукой, и искусством.

В качестве периода институционализации исторической науки в Европе следует определить конец XVIII–начало XIX в. В европейском историописании до этого времени история рассматривалась как часть художественной прозы. Оформление научной историографии началось сначала в Германии: гёттингенский, гейдельбергский, берлинский университетские центры гуманитарных исследований предприняли усилия для выделения истории в самостоятельную науку. С этой поры историческая наука заменила поэтическое искусство и достигла важного значения для европейской цивилизации.

Однако в то время, как в исторических работах и исследованиях набирала силу научная критика, господствовало риторическое представление истории времен Античности: история есть одновременно и искусство, и наука. Читающая публика считала предпочтительнее первое. В результате историческая литература больше соответствовала популярной потребности. Многие великие поэты углубились в вопросы исторического познания. Риторическое искусство превращало тяжесть событий, трудных конфликтов, в условиях которых зарождались и разворачивались великие события, ужасы разгоревшихся страстей или жестоких притеснений, в художественный, отретушированный образ, в увлекательное чтение, производящее сильное впечатление. Считалось, что подобное изложение понятнее и убедительнее. Оно было рассчитано на то, чтобы познакомить малосведущего читателя с событиями прошлого. От современника, желающего их понять, хотя бы до некоторой степени, требовались предварительные познания, опыт, спокойное и продуманное суждение. Историческое же искусство предлагало компенсировать все это наиболее приятным образом. Однако, как подчеркивал И. Г. Дройзен, «есть другая задача, кроме как развлекать, поучая, и поучать, развлекая» (там же: 566). Но тогдашней публике это направление истории было не по нраву: она хотела читать, а не изучать.

Она жаловалась, что ей подают не яства, а рецепт их приготовления (см. там же: 565).

Поучителен опыт русской исторической школы, связанный с преодолением разрыва между историческим знанием и общественным сознанием. В этом русле следует рассматривать просветительские проекты М. В. Ломоносова и Н. М. Карамзина, предложивших способ познания российской истории при помощи средств изобразительного искусства. В контексте современного измерения истории можно констатировать, что в истории любой цивилизации существует неотъемлемая часть мифологизированного прошлого, которое она не может историзировать (т. е. сделать фактом истории), но которое в значительной мере определяет ее идентичность — иногда даже в большей степени, чем историзированное прошлое.

В общественном сознании на определенных этапах развития проявляется стремление историзировать мифы своей истории, однако нередко вместо историзации мифов происходит историзирование только способа обращения с существующими мифами. В данном проявлении историография функционирует в качестве заместителя самой истории. В подобной репрезентации состоит суть и назначение сочинений по истории. Знание никогда не сможет заменить реалий прошлого. Поэтому «холодное» сердце цивилизации навсегда останется вне досягаемости историка. Мифологическое прошлое нельзя историзировать само по себе, поскольку это диссоциированное прошлое, недоступное даже для самых основательных попыток историзации, находящееся за пределами исторического времени. Оно пользуется высочайшим почетом: это есть историческое возвышенное цивилизации (см.: Анкерсмит, 2007: 501, 503). Без постижения возвышенного исторического опыта невозможно определить идентичность народа, государства, нации.


Об авторах
Васильев Юрий Альбертович
Доктор исторических наук (1994), профессор (1998). Специализируется в области социальной, политической, экономической истории, теории и методологии истории. Автор более 200 научных работ, в том числе более двух десятков книг, монографий.

Заместитель главного редактора общенационального научно-политического журнала «Власть», профессор кафедры истории и регионоведения Московского гуманитарного университета. Лауреат литературной Карамзинской премии. Награжден золотой медалью имени Н. Н. Моисеева «За заслуги в образовании и науке».

Васильева Марина Юрьевна
Кандидат философских наук, доцент кафедры истории зарубежной философии философского факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Занимается проблематикой философии Нового времени, Просвещения, немецкой классической философии, философии XIX века.