Обложка Тарле Е.В. Талейран
Id: 264336
639 руб.

Талейран. № 74. Изд. стереотип.

URSS. 2021. 248 с. ISBN 978-5-9710-7938-5.
  • Твердый переплет

Аннотация

Перед читателями — знаменитая книга выдающегося историка, академика АН СССР Е.В.Тарле, героем которой стал французский политик и дипломат конца XVIII – начала XIX века, занимавший высокие посты при нескольких режимах, имя которого стало нарицательным для обозначения беспринципности и политического конформизма.

Книга написана на широком историческом материале с присущим Е.В.Тарле высоким литературным мастерством. В нарисованном автором портрете ...(Подробнее)Талейрана раскрыты не только личные эгоистические черты этого человека, но и наиболее типичные общие черты буржуазной дипломатии, ее исторические традиции. Показаны подлинные и во многом дошедшие до наших дней мотивы, методы и цели господствующих классов того времени, интересы которых выражал Талейран.

В книгу включено введение автора ко второму изданию (1948 год, последнее прижизненное издание), не вошедшее во многие последующие переиздания, а также подробная библиография, содержащая в числе источников сочинения самого Талейрана, его дипломатическую переписку и мемуары.

Книга рекомендуется самому широкому кругу читателей, интересующихся историей, мировой политикой и дипломатией. Немало интересного в ней найдут и профессиональные историки, политологи, обществоведы, специалисты в области международных отношений.


Оглавление
Глава I. Талейран — дипломат раннего буржуазного периода . . 11
Глава II. Талейран при «старом порядке» и революции...... 18
Глава III. Талейран при консульстве и империи......... 61
Глава IV. Талейран и реставрация Бурбонов. Парижский мир 30 мая 1814  г...................... 106
Глава V. Талейран на Венском конгрессе. Сто дней. (Сентябрь 1814 г.— июнь 1815 г.).................. 137
Глава VI. Министерство Талейрана — Фуше. Второй Парижский мир. (9 июля - 24 сентября 1815 г.) ...1611
Глава VII. Талейран в отставке. (24 сентября 1815—6 сентября 1830 г.)......................... 183
Глава VIII. Талейран при Июльской монархии. Посольство в Англии. Последние годы. (С сентября 1830—17 мая 1838 г.) 201
Библиография.......................... 228
Комментарии.......................... 233
Указатель имен......................... 242

Введение

Работа над переизданием моей книги о Талейране, значительно увеличенной в объеме и дополненной новой документацией, была предпринята мною по двум побуждениям. Во-первых, мне хотелось дополнить прежнюю очень сжатую характеристику новой печатной и архивной документацией, больше всего относящейся к роли Талейрана в истории внешней политики России. Во-вторых, когда наша небольшая группа работала над трехтомной «Историей дипломатии», нам, сотрудника, и нашему безвременно ушедшему редактору В. П. Потемкину много раз приходило в голову, что на советской историографии лежит ученый и политический долг систематически, в ряде монографий показать и доказать многое, чего в общей «Истории» возможно было коснуться лишь на нескольких страницах, а иногда и в немногих строчках. Не хватало и не могло хватить места для многих даже и очень существенных частностей в книге, хронологические рамки которой включают человеческую цивилизацию с глубокой древности и до сегодняшнего дня, и нельзя было, конечно, самым широким кругам советской общественности предлагать, десяток или полтора десятка томов.

В частности, я чувствовал себя обязанным дать некоторые иллюстрации конечных выводов заключительной главы третьего тома «Истории дипломатии», которая называется: «О приемах буржуазной дипломатии». Когда я ее писал, то мне чуть ли не на каждой странице приходилось особенно жалеть, что так удивительно скудна на Западе подлинно-научная литература по истории дипломатии, потому что каждый тезис главы следовало бы иметь возможность иллюстрировать указанием на работы, прямо к этому тезису относящиеся.

Как говорится в конце упомянутой главы, высокое призвание советской дипломатии облегчается тем, что она владеет могучим оружием, каким не располагают ее соперники,— марксистским учением о законах общественного развития; и я делал прямой вывод: советской дипломатии удавалось благодаря этому надежному теоретическому оружию не только правильно разбираться в происходящих явлениях международной жизни, но и предвидеть дальнейшее направление их развития. И уже тогда, когда писались эти строки, мне захотелось напомнить читателю о том, кого именно буржуазная дипломатия до сих пор продолжает рекламировать в качестве величайшего образца, достойного подражания, о Талейране. Ведь даже те редкие представители обширной и все растущей буржуазной литературы о Талейране, которые не преклоняются слепо перед ним и перед его высокой политической «мудростью», все-таки не могут воздержаться от признания его мнимой «гениальности», кончают мягкими, иной раз сочувственными общими оценками.

Мы постараемся вполне точно разобраться в движущих психических силах этой по-своему замечательной индивидуальности и в том, что несравненно важнее,— в основных причинах успехов Талейрана, в условиях, которые позволили ему сыграть его роль; постараемся разобраться и в том, что именно он учитывал правильнее многих современников, и в том, в чем он иногда со своими предсказаниями благополучно (или, точнее, неблагополучно) проваливался.

Деятельность Талейрана принадлежит не только истории, но и современности. На мировой арене действует еще дипломатия, до сих пор, как уже сказано, признающая (и очень откровенно при случае провозглашающая) князя Талейрана достойным образчиком для подражания. И не только практическая дипломатия, но и историческая наука в Европе и Америке не устает популяризовать этот культ. Ведь не только легковесные пошлые фельетонисты, нагло развязные компиляторы вроде лавалевца Фабр-Люса в популярных книгах, выходящих в массовых тиражах (двадцатью девятью изданиями), продолжают поднимать растленную личность Талейрана на щит. Всего несколько лет назад появилась книга широко известного буржуазного ученого Гульельмо Ферреро, где торжественно, в тоне вещего барда, он воспевает великие подвиги, доблесть и боговдохновенную мудрость Талейрана, «спасшего», «восстановившего» на Венском конгрессе Европу при содействии двух других благодетелей человечества: Людовика XVIII и Александра I... И все эти благоглупости не стесняется писать человек, создавший себе еще сорок лет назад некоторую репутацию своей историей Рима.

Чтобы покончить с этой характерной нынешней буржуазной популярной литературой о Талейране, упомянем, что Америка не отстает от Европы. «Талейран. Обучение государственного человека»,— так называется вышедшая не так давно в Нью-Йорке книга Анны Боумен Додд. В подлиннике название звучит еще выразительнее: The training of a statesman». В слове «training» есть и «обучение» и «подготовка», «тренировка». Анна Додд держится самого отрадного мнения о Талейране и говорит о нем: «как человек — он был достоин любви», он — «великий государственный человек», и т. д. Вообще содержание и тон этой популярной книги таковы, что странный на первый взгляд подзаголовок ее становится понятен: Анна Додд своим горячим апологетическим тоном явно намекает, что и в наше время тот, кто в Америке или Европе глядит в государственные мужи, должен соответствующим образом «тренироваться» и готовиться к своей карьере, изучая столь недосягаемый экземпляр дипломатического (и общего) совершенства, каким был по ее оценке князь Талейран. Она именно и рассказывает жизнь Талейрана как пример в высшей степени удавшейся подготовки человека к этой трудной специальности.

Настоящая моя работа дает конкретную иллюстрацию и реальный комментарий к некоторым положениям нашей коллективной «Истории дипломатии» и прежде всего уточняет документальными данными главу, относящуюся к первой трети XIX в.

Советская дипломатия, выводящая мировую международную политику на совсем новые, светлые пути, боролась в Прошлом и Продолжает бороться в настоящем за устранение из практики международных отношений того принципа вечной «войны всех против всех», который лучше всего выражается лаконичным афоризмом Томаса Гоббса: «Человек человеку — волк» (homo homini — lupus est). Талейран — деятель того времени, когда этот принцип еще вполне и невозбранно господствовал. Буржуазная революция 1789 г., столь многое изменившая, этого принципа традиционной дипломатии ничуть не пошатнула и не могла пошатнуть. Менялись постепенно цели, по-своему «совершенствовались» методы, но принцип оставался в полной силе, потому что не менялись основы дипломатической борьбы при господстве социально-экономического строя классового общества.

В капиталистических странах отказа от традиционной дипломатии пока нет и в помине, да и не может быть, и поэтому ничего нет удивительного и в том интересе, который обнаруживают некоторые современные политические деятели, публицисты и историки в Европе и Америке к такому своего рода «маэстро» в этой области, как Талейран.

Эта живучесть традиции, ярким представителем которой был пресловутый французский дипломат, является еще одним мотивом, побуждающим советскую историографию напомнить нашему читателю о том, какие главные выводы из имеющихся материалов возможно сделать относительно деятельности этого человека, который так долго не сходил со сцены всемирной истории.

При подготовке к печати данного переработанного и дополненного рядом документальных показаний издания моей книги мне очень помогло содействие ряда лиц и учреждений. Приношу здесь искреннюю благодарность начальнику архивного управления Министерства иностранных дел В. М. Хвостову, заместителю заведующего архивом внешней политики Е. П. Моровской, А. А. Юрьеву, администрации Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, заведующей рукописным отделом этой библиотеки А. Д. Люблинской и сотрудникам библиотеки К. С. Цокуренко и А. Т. Гольдбергу, дирекции Библиотеки Академии Наук в Москве, Д. Д. Иванову, директору Библиотеки Академии Наук в Ленинграде И. И. Яковкину и его сотрудникам С. М. Данини и В. М. Тамань, администрации и сотрудникам Библиотеки иностранной литературы, администрации и сотрудникам Исторической библиотеки в Москве, администрации и сотрудникам Государственной библиотеки им. В. И. Ленина, Библиотеке Ленинградского университета, доценту Ленинградского университета И. Г. Гуткиной и очень помогавшей мне в работе (особенно при пополнении библиографии) сотруднице Института истории Академии Наук СССР А. В. Паевской. С благодарностью вспоминаю также много помогавших мне моих покойных (умерших во время блокады Ленинграда) сотрудников Л. В. Шеншину и И. Я. Колубовского, работавших над библиографией»


Об авторе
Тарле Евгений Викторович
Выдающийся отечественный историк, академик АН СССР. Родился в Киеве, в купеческой семье. Окончил 1-ю Херсонскую гимназию, учился сначала в Новороссийском, а затем в Киевском университете. Участвовал в семинаре профессора И. В. Лучицкого, по рекомендации которого был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. В 1901 г. защитил магистерскую диссертацию. С 1903 г. — приват-доцент Петербургского университета, где преподавал (с короткими перерывами) до конца жизни. В 1911 г. защитил докторскую диссертацию. В 1918 г. избран ординарным профессором Петроградского университета, затем стал профессором Московского университета. В 1927 г. избран действительным членом Академии наук СССР.

Творческое наследие Е. В. Тарле огромно — только монографий он опубликовал около 50, не считая переизданий. Его труды по истории международных отношений, экономики, политики, общественной мысли, культуры разных стран и народов получили признание не только у нас в стране, но и за рубежом. Первое в мировой науке исследование экономической истории Европы периода наполеоновских войн «Континентальная блокада»; самая популярная книга Е. В. Тарле «Наполеон»; фундаментальные труды «Европа в эпоху империализма, 1871–1919 гг.» и «Крымская война»; биография Талейрана; монографии об экспедициях русских военных моряков — все они остаются блестящими памятниками исторической мысли, вполне сохранившими свое значение для науки. По справедливому признанию многих историков, исследования Е. В. Тарле отличали не только научная глубина, но и блестящая литературно-художественная обработка.