Обложка Зейгарник Б.В. Теория личности Курта Левина
Id: 264289
255 руб.

Теория личности Курта Левина. Изд. 2

URSS. 2021. 120 с. ISBN 978-5-9710-7937-8.

Аннотация

В книге излагаются основные положения теории Курта Левина, одного из представителей немецкой школы гештальпсихологии, чьи работы оказали большое влияние на социальную психологию. Описаны и охарактеризованы экспериментальные приемы его школы, рассматриваются опыты его учеников и сотрудников (Биренбаум, Овсянкина, Зейгарник, Хоппе, Дембо, Лисснер), дается критический анализ методологических и философских взглядов К.Левина.

Для преподавателей, студентов ...(Подробнее)психологических факультетов, а также всех интересующихся вопросами социальной психологии, психлогии личности, историей психологической мысли.


Содержание
Введение 3
Положения К. Левина о потребностях 18
Проблема замещающего действия в теории К. Левина 32
Понятие психологического «поля» 43
Понятие временной перспективы 60
Понятие цели в теории К. Левина 54
Эволюция взглядов К. Левина в американский период его деятельности 98
Заключение 106
Литература 114

Отрывок из Введения

Биографическая справка.

К. Левин, представитель немецкой школы гештальтпсихологии, родился в 1890 г. в Пруссии. Учился в университетах Оренбурга, Мюнхена и Берлина. В 1914 г. получил докторскую степень. После четырехлетней службы в армии стал преподавателем, затем профессором Берлинского университета, работал вместе с Кёлером, Вертгеймером, Коффкой, Гольдштейном, Гельбом и т. д. После установления фашизма в Германии К. Левин эмигрировал в 1933 г. вместе с многими представителями гештальтпсихологии в Америку. К чести представителей гештальтпсихологии нужно сказать, что почти никто из них не остался работать в фашистской Германии. Начиная с 1933 г. Левин работает в США, где преподает в Стенфордском и Корнельском университетах. В 1945 г. стал директором исследовательского центра групповой динамики при Массачусетском институте технологии. Умер 12 февраля 1947 г.

К. Левин был не только крупным ученым, но и ярким человеком с широким кругом интересов, эрудированным в вопросах биологии, физики, математики, 'искусства и литературы. Однако всецело он был поглощен психологией. Своими идеями он был увлечен, захвачен. Он мог рассуждать на темы психологии в любой момент и в любой обстановке. Случалось, что его осеняла какая-нибудь мысль во время прогулки — он мог тут же остановиться среди улицы, вынимал блокнот и начинал записывать пришедшую ему мысль, не обращая внимания ни на удивленных прохожих, ни на транспорт.

К. Левин очень любил молодежь, всегда был окружен студентами, молодыми сотрудниками, которые сопровождали его повсюду, он всегда внимательно и доброжелательно выслушивал их подчас наивные суждения. Вместе с тем он был очень требователен и строг к ним в работе, даже гневен, если замечал недобросовестное отношение к результатам эксперимента. «Наука не терпит лени, недобросовестности и глупости» — была его любимая фраза.

Интересно отметить, что экспериментальные исследования школы К- Левина, вошедшие в фонд психологической науки (например, работа Хоппе — об уровне притязаний, Т. Дембо — об аффекте, А. Карстен — о пресыщении, Г, Биренбаум — о забывании намерений, Б. Зейгарник — о воспроизведении незавершенных действий), были всего лишь дипломными работами студентов, проведенными под его руководством.

К. Левин был страстным поборником эксперимента в психологии. При этом он всегда подчеркивал, что эксперимент должен вытекать из теории и отвечать на конкретную задачу. «Без теории эксперимент слеп и глух» — любил он повторять своим ученикам. К. Левин не любил стопроцентного совпадения результатов: «слишком хорошо сходятся концы с концами — проверьте еще раз» требовал он. Он считал, что анализ «отрицательных» результатов, т. е. данных, отклоняющихся от основных результатов, выяснение причин подобного отклонения часто помогают установлению закономерностей изучаемого явления. Придавая большое значение установлению общих закономерностей, формализации результатов эксперимента, он с большой осторожностью относился к количественным данным.

Говоря о психологии, К. Левин придавал большое значение методологии эксперимента. Поэтому, прежде чем перейти к систематическому изложению теории К. Левина, следует коротко остановиться на его взглядах на сущность научного познания и на объект науки, которые он пытался очертить еще в 1927 г. в своем труде «Переход от Аристотелевского мышления к Галилеевскому» (Lewin, 1936). Он настаивал на том, что развитие психологии должно идти не по пути собирания эмпирических фактов (пути, по которому идет и сейчас американская психология). Решающей в науке является теория, но всякая теория должна быть подтверждена экспериментом. Не от эксперимента к теории, а от теории к эксперименту — вот генеральный путь научного анализа. Всякая наука нацелена на нахождение закономерностей '— психология должна тоже стремиться к нахождению психологических закономерностей. Курт Левин подчеркивал это положение. Он говорил о том, что задачей психологической науки должно быть даже не только установление законов, а предсказание индивидуальных явлений (в терминологии Левина «событий») на основании закона, они предсказуемы только при наличии достоверной теории. Критерием научной достоверности является не повторяемость единичных фактов, а, наоборот, единичные факты обретают научную достоверность лишь в контексте теории. Такой подход к объекту психологической науки К. Левин назвал «переходом от аристотелевского мышления к галилеевскому».

Левин указывал, что для мышления Аристотеля было характерно утверждение, что мир гетерогенен, что каждому явлению присуща свойственная именно ему имманентная закономерность: дым поднимается кверху, потому что он легкий. Камень падает вниз, потому что он тяжелый. Галилей же установил, что мир гомогенен. Всякое отдельное явление подчиняется общим закономерностям. Исследование должно выявить эти общие закономерности и условия, при которых то или иное явление развивалось. К. Левин считал, что психология должна использовать галилеевское мышление. Поэтому эксперимент должен быть строго продуман: необходимо создать определенные условия, чтобы получить, вычленить само изучаемое явление. Иными словами, различение аристотелевского и галилеевского подхода по отношению к психологическому исследованию означает переход от описательного метода к конструктивному. Аристотелевский метод в психологии состоит в том, что причина отождествляется с сущностью изучаемого явления, в результате чего научное объяснение сводится к классификации и приводит к выделению средних статистических характеристик, в которых преобладают оценочные критерии.

Галилеевский же метод в психологии предполагает теоретическое объяснение фактов на основе целостной системы причинных соотношений. Именно нахождение причинных соотношений дает возможность предсказания единичных событий. Каждое единичное событие должно быть осмыслено в контексте целостной ситуации данного момента. Эмпирическое доказательство должно уступить место конструктивно-теоретическому. Психология должна изучать не фенотипы, а генотипы. Эксперимент в психологии призван давать объяснительную характеристику, а не установление факта, он должен объяснить причину, детерминацию человеческого поведения, того или иного психического явления.


Об авторе
Зейгарник Блюма Вульфовна
Выдающийся советский психолог, основатель патопсихологии в СССР. Родилась в литовском городе Пренай (Сувалкская губерния). Училась в Берлинском университете, где посещала семинар немецкого психолога Курта Левина, который непосредственно занимался психологией личности. В 1925 г. после проведения цикла экспериментов выявила эффект, впоследствии вошедший в науку под ее именем — «эффект Зейгарник». В 1927 г. защитила диплом на основе своего открытия и в 1931 г. вернулась в СССР, где стала ближайшей сотрудницей выдающегося психолога Л. С. Выготского и работала в психоневрологической клинике Института экспериментальной медицины. С 1934 г. работала в НИИ психиатрии Минздрава СССР. Во время Великой Отечественной войны работала в Чебаркуле под Челябинском, где под руководством А. Р. Лурия принимала участие в восстановлении психического здоровья тяжело раненных в нейрохирургическом госпитале. После войны возглавляла лабораторию психологии в НИИ психиатрии Минздрава СССР до 1967 г. С конца 1950-х гг. читала курс лекций в МГУ имени М. В. Ломоносова, а с 1967 г. полностью перешла на преподавательскую работу на недавно открывшийся психологический факультет МГУ.

Широкую известность Б. В. Зейгарник принес открытый ею и получивший ее имя эффект, суть которого состояла в том, что незавершенные действия сохраняются в памяти человека намного лучше завершенных. Она также является одним из создателей факультета психологии МГУ, а период ее работы в созданной по ее инициативе лаборатории психологии в НИИ психиатрии Минздрава стал началом становления в нашей стране экспериментальной патопсихологии. Ее перу принадлежат 9 монографий, преимущественно написанных ею единолично. В 1978 г. она была награждена Ломоносовской премией 1-й степени, а в 1983 г. Американская психологическая ассоциация присудила ей Международную премию имени Курта Левина.