Обложка Сухарев О.С. Информационная экономика: Знание, конкуренция и рост
Id: 258877
446 руб.

ИНФОРМАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА:
Знание, конкуренция и рост Изд. 2, доп.
Информационная экономика: Знание, конкуренция и рост

URSS. 2020. 264 с. ISBN 978-5-9710-7358-1.
  • Мягкая обложка

Аннотация

В монографии исследуются проблемы такого направления в экономической науке, как информационная экономика, предлагаются модели влияния информации на процесс конкуренции между агентами, вводится фундаментальный принцип передачи информации, накопления знаний, рассматриваются параметры комбинаторного эффекта в информационной сфере, различные виды асимметрии и эффекты, не учитываемые в классических вариантах информационной экономики.

Отдельным ...(Подробнее)вопросом рассматривается влияние информационных изменений на экономический рост системы, выделение режимов структурных изменений между различными комбинациями в зависимости от скорости создания нового и использования старого ресурса в системе.

Даются важные выводы об информации и знании как продукте, формируются принципы экономики благосостояния за счет нового взгляда на общественные блага и информацию.

Для научных работников, аспирантов и докторантов, магистрантов и всех интересующихся новыми идеями в экономической науке.


Содержание
Оглавление3
Введение4
Introduction7
Глава 1. Предприниматель, информация и рынок10
Глава 2. Информация и её потребительские свойства41
Глава 3. Знания и фундаментальный принцип их передачи74
Глава 4. «Новая экономика» как экономика управления знанием?89
Глава 5. Информация, технические системы и экономический рост95
Глава 6. Знания и экономический рост: основные модели104
Глава 7. Информация и индивидуальная удовлетворённость127
Глава 8. Информационная экономика: возможности и ограничения (некоторые ответы на проблемы теории)139
1. Атрибуты и проблемы информационной экономики139
2. Несовершенство информации, асимметрия, экстерналии и издержки158
3. Асимметрия информации, неравенство и экономический рост171
Глава 9. Информация, теория благ и государственная политика185
1. Виды благ и информация185
2. Информация и государственная политика214
Глава 10. Модели передачи знаний и механизм технологического развития227
1. Режимы передачи знаний между агентами229
2. Эффект технологического пузыря: институты и развитие знаний240
Заключение249
Conclusion253
Приложение. Институты оценки продовольственной независимости256
Литература260
Summary261
Contents262

Введение

Настоящее исследование посвящено довольно трудной проблеме — тому, как влияют информация и знание на экономический рост, взаимодействие и конкуренцию между агентами. С увеличением информационного сектора в современном хозяйстве многие процессы в экономической жизни изменились настолько, что деформировали схемы взаимодействия агентов, их мотивацию, стилистику поведения. Такие изменения не могут остаться незамеченными даже обычными наблюдателями, не говоря уже о представителях экономической науки, которые начиная с 1960-х гг. обратили пристальный взгляд на то, как знание и информация воздействуют на экономику.

Считается, что термин «информационная экономика» был введён сотрудником Стэнфордского университета М. Поратом в 1976 г. Правда, первоначально он имел в виду не направление экономической мысли, а набор секторов (отраслей), которые производят базы данных и элементы, обеспечивающие управление базами данных. Тем самым, данный термин изначально имел прикладное назначение, не был связан со сферой фундаментальных знаний — научным направлением. Однако примерно к этому же времени формируется и направление в рамках экономической мысли, которое противостоит неоклассическим взглядам в экономической науке не только в части трактовки роли информации, но и других допущений классических моделей. Вместе с тем при всех уточнениях, которые даёт информационная экономика как научное направление, большинство академических трудов описывают ситуации около точки равновесия, по сути, неявно, но подразумевая равновесный подход в качестве отправной точки анализа. Более того, наиболее видные представители этого направления науки рассматривают частные примеры или разбирают «узкие» ситуации, в частности, как информационный сигнал повлияет на производительность. Такие задачки представляют собой примеры, часто «выжатые из пальца», но имеющие математическое воплощение, что завораживающе действует на представителей учёного мира. Как будто вводя строгость в знание, за счет формализма на самом деле эти примеры не выявляют общие эффекты воздействия информации и знаний на решения, выбор и изменения, поскольку формулировка подобных задач предполагает ввод ряд допущений и условностей, не обнаруживаемых на практике по большому списку возникающих в экономике ситуаций.

В этом исследовании значительное место отводится именно выяснению свойств информации и знаний, схемам их влияния на изменения, рост и поведение агентов, причём такого влияния, которое видоизменяет, казалось бы, совсем недавно полученные выводы в рамках нового течения экономической науки — информационной экономики. Предпринята попытка хотя бы в общих чертах учесть результаты, полученные экономической психологией, связав их с релевантными информационными эффектами.

Тематика информационной экономики интересовала меня давно, ещё в 1990-е гг. появились первые публикации по этой теме. Однако наиболее ёмко я смог обобщить некоторые результаты развития информационного сектора и информационной экономики в книге «Экономика технологического развития» (2008) и «Институциональная экономика: теория и политика» (2008). Если в этих работах, по сути, был представлен аналитический обзор в рамках данной тематики с выделением особых свойств указанного направления научной мысли и закономерностей развития информационного сектора, электронной промышленности (представлено в виде отдельных глав), то в настоящей работе меня интересуют теоретические моменты, связанные с объяснением информационных эффектов, информации и знаний как особых типов благ. Совсем небольшие моменты учтены из указанных работ в данной книге. Они касаются трактовки так называемой «новой экономики» как экономики знаний — оспаривается эта формулировка, ставшая общим клише в области экономических наук и исследований в информационном её направлении, показано функциональное значение информации применительно к техническим системам и росту (детальное изложение имеется в книге «Экономика технологического развития» ). Исходя из этого возникает необходимость объяснения схем взаимодействия агентов, в том числе в рамках старых и новых возможностей (новаторов и консерваторов), экономического роста, государственной политики, обеспечивающей информационный потенциал системы и закладывающей нужные мотивации. Цель данной работы сводится именно к развитию «информационной экономики» как научного направления, с акцентом на аспекты управления информацией и знанием.

В России имеется «вал» диссертаций и публикаций по глобальной и информационной экономике, однако, глубина и точность трактовок оставляет желать лучшего. Вместе с тем наиболее значимый вклад в это направление науки, на который необходимо ориентироваться, вносят работы Г. Б. Клейнера, В. Л. Макарова, Б. З. Мильнера, Е. В. Попова, А. И. Татаркина и др. Безусловно, первостепенный вклад в формирование данного научного направления внесли Дж. Акерлоф, М. Спенс и Дж. Стиглиц, а со стороны экономических психологов — А. Тверски и Д. Канеман, экспериментальных экономистов — В. Смит. Мимо этого вклада пройти было нельзя, однако, здесь сделана попытка пересмотреть или уточнить отдельные трактовки «информационной экономики» на теоретическом уровне анализа, ещё дальше уводя её от равновесной точки, около которой она развёртывает свой анализ. Конечно, важно отметить, что теория информации представляет собой отдельное научное направление в рамках теории управления. Здесь внесли самый высокий вклад кибернетики и синергетики, такие как У. Эшби, Н. Винер, Ст. Бир, Г. Хакен, Л. Бриллюэн, С. П. Капица, С. П. Курдюмов и др. Однако меня волновали вопросы сугубо экономического характера, а не общесистемное и модельное представление информации, содержащееся в работах по теории информации и теории систем, часто имеющих высокоформализованный и абстрактный характер, поскольку нацелены на выявление, иногда «придумку» закономерностей «высокого уровня». Представители институциональной экономики, особенно в рамках теории игр, рассматривают информацию и знание в межагентских взаимодействиях по-разному. Например, Дж. Ходжсон даёт некие обзорные описательные трактовки, подчёркивая методологическое противоборство с неоклассикой. Настоящая книга не имела целью обзор научных работ многих авторов, а исходила из задачи показать собственное видение и отношение к ряду задач и эффектов, возникающих, когда в конкуренции между агентами рассматривается информация и их информационный потенциал. Отдельные моменты, как информация, точнее разница в интеллектуальных возможностях, влияют на изменение благосостояния агентов в системе, где происходят институциональные изменения с некоторой частотой (скоростью), я показал на модели — схеме в работе «Экономика будущего: теория институциональных изменений» (2011) и ряде статей, одна из которых: Elementary model of Institutional Change and Economic Welfare (Montenegrin Journal of Economics, 2011, Vol. 7, № 2). В ней показано, что классическая статичная теория благосостояния и критерии эффективности (В. Парето, Т. Ситовски, Н. Калдора—Дж. Хикса, подход А. Сена) не действуют при перманентных институциональных изменениях, требующих учёта и оценки исходного интеллектуального потенциала взаимодействующих агентов. Это значит, что нужно учитывать информационный их потенциал (уровень знаний) и оценивать благосостояние системы, исходя из критериев системного уровня (удовлетворённость агентов, дисфункциональность системы и др.).

Хотел бы выразить признательность рецензентам академику РАН А. И. Татаркину и член-корр. РАН Е. В. Попову, а также д-ру физ.-мат. наук, проф. Игорю Алексеевичу Рудакову за помощь в представлении математических примеров конкуренции старых и новых комбинаций — он дал мне полноценную консультацию по логистическим кривым, оказав необходимую поддержку в подготовке графических иллюстраций.

Олег Сухарев, Москва, август 2014


Introduction

The present scientific research is devoted to a rather difficult problem — how information and knowledge influence economic growth, interaction and competition between agents. With the growth of information sector in modern economy, many processes of economic life have changed greatly. So, that they deformed the schemes of agents interaction, their motivation and behaviour stylistics. Such changes cannot remain unnoticed even for usual observers, to say nothing about representatives of economic science who have paid attention to how knowledge and information influence economy since 1960.

The term “information economics” is considered to be introduced by the researcher of Stanford University M. Porat in 1976. However, originally he meant not the area of economic thought, but a set of sectors (branches) which produced databases and the elements providing databases management. Thus, this term initially had applied designation. It was not connected with fundamental knowledge, a scientific school. However, approximately by the same time there appeared a trend within the economic school which opposed neoclassical views in economic science not only regarding interpretation of information role, but also regarding other assumptions of classical models. At the same time, with all more accurate definition which “information economics” gives as a scientific school, the majority of academic works described the situations about the equilibrium point. But, as a matter of fact, they consider the equilibrium approach as the starting point of the analysis implicitly. Moreover, the most prominent representatives of this scientific school consider particular examples or examine “narrow” situations, how information signal affects productivity, in particular. Such problems are particular examples, they are frequently “squeezed out of a finger” (fabricated), but having a mathematical embodiment, that charms representatives of scientific world, as though introducing strictness to knowledge. But actually they do not reveal cumulative effects of information and knowledge influence on the decisions, choice and changes because formulation of such problems assumes introduction of a number of assumptions and conventions which are not found out in practice among a large number of situations in the economy.

In this research more consideration is given to the properties of information and knowledge, schemes of their influence on agents’ changes, growth and behavior. And such influence alters the deductions recently made within the limits of a new school of economic science, “information economics”. An attempt to consider the results received by economic psychology, if only in general terms, was made, connecting them with the relevant information effects.

I have been interested in the subject matter of “information economics” for a long time. As far back as 1990s there were first publications. However, I could most fully generalize some results of the development of information sector and information economics as a scientific school in the books «The Economy of Technological Development» (2008) and “Institutional Economy: Theory and Policy” (2008). In these works an analytical survey was presented within the limits of the present themes with highlighting of special properties of the specified scientific school and regularities of information sector and electronic industry development (it is presented in the form of separate chapters). But in the present work I am interested in the theory connected with explanation of information effects and information and knowledge as special types of blessings. Only some ideas from the specified works are considered in this book. They refer to interpretation of the so-called “new economics” as knowledge economics. This formulation which has become a general cliche in the field of economic sciences and researches in its information direction is disputed. Functional value of information with reference to technical systems and growth (the detailed description can be found in the book “Economy of Technological Development” ) is demonstrated. Thus, it is necessary to explain the schemes of agents interaction within the limits of old and new possibilities of economic growth (innovators and conservatives), state policy providing information potential of the system and providing necessary motivation. The purpose of this work is reduced to development of “information economics” as a scientific school making emphasis on information and knowledge management.

There are lots of theses and publications on global and information economics in Russia. However, the depth and accuracy of interpretations leave much to be desired. At the same time, there are the works which made the most significant contribution to this science school and which should be taken into consideration. They are presented in bibliography in end to the book. The works by G. B. Kleiner, V. L. Makarov, B. Z. Milner, E. V. Popov, A. I. Ta¬tarkin, etc. are among them. Certainly, the greatest contribution in this scientific school was made by J. Akerlof, M. Spencee and J. Stieglitz, by economic psychologists A. Tversky and D. Kahneman and experimental economist V. Smith. It was impossible to go past this contribution, however, this work was an attempt to reconsider or specify certain interpretations of “information economics” at the theoretical level of analysis, withdrawing it further away from the equilibrium point of analysis. Of course, it is important to notice that information theory is a separate school within management theory. Here the greatest contribution was made by such cyberneticists and synergetricists, as U. Ashby, N. Wiener, A. Beer, H. Haken, L. Brillouin, S. P. Kapitsa, S. P. Kurdjumov, D. S. Chernavsky, etc. However, in the works on the theory of information and systems theory I was interested in purely economic problems and not the system and model idea of information. They often have highly formalized and abstract character, as they are aimed at revealing and, sometimes, at the device of regularities of “high level”. Representatives of institutional economy, especially in the theory of games, consider information and knowledge in inter-agents interactions differently. For example, J. Hodgson gives certain descriptive survey treatments, underlining methodological antagonism with neoclassics. The aim of the present work was not the review of scientific works by many authors. It proceeds from the task to show the viewing and relation to a number of arising problems and effects when information and information potential of agents are considered in their competition. Certain moments concerning the fact how information, or, to be more precise, the difference in intellectual possibilities, influences the change of agents’ well-being in the system, where institutional changes occur with some frequency (speed), were demonstrated on the model-scheme in the work “Economy of Future: The Theory of Institutional Changes” (2011) and in a number of articles, one of which is “Elementary Model of Institutional Change and Economic Welfare” (Montenegrin Journal of Economics, 2011, Vol. 7, № 2.). It is shown in the article that classical static welfare theory and efficiency criteria (V. Pareto, T. Setowski, N. Kaldor—J. Hicks, A. Sen's approach) do not work at permanent institutional changes which demand registration and estimation of initial intellectual potential of co-operating agents. It means, that it is necessary to consider their information potential (learning curve) and to estimate well-being of the system proceeding from the criteria of system level (agents’ satisfaction, system dysfunction, and etc.).

I would like to express my gratitude to all the readers, and especially to reviewers academic A. I. Tatarkin and prof. E. V. Popov, to Doctor of Mathematical Sciences, Prof. Rudakov Igor Alekseevich for provision of mathematical examples of competition of old and new combinations. He consulted me on logistic curves, thus providing me the necessary support.

Oleg Sukharev, Moscow, August 2014


Об авторе
Сухарев Олег Сергеевич
Доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН. Область научных интересов: институциональная теория, экономика промышленности, теория индустриального и технологического развития, макроэкономическая политика роста. Исследователь в области институционально-эволюционной теории, макроэкономической и промышленной политики. Разработал теорию реструктуризации экономики, концепцию дисфункции экономических систем и институтов, модель неошумпетерианской конкуренции «новатор — консерватор», принцип «комбинаторного наращения», модель появлений новых комбинаций в экономике, фундаментальный принцип передачи знаний, модели роста системы с информационным фактором и др. Автор более 400 научных работ. Награжден медалью Н. Д. Кондратьева за вклад в развитие общественных наук. (Сайт автора: www.osukharev.com)