Обложка Маринова Е.В. Язык Рунета в Сети и за ее пределами: От вербализации ключевых идей интернет-пространства до обновления художественного дискурса
Id: 256383
549 руб.

Язык Рунета в Сети и за ее пределами:
От вербализации ключевых идей интернет-пространства до обновления художественного дискурса

URSS. 2022. 304 с. ISBN 978-5-9710-9191-2.

Аннотация

В книге на богатом иллюстративном материале (более 5000 примеров) анализируются особенности формирования и функционирования языка Рунета. Основная проблема, интересующая автора, — обновление языковой системы, прежде всего лексики, в связи с появлением в конце ХХ века новой сферы деятельности человека — Интернета. В первых трех главах исследуются неологические процессы, происходящие и наблюдаемые непосредственно в языке интернет-пространства: ...(Подробнее)вербализация ключевых идей и понятий данной сферы, номинирование виртуальных аналогов реалий объективного мира, семантические трансформации слов в новых условиях общения. В качестве среды неологизации языка Рунета рассматривается электронная речь в ее специфических проявлениях в области графики, лексики, грамматики, словопроизводства. Две другие главы посвящены традиционным дискурсам (устная разговорная речь, реклама, публицистический и художественный текст), в которых средства языка Рунета, выйдя за пределы породившей их среды, преобразуются, получают дополнительную нагрузку и становятся стимулом для новых языковых изменений.

Книга предназначена для специалистов в области лингвистики, изучающих активные процессы в русском языке новейшего периода, а также для всех интересующихся языком IT-сферы.


Оглавление
Оглавление5
От автора8
Глава 1. Ключевые идеи интернет-пространства и особенности их вербализации11
1. Новая сфера деятельности и её ключевые понятийные области11
2. «Информация, её качества и их оценка»13
2.1. Достоверность получаемой информации14
2.2. Актуальность получаемой информации17
2.3. Новизна получаемой информации18
3. «Поиск и хранение информации»21
4. «Коммуникация (со-общение)»26
5. «Техническая и технологическая база Интернета»34
Итоги главы39
Глава 2. Перенос номинаций из реального мира в виртуальный как неологический процесс42
К постановке проблемы42
1. Номинации со словом виртуальный44
2. Номинации со словом электронный46
3. Номинации со словом интернет-48
4. Номинации с веб-49
5. Номинации с кибер-50
6. Номинации со словом сетевой52
7. Номинации с онлайн и онлайновый53
8. Номинации со словом вики57
Итоги главы60
Пояснения к таблицам71
Глава 3. Новая форма речи: понятие, реалия, специфика74
Вводные замечания74
1. Феномен электронной речи75
2. Особая графика77
3. «Пишем, как говорим»80
3.1. Воспроизведение фонетических особенностей разговорной речи82
3.2. Воспроизведение словообразовательных особенностей разговорной речи83
3.3. Воспроизведение лексических особенностей разговорной речи84
3.4. Воспроизведение грамматических особенностей разговорной речи86
4. Восполнение словообразовательных лакун языка в электронной речи88
Итоги главы91
Глава 4. Язык Рунета вне Сети (устная речь, массмедиа)93
Вводные замечания93
1. «Говорим, как пишем» (сфера устной коммуникации)95
1.1. Специфическая сетевая лексика95
1.2. Сетевые варианты слов и выражений литературного языка100
1.3. Сетевые варианты непристойных слов и выражений101
2. Игровая функция языковых средств Рунета в рекламном дискурсе101
3. Лексика Рунета в медийном дискурсе: преобразования семантики103
3.1. Фейк и фейковый105
3.2. От интернет-троллинга до полит-троллинга114
3.3. Хайп вокруг хайпа124
Вместо итогов128
Глава 5. Язык Рунета в художественном дискурсе131
Материал исследования131
1. Ключевая лексика Рунета в художественном тексте: особенности семантики и основные функции133
1.1. Функция обозначения реалий современной жизни135
1.2. Функция номинирования объектов авторской рефлексии163
1.3. Метаязыковая функция и способы подачи нового слова в художественном тексте173
1.4. Функция создания словесных образов других предметных областей178
2. Коды, реалии и персоналии Интернета как источник новых текстовых единиц185
3. Воспроизведение особенностей электронной речи в художественных целях208
3.1. Изображение речевого поведения персонажей в Сети как один из способов организации нарратива209
3.2. Графические особенности электронной речи в художественном тексте214
3.3. Лексические особенности электронной речи в художественном тексте222
4. «Под ником», или Обновление литературной ономастики225
5. Лексика Рунета как база для писательского словотворчества231
5.1. Образ будущего232
5.2. Образ нашего времени238
6. Игровое использование лексики Рунета в художественном тексте: основные приёмы245
7. «Олбанский» язык в структуре художественного текста: аспекты воздействия257
8. Геймерская лексика и геймерская тема в книгах о «новых героях»266
Итоги главы283
Язык цифролюции (Заключение)286
Принятые сокращения293
Литература294

От автора
В университете, где я работала почти 30 лет, Интернет появился в 1995 году. Я присутствовала на торжественном мероприятии, посвящённом этому событию, и даже делала репортаж для местного телевидения, где я подрабатывала журналисткой.

Сейчас этот Интернет у меня в сумочке. Технологии за прошедшие 25 лет изменились стремительно. Изменился ли язык? Четверть века для языка с многовековой историей — это, кажется, не срок. Но то, что произошло за последние десятилетия в связи с компьютеризацией и интернетизацией, сродни революционным общественным изменениям, на которые всегда чутко, активно и в какой-то степени стремительно реагирует язык. Этому и посвящена книга.

Первые шаги по её созданию были сделаны примерно десять лет назад, когда я обнаружила, как бесперебойно, невзирая на какие-либо ограничения в структуре слова, работает в интернет-коммуникации словообразовательный механизм языка. С этой точки зрения новая сфера функционирования русского языка подобна разговорной стихии непринуждённого устного общения. Но сходство между ними, на самом деле, более глубокое и сущностное. Поэтому я продолжила изучение лингвистической природы интернет-коммуникации, выделив особый объект научного анализа — электронную речь как новую форму речи. В 2014 году в Польше вышла моя работа (глава в коллективной монографии) «Пишем, как говорим, и говорим, как пишем» . В ней рассматривались основные языковые особенности электронной коммуникации, а также анализировались факты влияния этого феномена на повседневную речь.

Данная проблематика — выход языка, генезис которого опосредован компьютерными технологиями, за пределы породившей его системы — представлялась мне (и представляется до сих пор) наиболее актуальной. Начались активные наблюдения за взаимодействием интернет-дискурса с традиционными дискурсами, результатом чего стал обширный массив языковых фактов, извлечённых из разных источников (их характеристика даётся в начале каждой главы). Всего в ходе работы над книгой было проанализировано более пяти тысяч словоупотреблений. Бо́льшая часть собранных фактов вошла в книгу.

Богатый иллюстративный материал, с нашей точки зрения, необходим в исследованиях подобного рода. Что имеется в виду? Основной аспект нашего исследования — неологический. В изучении нового, что появляется в языке, всегда есть опасность, что это новое может быть чем-то временным, преходящим, проходящим. Но это не означает, что не надо фиксировать и исследовать речевые новации. Лингвист в этом случае, находясь, говоря словами С. Жижека, в привилегированном положении исчезающего медиатора, устремлён скорее в будущее, чем в настоящее, поскольку наибольший интерес, как нам кажется, неологические исследования вызывают спустя какое-то время, когда уже можно с максимальной точностью сказать, что осталось в языке, а что ушло и почему. В этом смысле опусы, посвящённые новому в языке, оказываются своего рода документами эпохи, написанными её свидетелями. Отмечать происходящие на твоих глазах изменения, вызванные появлением Интернета, и в то же время помнить доинтернетовскую эпоху — такую потрясающую возможность нельзя было упустить. Хочется надеяться, что через 10–20 лет я вернусь к этой книге, чтобы скорректировать некоторые её выводы. А может, это сделает кто-то другой…

Я благодарна мои коллегам и друзьям, кто познакомился с рукописью отдельных глав книги и дал мне почву для новых размышлений: Елену Какорину, Ксению Лепанову, Ирину Юхнову. Выражаю искреннюю благодарность моим рецензентам — проф. М. А. Кронгаузу и проф. В. В. Дементьеву. Благодарю за помощь моего сына Родиона Маринова.

Книга включает пять глав. Глава 1 содержит анализ особенностей вербализации ключевых идей интернет-пространства, которое рассматривается как новая сфера деятельности человека. Она выполнена в основном на материале общей сетевой лексики. Глава 2 представляет собой описание моделей и языковых средств «переноса» номинаций из реального мира в виртуальный. В ней большое внимание уделяется семантике лексем электронный, онлайн-, веб-, кибер-, сетевой, виртуальный, интернет- и некот. других. В Главе 3 анализируются особенности электронной речи как среды неологизации языка. Глава 4 посвящена влиянию электронной речи и шире — языка Рунета — на устную разговорную речь, рекламу и традиционные медиа. В Главе 5 исследуется проблема обновления художественного дискурса в эпоху Интернета, а также отмечаются особенности функционирования языка Рунета в современной прозе. Это глава получилась самой объёмной отчасти за счёт представленных в ней текстовых иллюстраций — фрагментов литературных произведений, но в большей степени по причине многоаспектности анализа, что необходимо при обращении к художественной речи, ведь именно в ней — своеобразной лаборатории смыслов и форм — творчески апробируется всё то новое, что входит в язык. В Заключении содержатся общие заметки о языке «цифролюции».

Отзывы о книге прошу отправлять на мой электронный адрес: marinova@list.ru


Об авторе
Маринова Елена Вячеславовна
Доктор филологических наук, профессор, автор более 200 научных работ, опубликованных в России, Украине, Латвии, Литве, Испании, Чехии, Словакии, Польше, Болгарии, Англии, Германии. Специалист в области теории заимствования, социолингвистики, неологии, культуры речи. Автор и ведущая передачи «С русского на русский, или Кстати сказать» («Радио России»). Лауреат премии Нижнего Новгорода.