Обложка Алексеева-Карневали О.А. Топологии войны: Война как 'трансформация': От Клаузевица до советской военной теории
Id: 253697
535 руб.

Топологии войны:
Война как "трансформация": От Клаузевица до советской военной теории. (ЧЕРНО-БЕЛЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ)
Топологии войны: Война как "трансформация": От Клаузевица до советской военной теории

URSS. 2020. 304 с. ISBN 978-5-9710-6939-3.
ЧЕРНО-БЕЛЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ. Белая офсетная бумага.

Аннотация

Исследование посвящено философскому пониманию войны как «трансформации» на материале советской военной теории, где «трансформация» войны выработана как стратегия, наиболее соответствующая критической увязке войны с проблемой «информации», — первая, опережающая свое время форма стратегизации «информационной» или «кибер-войны». В центре внимания таким образом — явление «информационной» войны, помогающее понять природу современной «войны Информационного ...(Подробнее)века» и ключевые тенденции и характер развития войны будущего.

Книга адресована специалистам в области международных отношений, военной теории и стратегических исследований, а также философам, историкам советской культуры и, в силу междисциплинарного характера исследования и использованного в анализе «антропологического» материала, самому широкому кругу читателей.


Оглавление
Благодарность9
Введение. Как думать о войне как о «трансформации»?11
Глава 1. Концептуализация войны как «трансформации». «Рациональный» и «машинный» элемент в мышлении о войне и стратегии43
1. Центральное место разума и постановка вопроса о «машинном» мышлении43
2. Кант и иерархия способностей: определение архитектоники познания и «машинная нить»47
3. Клаузевиц, основы «синтетичного» мышления и концепт войны: «двуосный концепт»52
4. В поле формации: «повторение», случайная выборка, «длина описания» — Инфраструктура для самоорганизации и артикуляция войны как «синтетичной» машины60
5. Клаузевиц и «рациональный» ансамбль государства: последовательность, одновременность, «техно-стратегический комплекс» (К вопросу о «рациональном» и «машинном» режимах стратегии)70
6. Клаузевиц и советский концепт войны. Марксизм и «сознание». «Машинные»/«продуктивные» силы в мышлении о войне и стратегии82
Интерлюдия. Тактические рамки и советский концепт войны: Аффективное поле, множественность, код, поля суррогатного опыта, или Велосипед в утопии93
Глава 2. Война и военная наука как инструмент «трансформации». «Оперативная» парадигма и аппарат управления временем106
Эпиграф. Записные карты времени106
Введение к главе 2108
I. Формы организации знания110
1. Военная наука как инструмент «трансформации». Дебаты Фрунзе — Троцкого и эпистемологические основания советской военной науки 1920–1930-х гг. 110
2. Элементы «единой военной доктрины»113
3. «Военная наука»: эпистемологические основания, статус «знания», «концепт войны»116
II. Формы организации времени: война и философия «непрерывного действия»121
4. Оперативный уровень войны: «непрерывные операции», «глубокая операция», множественные функции «глубины»121
4.1. Опыт Гражданской войны: выявление паттерна122
4.2. «Непрерывные операции»: оперативный маневр и «оперативная» парадигма действий124
4.3. Триандафиллов об операциях: операционализация «последовательности» и оперативные «словари»126
4.4. «Универсальная схема» оперативного маневра: глубина как «принцип действия»135
5. Глубина: когнитивный принцип и «континуумы» понятий139
6. Военный аппарат и «машинный комплекс»: режим «Артефакта»167
Глава 3. В кибер-пространстве: война и архитектура сил171
Введение. Архитектура информации: «длина описания»171
1. Тактический уровень — «активность»174
Введение174
1.1. «Ломаная линия»: стык176
1.2. Тело: «стык» («поля», «швы», «точки разлома»)180
1.3. Ассембляжи: аффективное поле185
1.4. «Оперативная память»: пулы, словари, серии192
1.5. Тактическая система: «инструментальная рациональность»195
2. Оперативный уровень и (лимит)-концепт: контакт с «принципом действия»197
Введение197
2.1. «Два рельефа» и «математическое возвышенное»: топологии (оперативного) действия199
2.2. Архитектура сил и архитектура оперативного действия: «принцип действия» и свободное от барьеров движение205
2.3. Сфера действия концепта: кантианская «сетка» и за ее пределами211
3. Стратегический уровень — «артефакт»: запись события (войны)214
Введение214
Кинетическое поле: ассембляж-в-бегстве216
3.1. Движение и изменение во времени: входящая в фокус формация и кинематический аппарат как «Машина для движения»219
3.1.1. Пучок/кластер219
3.1.2. Разметка221
3.1.3. Aксиальность223
3.1.4. Смена фаз (трансверсальность)225
3.2. «Колесо»: множественность и стратегия. Этюд морфогенеза226
3.3. «Конус времени», событие, становление: калибровка «сетки»236
Coda. Триада войны, понятой как «трансформация»: структура «метаморфических сил», аппарат управления временем243
Postscriptum. Уровень войны, когнитивное усилие, уровень неопределенности247
Заключение252
Библиография269
Приложение. Иллюстрации290
Список диаграмм, список таблиц301

Об авторе
Алексеева-Карневали Ольга Александровна
Политолог, специалист в сфере международной безопасности и военно-стратегических исследований. Обладатель магистерской (МА) и докторской (PhD) степеней в области международных отношений Кентского и Ланкастерского университетов (Великобритания), автор научных статей. В прошлом сотрудник Министерства иностранных дел Российской Федерации. Работает в системе военно-промышленного комплекса (ВПК) России.