Обложка Давыдов Д.А. Личность и государство в терниях посткапитализма: На пути к новой антагонистической общественной формации
Id: 253609
399 руб.

Личность и государство в терниях посткапитализма:
На пути к новой антагонистической общественной формации № 180

URSS. 2020. 218 с. ISBN 978-5-9710-6949-2.

Аннотация

Монография посвящена теоретическому осмыслению современных социальных, экономических и технологических тенденций, свидетельствующих о формировании и развитии посткапиталистических общественных отношений. Вопреки существующим концепциям посткапитализма, автор обосновывает тезис, согласно которому следующая общественная формация будет еще более противоречивой, чем существующая. На пути к посткапиталистическому обществу человечество поджидают ...(Подробнее)многочисленные «тернии»: новые формы отчуждения, новые социальные противоречия, непредсказуемые последствия развития технологий и многое другое. Более того, человечество движется на пути к новой антагонистической общественной формации.

Настоящее исследование можно рассматривать как критическую реакцию на становящиеся все более популярными представления (в том числе в марксистской теории), согласно которым посткапиталистические общественные отношения должны характеризоваться децентрализацией и преобладанием сетевых форм социальных взаимодействий. Соответственно, автор стремится показать, что преодолеть «тернии посткапитализма» сможет только «собранное» общество, имеющее сильные централизованные институты управления и координации и способное «покорить» «царство необходимости».

Для политологов, философов, экономистов, социологов, студентов и преподавателей гуманитарных вузов и факультетов, а также всех тех, кто интересуется перспективами общественного развития.


Содержание
Благодарности5
Введение6
Раздел I
Образы посткапиталистического будущего: анархо-локализм vs централизм13
Глава 1. Два кризиса: капитализма и левой политической мысли15
1.1. Кризисные тенденции в современном капиталистическом обществе15
1.2. Анархо-локалистские тенденции в левой политической мысли25
1.3. Есть ли будущее у левого централизма?34
Глава 2. Социализм как ликвидация нужды: возможна ли «программа минимум»?43
2.1. Стратегии борьбы за «царство свободы»43
2.2. Социалистический минимализм: сущность, эволюция и современная форма46
2.3. Неистребимая нужда и не желающее «исчезать» «царство необходимости»56
Глава 3. Общественно-необходимый труд в дискуссиях о посткапиталистическом будущем64
3.1. Общественно-необходимый труд: «отменить» нельзя социализировать?64
3.2. Современные левые теоретики об общественно-необходимом труде67
3.3. Возможно ли «царство свободы» без общественно-необходимого труда?70
Выводы83
Раздел II
Новая антагонистическая общественная формация87
Глава 1. В поисках субъекта перехода к посткапиталистическому обществу89
1.1. Дискурс посткапитализма и неизвестный «субъект перемен»89
1.2. Современные представления о субъекте перехода к посткапитализму94
1.3. Личность как социальный субъект перехода к посткапиталистическому обществу102
Глава 2. Творческая деятельность и посткапиталистическая субъектность122
2.1. Творчество: источник новых социальных противоречий?122
2.2. Отчуждение творчества128
2.3. Диалектика отчуждения142
Глава 3. Контуры посткапиталистического общества150
3.1. Новый общественный антагонизм150
3.2. Судьба государства в посткапиталистическом обществе158
3.3. Совладать с личностью?172
Выводы195
Заключение199
Библиография202

Введение

Сегодня вновь становится актуальной идея возможного перехода к посткапиталистическому обществу. Это обусловлено как углублением противоречий современного капиталистического общества, так и растущим влиянием ряда бурно развивающихся высоких технологий на социальную структуру общества. При этом технологический фактор сегодня все чаще становится центральным в многочисленных дискуссиях левых теоретиков. Если раньше пытавшиеся построить социализм общественно-политические движения ставили перед собой цель могучей коллективной волей пролетариата выстроить "базис" так, чтобы он соответствовал слегка обогнавшей историческое развитие "надстройке"[1], то сегодня технологии сами подстегивают к активному обсуждению перспектив человечества, по всей видимости, утратившего веру в лучшее общественное устройство и вообще в способность этого состояния добиться "проектным", целерациональным путем. При этом существующие концепции посткапитализма, в основном, выстраиваются по привычной марксистской логике: есть некое "старое" состояние сегодня, которое преодолевается прогрессивной социальной силой, чтобы затем выстроить новое общество на началах справедливости и всеобщего благополучия. Эта прогрессивная сила (в марксистской парадигме -- рабочий класс) является воплощением социального добра. Разумеется, отдельные представители "класса освободителя" могут быть и преступниками, но в целом он по самой своей сути ведет общество к "светлому будущему". И даже если речь не идет о каком-либо конкретном социальном классе, имплицитно подразумевается, что новое состояние будет характеризоваться разрешением социальных противоречий капиталистического общества. Процесс "снятия" капитализма обусловливается самими же противоречиями капитализма. Если посткапиталистическому обществу будут свойственны свои социальные противоречия (что, собственно, многими левыми теоретиками допускается), то это будет дело далекого будущего.

В настоящей книге мы попытаемся представить другой взгляд на перспективу посткапиталистического общества. Мы попытаемся избежать имплицитных и эксплицитных идеализаций будущего. Посткапитализм мы рассмотрим не как некое состояние "после капитализма" (что подразумевает "скачок", переход, радикальную революционную трансформацию), но, скорее, как расширяющееся пространство не-капиталистических общественных отношений, пока "сосуществующих" (и даже иногда симбиотически) с капиталистической системой, но все чаще подтачивающих ее основания. Сам возможный переход к посткапиталистическому обществу будет рассмотрен как долгий и глубоко противоречивый процесс. Более того, мы попытаемся обосновать, что посткапиталистическая формация будет не менее, а более противоречивой, чем капиталистическая. Речь должна идти о новой антагонистической общественной формации.

При этом основные противоречия посткапиталистического общества будут связаны с характером творческой деятельности, которая, как предсказывается многими теоретиками, станет основным (или -- наиболее видным, привлекательным) занятием людей в будущем. Мы покажем, что творческую деятельность многие современные марксисты, анархисты и сторонники различных концепций посткапитализма идеализируют. Расширение творческих возможностей, во-первых, обострит множество проблем, связанных с необходимостью общественного контроля за использованием результатов творческой деятельности, способных привести к нежелательным, катастрофическим последствиям; во-вторых, поставит перед обществом проблему воспитания занимающейся продуктивной деятельностью всесторонне развитой личности в условиях изобилия различных способов личностной деградации; в-третьих, породит новые структуры и методы воспроизводства неравенства, но уже в виде дискурсивного господства выдающихся личностей; в-чет­вертых, приведет к новым формам отчуждения между созидателями творческой "продукции" и их потребителями; в-четвертых, обусловит резкий рост конкуренции между людьми за творческую самореализацию, усугубляющуюся процессами освоения способностей к творчеству "умными машинами".

И хоть мы значительное время уделим прогнозам и сценариям будущего, автору не хотелось бы позиционировать данную книгу как чисто футурологическую (или утопическую/антиутопическую). Мы будем опираться прежде всего на факты, свидетельствующие о том, что переход к посткапитализму -- это совокупность происходящих сегодня социальных и технологических процессов, в которых уже можно разглядеть образы противоречивого будущего.

Таким образом, цель настоящей монографии -- раскрыть противоречивый характер тех тенденций, которые свидетельствуют о расширении посткапиталистических общественных отношений. Для достижения этой цели требуется решение многих частных задач. Во-первых, потребуется охарактеризовать социального субъекта перехода к посткапиталистическому обществу. Эта тема довольно дискуссионная, а потому нам неизбежно придется вступить в полемику со многими авторами, имеющими собственное видение процесса перехода к посткапитализму. Мы попытаемся дать наиболее приближенную к противоречивой действительности характеристику субъекту посткапиталистических общественных отношений, опираясь на концепт личности и философию персонализма. Во-вто­рых, придется охарактеризовать довольно сложную ситуацию, связанную с вызреванием нового общества в условиях общества старого. Здесь мы попытаемся показать, что между миром капитализма и нарождающимся миром посткапитализма нет сильного сущностного разрыва[2]. Эти "миры" не только могут сосуществовать, но еще и довольно долгое время находиться в синтезе, приводя к неблагоприятным социальным последствиям. Наконец, сквозной сюжетной линией данной монографии является тема принципиальной неопределенности будущего в условиях бурного технологического развития. Эта тема напрямую отправит нас к проблеме определения потенциальной роли государства и значения демократических институтов в будущем.

Практический смысл данной монографии автор видит в необходимости обоснования соответствующей реакции общества на те процессы, которые не замечает современная левая мысль, сосредоточенная скорее на вырисовывании идеалов, чем на выявлении возможных противоречий перехода к посткапиталистическому обществу. Все это так или иначе сводится к вопросу о средствах и методах борьбы за лучшее будущее. Как мы покажем далее, сегодня господствуют чрезмерно оптимистические ожидания в вопросах институционального обустройства посткапиталистического общества. Распространено убеждение, что оно будет гораздо менее противоречивым, что для "хорошей" жизни будет достаточно обеспечить всех минимальным набором материальных благ, а все остальное -- дело свободной воли каждого индивидуума, сетевой самоорганизации, гражданской активности и т.п. С анархо-локалистской теоретической тенденцией, которая затрагивает не только, собственно, неоанархизм, но, как мы выясним, во многом и марксизм, мы и будем в теоретическом плане бороться, попутно показывая, что обществу, желающему оставаться прогрессивным, не только потребуется сильное государство, но и принципиально новые всемирно-демократические централизованные институты, нацеленные на решение экономических, политических, культурных задач, возникающих по мере "покорения" «царства необходимости.

***

Несколько слов стоит также сказать о ключевом термине монографии -- "посткапитализм". Думается, стоит отдельно обосновать его дальнейшее использование нами. Действительно, почему бы не использовать привычное сочетание "социализм/коммунизм"?

В целом, под социализмом сегодня понимают разные состояния: как "диктатуру пролетариата" вкупе с плановой экономикой, так и, например, синтез рыночной экономики и мощного государственного и общественного секторов экономики ("шведский социализм"). Однако, как мы увидим далее, ни то, ни другое не удовлетворяет многих современных исследователей и идеологов. Современный левый дискурс уже плохо укладывается в старую терминологию. Он характеризуется дистанцированием от устоявшихся представлений о социализме как об общественном устройстве, в котором важнейшую роль играет труд ("каждому по труду"), а самым значимым субъектом является государство. Многие современные левые авторы, как мы увидим, также отвергают старые методы классовой борьбы и революции. Соответственно, в данном контексте резонны попытки ряда авторов не прибегать к терминам, за которыми уже закрепились определенные устойчивые и при этом часто противоречащие друг другу коннотации, особенно если многие эти коннотации негативные (связаны, например, с печальным опытом СССР). Как отметил М. Фишер, "невероятно, но люди до сих пор пишут статьи с аргументами типа “если вы не любите капитализм, тогда езжайте жить в Северную Корею”. Предпочтение, отдаваемое термину “посткапитализм” вместо “коммунизма” обусловлено как раз этим обстоятельством. Нам следует учитывать меметический потенциал определенных терминов, не глубокий смысл того или иного термина, а тот, который распространяется. Если бы нам пришлось столкнуться с консультантами по брендингу или рекламщиками, они бы отвергли такое слово, как “коммунизм” из-за большого количества концептуальных пояснений, которые вам пришлось бы постоянно делать, чтобы очистить его от очень плохих коннотаций. <…> Достоинство концепта посткапитализма в том, что он не обременен тяжелым наследием плохих ассоциаций. С другой стороны, термин “посткапитализм” пуст, он предъявляет требование к нам наполнить его. Он также исключает искушение примитивизма: то, за что мы боремся -- это не возвращение к докапиталистическому аграрному обществу, но появление чего-то нового, чего-то, что еще пока не приняло свою окончательную форму…"[3].

Однако, у нас будут и свои виды на данный термин. Для нас значение термина "посткапитализм" не исключается "нейтрализацией" негативных коннотаций термина "коммунизм". Данный термин позволяет "нейтрализовать" как чрезвычайно негативные, так и чрезвычайно позитивные коннотации (коммунизм как идеальное общество равенства и братства). Проблема заключается в том, что многие левые теоретики демонизируют капитализм, в то время как возможны крайне извращенные формы бесклассового общества. В конце концов, представимо будущее, в котором общество оказывается расколотым на несколько совершенно не понимающих друг друга ветвей человечества в результате манипуляций с генами или сознанием (сценарий, довольно распространенный в научной фантастике -- например, сюжет повести "Волны гасят ветер" А. и Б. Стругацких). Вполне серьезно современные философы относятся и к идее того, что человечеству придется уступить место компьютерному сверхразуму или слиться с ним в единое целое (Р. Курцвейл, Г. Моравек и др.).

Таким образом, преимущество термина "посткапитализм" заключается в его нейтральности. Он избегает не только чрезмерно негативных, но и чрезмерно позитивных коннотаций терминов "социализм" и "коммунизм". В сущности, он как бы символизирует ситуацию неопределенности будущего. Собственно, обоснованию того, что "все не так просто", что путь к посткапиталистическому обществу долог и тернист, а само посткапиталистическое будущее может оказаться не таким, как его представляли, и посвящена данная книга.

[2] Как отмечает М. Г. Делягин, сегодня «частная собственность сохранилась лишь на уровне малого, среднего и частично крупного национального бизнеса; на уровне глобального бизнеса, как правило, даже значимые акционеры в массе своей не могут, а главное -- не хотят реализовать свои права собственников, что означает фактическую отмену частной собственности, этого фундамента рыночных отношений (Делягин М.Г. Чего мы не знаем? // Свободная мысль. 2015. № 1. С. 49).

[3] We Can’t Afford to Be Realist: A conversation with Mark Fisher and Jodi Dean / Shonkwiler A., L.-C. La Berge (eds) Reading Capitalist Realism. Iowa City: University of Iowa Press, 2014. Pp. 37-38.


Об авторе
Давыдов Дмитрий Александрович
Кандидат политических наук, научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения РАН (Екатеринбург). Сфера научных интересов: теория общественных формаций, концепции посткапиталистического общества, философия марксизма и персонализма, глобальные технологические и социально-экономические трансформации современного общества.