Обложка Комягин С.И., Пономарев В.Н., Михальчук Н.П., Никитин А.И., Подгорный С.Б., Попов О.В., Семенов Е.В. Единый испытательный комплекс электромагнитных воздействий: Об истории создания и драматической судьбе уникального проекта
Id: 213276
1399 руб.

Единый испытательный комплекс электромагнитных воздействий:
Об истории создания и драматической судьбе уникального проекта

URSS. 2021. 224 с. ISBN 978-5-9710-8727-4.
Белая офсетная бумага
  • Твердый переплет
Цветная печать. Белая офсетная бумага.

Аннотация

Эта книга посвящена истории создания и драматической судьбе уникального Единого испытательного комплекса электромагнитных воздействий (ЕИК ЭМВ). Она о людях, которые формировали облик испытательной базы ЕИК ЭМВ и создавали его, изучали физику электромагнитных явлений, «выковывали» методологию электромагнитной стойкости и методы испытаний, позволяющие получить количественные показатели стойкости испытуемого объекта. О людях, отстаивавших... (Подробнее)


Содержание
Оглавление3
О Приозерском полигоне (Краткая историческая справка) (Оленин Р. М.)5
Предисловие (Пономарев В. Н.)8
Глава 1. Пролог (Комягин С. И.)11
Предисловие11
1. Зарождение отдела ЭМИ ЯВ (1973–1976 гг.)12
2. Создание и становление отдела ЭМИ ЯВ (1976–1982 гг.)17
3. Развитие отдела ЭМИ ЯВ (1982–1987 гг.)29
Глава 2. Моя служба (Семенов Е. В.)32
Предисловие32
1. Начало. Первые шаги34
2. Начинаем думать40
3. Рабочая стойка. Идем дальше45
Глава 3. Записки испытателя (Пономарев В. Н.)50
Приложение 1104
Приложение 2110
Глава 4. Станция безобмоточного размагничивания (Попов О. В.)113
Приложение. Фотографии элементов комплекса СБР «Вуокса»118
Глава 5. Комплекс имитации ЭМП РПС и РЛС (Подгорный С. Б.)121
Глава 6. Драма технической позиции ТП-15 (Михальчук Н. П.)127
Глава 7. Метрологическое обеспечение испытаний ЕИК ЭМВ (Никитин А. И.)136
Глава 8. Создание и ликвидация ЕИК ЭМВ (Комягин С. И.)154
1. Создание ЕИК ЭМВ. Закладка «фундамента» ЕИК ЭМВ (1988–1991 гг.)154
2. «Строительство» ЕИК ЭМВ (1991–1993 гг.)162
3. Короткое, но плодотворное существование НИЦ ЭМВ (1994–1998 гг.)166
4. Последние тринадцать лет (1999–2012 гг.)175
Эпилог. Самодурство, равноценное вредительству (Как готовилась, осуществлялась и к чему привела ликвидация войсковой части 99795) (Комягин С. И., Пономарев В. Н.)190
1. «Хороший менеджер»190
2. О роли 12 ЦНИИ в ликвидации нашей войсковой части195
3. Борьба за Межвидовой НИЦ ЭМВ198
Приложение212
Об авторах219

О Приозерском полигоне

(Краткая историческая справка)

В 1953 году на островах северо-запада Ладоги был развернут объект № 230 Военно-Морского Флота СССР — войсковая часть 99795. Позднее основные подразделения объекта были передислоцированы на материк, в район залива Рыбный.

Первоначально по указанию Лаврентия Павловича Берии объект занимался вопросами оценки поражающего действия на корабли и суда нового, «модного» тогда, оружия с боевыми радиоактивными веществами. Эти работы выявили их бесперспективность для вооруженных сил, и объект был перепрофилирован на изучение других поражающих факторов взрывного характера.

Работами нового направления руководили академики Сергей Алексеевич Христианович, Михаил Александрович Садовский, доктор Юрий Сергеевич Яковлев, исполнителями же были молодые офицеры В. Ф. Проскура, В. Н. Павлов, Н. И. Козлов. В результате был издан справочник, который и ныне является основополагающим документом при расчетах эффективности морского оружия и защиты кораблей и морских объектов. В 1961 году объект 230 был передан 12-му Главному управлению Министерства обороны (12 ГУ МО), а в 1968 году преобразован в 126 Государственный научно-исследовательский испытательный полигон. Таким образом, в составе Главного управления оказались два полигона — Семипалатинский и Приозерский.

Первый решал задачи испытаний «сердца» боеприпасов — их зарядов, все остальные испытания, главным образом по оценке стойкости и безопасности боеприпасов в условиях эксплуатации и боевого применения, легли на плечи Приозерского полигона. Этому способствовало удобное географическое положение полигона, включающее и наличие подходящих береговых материковых и островных территорий, и водных акваторий с достаточно большими глубинами, и закрытость Ладожской акватории и, наконец, близость такого центра науки и техники, каким является С.-Петербург.

К середине 70-х годов XX века, при активной помощи командования, офицеров 12 ГУ МО, в тесном взаимодействии с управлениями и научно-исследовательскими учреждениями видов и родов вооруженных сил и организациями промышленности, Приозерский полигон приобрел богатый опыт испытаний, разработал научно-методическую документацию, вырастил научно-технические кадры, развил экспериментальную лабораторно-испытательную базу.

Все это позволило ему решать практически все задачи, связанные со стойкостью и безопасностью обычных и специальных боеприпасов, испытывающих воздействия большинства существующих поражающих факторов, обусловленных действием оружия и природных явлений. В интересах разработки тактико-технических требований на новые образцы были исследованы тысячи моделей и полунатурных образцов, испытаны сотни образцов вооружения и военной техники, из них десятки вновь разработанных изделий на подтверждение заданных тактико-технических требований.

В этих целях были разработаны методики и созданы установки имитационного и натурного воздействия различных поражающих факторов, а именно: всех видов технических и природных электромагнитных излучений; подводной и воздушной ударных волн; автомобильных, авиационных и корабельных пожаров; всех видов ионизирующих и сверхжесткого рентгеновского излучений; механических воздействий, характерных для аварий транспортных средств; пуль стрелкового оружия, обычных и кумулятивных авиационных и противотанковых снарядов, осколков авиабомб и т. д. и т. п. Весьма активно и плодотворно велись работы по технической и медикаментозной защите личного состава от различных поражающих факторов. Среди награжденных орденами сотрудников полигона есть и довольно многочисленная группа медиков-биологов, принимавших участие в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы.

Памятуя прошлое, считаю своим командирским правом сердечно поблагодарить всех тех, кто был влюблен в свое дело и вершил его квалифицированно, умело, с полной отдачей сил. Не имея возможности перечислить всех самоотверженных бойцов, отмечу только тех, кто не сберег самого главного — свои жизни, но до конца остался верен лучшим традициям Армии, Флота и своего полигона. Это — А. К. Антонов, В. Ф. Боканов, В. С. Быков, В. И. Бурков, Б. М. Гольденберг, В. Т. Демидов, А. Е. Катков, В. Н. Каверин, Ю. Ф. Косарев, Н. Н. Котельников, Е. Н. Ляпин, В. Н. Павлов, Г. А. Стручков, Ю. Н. Тимофеевский.

Профессор, академик Международной академии наук экологии и безопасности человека и природы, контр-адмирал Оленин Р. М.


Предисловие

Об электромагнитном импульсе как поражающем факторе ядерного взрыва (ЭМИ ЯВ) ученые впервые задумались на рубеже 50–60 х гг. XX века, после того как в ряде испытательных подрывов ядерных зарядов в США и СССР наблюдались нарушения работы систем электроснабжения и связи.

Стойкость объектов вооружения и военной техники (ВВТ) к ЭМИ ЯВ как научное направление сформировалась после понимания того, что ЭМИ ЯВ — это поражающий фактор. В 1972 году в Советском Союзе выходит Временный руководящий материал (ВРМ-72), выдвинувший требования по стойкости объектов ВВТ к воздействию ЭМИ ЯВ. В 1973 году в в/части 51105 (г. Загорск) начинается строительство крупногабаритного имитатора ЭМИ ЯВ (ЭРУ-10) с привлечением специалистов НИПКИ «Молния» (г. Харьков) и немецкой компании TUR. После масштабной аварии (пожара) на имитаторе ЭРУ-10 в 1975 году командир в/части 31600 утверждает ТЗ на создание имитатора ЭМИ ЯВ (установки ИМ-3 «Ладога») в в/части 99795.

Работы по созданию установки ИМ-3 «Ладога» велись хозяйственным способом под руководством полковника Цинцадзе И. В. инициативной группой из трех человек, а с июля 1976 года — отделом ЭМИ из пяти человек. К осени 1977 года работы по созданию установки были завершены. Для приема установки в эксплуатацию была назначена комиссия во главе с генерал-лейтенантом Макеко. До приезда в в/часть 99795 Макеко был настроен принять решение об уничтожении установки ИМ-3 «Ладога», так как не верил в возможность создания в такие короткие сроки хозяйственным способом такого имитатора ЭМИ ЯВ, отвечающего при этом всем требованиям нормативных документов. Однако, ознакомившись с установкой, комиссия не только приняла ее в опытную эксплуатацию, но и, отметив оригинальность конструкции установки, рекомендовала представить ее рекламный проспект и рабочую документацию для использования в других министерствах и ведомствах.

Так, в эти годы (на короткое время) установка ИМ-3 «Ладога» стала самым крупным имитатором ЭМИ ЯВ в Министерстве обороны СССР.

В 1976 году вводится в действие комплекс военных стандартов «Мороз-5». В течение последующих 10 лет организации промышленности и заказчика, работая по этим стандартам, выявили много принципиальных недостатков, что привело к появлению в конце 1980-х годов ВРМ-22. Кроме того, в эти годы из-за насыщения образцов ВВТ микроэлектроникой возникла острая проблема их стойкости не только к ЭМИ ЯВ, но и к электромагнитным воздействиям природного и техногенного происхождения, что к 2000 году закрепляется в стандартах комплекса «Мороз-6».

В связи с этим в 1988 году полковником Комягиным С. И. разрабатывается и коллективом отдела реализовывается концепция Единого Испытательного Комплекса электромагнитных воздействий (ЕИК ЭМВ), получившая в 1990 году одобрение научно-технического совета в/части 99795, а в 1991 году — Генерального Штаба ВС СССР.

В период с 1988 по 1991 год в в/части 99795 создается испытательный комплекс «Вуокса» — имитатор магнитных полей станций безобмоточного размагничивания (МП СБР) кораблей, позволяющий проводить испытания всех типов оружия ВМФ.

К 2010 году ЕИК ЭМВ состоял из 20 испытательных установок и решал вопросы технического и метрологического обеспечения испытаний оружия ВМФ и ВВС на электромагнитные воздействия всех видов, а именно: •

электромагнитные поля техногенного происхождения: магнитные поля размагничивания кораблей (МП СБР), электромагнитные поля (ЭМП) линий электропередачи (ЛЭП) в нормальном режиме работы и в режиме короткого замыкания, ЭМП радиопередающих средств (РПС), радиолокационных станций (РЛС) и электрооборудования носителей оружия; •

электромагнитные поля и токи природного происхождения: ток прямого удара молнии, ЭМП близкого удара молнии, разряды статического электричества с оператора, транспортного средства и носителей оружия; •

электромагнитные импульсы ядерного взрыва (ЭМИ и Супер-ЭМИ).

40-летний опыт испытаний объектов ВВТ на различные электромагнитные воздействия позволил Комягину С. И. разработать методологические основы электромагнитной стойкости беспилотных летательных аппаратов и в 2007 году опубликовать их в виде монографии. Монография спровоцировала создание в МИЭМ кафедры электромагнитной стойкости и стала во многих организациях основным методическим пособием при проведении электромагнитных испытаний и подготовке специалистов соответствующего профиля.

Вместе с тем, несмотря на важность и актуальность проблемы электромагнитной стойкости оружия, до сих пор не решены такие важные вопросы, как стандартизация методологии испытаний с количественной оценкой показателей стойкости, а также вопросы технического и методического обеспечения испытаний оружия в составе корабельных носителей. В 2012 году в/часть 99795 была близка к решению и этих проблем. Ею был разработан и представлен в Росатом проект стандарта по электромагнитной стойкости специзделий, а также ТЗ на НИР «Залив», направленное на решение вопросов технического и методического обеспечения испытаний оружия в составе корабельных носителей.

В связи с изложенным вызывает недоумение Решение МО РФ о ликвидации в/части 99795 (Директива № Д-069 от 7.09.2012 г.). Это Решение отбросило состояние проблемы электромагнитной стойкости оружия назад лет на 20.

Пономарев В. Н.


Об авторе
Комягин Станислав Иванович
Кандидат технических наук, полковник в отставке, ветеран подразделений особого риска. В 1959 г. закончил Военную академию связи имени С. М. Буденного (инженерный факультет), прошел переподготовку по ядерному оружию. С 1960 по 1973 г. являлся военным представителем при Уральском и Федеральном ядерных центрах. В этот период участвовал в летных испытаниях носителей ядерного оружия (практически всех видов, порядка десяти). С 1973 по декабрь 1993 г. проходил службу в войсковой части 99795, где прошел путь от младшего научного сотрудника до заместителя командира части по научной и испытательной работе. С 1994 по декабрь 2013 г. работал старшим научным сотрудником этой же части. Один из создателей в войсковой части 99795 Единого испытательного комплекса электромагнитных воздействий. Награжден орденами «Знак Почета», «За службу Родине в Вооруженных Cилах СССР» и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени без мечей. Настоящая монография является наиболее важной из открытых публикаций автора. Ее первое издание в 2007 г. повлекло за собой создание в Московском институте электроники и математики (МИЭМ) кафедры электромагнитной стойкости, где книга стала использоваться как основное методическое пособие.