Обложка Бузгалин А.В. Альтернативы: Теоретический и общественно-политический журнал
Id: 159365
211 руб.

Альтернативы:
Теоретический и общественно-политический журнал Вып.4

URSS. 2011. 192 с. ISBN 978-5-9710-0447-9.
  • Мягкая обложка

Аннотация

Ежеквартальный общественно-политический и аналитический журнал, целью которого является установление диалога между учеными и активистами, разделяющими социалистические идеи. Он выходит с 1991 года и включает в себя статьи авторов из СНГ и дальнего зарубежья.

Журнал выходит четыре раза в год.


Оглавление
ТЕОРИЯ
 А.Вузгалин. Эксплуатация творческой деятельности
 М.Ховард. Самоуправление, развитие и денежные трансферты
 Л.Булавка. Пролетарская культура: культура для пролетариата?
ПРАКТИКА
 С.Михаил-Матсас. Синтагма - Пуэрта дель Соль - Синтагма
ПОРТРЕТЫ
 М.Горинов. Е.А. Преображенский: вехи жизни и трагедия революционера
АНАЛИЗ И ОБЗОРЫ
 Г.Цаголов. Бразильский набат
 О.Смолин. Чтобы цвела страна. Доклад на Конгрессе российского образовательного сообщества
 С.Черняков. Современная школа: система управления изнутри
 Л.Берулава, Р. Нижегородцев. Скандинавская модель экономического роста: уроки для России
 Р.Костюк. Движение неприсоединения в 1990-е и 2000-е годы
ЭССЕ
 Л.Островский. Существовал ли социализм в СССР?
 Р.Дзарасов.Три дня в Стамбуле
РЕЦЕНЗИИ
 Л.Вузгалин. Государства и общества трудящихся: глубокие корни идеи и практики
ПИСЬМА
 Л.Колганов. Всегда ли мы правильно критикуем Сталина?
ИНФОРМАЦИЯ

Теория (отрывок)

ЭКСПЛУАТАЦИЯ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: интеллектуальная рента как [превратная] форма присвоения капиталом всеобщего культурного богатства

Бузгалин Александр Владимирович -- д.э.н.,
заслуженный профессор МГУ им.М.В.Ломоносова,
гл. редактор журнала "Альтернативы"

Начнем с предварительного замечания: система отношений капиталистической эксплуатации в современ ном мире распространяется на существенно различающиеся сферы. В одних из них сохраняется классическая капиталистическая эксплуатация индустриального труда пролетариата, в других эти отношения модифицированы отношениями частичного социального перераспределения богатства (социально гарантированный минимум, прогрессивный подоходный налог), в третьих -- складываются во многом новые отношения эксплуатации творческой деятельности.

Капитал XXI века как "снятие" предшествующей эволюции капитализма: отношения эксплуатации

Прежде чем рассмотреть наиболее современные формы эксплуатации, предполагающие подчинение капиталу творческой деятельности, подчеркнем, что современный глобальный капитализм представляет собой сложную систему всех основных "пластов" взаимодействия наемного труда и капитала, характерных для исторической эволюции капиталистического способа производства, снятых в его современном пространственном бытии. Проще говоря, современная "география" (социопространственное бытие) мировой капиталистической системы есть одновременно и живая история капитализма: от доиндустриальных полукрепостнических форм в наиболее отсталых анклавах через "классическую" эксплуатацию индустриальных рабочих на промышленных предприятиях до более чем специфических форм подчинения капиталу творческой деятельности программистов и учителей...

Рассматривая процесс как глобальный, мы можем зафиксировать ряд эмпирически и теоретически легко фиксируемых черт, которые послужат исходным пунктом нашего анализа.

Во-первых, в мире сохраняются многие сотни миллионов лиц, занятых преимущественно ручным (доиндустриальным) или раннеиндустриальным трудом и являющихся объектом полуфеодальной-полукапиталистической эксплуатации в формах, наиболее близких к тем, что описаны Ф.Энгельсом в "Положении рабочего класса в Англии", К.Марксом в заключительных главах I тома "Капитала", посвященных истории капиталистического накопления, В.И.Лениным в "Развитии капитализма в России" или... в некоторых довольно реалистических "мыльных операх" российского телевидения XXI века.

Во-вторых, начиная с конца XX века и особенно в XXI веке как никогда массовым становится слой классических индустриальных наемных работников (в мире в целом -- более 1 млрд. человек; если же считать экономику Китая преимущественно государственно-капиталистической -- более 1,5 млрд. человек), создающих классическим образом прибавочную стоимость. Количество труда, создающего прибавочную стоимость классически капиталистическим способом, ныне как никогда велико, ибо и объем наемного индустриального труда, и его производительность в мире в целом сегодня выше (даже в расчете на душу населения), чем в любую другую эпоху.

В-третьих, значительная часть работников так называемой "сферы услуг", которую принято рассматривать как постиндустриальную сферу, занята (даже с точки зрения классической марксистской теории) производительным, т.е. создающим стоимость и, соответственно, прибавочную стоимость трудом. К ним относятся все занятые те, кто занят в сферах непосредственно продолжающих функционирование и воспроизводство производительных сил, в том числе -- рабочей силы. Соответственно, к сферам, в которых (с точки зрения классической марксистской теории!) создается стоимость, относится не только та часть торговли, где осуществляется продолжение процесса производства материальных благ в широком смысле слова, но и аналогичная ей по своей природе и функциональной роли часть сферы услуг.

Следовательно, в сфере услуг может быть выделена та часть, где создается стоимость и есть наемный труд, т.е. происходит создание прибавочной стоимости. Это та ее часть, где создаются услуги, являющиеся необходимым звеном воспроизводства рабочей силы, в том числе -- современной высококвалифицированной (к проблеме воспроизводства т.н. "человеческого капитала" мы еще вернемся).

По-видимому, к этим сферам следует отнести большую часть торговли средствами производства и не-симулятивными потребительскими товарами, а также создающей не-симулятивные блага сферы услуг. В последнем случае речь может и должна идти о большей части предприятий общественного питания, бытового обслуживания, рекреации и т.п.

Точно количественно оценить эту часть занятых мировой экономики мы не беремся, но ориентировочно это должна быть значительная -- порядка половины- часть мировой сферы услуг, т.е. еще около 1 млрд. занятых. Подчеркнем, что большая часть из них занята специфической формой ручного, ранне- и позднеиндустриального производительного труда, создающего стоимость и прибавочную стоимость.

Итак, в традиционных сферах производительного труда, создающих прибавочную стоимость классическим образом, сегодня занято никак не менее половины мировой рабочей силы. С учетом накопленной за столетия капитальной стоимости это производство создает ту массу богатства, которая не только обеспечивает современное воспроизводство, но и создает определенные основы для роста паразитирующего на нем (хотя и не только на нем) превратного сектора.

Подытожим: для современного капитализма характерно сохранение "классических" отношений капиталистической эксплуатации. Соответственно, мы можем сделать вывод, что первый "пласт" подчинения труда современному глобальному капиталу -- "восстановление" (частично ограниченных предшествующим периодом социал-реформизма) классических отношений формального и реального подчинения труда капиталу и, соответственно, извлечения абсолютной и относительной прибавочной стоимости. Напомним, что ныне, несмотря на характерное для развитых стран сокращение индустриального материального производства и усложнение социальной структуры, в мире в целом достигла максимального за все предшествующие периоды масштаба эксплуатация ручного и индустриального наемного труда.

Не следует также забывать о том, что неолиберальный этап позднего капитализма характеризуется и восстановлением в большинстве стран (в том числе -- первого мира, например в США) относительного, а в определенные периоды -- и абсолютного обнищания пролетариата как устойчивых тенденций (так, например, среднечасовая реальная оплата труда в США с середины 70-х до начала 90-х годов XX века в среднем сокращалась. Разрыв в доходах высших и низших доходных групп увеличился; почти в 2 раза вырос разрыв в зарплате высших менеджеров, -- а это ныне скорее форма получения прибавочной стоимости, чем плата за товар рабочая сила, -- и большинства наемных работников).

Второй "пласт" отношений тотального подчинения труда капиталу связан с диалектическим снятием (критическим наследованием) в современных условиях отношений труда и капитала, характерных для следующего исторического этапа (и одновременно логического уровня) эволюции позднего капитализма. Это новые аспекты эксплуатации и подчинения труда капиталу, характерные для первого этапа подрыва основ капитализма -- монополистического капитализма или империализма. От этого историко-логического этапа эволюции позднего капитализма "сохраняется", в частности, многоступенчатая иерархия перераспределения прибавочной стоимости в пользу: (1) развитых стран; (2) монополистических объединений этих стран (монопольная [сверхприбыль) с двойным, тройным и т.д. бременем эксплуатации для наемных рабочих развивающихся стран; (3) финансового капитала. О природе этого перераспределения под влиянием "полей зависимости" ("рыночной власти"), создаваемых крупным корпоративным капиталом, и вследствие господства виртуального фиктивного капитала автор уже писал ранее.

От следующего историко-логического этапа эволюции позднего капитализма-социал-реформизма -- сохраняется (хотя и в несколько урезанном виде) характерная для развитых стран сложная система ограничений эксплуатации в узком смысле слова (от ограничения продолжительности рабочего дня, недели и т.п. до прогрессивного подоходного налога и разнообразных форм социальной защиты) и "коррекций" механизмов формального и реального подчинения труда (от охраны труда до участия работников в собственности и управлении). Это третий "пласт" современных отношений подчинения труда капиталу.

Однако неолиберальный период не только ограничивает достижения предшествующего этапа, но и подрывает механизмы их обеспечения: ослабление и снижение роли различных ассоциаций трудящихся, проходящие под давлением неомаркетизации, и "очастнивание" социальной жизни разрушают основы для противодействия росту эксплуатации.

Наиболее интересным и сложным с точки зрения марксистской теории эксплуатации на этом уровне исследования становится вопрос о кажущемся изменении природы капитала и "преодолении" эксплуатации наемного труда в связи с появлением многочисленных пенсионных и иных фондов, аккумулирующих накопления наемных работников и тем самым, якобы, превращающих их в совокупного капиталиста. Это достижение "государства всеобщего благоденствия" ныне существенно трансформировалось, но базовые его слагаемые сохраняются до сих пор, не уходя в историю, и потому требуют анализа.

Как мы уже отметили, тезис о диффузии капитала и генезисе "посткапитализма" стал широко распространенным во второй половине XX века. На наш взгляд, вывод о переходе мира к "посткапитализму", основанный на тезисах о т.н. исчезновении капитала как накопленной прибавочной стоимости и превращении его в накопления граждан, в основе своей неверен (во всяком случае, с точки зрения марксистской теории прибавочной стоимости). Но не потому, что мы отрицаем роль пенсионных фондов и других форм сбережений, используемых для капитализации: их роль действительно велика, хотя в глобальной экономике не решающая.

Дело в ином.

В пенсионных и иных (страховая медицина, накопления для образования детей и т.п.) фондах в условиях не-капиталистической системы общественного присвоения может аккумулироваться преимущественно прибавочный продукт общества, который в настоящее время достаточно велик и должен был бы использоваться на увеличение продолжительности жизни, рациональное использование свободного времени, содержание уже и еще не трудоспособных.

В условиях капитализма дело обстоит сложнее.

Первоначально "классический" капитализм, для которого были характерны детский труд, низкая продолжительность жизни и т.п., не предполагал включения этих расходов в необходимый продукт работника.

Технологический прогресс последнего столетия обусловил необходимость (во всяком случае, в развитых странах) перехода к другому типу работника. Среднее специальное и высшее образование значительной части работников развитых стран стало условием накопления капитала. Параллельно условием воспроизводства рабочей силы "профессионалов" стало увеличение продолжительности и стабильность жизни. В этом же направлении действовали такие факторы, как организованная борьба трудящихся и граждан, соревнование с "мировой системой социализма", в конечном итоге -- переход к социал-реформизму. В результате часть этих расходов в XX веке вошла в цену рабочей силы, часть стала вычетом из прибавочной стоимости, перераспределяемым (под давлением оппозиционных капиталу сил) в пользу трудящихся.

Кризис социал-реформизма и "общества двух третей", частичное сворачивание социальных расходов (1) в ряде случаев сократило эти расходы в целом; (2) изменило пропорцию (относительно увеличились расходы за счет сбережений работников, относительно, а в ряде стран и абсолютно сократились общественные расходы) и (3) привело к концентрации этих сбережений в частных фондах, т.е. к приватизации капиталом части необходимого продукта и общественного прибавочного продукта, используемой на социально-гуманитарные цели. Эта приватизация и стала реальным содержанием того процесса, который по видимости имеет вид... диффузии капитализма.

Кроме того, следует учитывать, что эти сбережения в значительной части осуществляются теми наемными работниками, чья зарплата является с точки зрения марксизма частью прибавочной стоимости (и, шире, прибавочного продукта, имеющего стоимостную форму), создаваемой трудом работников материального производства и креатосферы. К числу наемных работников, получающих такие доходы, относятся все работники превратного сектора, а также все высшие менеджеры в той части, в какой их доходы образуются из прибавочной стоимости (прибыли), лишь облекаясь в форму зарплаты.

Итак, оставаясь на этом уровне исследования, мы можем зафиксировать, что и в современной глобальной экономике одним из основных источников доходов и образования капитала остается "классическая" прибавочная стоимость, создаваемая производительным трудом наемных работников (ниже мы покажем, что ныне другим таким источником становится имеющее стоимостную форму всеобщее богатство, создаваемое творческим трудом в креатосфере).

Эти источники, однако, трансформируются в инвестиции и личное потребление сложной системы классов и промежуточных слоев капиталистического общества (в том числе корпоративной номенклатуры, "профессионалов" и т.п. -- о социальной природе и структуре этих слоев ниже), опосредуясь сложной системой превратных форм.

Одна из них -- закамуфлированное присвоение прибыли (в том числе в матери- альном производстве) в форме зарплаты и других доходов высших менеджеров и "профессионалов".

Другая, едва ли не еще более важная, -- перераспределение части создаваемой в мире прибавочной стоимости (включая часть "заработной платы" высших служащих и "профессионалов") в пользу превратного сектора. Это перераспределение идет через два основных канала: инвестиции средств накопления фирм в превратный сектор (только один пример: до мирового кризиса корпорации нефинансового сектора США до половины своей прибыли получали от инвестиций в финансовые спекуля- ции) и направление в тот же сектор личных сбережений, источником которых явля- ются прибавочная стоимость и интеллектуальная рента.

Кроме того, напомню, что для позднего капитализма (особенно периода неолибе- рализма) характерна приватизация корпоративным капиталом сберегаемой для вос- производства высококвалифицированного работника части необходимого общест- венного продукта (стоимости рабочей силы). Эта часть также используется для вос- производства капитала, в том числе -- вложений в превратный сектор.

Наконец, сложная система перераспределения характерна для доходов, полу- чаемых из такого источника, как интеллектуальная рента (напомним, это прибыль корпораций -- собственников интеллектуального "капитала" и часть доходов работ- ников-интеллектуалов). Они также в части сбережений становятся источником вос- производства капитала, в том числе -- превратного сектора.


О редакторе
Бузгалин Александр Владимирович
Доктор экономических наук, профессор кафедры политической экономии экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, заслуженный профессор МГУ имени М. В. Ломоносова. Визит-профессор Кембриджского и Пекинского университетов, главный редактор журналов «Вопросы политической экономии» и «Альтернативы».