Обложка Стритер Р., Вайтман А. РСТ, спин и статистика и все такое. Пер. с англ. (Книга, которая должна называться «Пролегомены ко всякой будущей теории поля»)
Id: 12382
499 руб.

РСТ, СПИН И СТАТИСТИКА И ВСЕ ТАКОЕ.
Пер. с англ. (Книга, которая должна называться «ПРОЛЕГОМЕНЫ КО ВСЯКОЙ БУДУЩЕЙ ТЕОРИИ ПОЛЯ»)
РСТ, спин и статистика и все такое. Пер. с англ. (Книга, которая должна называться «Пролегомены ко всякой будущей теории поля»)

1966. 252 с. Букинист. Состояние: 4+.
  • Твердый переплет

Аннотация

Данная книга известных физиков-теоретиков, вышедшая в США, содержит тщательно продуманное изложение основ современной квантовой теории поля.

Стритер и Вайтман скрыли истинное название своей книги. Они предпочли отшутиться, но на самом деле их книга должна называться «Пролегомены ко всякой будущей теории поля». После того как десять лет назад было завершено построение релятивистски инвариантной теории возмущений и теории перенормировок, что ...(Подробнее)позволило создать последовательную теорию квантовой электродинамики, целиком основанную на теории возмущений, оправданной малостью постоянной тонкой структуры (1/137), во всем мире ведутся интенсивные исследования и поиски общей структуры квантовой теории поля. Задача создания последовательной теории элементарных точечных взаимодействий уходит своими корнями еще в классическую физику. То самые задачи, которые подвели Лоренца, Планка, Эйнштейна и Бора к созданию квантовой механики и релятивистской теории, для своего полного и последовательного разрешения требуют понимания процессов испускания и поглощения излучения, а эти процессы должны описываться в рамках квантовой теории поля. Всем известны три кита, на которых должна покоиться эта теория: релятивистские законы преобразования, квантовомеханический операторный язык, взаимные переходы частиц - их рождение и уничтожение в элементарном акте взаимодействия. Сперва казалось, что путем некоторых усовершенствований квантовомеханического аппарата его можно приспособить для описания релятивистских процессов, в которых рождаются и уничтожаются частицы. Первые успехи всех ободрили, и смелые действия, основанные на аналогии, привели к тому, что было создано множество теорий, в логической непротиворечивости которых есть все основания сомневаться. Когда пришло время подумать, то оказалось, что в самих основах теории есть множество совершенно неясных моментов. Потребовались новые математические методы: физикам пришлось усвоить правила обращения с обобщенными функциями, отдать себе отчет в том, что они работают с неограниченными операторами, открыть, что физические требования приводят к важным свойствам голоморфности некоторых привычных функций и что из этого в свою очередь можно извлечь некоторую несомненную физическую информацию. В результате в последние несколько лет в теории квантовых полей выработался новый стандарт необходимых математических знаний и повышенных требований к доказательной силе построений. Никто не может сказать, достаточно ли только отточить таким образом свое оружие для того, чтобы преуспеть в поисках эффективной и последовательной квантовой теории поля. Скорей всего недостаточно, и потребуются какие-то новые физические факты, какие-то новые идеи для того, чтобы получился этот сложный пасьянс или чтоб можно было как-то обойти - хоть этого и не хочется делать - логические головоломки, встающие на пути увязки квантовомеханических и релятивистских требований. Но ясно одно, что исследования в этой области должны вестись на высоте этого нового стандарта...