URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Дамье В.В. История анархо-синдикализма: Краткий очерк
Id: 99524
 
219 руб.

История анархо-синдикализма: Краткий очерк. Изд.2, испр. и доп.

URSS. 2010. 152 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-00987-4.

 Аннотация

В книге представлена история международного анархо-синдикализма --- течения в рабочем движении, образованного революционными союзами трудящихся (профсоюзами), которые выступают не только в защиту повседневных интересов и нужд наемных работников, но и за создание безгосударственного (анархистского) общества всеобщего самоуправления. Анархо-синдикализм --- единственная известная массовая форма анархистского движения; в его профсоюзах состояли сотни тысяч человек. Анархо-синдикалисты не только приняли участие в важнейших социальных конфликтах и выступлениях последнего столетия, наложив свой отпечаток на ход событий, но и оказались во многих странах в центре формирования рабочей культуры. В настоящее время происходит возрождение анархо-синдикалистского движения; действует Международная ассоциация трудящихся (МАТ), основанная в 1922 г.

Книга будет интересна как профессиональным историкам и специалистам по социальным наукам, так и активистам профсоюзного движения, широкому кругу читателей.


 Оглавление

Анархизм как массовое движение (Д. И. Рублёв)
Введение
Глава 1. Революционный синдикализм
 1.1.От Первого Интернационала к революционному синдикализму
 1.2.Подъем революционно-синдикалистского движения
 1.3.Революционный синдикализм и анархизм
 1.4.Революционные синдикалисты в период Первой мировой войны
Глава 2. Анархо-синдикализм
 2.1.Революционные годы
 2.2.От революционного синдикализма -- к анархо-синдикализму
 2.3.Мировое анархо-синдикалистское движение в 1920--1930-е гг. 
 2.4.Идейно-теоретические дискуссии в анархо-синдикализме в 1920--1930-е гг. 
Глава 3. Испанская революция
 3.1.Восстание 19 июля 1936 г. 
 3.2.Либертарный коммунизм или антифашистское единство?
 3.3.Под гнетом "обстоятельств"
 3.4.Вступление НКТ в правительство
 3.5.НКТ в правительстве: итоги и уроки
 3.6.Вопреки "обстоятельствам"
 3.7.Испанская революция и мировой анархо-синдикализм
Глава 4. Спад и начало возрождения?
 4.1.Анархо-синдикалисты в период Второй мировой войны
 4.2.Анархо-синдикализм после войны
Вместо послесловия

 Анархизм как массовое движение

Эта книга посвящена одному из наиболее заметных в истории течений анархизма. Анархо-синдикализм возник в начале XX в. как социально-политическая концепция, синтезировавшая анархо-коммунистическую программу борьбы за безгосударственное общество самоуправления с практикой революционно-синдикалистского движения. Под термином "революционный синдикализм" в то время понимали самоорганизованное рабочее движение, отстаивавшее любыми, даже самыми радикальными методами интересы трудящихся независимо от политических партий, парламента, предпринимателей, бюрократических органов власти. Революционные синдикалисты считали основанные на самоуправлении и свободные от функционеров профсоюзы единственной организующей силой трудящихся, правомочной выражать их интересы. Предполагалось, что в годы революции эти структуры возьмут в свои руки управление производством, преобразовавшись в организацию социалистического общества.

На практике близкие анархо-синдикалистам идеи ещё в XIX в. выдвигали теоретики социалистического и анархистского движений. Одним из первых в этом ряду можно считать Роберта Оуэна, ещё в 1833 г. выдвинувшего идею объединения профсоюзов Британии в единый профцентр, стремящийся к взятию производства в свои руки в результате всеобщей стачки. Среди предшественников анархо-синдикализма можно с полным основанием назвать П.-Ж. Прудона, разработавшего концепцию "рабочих ассоциаций", постепенно берущих в свои руки производство. Идею создания массовых рабочих профсоюзов как инструмента социальной революции высказывал и основоположник анархизма М. А. Бакунин в таких работах, как "Политика Интернационала" и "Организация Интернационала".

Национальная конфедерация труда (CNT) в Испании, Итальянский синдикальный союз (USI), Свободный рабочий союз Германии (FAUD) и другие анархо-синдикалистские профсоюзы в годы расцвета насчитывали сотни тысяч участников. Не менее влиятельными были близкие им по идейным позициям революционно-синдикалистские профцентры: Всеобщая конфедерация труда Франции (CGT) (в период 1902--1914 гг.) и Индустриальные рабочие мира (IWW). В 1920-е гг. в организациях, близких к анархо-синдикалисткому Интернационалу -- Международной ассоциации трудящихся (МАТ), насчитывалось до 2 млн человек.

Именно анархо-синдикалистам по праву принадлежит одна из наиболее результативных попыток анархистов преобразовать общество в соответствие со своими идеалами. Речь идёт об анархистских социальных преобразованиях 1936--1937 гг. в Каталонии и Арагоне -- испанских провинциях, где во время гражданской войны (1936--1939 гг.) CNT имела преобладающее влияние. В Каталонии был создан мощный сектор предприятий, управляемых трудовыми коллективами. В деревнях Арагона на добровольных основах было образовано более 400 самоуправляющихся коммун. По свидетельству исследователей, этот сектор был достаточно успешным и рентабельным и был ликвидирован лишь в результате насильственных действий правительства Испанской Республики. При разгроме коммун применялась военная сила регулярной армии, в то время, когда войска анархо-синдикалистов сражались на фронте против мятежников-франкистов в рамках единой антифашистской коалиции.

В России в первой четверти XX в. также существовало сильное анархо-синдикалистское движение. Сам Пётр Кропоткин немало своих статей посвятил пропаганде идей анархо-синдикализма. Возникшая в 1903 г. в эмиграции группа его сторонников, объединённая вокруг журнала "Хлеб и воля", пропагандировала идеи революционного синдикализма как одного из главных путей к анархо-коммунистическому обществу. Вплоть до 1905 г. эта группа оказывала ведущее влияние на анархистское движение в России.

В годы первой русской революции (1905--1907 гг.) активные революционно-синдикалистские и анархо-синдикалистские организации и кружки действовали в Москве, Санкт-Петербурге, Одессе, Анжеро-Судженске, Екатеринославе и других промышленных центрах. В Одессе "Южно-русская группа анархистов-синдикалистов" в 1907 г. фактически возглавила борьбу бастовавших моряков торгового флота. В это время наиболее серьёзной попыткой воплощения синдикалистских идей в жизнь стал Петербургский "Трудовой союз" (1906--1910 гг.), созданный по инициативе группы революционных синдикалистов и анархо-пацифистов во главе с В. А. Поссе. В состав этого массового потребительского кооператива входило до 8500 рабочих более чем 100 предприятий. Его годовой оборотный капитал достиг 1 млн рублей. Была создана собственная хлебопекарня и многочисленные торговые лавки, продававшие товары по сниженным ценам. Впоследствии "Трудовой союз" под давлением властей был разделён на небольшие кооперативы и прекратил существование.

Активное участие анархо-синдикалисты приняли в событиях революции и гражданской войны 1917--1921 гг. В это время образуются такие крупные организации, как Союз анархо-синдикалистской пропаганды "Голос труда" и Российская конфедерация анархо-синдикалистов. Лидеры движения В. С. Шатов и Х. З. Ярчук входили в Военно-революционный комитет, руководивший октябрьским воооружённым восстанием в Петрограде. Анархо-синдикалисты отстаивали идею социализации -- перехода предприятий в общественную собственность, под управление подконтрольных рабочим фабрично-заводских комитетов, во всероссийском масштабе объединяющихся на принципах федерации в рабочие союзы.

Эта экономическая модель была вполне успешно осуществлена в декабре 1917 -- июле 1918 г. в районе Черемхово под Иркутском, в то время -- одном из центров угледобывающей промышленности Сибири. Александр Буйских и другие анархо-синдикалисты возглавили здесь местный Совет рабочих и крестьянских депутатов, профсоюз горнорабочих, рудничные комитеты и отряды Красной гвардии. В мае 1917 г. под влиянием Буйских рабочие взяли в коллективную собственность один из рудников и завод, передав предприятия под управление рабочих комитетов и назначив предпринимателю временную пенсию в размере 4 % от среднего размера его бывшего дохода. В начале января 1918 г. все рудники и заводы района были переданы в собственность Черемховского совета рабочих и крестьянских депутатов при управлении со стороны рудничных и заводских комитетов, избранных трудовыми коллективами. Социальная политика анархистов была направлена прежде всего на повышение жизненного уровня населения. Зарплаты шахтёров, а также рабочих и служащих других предприятий Черемхово в апреле 1918 г. были повышены на 150 %, в результате чего средний дневной заработок рабочих вырос с 30 до 75 рублей. Такой же заработок шахтёров в других регионах Сибири в то время не превышал 15 рублей. Действия черемховцев, вызвавшие в Восточной Сибири движение за социализацию предприятий, привели к конфликту с большевистскими властями, требовавшими передачи шахт под управление государственных чиновников. К концу июня 1918 г. анархистский эксперимент был уничтожен силами восставшего Чехословацкого корпуса и белых.

Определённую роль сыграли анархо-синдикалисты и в махновском движении. Ведь один из ведущих теоретиков анархо-синдикализма В. М. Волин в августе 1919 -- январе 1920 г. был председателем Военного Революционного Совета (ВРС) -- высшего органа повстанческой армии Нестора Махно.

В 1920-е -- начале 1930-х гг. анархо-синдикалистские группы Москвы, Ленинграда, ряда городов Украины активно действовали в подполье, пытаясь противостоять установлению в стране тоталитарного режима. В это время они выпускают листовки, ведут пропаганду среди рабочих, студентов и безработных, пытаются создавать независимые профсоюзы. Оказавшись в 1920-е гг. в эмиграции, лидеры российского анархо-синдикализма сыграли большую роль в развитии этого международного анархистского движения. Так, Григорий Максимов и Всеволод Волин до сих пор считаются анархистами многих стран признанными теоретиками. В наше время, как мы можем судить по содержанию этой книги, в ряде стран также существуют достаточно популярные среди рабочих анархо-синдикалистские и революционно-синдикалистские профсоюзы. Анархо-синдикалисты активно действуют и в современной России.

Автор книги -- Вадим Валерьевич Дамье (р. в 1959 г.), доктор исторических наук, является признанным в научной среде России и Запада специалистом по истории анархо-синдикалистского и экологического движений. Его перу принадлежат три монографии и около 200 научных и публицистических статей, затрагивающих широкий круг научных, общественно-политических и социальных проблем. Надо сказать, что Вадим Валерьевич знаком не понаслышке с тематикой своих исследований. Со времён перестройки, с конца 1980-х гг., он был активным участником экологического и анархистского движений, одним из основателей и сопредседателей Московской экологической федерации, Московской партии зелёных (1990 г.) и Лиги зелёных партий (1991--1992 гг.), Инициативы революционных анархистов (ИРЕАН) (1991 г.), Конфедерации революционных анархо-синдикалистов (КРАС) (1995 г.).

Мы надеемся, что эта книга поможет читателю сформировать объективное представление об анархо-синдикалистском движении и его роли в мировой истории.

Д. И. Рублёв, кандидат исторических наук

 Введение

Анархо-синдикализм -- это особое течение в мировом рабочем движении. Его образуют революционные союзы трудящихся ("syndicat" по-французски означает профсоюз), выступающие за создание безгосударственного (анархистского) общества всеобщего самоуправления.

Анархо-синдикализм, ставший единственным в истории массовым вариантом анархистского движения, появился и обрел силу на изломе времен, в период глубоких социальных, экономических и политических перемен -- в первые десятилетия XX века. В странах, образовывавших "центр" мировой индустриально-капиталистической системы, происходил переход к развитому индустриальному обществу, а на "периферии" и "полупериферии" еще только разворачивался процесс индустриализации. Стремительные общественные изменения нередко оказывались весьма болезненными для трудящихся, принуждая их оставлять традиционные занятия и образ жизни и отправляться работать на фабрики, зачастую в тяжелых условиях. Бывшие сельские труженики отрывались от привычной, веками устоявшейся среды, а некогда квалифицированные рабочие-ремесленники страдали от все более узкой специализации и деквалификации труда. Сознание людей тяжело переносило растущее отчуждение и атомизацию человеческой личности в возникавшем "массовом обществе".

Рабочее движение возникло, в значительной мере, как сила, альтернативная по отношению к индустриально-капиталистической системе. Как замечал итальянский социолог Марко Ревелли, оно и "современное государство при своем возникновении противостояли друг другу, как противоположности". Конечно, это противопоставление могло выглядеть по-разному, более (как в случае с английскими луддитами, которые сопротивлялись внедрению фабричной системы) или менее радикально (в виде рабочих обществ взаимопомощи, взявших на себя регулирование социальной сферы). Но почти всегда это "раннее" движение трудящихся опиралось на еще сохранявшийся от доиндустриальных, ремесленно-цеховых времен дух независимости, общинности и коллективизма, который противостоял фабричному деспотизму. Разделение труда еще не доходило до тейлористской фрагментации, и квалифицированным трудящимся, хорошо представлявшим себе свою работу, ее ход и цели, вполне доступна была мысль о том, что они сами могут контролировать развитие производства. С другой стороны, государственные механизмы социальной интеграции еще не получили достаточного развития, социальная сфера почти полностью контролировалась институтами и организациями движения трудящихся (ассоциациями, синдикатами, "биржами труда" и т. д.), которые нередко рассматривались как основа для возможной самоуправленческой альтернативы.

В общественных реалиях того времени имелось устойчивое место для радикальных социальных течений, которые выступали -- в той или иной мере -- за устранение, демонтаж или радикальное преобразование индустриально-капиталистической системы. Хотя большинство революционных синдикалистов и анархистов отнюдь не были свободны от определенных индустриалистско-прогрессистских мифов и представлений, все же их общественный проект был в целом ориентирован на разрыв с системой и замену ее новым общественным устройством на основе самоуправления и принятия решений путем согласования, "снизу вверх". Эти взгляды во многом совпадали в тот период с настроениями рабочей массы.

Анархо-синдикализм нельзя рассматривать как какое-либо незначительное, маргинальное явление, как экстравагантные выходки "экстремистских группировок" или выдумки салонных интеллектуалов. Это движение всемирное, которое распространялось на столь разные страны и регионы, как Испания и Россия, Франция и Япония, Аргентина и Швеция, Италия и Китай, Португалия и Германия. Оно обладает прочными и крепкими социальными корнями и традициями, и ему удалось не только увлечь сотни тысяч или миллионы наемных работников. Анархо-синдикалисты не только приняли активное участие в важнейших социальных выступлениях и конфликтах ХХ столетия, наложив на них подчас свой собственный, неизгладимый отпечаток, но и оказались в центре формирования во многих странах особой, неповторимой рабочей культуры со своими ценностями, нормами, обычаями и символами. Идеи и традиции анархо-синдикализма, выдвинутые им лозунги производственного и территориального самоуправления оказали влияние и на многие другие социальные движения, включая рабочие Советы Будапешта 1956 г., студенческий и молодежный бунт 1968 г., польскую "Солидарность" 1980--1981 гг., аргентинские "народные ассамблеи" 2001--2002 гг. и др.

Не зная истории анархо-синдикализма, невозможно получить достоверное представление об истории многих стран мира, нельзя понять во всей полноте тенденции развития и судьбы человечества на протяжении последних 120 лет...

И тем не менее эта история остается мало изученной. Внимание социальных историков привлекают, прежде всего, социал-демократическое и коммунистическое направление в рабочем движении, реже -- христианские и иные профсоюзы "мэйнстрима". В Советском Союзе, в условиях идеологической монополии КПСС, анархо-синдикализм воспринимался как идейный враг, с которым надлежало вести непримиримую борьбу. В книгах и брошюрах В. Ягова, Б. М. Лейбзона, В. В. Комина, Ф. Я. Полянского, Н. В. Пономарева, С. Н. Канева, Е. М. Корноухова, И. С. Розенталя и др. это течение рассматривалась как разновидность "мелкобуржуазного революционаризма" (наряду с троцкизмом или маоизмом). Авторы признавали, что за анархо-синдикалистами в различных странах и в разные периоды времени шли значительные массы рабочих, однако этот факт истолковывался как проявление "слабых сторон" и неразвитости рабочего движения. Основные идеи и взгляды анархистов и синдикалистов подавались весьма упрощенно, а зачастую -- просто неверно; основная задача работ состояла не в том, чтобы проанализировать содержание критикуемых позиций, а скорее в разоблачении "ультралевых". Анархо-синдикалистский Интернационал практически не упоминался, а в "анархо-синдикалисты" без каких бы то ни было различий записывали и революционный синдикализм начала XX века, и синдикалистских "неомарксистов" Ж. Сореля, А. Лабриолу, и такие различные в идейном отношении профцентры, как Индустриальные рабочие мира и испанская Национальная конфедерация труда, и даже "рабочую оппозицию" внутри большевистской партии начала 1920-х гг.

В той или иной степени касались проблем, связанных с революционно-синдикалистским и анархо-синдикалистским движением, авторы исследований по истории конкретных стран: Франции (С. Н. Гурвич, В. М. Далин, Г. Морозов, Р. Сабсович и др.), Испании (С. П. Пожарская, Л. В. Пономарева и др.), Италии (З. П. Яхимович), государств Латинской Америки (Б. И. Коваль и др.). В основном, эти работы не были посвящены специально истории анархизма (редким исключением можно считать исследования Е. Ю. Стабуровой об анархизме в Китае). Не отходя от официальной концепции, историки приводили сведения и факты, расширявшие представление о революционном синдикализме и анархо-синдикализме как части мирового рабочего движения. Тем не менее, и здесь преобладала идеологизированная оценка роли анархистов и синдикалистов и их "влияния на массы".

Ликвидация идеологической монополии КПСС в 1990--1991 гг. и открытие архивов позволили отечественным историкам достичь более высокого уровня в изучении общественных движений. Исследователи стали писать более объективно и о роли анархистов. Были изданы два тома сборника документов о российских анархистах, появились работы об анархистах и анархо-синдикалистах в России. В то же время, следует признать, что обобщающих исследований о роли анархо-синдикалистов в Русской революции все еще не существует.

Началось изучение и международного анархо-синдикалистского движения. А. В. Шубин опубликовал несколько работ, посвященных не только роли анархистов в Махновском движении на Украине, но также испанскому анархо-синдикализму в период Испанской революции 1930-х гг. и дискуссиям в российском эмигрантском и мировом анархистском движении в межвоенный период. Он впервые подробно остановился на социальных преобразованиях, осуществленных анархо-синдикалистскими рабочими в Испании и на политике, которую проводило руководство Национальной конфедерации труда (НКТ), доказал необоснованность многих мифов об анархизме и обвинений, возлагавшихся на НКТ. В то же время, сомнительной выглядит и предложенная им концепция о переходе анархо-синдикализма в 1920-е -- 1930-е гг. на позиции "рыночного социализма" и о его "возвращении" от Кропоткина к Бакунину.

В целом, несмотря на значительный прогресс в изучении анархо-синдикализма, в отечественной историографии по-прежнему нет исследований, посвященных истории анархо-синдикалистского Интернационала и его секций в большинстве странах мира.

За рубежом издано немало работ об анархо-синдикалистских организациях и союзах в отдельных странах мира. Более всего исследовано самое мощное движение -- испанское, причем большинство авторов сами принадлежали к нему (М. Буэнакаса, М. Иньигес, Х. Гомес Касас, Г. Леваль, С. Лоренсо, А. Пас, Ж. Пейратс и др.). Это обстоятельство накладывает, разумеется, отпечаток на их работы: на их страницах продолжается полемика вокруг вопросов, издавна разделявших испанский анархо-синдикализм, таких, как роль анархистской федерации ФАИ, борьба с реформизмом, тактика в период революции и гражданской войны 1938--1939 гг. Изучением испанского движения занимались и далекие от него авторы -- А. Балселльс, А. Бар, Б. Боллотен, Х. Брадемас, А. Элорса, Дж. Гарнер и др. Историкам удалось показать специфику синдикализма в Испании, где его традиция непосредственно восходила к анархизму бакунинского крыла Первого Интернационала и cформировался своеобразный "симбиоз" между обоими течениями. Одновременно испанское движение в той или иной степени испытало также воздействие французского революционного синдикализма. В исследованиях до сих пор существуют различные оценки деятельности оформленных анархистских групп в анархо-синдикалистских союзах Испании: одни авторы считают ее вредной (С. Лоренсо), другие -- понятной в свете усилий противостоять реформистским и партийно-коммунистическим тенденциям, но бесполезной (Ж. Пейратс), третьи склонны положительно оценивать действия, по меньшей мере, некоторых из таких групп (А. Пас, Х. Гомес Касас).

Однако в исследовании испанского анархо-синдикализма остаются и менее изученные стороны и моменты. Это относится, в частности, к противоборству сторонников и противников Профинтерна в Национальной конфедерации труда (НКТ) Испании, к развитию тенденции "рабочего анархизма" в НКТ, внутренней борьбе в анархистском движении после переворота Примо де Риверы в 1923 г. и т. д.

Особая тема, которой посвящено множество книг и статей, -- деятельность и роль анархо-синдикалистов в период Испанской революции и гражданской войны 1936--1939 гг.

Что касается других европейских стран, то наибольший интерес исследователей вызывает французский революционный синдикализм, который нередко рассматривается как прототип всех иных синдикалистских движений. Наиболее крупный вклад в его изучение внесли Э. Доллеан, Ж. Лефранк, Ж. Мэтрон, Ж. Жюйяр и др. Все еще недостаточно исследован вопрос о социальной базе и некоторых конкретных моментах истории синдикалистского движения во Франции (составе, численности, отношении к социальному законодательству). Наименее изученной страницей остается деятельность небольшого профцентра французских анархо-синдикалистов в межвоенный период.

В работах немецких историков с конца 1960-х гг. (Х. М. Бока, А. Фогель, У. Клана, Д. Неллеса, Х. Рюбнера и др.) достаточно подробно освещено становление и развитие Свободного рабочего союза (немецкой секции анархо-синдикалистского Интернационала) и связанных с ним общественных организаций. Сравнительно меньше внимания уделено внутренним идейным дискуссиям в рядах германского движения. Итальянскому синдикализму посвящены исследования М. Антониоли, К. Венца, Э. Фалько, Дж. Карери и др. История анархо-синдикализма в Португалии отражена в работах либертарных авторов Э. Родригиша, Ж. Фрейри, П. Ф. Зарконе. По синдикалистскому движению в других европейских странах в опубликованы лишь отдельные исследования.

Имеется ряд монографических работ и статей по истории анархистского рабочего движения в Аргентине (Э. Бильски, А. Лопеса, С. Маротта, Я. Оведа, Х. Соломоноффа и др.) К сожалению, основной упор в них сделан на периоде до 1920--1921 гг., наличие нового подъема рабочего анархизма в Аргентине в 1920-х гг. часто игнорируется. Более обстоятельного анализа заслуживают и идейно-теоретические позиции ФОРА, которые она отстаивала в ходе дискуссий в международном анархо-синдикалистском движении.

В Латинской Америке лучше изучены анархо-синдикалистские движения в Чили, Бразилии, Мексики и Кубы. Но и здесь остается немало неисследованных моментов и деталей, так что подчас читатель получает вместо систематической "сквозной" картины развития организаций скорее нечто в роде очерков, освещающих события с различной степенью подробности. Имеются отдельные работы по истории анархизма и синдикализма в других странах региона.

Исследованием китайского анархизма занимались Р. Скалапино, Ж.-Ж. Гандини, А. Дирлик, Нохара Сиро и др. К сожалению, собственно анархо-синдикалистскому движению в этих работах уделяется значительно меньше внимания; к тому же, история либертарных идей в Китае после середины 1920-х гг. остается в основном "белым пятном". В изучение японского анархизма и синдикализма в период между двумя мировыми войнами большой вклад внесли европейские и североамериканские исследователи Дж. Крамп, Ф. Пеллетье, С. Лердж и др. На японском языке были опубликованы работы Киёси Акиямы, Акинобу Гота, Рюдзи Комацу, Ясуюки Судзуки. Книга Йосихару Хасимото была переведена на английский язык; остальные, к сожалению, недоступны европейскому читателю. Истории корейского анархизма посвящена лишь одно крупное и далеко не исчерпывающее исследование -- работа Ха Кирака.

Особое место в международном синдикалистском движении занимал синдикализм и революционный юнионизм в англоязычных странах. Долгое время преобладала точка зрения, что подъем синдикалистских тенденций в Великобритании перед Первой мировой войной был изолированным, временным эпизодом, не игравшем большой роли в истории британского рабочего движения. Однако в последние десятилетия историки стали обращать все большее внимание на такие явления, как устойчивая традиция борьбы за рабочий контроль, движение за объединение ("амальгамацию") профсоюзов, оппозиция "рядовых членов" и другие примеры влияния синдикализма. Исследователи пришли к выводу, что британский синдикализм был не чуждым явлением, а естественным и адекватным ответом на существовавшую историческую ситуацию, проявлением стремления к преодолению цехового и профессионального партикуляризма в пользу общности интересов работников той или иной отрасли.

В изучение синдикалистского движения в других англоязычных странах (Индустриальных рабочих мира и "Единого большого союза") внесли вклад такие авторы, как Ф. Томпсон, П. Реншоу, М. Дюбофски, П. Карлсон, М. Херджис (США), Дж. Джуэлл и Д. Беркюсон (Канада), Л. ван дер Вальт (Южная Африка) и др. Но цельная история этого "индустриалистского" направления в синдикализме все еще не написана.

В мировой историографии продолжаются дискуссии об историческом месте и роли анархо-синдикализма в рабочем движении.

Восходящая к марксизму традиция склонна рассматривать его как продукт "неразвитости" рабочего движения, сама эволюция которого понимается как линейно-прогрессивный процесс. Синдикализм и анархо-синдикализм связывались с экономической отсталостью, проявлением доиндустриального, "примитивного" бунта выходцев из крестьянской и ремесленной среды, "рабочих в первом поколении", не могущих приспособиться к реалиям индустриально-капиталистического общества. Его глава завершилась с наступлением периода современной крупной промышленности, массового производства и массового потребления. Анархо-синдикализм "задержался" на некоторое время лишь в "отставших" странах, где в начале XX века все еще преобладало ремесленное или полу-ремесленное производство (во Франции, Италии, Испании, Португалии, Латинской Америке и т. д.). Наличие данных форм и традиций якобы предопределило "слабую" организованность и распространение радикально-бунтарских методов "прямого действия" вместо практики коллективных переговоров между предпринимателями и работниками. Соответственно, развитие крупной промышленности рассматривалось как фактор, который привел к распространению марксистских идей в рабочем классе. В результате утвердился и новый тип профсоюзного движения, основанный не на решительном противостоянии предпринимателям и оспаривании их власти как таковой, а на переговорах и поиске взаимодействия ради функционирования производства.

В противовес точке зрения, в значительной степени основанной на технико-экономическом детерминизме, выдвигалась другая, подчеркивавшая, в первую очередь, особенности отдельных стран, различия в культуре и менталитете, формах и функциях государства и традициях классового сопротивления. В этой связи был выдвинут тезис, согласно которому синдикализм и анархо-синдикализм воспринимались как прежде всего "романское" явление, характерное для романских народов (французов, испанцев, латиноамериканцев и т. д.). Интересно, что такую позицию традиционно отстаивали как многие синдикалисты, так и ряд социал-демократических авторов (М. Адлер, В. Зомбарт). Некоторые историки до сих пор склонны выделять -- наряду с прагматическим (англосаксонским) и социал-демократическим (континентальным) -- романско-синдикалистское течение в профсоюзном движении, для которого характерны более низкий уровень организованности, менее систематическая уплата членских взносов и склонность к радикальным формам действий.

Большинство исследователей в настоящее время отказались от "крайних" точек зрения и призывают учитывать различные факторы и обстоятельства. Тезис об анархо-синдикализме как проявлении "несознательности" и "отсталости" трудящихся не подтверждается фактами. Характеристика анархизма как утопического мелкобуржуазного движения не может объяснить, почему он пользовался популярностью среди значительных слоев рабочих в самых разных странах мира. Конкретно-исторические исследования показывают, что синдикализм привлекал не только квалифицированных и полуремесленных рабочих (строителей, металлистов), опасавшихся потери свой квалификации в результате внедрения новых технологий и методов организации труда, но и рабочих средней квалификации, прошедших обучение на производстве, и молодых, неквалифицированных рабочих-мигрантов, привлеченных на производство в результате промышленного бума или военной перестройки индустрии и игнорируемых "старыми" профсоюзами.

Ряд авторов подставил под сомнение правомерность линейной концепции развития рабочего движения, которая связывает радикализм действий и децентрализованную форму организации с отсталостью. Они отмечают, что ремесленные и общинные традиции "раннего" рабочего движения способствовали формированию сознания, которое зачастую могло приводить и приводило трудящихся к более активным, сознательным и самостоятельным действиям. Это сознание включало в себя такие элементы, как представление о социальной значимости и осмысленности труда, стремление к большей самостоятельности и ответственности в ходе производства и желание контролировать производственный процесс и его результаты.

Однако и тезис о "романском" характере анархо-синдикализма как такового также опровергается фактами. Исследования показали, что революционный синдикализм и рабочий анархизм были распространены в самых различных странах и регионах мира -- не только в "романских", но также в англоязычных, германских, славянских и на Востоке. Это заставляет предполагать, что в основе данного социального явления все же лежат определенные общие причины.

Историки, предпринявшие попытки сравнительного анализа синдикалистского движения в отдельных странах (П. Шёттлер, Ж. Опт, Л. Петерсон, П. Лёше, У. Торп и М. ван дер Линден и др.), предлагают воспринимать его в контексте общего перехода от либерального к "организованному" капитализму, для которого характерна и большая степень государственного вмешательства. Радикальный протест, по их оценке, был направлен не столько против концентрации работников на крупных предприятиях, как таковой, сколько против деквалификации труда. Одновременно они стараются учитывать и фактор появления новых слоёв работников, которых не удовлетворяли прежние отношения и формы организации рабочего класса, сложившиеся в XIX веке. Недовольные категории считали, что централизованные профсоюзы и политическое, парламентское действие социалистов недостаточно защищают их интересы и нужды. Выявить прямую зависимость между размерами предприятия и распространением синдикалистских настроений не удается. В синдикалистском движении сплотились самые разные слои трудящихся, отвергавшие авторитарные структуры, сложившиеся на производстве.

Наконец, некоторые авторы склонны рассматривать подъем революционно-синдикалистского и анархо-синдикалистского движения в первые десятилетия XX века в контексте истории становления и развития самой индустриально-капиталистической цивилизации -- как форму сопротивления против нее и стремление противопоставить ей иную, альтернативную модель общества, основанную на самоуправлении и особой рабочей культуре. Внедрение в XX веке "фордистско-тейлористской" модели массового производства, которая опиралась на раздробление труда на мелкие серийные операции и жесткое распределение функций, подорвало ощущение цельности и осмысленности производственного процесса и, как следствие, -- представление о возможности контролировать его. Это вызвало, в том числе, упадок рабочего радикализма, а затем -- спад рабочего движения как такового и "растворение" рабочей культуры.

Упадку массового радикализма в рабочем движении (включая анархо-синдикализм) способствовало, по мнению ряда исследователей, и развитие "социального государства" со второй трети XX века: благодаря его политике центр социальных конфликтов переместился "из сферы производства" и контроля над ним в сферу распределения и потребления. Трудящиеся все больше возлагали надежды на социальную и распределительную роль государства и меньше склонны были соглашаться с безвластнической альтернативой анархистов. При такой постановке вопроса снижение популярности анархо-синдикализма во второй половине XX века не рассматривается как нечто "окончательное" в свете наблюдаемого в настоящее время кризиса "социального государства" и "фордистской модели".

Анализируя "общие" факторы, вызвавшие подъем революционного синдикализма и анархо-синдикализма как мирового движения в первые десятилетия XX века, историки призывают не забывать и о его особенностях в отдельных странах и регионах, в отношении форм и моделей организации, социальной базы, идейной направленности, поднимаемым темам и вопросам, отношения к политическим партиям, нацеленности, в первую очередь, на профсоюзную или социально-культурную работу.

В целом, можно заметить, что международное анархо-синдикалистское и революционно-синдикалистское движение исследовано чрезвычайно неравномерно. Наряду с большим количеством монографий по истории синдикализма в одних странах, по другим имеются лишь немногие статьи или брошюры. Из различных тем и аспектов сравнительно слабо изучены идейные дискуссии, организационная жизнь анархо-синдикалистских союзов и объединений, их международные связи и отношения с анархо-синдикалистским Интернационалом. По-прежнему спорными остаются многие проблемы, касающиеся социальной базы и исторического места анархо-синдикализма в истории рабочего движения.

Работ об анархо-синдикалистском Интернационале -- Международной ассоциации трудящихся (МАТ) -- немного. В основном, это небольшие брошюры, написанные членами Секретариата Интернационала или анархо-синдикалистских организаций. В них обосновываются происхождение МАТ от Первого Интернационала и его антиавторитарного крыла, преемственность их позиций. Много внимания уделяется противостоянию с большевизмом в 1920-х гг., дается краткий обзор конгрессов анархо-синдикалистского Интернационала и их решений. Для подробного анализа хода событий и их причин в этих сжатых очерках просто не остается места. Глубже в научном отношении статьи, авторами которых являются исследователи, симпатизирующие анархистским взглядам. Но таких работ всего несколько и они затрагивают лишь отдельные моменты в истории движения.

Особый вклад в изучение истории создания Берлинского Интернационала внес канадский историк У. Торп. В сотрудничестве с Международным Институтом социальной истории в Амстердаме он опубликовал статью о Лондонской конференции синдикалистов 1913 г., а затем -- фундаментальное исследование о международных контактах революционных синдикалистов перед Первой мировой войной, их размежевании с большевизмом и процессах, приведших в конечном счете к созданию Берлинского Интернационала. Работа Торпа содержит общий обзор синдикализма в мире перед Первой мировой войной и анализ дискуссий о разработке интернациональной стратегии революционных синдикалистов. Достаточно убедительно представлена дилемма, с которой столкнулся революционный синдикализм в связи с попытками компартий добиться подчинения профсоюзов партийному влиянию. Наконец, автор прослеживает становление международного объединения анархо-синдикалистов на материалах их встреч, конференций и конгрессов. К сожалению, в работе почти не уделено внимания внутреннему развитию и деятельности синдикалистских организаций в отдельных странах, их участию в революционных событиях и забастовках, разработке их идейно-теоретических представлений. Кроме того, Торп практически не использовал материалы из советских архивов и архивов компартий.

Стремясь в какой-то степени компенсировать эти недостатки, У. Торп и голландский историк М. ван дер Линден выпустили в 1990 г. сборник "Революционный синдикализм: международная перспектива", который стал первой попыткой собрать вместе статьи о развитии революционного синдикализма и анархо-синдикализма во Франции, Нидерландах, Германии, Швеции, Великобритании, Испании, Италии, Португалии, Аргентине, Мексике, США и Канаде. Сборник заключает статья Торпа "Синдикалистский интернационализм до Второй мировой войны" с кратким обзором истории МАТ до 1939 г. Несомненное достоинство книги состоит в том, что составители пригласили к участию в ней ведущих специалистов по истории синдикалистских движений в отдельных странах. В то же время, повествование, касающееся анархо-синдикалистского Интернационала, носит самый общий характер и мало раскрывает конкретные моменты в его работе и деятельности; анализ идейных дискуссий практически отсутствует. Статьи по отдельным странам невелики по объему, существенно различаются по уровню и рассматриваемым в них аспектам, а подчас -- также недостаточно конкретны или даже оставляют в стороне многие существенные моменты.

Истории анархо-синдикализма в 1920-х -- 1930-х гг. посвящена двухтомная монография В. В. Дамье "Забытый Интернационал. Международное анархо-синдикалистское движение между двумя мировыми войнами".


 Об авторе

Дамье Вадим Валерьевич
Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор Высшей школы экономики. Автор работ по социальной истории, истории социальных движений и идей в ХХ веке, включая монографии «Забытый Интернационал. Международное анархо-синдикалистское движение между двумя мировыми войнами» (в 2 т.; М., 2006–2007), «История анархо-синдикализма. Краткий очерк» (М.: URSS), «Anarcho-Syndicalism in the 20th Century» (Edmonton, 2009) и др.

 Страницы

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце