URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Кокошин А.А. Технократия, технократы и неотехнократы
Id: 98813
 
279 руб.

Технократия, технократы и неотехнократы. Изд. 2, испр. и доп.

URSS. 2009. 208 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-382-00994-0.

 Аннотация

Проект "Новые тенденции и явления в мировой политике и экономике"

Редакционный совет проекта:

академик РАН А.А.Кокошин (руководитель совета); д-р ист. наук, проф. С.А.Бабуркин; д-р полит. наук А.Д.Богатуров; канд. полит. наук Б.В.Грызлов; канд. ист. наук Н.А.Долгополова; канд. экон. наук Я.И.Кузьминов; академик РАН Г.В.Осипов; генерал-полковник в запасе В.В.Скоков; академик РАН В.С.Степин; академик РАН А.В.Торкунов; канд. экон. наук Ю.А.Ушанов; д-р филос. наук, проф. А.С.Ципко; канд. полит. наук А.А.Чеснаков

В своей небольшой монографии академик РАН А.А.Кокошин предпринял попытку очертить роль и место технократии как социокультурного феномена в современном обществе. Понятия "технократия" и "технократ" А.А.Кокошин раскрывает в том числе в ряде исторических примеров --- как отечественных, так и зарубежных.

По сравнению с первым изданием монографии на эту тему автор, в числе прочего, вводит понятие "неотехнократия" применительно к этому феномену в XXI веке.

Данная публикация предназначена для всех интересующихся вопросами роли науки и техники, научно-технических знаний в современном политическом, экономическом и социальном развитии страны, в обеспечении обороноспособности и национальной безопасности России.


 Оглавление

Глава 1. Технократы, публичные политики и бюрократия
Глава 2. Технократия и обеспечение баланса между волей и разумом
Глава 3. Неотехнократия
Глава 4. Логика науки и современная техносфера
Глава 5. Политика, общественные науки и неотехнократия
Глава 6. Неотехнократия и стратегическое планирование
Глава 7. Предтечи технократов ХХ века
Глава 8. Об идеологии и идеологах технократии
Глава 9. Примеры о роли технократии и неотехнократии во Франции, США, Индии, Японии, Южной Корее
Глава 10. Технократы в новейшей отечественной истории
Глава 11. Неотехнократия и обеспечение обороноспособности страны
Приложение 1. Технократы в отечественной и мировой истории
Приложение 2. Об отечественном опыте стратегического планирования
Приложение 3. Об опыте стратегического планирования в Японии
Приложение 4. Об опыте стратегического планирования в Южной Корее
Приложение 5. Краткое изложение труда нобелевского лауреата академика РАН В.Л.Гинзбурга ""Физический минимум" на начало XXI века"
Приложение 6. О морально-этических основах современной цивилизации
Сноски и примечания
Именной указатель

 Из главы 1


Технократы, публичные политики и бюрократия|Технократы, публичные политики и бюрократия

Опыт становления современной экономики в различных странах мира показывает, что успех достигается там, где в системе принятия решений заметную рольиграет технократия, где возникает оптимальное соотношение между публичными политиками, бюрократией, ориентированным на финансовый успех менеджментом (предпринимателями), медиакратией и технократами. Такого рода оптимум представляется необходимым для развития экономики, основанной на знаниях. Поиск такого оптимума должен вестись непрерывно; нахождение его -- далеко не простое дело, особенно с учетом специфики российского менталитета; в нашем общественном сознании, мягко говоря, сторонники и искатели оптимальных решений не пользуются наибольшей популярностью.

Технократию следует рассматривать в современных условиях прежде всего как общественно-политический, социокультурный и социоэкономический феномен, а не как идеологию или какое-то политическое движение, как это имело место в прошлом. Неправомерно говорить о том, что технократы должны играть доминирующую роль в системе экономической, а тем более политической власти, как это, например, постулировали некоторые идеологи технократии на Западе в 1920--1930Не годы. Но технократия не должна находиться и на глухой периферии принятия решений в области промышленно-экономического развития, обеспечения здоровья нации, по вопросам обороны, в решении крупных экологических проблем и др.

Технократия и технократы могут быть неотъемлемой частью демократической политической системы. Нельзя не отметить, что рациональные и реалистические представления о демократии как о системе управления, обеспечивающие более высокую степень эффективности в российском обществе, носят недостаточно глубокий характер. В результате этого противопоставление "демократия--недемократия" в российском общественном сознании происходит не столько на основе критериев эффективности, сколько с доминированием идеологизированного и даже эмоционального начала.

Г.Г.Ржешевский справедливо отмечает, что при рассмотрении проблем современной демократии многим исследователям свойственно "сводить вопрос к чисто процедурным, а не к собственно властным аспектам".

Значительной частью общества в России "демократическая идеология" стала восприниматься с отрицательным знаком. -- Очевидно, что особенно в конце 1980Нх -- первой половине 1990Нх гг. на демократию как идеологию возлагались преувеличенные надежды, ее атрибуты идеализировались, проблемы демократии часто рассматривались в отрыве от сущностных вопросов общественного развития без учета специфики нашей страны. Происходило это, безусловно, под значительным внешним воздействием разного толка. При этом представления о современной демократии в нашем обществе, в т.ч. у подавляющей части интеллигенции, были весьма упрощенными. Во многом это явилось следствием неразвитости в нашей стране политологии, которая находилась в еще более сложном положении, нежели социология, возрождение которой происходило в СССР примерно 60 лет назад.

Одна из важнейших задач демократической политической системы состоит в том, чтобы обеспечивать устойчивую обратную связь при прохождении управляющего воздействия -- как сверху вниз по иерархии государственного и политического управления, так и снизу вверх: импульсы, управляющие функционированием и развитием системы, могут идти в обоих направлениях.Слабость, а во многом и практическое отсутствие такого рода обратных связей в политической системе были среди важнейших факторов, обусловивших деградацию значительной части советской экономики и социальной сферы в 1970--1980Не годы. Причем эта обратная связь должна прежде всего обеспечиваться на рациональной, логической основе, на основе разума. Очевидно, что значительную роль в этом должны играть парламенты и парламентарии, оппозиция, неангажированные СМИ.

Среди важнейших особенностей современной политической системы в наиболее развитых странах -- способность к самоорганизации в различных сегментах общества, формирование многочисленных горизонтальных и матричных связей между его компонентами. Это, в свою очередь, во многом зависит от соотношения прерогатив и возможностей институтов государства и субъектов функционирования гражданского общества. Представляется, что именно на такой рационалистической деидеологизированной основе должны строиться модели развития демократии в нашей стране, модели, ориентированные на оптимизацию процессов принятия и реализации решений во всех сферах общественной жизни страны.

Крайне важно формирование такого представления о демократии в условиях безусловно имеющего место кризиса демократических институтов, демократическогосознания, демократической идеи, демократических ценностей, отмечаемых практически повсеместно многими зарубежными и отечественными политиками, социологами, политологами. "Ни у европейцев, ни у американцев, ни у кого-то другого нет сегодня внятных ответов на острые вопросы относительно организации демократической жизни в стране и мире в новых условиях. Убедительное тому подтверждение -- отчетливо обнаружившаяся в последние годы несостоятельность идеи демократического транзита", -- справедливо отмечает Э.Я.Баталов. Еще одним свидетельством кризиса демократической идеи этот серьезный отечественный автор называет "отсутствие представлений о путях сохранения демократии в условиях ужесточения (а оно будет, по всей видимости, нарастать) принимаемых государством мер по укреплению национальной и международной безопасности". Баталов отмечает, что "ни одно государство, включая США, не знает, как можно укреплять свою национальную безопасность, не ограничивая при этом права и свободы граждан. Существуют ли совместимые с сохранением демократических прав и свобод пути борьбы против терроризма? Или же обязательнойплатой за безопасность (да и то относительную) является их неизбежное ограничение? Если да, то сколь велика эта плата и каковы должны быть ее формы и границы? Пока все эти и другие вопросы остаются без внятных ответов". Действительно, "не решен весьма актуальный вопрос о соотношении демократии и порядка в современных международных отношениях".

Реальные шаги в сторону более эффективной экономической, политической и социальной системы в России -- это развитие среднего класса, малого и среднего предпринимательства; резкий рост доли высокотехнологичной промышленности, сферы услуг, сельского хозяйства; сокращение огромного разрыва в доходах между верхними 10% и остальной частью населения, особенно теми, кто составляет нижние 20--30%.

К технократам можно отнести ученых-естественников и часть обществоведов, оперирующих наиболее структурированными знаниями в области социологии, психологии, экономической науки, политологии, которые так или иначе участвуют в подготовке и принятии решений по крупным вопросам экономического и социального развития страны, по вопросам обеспечения обороноспособности, госбезопасности страны; руководителей научно-исследовательских институтов; руководителей компаний, производящих наукоемкую продукцию.

Справедливо замечание ряда авторов о том, что многие технократы в первую очередь руководствуются своим рациональным мышлением и только затем своими собственными интересами. Одним из основных инструментов мышления технократов служит использование системного подхода, в т.ч. принятие в явной и неявной форме теории больших систем. Этот подход в полной мере может быть применен и к общественным явлениям. Несколько подробнее об этом будет сказано в данной книге далее.

Что касается политики, то она как общественный феномен имеет как минимум двойственную природу. С одной стороны, политика есть борьба за власть и влияние, с другой -- она представляет собой средство решения проблем стоящих перед гражданами поблем, таких как обеспечение внешней и внутренней безопасности граждан, их благосостояния и пр.

Далеко не всегда политики, группы политиков, эффективные в завоевании и удержании власти, оказываются столь же результативными в решении проблем, стоящих перед обществом. Один из примеров этому -- администрация президента США Дж.Буша-мл., в целом бесславно завершившая в 2008 году два четырехлетних срока пребывания у власти.

С развитием гражданского общества и политических институтов "самоценность власти" все больше становится объектом различного рода "пиаровской" (пропагандистской) маскировки. Это обусловлено ролью этических и нравственных факторов в политическом процессе. (Эта роль имеет, в свою очередь, многомерный характер.) В целом же категории морали и этики должны быть неотъемлемой составной частью рассмотрения и оценки как политических явлений, так и самих политиков.

Сохранение власти, обеспечение реальных прерогатив связаны с необходимостью понимания частных интересов различных могущественных и влиятельных организаций, групп и индивидуумов.

Таким образом, достижение оптимального баланса между двумя основными сторонами политики -- борьбой за власть и возможностью решать проблемы, стоящие перед обществом, -- исключительно сложная и, наряду с другими, первостепенная задача как теоретического, так и сугубо прикладного плана, имеющая и очень важное морально-этическое измерение.

Значительному числу публичных политиков часто нужен краткосрочный "пиар-эффект", который может не совпадать с необходимым содержательным результатом. Технократ же, как правило, может руководствоваться более долгосрочными взглядами на ту или иную проблему, внося одновременно системную логику в принятие решений -- политических, экономических и по социальным вопросам. В силу этого немаловажную роль в современном развитом обществе, в современной экономике призваны играть технократы, способные обеспечивать долговременное (долгосрочное) планирование и проектирование, программирование, компенсируя"заточенность" подавляющего большинства политиков, предпринимателей, менеджеров на ситуативный подход к принятию решений. Мировой и отечественный опыт убедительно показал, что патриотическая технократия, руководствующаяся национальными интересами, может успешно противостоять как либеральному фундаментализму, так и социальному популизму. Особая роль такого рода технократии может и должна иметь место в нашей стране, где значительная часть "предпринимательского класса" (особенно его верхушки) представляет собой, по выражению В.Ю.Суркова, "оффшорную аристократию".

Требования публичности политики в новейшую эпоху развития демократий многократно расширились. В открыто обсуждаемую сферу вошли многие из тех вопросов политики, в т.ч. мировой, которые до этого были скрыты от широкой общественности (не говоря уж о том, что время породило много новых проблем).

В современных условиях публичная сторона политики реализуется прежде всего через средства массовой информации, которые имеют собственную специфику функционирования; именно к сфере использования СМИ и относится в своей подавляющей части применение разнообразных политтехнологий. Все более важную роль начинают играть СМИ, работающие через Интернет, особенно в интерактивном режиме.

Публичная политика во многом состоит из доводов, аргументов в пользу того или иного курса, политической программы, партии, отдельной личности, адресуемых массовой аудитории. Они преподносятся как в логической, рациональной форме, так и в форме образов разного рода (в т.ч. при помощи приемов художественного творчества), воздействующих не столько на разум, сколько на эмоции избирателей. Доводы, аргументы, образы формируются с учетом настроений и предпочтений широких слоев населения, которые сегодня все больше определяются на основе опросов общественного мнения, их социологического и политологического анализа с обязательным рассмотрением психологического компонента. Бывший вице-президент США А.Гор, один из наиболее образованных государственных деятелей США последних двух--трех десятилетий, в своей книге "Атака на разум" обращает внимание на то, что "мы теперь в гораздо большей степени полагаемся на электронные образы, способные вызвать эмоциональную реакцию, зачастую без необходимого рационального осмысления". Гор небезосновательно считает это весьма тревожным явлением, которое, вырастая до огромных масштабов, угрожает в США той системе политической демократии, которая функционировала там со времен "отцов-основателей" американского общества. Он пишет, что в США "демократия столкнулась с угрозой выхолащивания". Гор отмечает: "Практическая ценность или обоснованность политических инициатив, выдвигаемых кандидатами на ту или иную должность, проигрывает в сравнении с имиджевой рекламной кампанией, которую политики используют для того, чтобы сформировать у избирателей нужное им мнение".

Политик должен понимать и ощущать политические предпочтения своего электората, его разнообразных компонентов, включая "узнавание электоратом самого себя" в образе политика. Но он и не должен полностью идти на поводу настроений электората.

В современной демократической системе преимущественно публичный характер носит взаимодействие различных партий -- в частности, через постоянную открытую полемику между партией (или коалицией), находящейся у власти, и теми, кто находится в оппозиции. Весьма рельефно это проявляется в законотворческой деятельности при рассмотрении различных законопроектов.

К числу публичных политиков национального уровня можно отнести президента, премьера, членов кабинета министров (а в ряде случаев и некоторых их заместителей), всех членов парламентов. Подавляющая часть государственной бюрократии не является публичнымиполитиками. Это же можно сказать и в отношении большей части руководителей частных корпораций (промышленных, финансовых и пр.).

Во многих странах именно технократам принадлежала заслуга в формулировании алгоритмизируемых целей и задач, программ, проектов, имевших изначально общий политический и даже идеологический характер.

Мировой опыт показывает, что технократы могут входить в состав правительств, парламентов, играя важную роль в рационализации и оптимизации процессов принятия решений. И вообще, каких-то непреодолимых барьеров между публичными политиками и технократами, между чиновниками (бюрократами) и технократами нет. История знает немало случаев, когда технократы становились публичными политиками или частью высшей бюрократии. Были и случаи, когда публичные политики "вливались в ряды" технократов. Примером последнего можно считать цитировавшегося выше вице-президента США Альберта Гора (1990Не годы), сделавшего очень многое для развития наукоемких производств и науки в США ради закрепления их технологического лидерства и использования этого лидерства в качестве едва ли не главного ресурса американской внешней и экономической политики. (Ранее, в 1980Не годы, будучи еще сенатором, А.Гор совместно со своим помощником Л.Фюртом много занимался проблемами обеспечения стратегической стабильности в советско-американских взаимоотношениях, предлагая при этом ряд весьма интересных военно-технических решений этой проблемы, в числе которых была малогабаритная моноблочная МБР с подвижным стартом.)

Технократия требует к себе социологического отношения, аналогичного веберовскому подходу к бюрократии; к сожалению, веберовское понимание бюрократии, в свою очередь, далеко еще не укоренилось в нашем общественном сознании, в т.ч. в сознании нашего "политического класса" и работников СМИ. Вспомним, что Макс Вебер, один из "отцов-основателей" современной социологии и политологии, в своей теории государства определил концепцию бюрократии как наиболее действенного механизма социального управления. И альтернативы бюрократии (в сочетании с системой политической демократии, с эффективным парламентом и сильными, самоорганизующимися политическими партиями, контролирующими, корректирующими бюрократию) на обозримую перспективу нет. Вопрос только в том, какого качества эта бюрократия должна и может быть в нашей стране.

В общественном сознании нашей страны слово бюрократ имеет преимущественно негативное звучание; оно ассоциируется с проволочками в принятии решений, потерей времени, своекорыстными интересами и, в конечном итоге, с коррупцией. Во многом это является следствием того, что на протяжении столетий в нашей стране бюрократия не контролировалась сколько-нибудь представительной властью (парламентариями), не уравновешивалась должным образом и технократией. Традиционно бюрократия в нашей стране играла огромную, гипертрофированную роль. Во многом это относится и к системе власти, сложившейся в Российской Федерации.

Как уже отмечалось выше, политику как сферу общественной деятельности можно разделить на два основных направления: во-первых, завоевание и удержание власти, во-вторых, решение проблем, стоящих перед страной, обществом, его отдельными сегментами. Технократия может играть наиболее значительную роль во втором направлении. Сегодня решение практически любой сколько-нибудь крупной социальной, экономической, оборонной проблемы должно опираться прежде всего на серьезные прикладные теоретические исследования. Это непреложное требование современной политики, если задаваться вопросами ее долговременной эффективности, соответствия подлинным национальным интересам страны -- при всем значении личного опыта политиков и даже их интуиции.


 Об авторе

Андрей Афанасьевич КОКОШИН

Выпускник МВТУ (ныне МГТУ) им. Н.Э. Баумана по специальности "радиоэлектроника", доктор исторических наук, действительный член Российской академии наук, член Российской академии ракетно-артиллерийских наук, Академии общественных наук. Занимал посты первого заместителя министра обороны РФ, секретаря Совета обороны, секретаря Совета безопасности, и. о. вице-президента РАН. В настоящее время -- депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

А.А. Кокошин курировал создание многих новейших систем вооружений, программы технологий военного, двойного и гражданского назначения. Среди них -- межконтинентальная баллистическая ракета "Тополь-М", программа развития средств вычислительной техники военного назначения "Интеграция-СВТ", малошумные многоцелевые атомные подводные лодки, высокоточное дальнобойное оружие в обычном снаряжении и др.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце