URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Гримак Л.П. Резервы человеческой психики: Введение в психологию активности
Id: 96715
 
255 руб.

Резервы человеческой психики: Введение в психологию активности. Изд.3, испр.

URSS. 2010. 240 с. Мягкая обложкаISBN 978-5-396-00097-1. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

В книге доктора медицинских наук, профессора Л. П. Гримака в популярной форме излагаются научные данные, характеризующие возможности и закономерности самоорганизации и самопрограммирования психической деятельности, раскрываются пути их использования. По мнению автора, только активное, целенаправленное созидание жизни в себе и вокруг себя, соединенное с высокой психологической культурой и нравственностью, может служить подлинной основой формирования и развития личности. Материалы в начале книги, в которых прослеживаются истоки психологии активности, представляют собой, по существу, оригинальное исследование, имеющее самостоятельное значение. Также в книге читатель найдет описание методов саморегуляции, таких как аутогенная тренировка, медитация, самогипноз. Однако, в сущности, речь в данной работе идет не о каком-то частном методе, но о многосторонней программе реализации интеллектуальных, эмоциональных, волевых и физических резервов человека, что очень важно с точки зрения успешного выполнения любых жизненных задач. Книга написана в увлекательной форме, сопровождается многочисленными примерами и практически важными рекомендациями.

Монография адресована широкому кругу читателей, интересующихся проблемами и возможностями человеческой психики; будет полезна студентам психологических специальностей.


 Оглавление

От автора
Предисловие
Введение
1. Истоки психологии активности
 Принцип самосовершенствования в философии Востока
 Античная философия об активности психики
 Психология активности в освещении русских авторов
 Психология активности в западноевропейской философии
2. Тело и психика
 Мудрость тела
 Сила психики
3. Состояния человека
 Бодрствование
 Сон
 Гипноз
4. Поведение
 Противоборство мотиваций
 Управление поведением
 Преодоление критических ситуаций
5. Деятельность, творчество
 Ученые изучают... себя
 Активация поиска
 Наука творчества?
6. Саморегуляция состояний
 Аутогенная тренировка
 Медитация
 Самогипноз
7. Самопрограммирование личности
 Психика человека и будущее
 Созидающее самосознание
 Как поживаешь, мое Я?
 Совершенствование психики
Заключение

 От автора

Первое издание книги вызвало определенный резонанс среди читателей. При этом если меньшая их часть (назовем их "теоретиками") в основном проявила интерес к уяснению содержательно-методологической стороны психологии активности, ее концептуальных построений, положения в системе классификации психологических наук и т.п., то подавляющее их большинство ("практики") -- к тем психологическим знаниям, которые можно использовать для решения разного рода прикладных, профессиональных, а то и собственно жизненных проблем. Попутно они задают немало недоуменных вопросов, связанных с системой воспитания. Известно, что "ставят руку пианисту, а голос певцу. Почему же целенаправленно не занимаются "постановкой" характера, мышления, воли вступающих в жизнь людей? Получается, что человеческая психика формируется стихийно, к тому же не всегда в благоприятных условиях".

В настоящее время значительная часть молодежи уже осознает, что средняя, да и высшая школа оставляет их в удручающем неведении относительно психологических знаний и психологической культуры. Отсюда чуть ли не каждый серьезный жизненный шаг, а их в юности немало, обнаруживает полное отсутствие навыков самоорганизации и саморегуляции. Этим можно объяснить ту популярность, которой пользуются лекции, посвященные возможностям человеческой психики, публичные демонстрации таких возможностей, не пустуют семинары и кружки, где изучаются прикладные проблемы психологии. Учитывая эту растущую потребность в психологических знаниях, при подготовке настоящего издания книги автор старался усилить в ней материалы, дающие научное обоснование проблем психологии активности человека, показать ее многогранность и разноплановость. Хотелось, кроме того, наглядно показать, что любые явления, с которыми человек сталкивается в своей повседневной жизни, имеют и психологический план, осуществляющийся по особым законам, которые нельзя безнаказанно игнорировать. Безусловно, окружающая действительность может способствовать либо, наоборот, препятствовать развитию личности, реализации ею психологической и социальной активности, но заменить личность в осуществлении ею волевого или интеллектуального усилия, морального выбора никто не в состоянии.

К сожалению, лишь недавно мне попалось на глаза прекрасное определение жизни, данное французским писателем Марселем Прустом: "Жизнь -- это усилие во времени". А психология активности как раз и подразумевает формирование адекватного "психологического обеспечения" необходимых внутренних усилий человека для реализации различных проявлений своей жизнедеятельности.

И еще один весьма существенный момент. Психология активности предполагает органическую связь здоровья человека с его нравственным обликом, являющимся высшим уровнем регуляции жизненной устойчивости и психологической защиты личности. И в этом пункте интересы отдельного человека совпадают с общественными: нет и быть не может более ценного социального "продукта", чем высокая нравственность. Отсюда столь постоянна необходимость в ее формировании. У сегодняшнего человека нет иного выбора. Пассивное психологическое приятие сложившихся стереотипов бытия ведет к упрощению личности, к "тихому угасанию" ее мощных возможностей, а следовательно, к потере созидательного, да и обычного жизненного тонуса со всеми вытекающими отсюда последствиями. Только активное, целенаправленное созидание жизни в себе и вокруг себя, соединенное с высокой психологической культурой и нравственностью, может служить подлинной основой формирования и развития личности.


 Предисловие

Представляемая читателю книга доктора медицинских наук Л.П.Гримака является примером того, как такая, казалось бы, академическая наука, как психология, может быть привлечена для непосредственной практической помощи человеку, решающему свои повседневные, порой очень трудные жизненные задачи. Зная автора на протяжении вот уже 20 лет как ученого-психофизиолога, успешно разрабатывающего проблему управления состоянием человека, функционирующего в экстремальных условиях, я всегда полагал, что ему есть что рассказать об этом самой обширной аудитории. Динамизм эпохи привел к тому, что "список проблем" у современного человека становится все длиннее: гиподинамия и скученность, избыток информации и недостаток эмоциональных контактов, массовые миграции населения и сложности климатической адаптации, покорение океанических глубин и освоение космоса. И везде, в любых условиях человек должен работать наилучшим образом. Это возможно только при условии, если личность прилагает усилия в целях постоянного самосовершенствования, самопрограммирования, самоорганизации. Результаты такого рода активного самовоздействия оказываются тем продуктивней, чем больше при этом учитываются законы психической деятельности.

На наш взгляд, именно подзаголовок книги ("Введение в психологию активности") очень точно отражает ее содержание. Следует отметить, что психология активности как раздел учения о личности находится лишь в стадии становления и поэтому было бы преждевременно говорить о ее законченных теоретических концепциях и установившемся методическом арсенале. Однако нет сомнений, что в ближайшие годы психология активности будет располагать достаточным количеством новых научных фактов, которые позволят с большей уверенностью определить наиболее эффективные и теоретически обоснованные методы. Надо сказать, что работа в этом направлении ведется большая. Во многих отраслях производства со сложными видами труда, на транспорте создаются "кабинеты психологической разгрузки", где на практике отрабатываются различные приемы самопрограммирования и саморегуляции; оценивается эффективность их использования в целях оптимизации самочувствия и работоспособности. Как видно, автор все это учитывал, и не случайно излагаемые в книге материалы он расценивает именно как введение в психологию активности. Можно спорить о том, какие разделы психологической науки имеют более тесное отношение к психологии активности. В данной книге делается акцент на эффекторной, деятельностной стороне личности. Такой подход представляется, несомненно, правильным, так как личность проявляется именно в деятельности, и именно через деятельность получает возможность самосовершенствования.

Стремление человека к самопознанию и самосовершенствованию уходит своими корнями в глубокую историю. Посвященные этому материалы первой главы, в которой прослеживаются истоки психологии активности, представляют собой, по существу, оригинальное исследование, имеющее самостоятельное значение. Это не только повышает познавательную ценность книги, но и подчеркивает безусловную актуальность излагаемых в ней материалов.

Первые главы книги, в которых рассматриваются очень непростые взаимоотношения "духа и тела", являются ключевыми для понимания психологических механизмов, делающих человека самоорганизующейся и самосовершенствующейся системой. Надо подчеркнуть, что эти вопросы, имеющие сугубо научное значение, важны и с мировоззренческой, философской стороны, так как касаются одной из главных проблем познания -- об отношении материи и сознания, тела и "души" человека. Здесь издревле процветали разного рода идеалистические концепции, проявления которых можно встретить и сегодня в некоторых объяснениях "загадочных" сторон психики. Последовательный анализ автором новейших научных фактов с диалектико-материалистических позиций показывает их рациональный смысл.

Поведение и деятельность суть две плоскости, в которых, собственно, и проявляется способность человека к самоорганизации и самосовершенствованию. Думаю, что в характеристиках понятий поведения и деятельности часто существуют терминологические неточности, тогда как с точки зрения психологии активности важно не смешивать эти понятия. Л.П.Гримак вводит собственное определение различий между ними. Важнейшим отличием деятельности от поведения, считает он, является то, что в результате деятельности возникает определенный продукт предметного или информационного плана, тогда как поведение прежде всего выражает отношение субъекта к природной и социальной действительности.

В данной книге читатель найдет весьма полное и интересное изложение материалов по вопросам саморегуляции. Такие из них, как аутогенная тренировка и один из ее вариантов -- медитация, были апробированы индийским летчиком-космонавтом Р.Шарма даже в условиях космического полета. Позволю себе высказать некоторые собственные суждения на этот счет. В поведении и деятельности элементы самоорганизации и самосовершенствования формируются тем эффективнее, чем полнее человек проникается социальной значимостью своих действий. Вспоминая сейчас время подготовки и осуществления космического полета на корабле "Союз-5" и выхода в открытый космос, я особенно четко осознаю, какими предельно требовательными к себе и внимательными друг к другу становятся космонавты. Ведь каждый из них составляет частицу коллектива и любое свое действие, каждый поступок должен совершать, считаясь с его интересами. В подобных ситуациях человек перестает полностью принадлежать самому себе. Он ничего не может решить без согласия с товарищем, даже не имеет права выпить стакан холодной воды. И никакой посторонний контроль здесь не поможет. Внутренняя самодисциплина, глубокое понимание смысла происходящего события и чувство огромной ответственности за дело помогают эффективной реализации процессов самопрограммирования и самоорганизации.

В настоящей книге речь идет, в сущности, не о каком-то частном методе, но о многосторонней программе реализации интеллектуальных, эмоциональных, волевых и физических резервов человека, что очень важно с точки зрения успешного выполнения тех ответственных задач, которые решаются сегодня советскими людьми. Достоинство книги я вижу и в том, что она написана в увлекательной форме, сопровождается многочисленными примерами и практически важными рекомендациями. Читатель, несомненно, воспримет ее не только с большим интересом, но и с реальной пользой.

Герой Советского Союза
летчик-космонавт
Е.В.Хрунов

 Введение

Я знаю все, но только не себя.
Ф.Вийон

Психологической науке не везло. Слишком долго она существовала как чисто описательная наука, скрупулезно излагающая те или иные экспериментальные факты, полученные в лабораторных условиях. Закономерности восприятия, запоминания, воспроизведения, скорость двигательных реакций -- такие отдельные кирпичики выдергивались из стройного и непостижимо сложного здания человеческой психики и подвергались детальному и зачастую скучному описанию. Это был неяркий, но естественный и необходимый этап в развитии психологии -- этап накопления и "инвентаризации" разрозненных фактов, которые, однако, еще не могли с достаточной полнотой охватить многосложность психических явлений. Указанное обстоятельство вызывало немало нареканий со стороны ученых.

Крайняя неудовлетворенность положением дел в психологической науке нашла в свое время отражение в словах И.П.Павлова. "...Мне представляется безнадежной, со строго научной точки зрения, позиция психологии как науки о наших субъективных состояниях, -- писал он. -- Конечно, эти состояния есть для нас первостепенная действительность, они направляют нашу ежедневную жизнь, они обусловливают прогресс человеческого общежития. Но одно дело -- жить по субъективным состояниям и другое -- истинно научно анализировать их механизм. Чем больше мы работаем в области условных рефлексов, тем более проникаемся убеждением, как разложение субъективного мира на элементы и их группировка психологом глубоко и радикально отличаются от анализа и классификации нервных явлений пространственно мыслящим физиологом".

И действительно, сугубо аналитический подход к изучению разрозненных психических процессов не давал, да и не мог дать, представления о многогранности и тесной взаимосвязи всех компонентов психических явлений. Поэтому и сама психология выглядела сугубо академической дисциплиной, далекой от интересов повседневной жизни и запросов практики. Именно этот период в развитии психологии имел в виду видный советский психолог А.Р.Лурия, выступая с докладом на заседании Московского отделения Общества психологов 25 марта 1974 г. "Я начал свой путь в науке с того, -- говорил он, -- что получил прочное, длительное и совершенно безоговорочное отвращение к психологии... Чтобы понять это, нужно посмотреть, какой была психология в то время, когда я начинал работать, -- кстати, такой и осталась классическая психология за рубежом до нашего времени... А могло ли быть иначе? Я обратился к лучшим авторам -- Вундту, Эббингаузу, Титченеру и прежде всего Гефдингу... Ничего живого в этих книгах нет, нет там никакой истории идей, никаких фактов о распространении и уж тем более воздействии на людей. Ни в этих, ни в каких других книгах по психологии тех времен и намека не было на живую личность, и скучища от них охватывала человека совершенно непередаваемая. И я для себя сделал вывод -- вот уж наука, которой я никогда в жизни не стану заниматься!" Случилось, однако, так, что он все-таки занялся психологией и всю жизнь потратил на то, чтобы психология стала не только интересной, но и практически полезной наукой.

В абстрактности, сухости, в забвении интересов практики обвинял психологию и Л.С.Выготский. Он пошел дальше. В своем труде "Исторический смысл психологического кризиса", написанном в 1925 г., он намечал основные пути развития, которые могли бы вывести психологию из тупика бездеятельности и превратить ее в активную, конкретную науку о "формировании психических деятельностей". "Камень, который презрели строители, должен лечь во главу угла", -- такой эпиграф поставил Л.С.Выготский к своему труду. Под "камнем, который презрели строители", он имел в виду практику жизни. Психология, считал он, прежде всего должна стать конкретной, практической наукой -- наукой о воспитании и обучении, о развитии ребенка, о трудовой деятельности. Только эта задача может превратить психологию в живую и нужную науку.

Достаточно красноречив и следующий факт. Известно, что когда выдающийся советский актер и режиссер К.С.Станиславский занялся систематической педагогической работой, психология того времени не могла ему помочь в решении самых элементарных вопросов, которые ставила перед ним практика обучения актерскому мастерству. Путем обобщения и глубокого анализа своего собственного артистического опыта, опыта своих товарищей и учеников он открыл и сформулировал основные законы психологии сценического творчества. В высшей степени удачно он назвал их элементарной грамматикой драматического искусства, подчеркнув тем самым психологическую универсальность принципов актерского труда.

Подобное положение существовало не только в психологии театрального творчества. Советский писатель Михаил Зощенко, размышляя о важности психологических знаний для повседневной практики людей, писал: "В сущности, до сего времени нет каких-то элементарных правил, элементарных законов, по которым надлежит понимать себя и руководить собой не только в области своего труда и своей профессии, но и в повседневной жизни... Ведь все специальности выработали особую и наилучшую технику работы, причем эта техника работы постоянно рационализируется и улучшается. Художник отлично изучил краски, которыми он работает, но жить он по большей части не умеет и предоставляет свою жизнь случаю, природе и собственному неумению".

В этой связи нельзя не вспомнить повесть Вольтера "Микромегас", написанную более двухсот лет назад. Микромегас -- высокоразумное существо гигантских размеров ("двадцать четыре тысячи шагов"), обитающее на Сириусе. Посетив Землю и встретившись с людьми, он воспринял их как "разумные атомы" и, естественно, поинтересовался уровнем их умственного развития. Как убедился Микромегас, знания "разумных атомов" оказались весьма обширными: они могли определить расстояние от Сириуса до звезды Кастор в созвездии Близнецов, вычислить, сколько земных диаметров укладывается в расстояние от Земли до Луны, или же вес объема воздуха по сравнению с тем же объемом чистой воды и червонного золота. Пораженный этой впечатляющей эрудицией, Микромегас наконец спросил: "Поскольку вы обладаете столь обширными знаниями о том, что вне вас, вы, несомненно, должны быть еще лучше осведомлены о том, что внутри вас. Скажите, что такое душа и как образуются у вас мысли?" Ответы землян на этот вопрос оказались столь противоречивыми, примитивными и нелепыми, что, слушая их, Микромегас покатывался с хохоту. С помощью этой фантастической притчи Вольтер со свойственной ему сатирической остротой попытался показать односторонность современной ему науки, проявлявшей неоправданное равнодушие к сущностным особенностям человека и отдававшей предпочтение изучению всего того, что человека окружает.

Надо признать, что со времен Вольтера ситуация существенно не изменилась. Несмотря на то что весь ход развития науки подводит к тому, чтобы человек наконец-то обратил внимание на самого себя, древняя заповедь "познай самого себя" все еще во многом остается благим пожеланием. Человек знает мельчайшие подробности строения и существования великого множества микроорганизмов и удаленных на миллионы световых лет галактик, но только сегодня делает поразительное открытие о наличии у себя самого "лимфатического сердца" и все еще строит робкие предположения о возможном существовании в человеческом организме третьей системы регуляции -- на уровне биоэнергетических полей. Красноречивый факт: ученый, разрабатывающий практические вопросы управления климатом, не рискует находиться у открытой форточки, опасаясь очередного жестокого насморка.

Мы создаем уже не только "думающие машины", но и машины, способные реагировать эмоционально на свои "машинные действия". Вместе с тем собственная творческая деятельность, собственные эмоции, собственные поступки остаются для нас во многом тайнами за семью печатями. Человек все еще по-прежнему убежден в том, что величайшее счастье откроется ему лишь после установления полной власти над природой, и в пылу титанических усилий, прикладываемых в этом направлении, забывает, что не менее важно научиться в такой же мере "властвовать собою" как частью той же самой природы. В такой ситуации невольно напрашивается вопрос: а не слишком ли самоуспокоился человек, в свое время назвав себя "венцом творения" и тем самым утвердившись в мысли о собственном совершенстве и правомерности любых действий, направленных на покорение природы?

Справедливость требует отметить, что сегодняшний уровень развития психологии довольно высок. Широко популяризируются и практически необходимые психологические знания. Тем не менее еще и сегодня далеко не каждый читатель, взяв в руки популярную книгу по психологии (не говоря уже об учебнике), станет читать ее с интересом от начала до конца. Старый парадокс продолжает сохраняться: наука о самом интересном, самом важном и близком для каждого -- человеческой психике -- излагается, как правило, сухо, отвлеченно и неинтересно, да и не всегда можно усмотреть практическую ценность излагаемого.

Вместе с тем популярность самой психологической науки в наши дни продолжает расти. Список даже самых объемистых изданий по психологии оказался бы весьма внушительным. "Психология и космос", "Инженерная психология", "Психология летного труда", "Психология искусства", "Психология влечений человека", наконец, "Психология футбола" -- даже эта очень краткая выборка из большого количества соответствующих книг показывает, что сегодня в сфере внимания психологов и психологии находятся все основные виды человеческой деятельности.

Психологи, продолжая изучение нейрофизиологических основ психических явлений, психологических аспектов трудовой деятельности, все более углубленно разрабатывают проблемы инженерной, педагогической психологии и психологии общения. Наряду с этим сохраняется необходимость дальнейшей комплексной разработки проблем общей психологии и теоретических проблем ее прикладных аспектов. Остается весьма актуальным исследование психологии личности, формирования социалистического сознания людей и развития их общественной активности, изучение психологических проблем общественного труда, творческой деятельности и пр.

Чрезвычайно возрос ныне интерес к психологическим вопросам труда и быта. Научные знания, в том числе и психологические, все более становятся мощной производительной силой. Так, внедрение на ряде предприятий научных рекомендаций психологов в практику управления производственными коллективами дало довольно значительный экономический эффект, срок обучения операторов сократился на 40 %. Поэтому овладение сведениями из области психогигиены, психопрофилактики, саморегуляции и самопрограммирования личности, которыми так богат исторический опыт человечества, имеет не только теоретический интерес, но и непосредственное практическое значение. Современный хорошо информированный человек уже достаточно подготовлен не только для восприятия этого опыта, но и для понимания сущности психических процессов, лежащих в его основе.

Советский ученый-палеонтолог и писатель-фантаст И.А.Ефремов в отнюдь не фантастической статье "Космос и палеонтология" развил идею о конвергентной направленности эволюционного процесса в целом, о туго скрученной спирали развития жизни и сужении этой спирали с каждым витком, выводящим к человеку. В этой идее образно выражено, что сущность человека открыта будущему, что ее возможности универсальны. Миру природы человек противостоит в своем бытии как сила универсальная, обладающая неисчерпаемыми возможностями, уходящими в бесконечность. И это диалектическое единство постоянного, устойчивого и беспрерывно меняющегося -- одна из наиболее важных характеристик человека. Поистине человек -- самое изменчивое существо.

Уверенность в неисчерпаемых потенциальных возможностях человека с впечатляющей силой была высказана в свое время К.Марксом: "Чем иным является богатство, как не полным развитием господства человека над силами природы, т.е. как над силами так называемой "природы", так и над силами его собственной природы? Чем иным является богатство, как не абсолютным выявлением творческих дарований человека, без каких-либо других предпосылок, кроме предшествовавшего исторического развития, делающего самоцелью эту целостность развития, т.е. развития всех человеческих сил как таковых, безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу. Человек здесь не воспроизводит себя в какой-либо одной только определенности, а производит себя во всей своей целостности, он не стремится оставаться чем-то окончательно установившимся, а находится в абсолютном движении становления".

Примечательно, что значительно позже советский физиолог И.П.Павлов уже располагал неоспоримыми научными фактами из области высшей нервной деятельности человека, чтобы сделать вывод: "Человек есть, конечно, система... в высочайшей степени саморегулирующаяся, сама себя поддерживающая, восстановляющая, поправляющая и даже совершенствующая".

В связи с этим перед такими науками о человеке, как психология, педагогика, медицина, стоит большая задача приумножения, развития и использования тех величайших резервов нервной системы и психики человека, на которые указывал И.П.Павлов. Между тем авторы некоторых работ, посвященных перспективам развития и совершенствования человека, считают реализацию естественных внутренних возможностей его самосовершенствования менее эффективной по сравнению с генной инженерией, разного рода стимулирующими пилюлями и тому подобными средствами.

По нашему глубокому убеждению, хирургия, какой бы она ни была совершенной, будет всегда связана с отсутствием лучшего выхода из положения. Таблетки же, пусть самые чудодейственные, никогда не сделают человека сильнее, богаче и содержательнее; являясь чем-то привнесенным извне, со стороны, они ослабляют его личность в целом, подрывают его веру в свои внутренние силы и возможности, создают зависимость от определенных внешних условий. Вряд ли можно считать правильным, писал академик П.К.Анохин, если мы среди самых широких слоев населения сделаем слишком популярной надежду на такого рода таблетки. "Мне, -- заявлял он, -- такая пропаганда кажется демобилизующей: зачем работать над собой, улучшать социальные условия существования человека, если можно создать таблетки, повышающие интеллект". Более того, предостерегал П.К.Анохин, если когда-то и будут предприняты попытки сделать интеллектуальные способности людей продуктом химических и обучающих лабораторий, то вполне может случиться так, что при последующем развитии науки с более высокого ее уровня мы увидим, что внесли в мозг человека необратимые изменения, которые, к несчастью, уже нельзя будет устранить.

Преимущества психического самопрограммирования перед всякого рода фармакологическими и генохирургическими воздействиями мы видим прежде всего в том, что такое самопрограммирование делает человека истинно свободным творцом собственной личности. Именно этот путь совершенствования личности исключает всякий соблазн навязать что-то ей несвойственное или, тем более, преднамеренно программировать ее поведение посредством постороннего вмешательства.

А соблазн здесь весьма велик. Нередко уже и сейчас в зарубежной печати приходится читать сообщения о хирургических операциях на мозге, проводимых без согласия самого человека или его родственников и преследующих цель сделать его психику "более пластичной", а характер -- "покладистым". Аналогичные цели могут преследовать и случаи подмешивания в пищу определенных фармакологических веществ, и некоторые другие воздействия, которые лишают человека инициативы, воли, самостоятельности и модифицируют его психику таким образом, что он становится идеально послушным биологическим роботом. В подтверждение сказанного уместно привести некоторые выдержки из книги А.Л.Толкунова "Похитители разума". Нелишне предупредить читателя, что эта книга представляет собой не очередной выпуск научной фантастики, а полностью основана на материалах зарубежной прессы и официальных документах.

Второго марта 1967 г., читаем на одной из ее страниц, в Маниле был арестован некий американец Луис Анджело Кастильо. Он был обвинен в подготовке заговора с целью убийства тогдашнего президента Филиппин Маркоса. Во время допросов следователи по просьбе самого Кастильо дали ему "сыворотку правды" и провели с ним ряд сеансов гипноза. Во время одного из таких сеансов арестованный признался, что участвовал в одном убийстве четырьмя годами раньше. По его словам, он был запрограммирован убить человека, который должен был проехать в открытой машине. Хотя Кастильо не знал его имени, все приметы сходились с далласской трагедией 22 ноября 1963 г. После этого признания арестованный попросил политического убежища. При этом он много говорил о некой мадам Крепе. В докладе гипнотизера, работавшего с ним в манильской тюрьме, отмечалось: "Кем бы ни была эта мадам Крепе, она полностью контролировала поведение и сознание Кастильо". Этот же гипнотизер обнаружил, что его подопечный может пребывать на четырех различных гипнотических уровнях. В соответствии с каждым из них менялись манеры поведения арестованного, его личность. В состоянии "зомби-1" Кастильо был полностью уверен, что он -- Антонио Рейес Елориага (как и значилось в его паспорте), "зомби-2" -- несговорчивый агент ЦРУ, "зомби-3" -- агент, который провалился и собирается совершить самоубийство. В состоянии "зомби-4" Кастильо признался, что его настоящее имя Мануэль Анджело Рамирес, ему 29 лет, он уроженец района Бронкс в Нью-Йорке. Он также вспомнил, что проходил подготовку в специальной оперативной группе ЦРУ в лагере, где его обучали диверсионной деятельности. На каждом из этих уровней у него менялись пульс, частота дыхания, потовыделение.

Филиппинские врачи и психиатры, исследовавшие поведение Кастильо, составили доклад, в котором констатировалось: "Феномен "зомби" представляется нам как сомнамбулическое поведение, которое проявляется в виде реакции на серию слов, фраз, заявлений, очевидно, неизвестных человеку в его нормальном состоянии. В состоянии "зомби" человек может вставать с постели, передвигаться, нажимать на курок пистолета. Он безучастно озирается, может упасть на пол без видимых признаков болевых ощущений. Экспериментально доказано, что цель поведения данного "зомби" -- убийство президента Маркоса..."

Здесь следует объяснить содержание самого термина "зомби". Так называли в африканских племенах людей, психика которых с помощью наркотических веществ и специальных психических воздействий жестко программировалась; они выполняли с высокой надежностью любое поручение вождя и даже могли убить себя, свою мать, своих детей.

Аналогичные примеры известны из истории. Так, венецианский путешественник Марко Поло упоминает о том, что в одной из азиатских стран ему рассказывали о таинственном "старце гор" Алаодине, создавшем армию идеально управляемых убийц и державшем в страхе все близлежащие поселения. На горных вершинах Алаодин построил великолепные дворцы с пышными садами. Обитали там самые прекрасные гурии. Эти сады были подобны тем райским кущам, о которых, по преданиям, рассказывал пророк Магомет. У входа стояла неприступная крепость. Сюда заманивались юноши от двенадцати до двадцати лет. "Старец гор" опаивал их сильнодействующим снадобьем. После долгого и глубокого сна они просыпались, окруженные очаровательными гуриями. Юноши были уверены, что попали на небеса, и Алаодину ничего не стоило уговорить их совершить любое убийство, посулив вечную прописку в райских садах. Местные правители, охваченные страхом, беспрекословно покорялись хозяину этих одурманенных убийц.

Наверное, Алаодин был одним из первых, кто с помощью контроля над человеческим сознанием создал армию управляемых убийц. В настоящее время методы контроля над психикой человека используются американской разведкой при обработке курьеров, посылаемых с совершенно секретными документами. Отряды американских "зомби" действовали во Вьетнаме и других странах. Эта же методика практикуется ФБР и полицией.

Мы не сомневаемся, что ознакомление с закономерностями и методами программирования психической деятельности поможет читателю лучше понять приведенные примеры, которые он не без основания мог воспринять с недоверием. Важнее, однако, другое: читатель убедится в том, что методы самопрограммирования и саморегуляции психических состояний предоставляют широкие возможности для самосовершенствования человека, создавая дополнительные "степени свободы" для его многостороннего развития. Овладение соответствующими навыками позволяет не только в высокой степени интенсифицировать свой интеллектуальный и физический труд, но и сознательно и систематически преодолевать отрицательные черты своего характера и даже корректировать некоторые физические недостатки собственного тела. Именно такой высокий уровень саморегуляции личности исключает возможность постороннего отрицательного влияния и духовного насилия. По нашему глубокому убеждению, именно развитая способность к саморегуляции и самопрограммированию, проявляемая на основе высокого нравственного уровня и идейной убежденности, станет одной из основных характеристик психологического облика человека будущего.

Наше время, динамичное и противоречивое, время стремительной научно-технической революции, характеризуется прогрессирующим изменением условий жизни общества и окружающей среды, ростом интенсивности нервно-психической деятельности человека. Уже сегодня от него требуется небывало высокий уровень психической пластичности и адаптивности. До сих пор человек в известных пределах сравнительно свободно приспосабливался к меняющимся условиям жизни. Не уменьшились его внутренние резервы и сегодня. Известно, что в связи с этим во многих развитых странах в порядок дня выдвигается весьма оптимистическая проблема третьего периода жизни -- "активной старости", охватывающей возрастной период от 60 до 70--80 лет. В этом плане психология активности также может способствовать сохранению долголетия и полноценного здоровья.

Резюмируя сказанное, сформулируем основные задачи психологии активности, круг которых складывался в соответствии с жизненными потребностями человека на протяжении многих столетий и которые более или менее успешно решались практически. Современное состояние знаний позволяет дать строго научное объяснение эмпирически установленным психологическим явлениям. Понимание же смысла и механизмов психологических методов повышает степень их действенности, так как в этом случае проявляется мощная стимулирующая роль сознания.

Круг задач, стоящих перед психологией активности, должен, в частности, включать:

-- понимание психологических особенностей и закономерностей формирования основных психических состояний человека;

-- понимание психологических механизмов коррекции и самокоррекции психических состояний с целью устранения отрицательных состояний (в том числе стрессовых) и целенаправленного формирования положительных продуктивных состояний;

-- овладение приемами самоуправления жизненным тонусом, уровнем работоспособности и творческих возможностей;

-- выработку необходимых навыков психогигиены, рациональных привычек, свойств личности, черт характера;

-- рациональную постановку и разумное обоснование жизненных целей (как ближайших, так и перспективных), выбор приемлемых путей их достижения;

-- понимание прямого влияния нравственного облика на устойчивость нервно-психической сферы и состояние здоровья человека.

Последнее положение требует более подробного объяснения. Дело в том, что современная медицина занимается телом и психикой человека, как правило, только в тех случаях, когда появляются определенные болезненные изменения. Нравственных, моральных сторон жизни она не касается. Сегодняшняя педагогика озабочена преимущественно тем, чтобы вложить в голову учащегося все возрастающий объем информации. К тому же в последние десятилетия как-то стихийно сложилось представление, что знания сами по себе делают человека воспитанным, нравственным. Мы слишком уверовали в силу знаний и не понимаем, что во многих случаях человека может удержать от дурных поступков именно совесть, а не знание. Жизнь систематически предоставляет убедительные тому доказательства. Работу по формированию нравственного облика человека следует начинать с самого раннего детства. Именно с этого начинается настоящая забота о его здоровье, о его жизненной устойчивости.

Следует иметь в виду, что в наборе психических качеств человека имеется качество, которое играет исключительную роль в управлении человека самим собой, своим поведением, своими поступками. Это -- чувство ответственности личности, чувство долга, или то, что в повседневной жизни мы называем совестью. Характерно, что, не порождаясь само по себе какими-то определенными потребностями, чувство ответственности впоследствии выполняет высшую регулирующую функцию по отношению к самим потребностям, ранжирует их, различает по признаку дозволенных и недозволенных.

Нравственность -- важнейшее условие полноценного физического и психического здоровья, жизненной устойчивости. Лишенный нравственности человек лишается и основных рычагов для осуществления процесса самосовершенствования. В этом случае оказываются выключенными, незадействованными высшие механизмы психической регуляции и защиты личности.

В заключение следует подчеркнуть, что интеллектуальные психические и физические резервы организма чрезвычайно велики. Их развитие, приумножение и практическое использование в повседневной жизни человека -- задача, которую надо решать уже сегодня. Для этого важно с учетом своеобразия законов функционирования организма научиться систематически повышать уровень его резервов и целесообразно использовать их в соответствующих случаях. Главное условие, которое здесь необходимо, -- изначальная активная позиция самого человека, рассматривающего свои психические и физические возможности как продукт своего собственного труда, своих внутренних сознательных усилий. И не существует на пути самосовершенствования личности -- при наличии соответствующих социальных условий -- иных препятствий, кроме тех, которые создает себе она сама.

В качестве первого и необходимого этапа аргументирования выдвинутых положений мы непосредственно обратимся к тем материалам, которые предоставляет в наше распоряжение история.


 Об авторе

Леонид Павлович ГРИМАК (1931--2008)

Крупный отечественный психолог, психофизиолог, психотерапевт. Доктор медицинских наук, профессор. Родился в селе Прудентово Запорожской области. В 1955 г. окончил военно-медицинский факультет Харьковского университета. Девять лет служил войсковым врачом в частях Воздушно-десантных войск. С 1965  г. сотрудник Института авиационной и космической медицины. В 1986--1989 гг. -- начальник отдела формирования профессиональной пригодности летчиков. В 1963  г. защитил кандидатскую диссертацию, ставшую основой книги "Психологическая подготовка парашютиста" (1966, 1971), а в 1975 г. -- докторскую, материалы которой составили монографию "Моделирование состояний человека в гипнозе" (1978; 2-е изд. М.: URSS, 2009). C 1992 г. -- главный научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института МВД России.

Основная научная проблема, над которой работал Л.П. Гримак -- повышение надежности функционирования человека (в том числе парашютиста, летчика, космонавта) в экстремальных условиях деятельности. Он исследовал трудные психические состояния человека и разработал их классификацию, сформулировал принципы и методику психологической подготовки оператора к действиям в экстремальных условиях. Л.П. Гримак дал теоретическое обоснование и разработал методические подходы к моделированию состояний человека в гипнозе; разработал методику аутоофтальмотренинга и методику психодиагностики эмоциональной реактивности; сформулировал задачи нового направления психологии, получившего название "психология активности". Автор более 120 научных работ, в том числе 10 монографий.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце