URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Майтинская К.Е. Служебные слова в финно-угорских языках
Id: 96379
 
274 руб.

Служебные слова в финно-угорских языках. Изд.2, испр.

URSS. 2010. 186 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-00941-6.

 Аннотация

Настоящая монография представляет собой первую попытку сопоставительного анализа служебных слов (послелогов, предлогов, союзов, частиц) финно-угорских языков. Анализируются закономерности формирования служебных слов и их характерные особенности в современном языке.

Рекомендуется языковедам различных специальностей, студентам и аспирантам филологических факультетов, а также всем, кого интересуют проблемы языков разных языковых групп.


 Оглавление

ВВЕДЕНИЕ

Глава первая. РЕЛЯТИВНЫЕ СЛОВА (ПОСЛЕЛОГИ И ПРЕДЛОГИ)  

Определение категории релятивных слов
Классификация релятивных слов
Общие сведения
Разряды релятивных слов по синтаксическим особенностям
 Вводные сведения
 Разряды релятивных слов по расположению в конструкции с именем (послелоги и предлоги)
 Разряды релятивных слов по типу управления
Разряды релятивных слов по происхождению
 Вводные сведения
 Релятивные слова, формировавшиеся на базе знаменательных слов собственного языка и их элементов; серийные и изолированные послелоги
  Предварительные сведения
  Релятивные слова (послелоги), формировавшиеся на базе имен; серийные послелоги
  Общие замечания
  Обособление послелогов от имен по семантическим особенностям
  Обособление послелогов от имен по морфологическим особенностям; серии послелогов
  Обособление послелогов от имен по фонетическим особенностям
  Релятивные слова, формировавшиеся на базе наречий и онареченных слов; изолированные релятивные слова
  Общие замечания
  Послелоги и предлоги от наречий, переосмысленных из имен
  Послелоги и предлоги от наречий, переосмысленных из местоимений
  Послелоги и предлоги от наречий, переосмысленных из глаголов
  Обособление релятивных слов от наречий и онареченных слов
  Релятивные слова, формировавшиеся путем выделения элементов знаменательных слов
 Релятивные слова, восходящие к послелогам или предлогам других языков (заимствованные послелоги и предлоги)
Разряды релятивных слов по структурным особенностям
 Вводные сведения
 Простые релятивные слова
  Предварительные сведения
  Простые релятивные слова, состоящие только из корневой морфемы
  Простые релятивные слова, состоящие из корневой и суффиксальной морфем
 Сложные (составные) релятивные слова
К относительной хронологии формирования послелогов в финно-угорских языках
Словоизменение и формообразование релятивных слов; выделительная и уменьшительно-ласкательная суффиксация релятивных слов
Словообразовательные связи релятивных слов со словами других категорий
Общие замечания
Переход релятивных слов в слова других категорий
Участие релятивных слов в формировании сложных слов и составных образований других категорий

Глава вторая. СОЮЗЫ  

Определение категории союза
Классификация союзов
Общие сведения
Разряды союзов по синтаксическим особенностям
 Вводные сведения
 Разряды союзов по их расположению относительно присоединяемой части
Разряды союзов по происхождению от слов разных категорий
 Вводные сведения
 Союзы, формировавшиеся на базе слов разных категорий собственного языка
  Предварительные сведения
  Союзы, формировавшиеся на базе местоимений и местоименных наречий
  Союзы, формировавшиеся на базе глаголов и глагольных инфинитных форм
  Общие замечания
  Союзы, формировавшиеся на базе личных или инфинитных образований полнозначного глагола или на базе отглагольного имени
  Союзы, формировавшиеся на базе застывшего образования отрицательного служебного глагола
  Союзы, формировавшиеся на базе имен
  Союзы, формировавшиеся на базе послелогов или предлогов
  Союзы, формировавшиеся на базе частиц
 Обособление союзов от слов-источников
 Союзы, восходящие к союзам других языков (заимствованные союзы)
Разряды союзов по структурным особенностям
 Вводные сведения
 Простые союзы
 Сложные (составные) союзы
  Предварительные сведения
  Сложные и составные союзы, образовавшиеся путем переосмысления сочетаний слов
  Сложные и составные союзы, образовавшиеся путем переосмысления предложений
К относительной хронологии формирования категории союзов в финно-угорских языках
Словоизменение союзов

Глава третья. ЧАСТИЦЫ  

Определение категории частицы
Классификация частиц
Общие сведения
Разряды частиц по синтаксическим особенностям
Разряды частиц по происхождению, функциям и значениям
 Вводные сведения
 Формирование частиц основной функции на базе слов собственного языка и их элементов
 Обособление частиц от слов-источников
 Частицы основной функции, восходящие к частицам других языков (заимствованные частицы)
Разряды частиц по структурным особенностям
 Вводные сведения
 Простые частицы
 Сложные (составные) частицы
К относительной хронологии формировании частиц в финно-угорских языках
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЛИТЕРАТУРА И ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
Сокращения языков
Указатель служебных слов

 Из введения

1. В русском языкознании принято выделять в особую группу части речи, которые "отражают отношения между явлениями действительности" и противопоставляются тем частям речи, которые "отражают действительность в ее предметах, действиях, качествах или свойствах" и поэтому называются знаменательными (полнозначными, самостоятельными) [ГРЯ 20].

Употребление термина "служебные слова" или "служебные части речи", как и разработка соответствующей тематики, характерно прежде всего для русской грамматической науки. Многие из представителей русистики пользовались этим термином, пытаясь установить место служебных слов среди других частей речи, определить отличительные признаки служебных слов, а также их основные разряды, выяснить особенности взаимодействия служебных и знаменательных слов или разных разрядов служебных слов между собой, выяснить соотношение служебных слов и грамматических словоизменительных и словообразовательных морфем.

Начиная с XVIII в. в трудах разных ученых-русистов отмечались следующие отличительные признаки служебных слов: 1) неспособность к отдельному номинативному употреблению; 2) неспособность к самостоятельному распространению синтагмы и словосочетания; 3) невозможность паузы после этих слов в составе речи (без специального экспрессивного оправдания): 4) морфологическая нерасчлененность или семантическая неразложимость большинства из них; 5) неспособность носить на себе фразовое ударение за исключением случаев противопоставления по контрасту; 6) отсутствие самостоятельного ударения на большей части первообразных слов этого типа; 7) своеобразие грамматических значений, которые растворяют в себе лексическое содержание служебных слов [Виноградов 1947, 28]. Однако, по нашему мнению, перечисленные признаки характерны прежде всего для служебных слов русского языка; для других языков они могут быть решающими в несколько ином составе и в других формулировках, но даже относительно русского языка некоторые из них представляются спорными. Например, трудно согласиться с тем, что служебные слова неспособны нести фразовое ударение. Например, частицы да, нет часто ударны, ср.: Вы согласны? -- Да, я согласен или Нет, я не согласен. Наличие паузы после да и нет также довольно обычно. Естественно, что в данном отношении многое зависит от точки зрения авторов на принадлежность или непринадлежность некоторых групп слов к служебным или к другим частям речи. Несомненно, что именно частицы занимают несколько обособленное положение среди других служебных слов, и мнения ученых расходятся как раз больше всего в том, что одни исследователи некоторые группы слов считают частицами (т.е. служебными словами), а другие эти же группы слов относят к наречиям (т.е. к знаменательным словам).

Мы придерживаемся точки зрения, что основным признаком служебных слов, отличающих их от знаменательных, является неспособность выступать в качестве члена предложения, хотя некоторые из них (например, русск. да и нет) могут даже заменять целые предложения.

Служебные слова разделяются на несколько разрядов, количество которых зависит прежде всего от конкретного языка. Так, в финском нет категории артикля, поэтому артикли не могут входить в разряды финских служебных слов (в отличие, например, от таких языков, как английский, немецкий, французский, венгерский и другие, характеризующихся хорошо развитой категорией артикля). Количество разрядов служебных слов, перечисленных в какой-либо грамматике, а также их объем значительно зависит от точки зрения авторов соответствующих работ. Русский ученый второй половины XIX в. Буслаев к служебным частицам речи относит местоимение, имя числительное, предлог и союз, а также местоименные наречия и вспомогательные глаголы [Буслаев Ф.И.Историческая грамматика русского языка. М., 1959, с.318]. Пешковский в своей книге, первое издание которой вышло в 1914 г., служебными словами называет только предлоги и союзы [Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд. М., 1956, с.148--149]. По мнению Щербы, изложенному в 1928 г. в статье "О частях речи в русском языке", в группу служебных слов входят следующие части речи: глагольные связки типа быть, являться, предлоги, союзы разного типа, союзные слова (по термину Щербы, "относительные слова") типа который, какой, когда [Шерба Л.В.Избр. работы по русскому языку. М., 1957, с.79--82] (вместо термина "служебные слова" Щерба употребляет и термин "частицы", подчеркивая этим "частичность" функций соответствующих слов в противоположность "полности" функций знаменательных слов). Обобщающим термином "частицы речи" вместо термина "служебные слова" пользовался и Виноградов; к частицам речи русского языка он относит собственно частицы, предлоги и союзы [Виноградов 1947, 663, 677, 705]. В отечественном языкознании большое влияние на толкование служебных слов оказала трехтомная академическая грамматика русского языка. В ней служебными частями речи названы частицы, предлоги и союзы [ГРЯ 20, 639, 652, 665]. Подобный подход к классификации служебных слов стал как бы эталоном для многих грамматик, изданных в Советском Союзе во второй половине XX в., независимо от того, описываются ли в них языки, распространенные на территории Советского Союза, или языки зарубежных стран. Это относится в значительной мере к большинству грамматик финно-угорских языков: мордовских [ГМЯ 69], марийского [СМЯМ 24], удмуртского [ГСУЯ 67], коми [СКЯ 262, 270, 276; КПЯ 301 ]; по венгерскому языку, в котором есть и артикли, к служебным словам отнесены и эти слова [Майтинская К.Е.Венгерский язык. Введение. Фонетика. Морфология. М., 1955, с.101]; несколько иначе трактуются служебные слова в одной из грамматик по мансийскому языку; в ней к служебным словам наряду с послелогами, частицами, союзами отнесены и междометия [Баландин, Вахрушева 1957, 272]. В грамматиках по финно-угорским языкам, изданных в зарубежных странах, не принято противопоставление особой служебной категории частей речи категориям знаменательных, и не употребительны даже термины "служебные слова", "служебные части речи"; см. грамматики по финскому [Penttila A.Suomen kielioppi. Helsinki, 1957, 1963], марийскому [Веке 1911], хантыйскому [Patkanov, Fuchs1911] языкам. В грамматиках венгерского языка обычно выделяется категория относительных слов (viszonyszok, Verhaltnisworter), в которую включены артикли, послелоги, союзы, в то время как частицы [modosito szok, PartikeIn] считаются подвидом наречий [MMNyR 1:198; TompaJ. Ungarische Grammatik. Budapest, 1968,43].

Авторы работ по данной тематике, как правило, уделяют мало внимания общим теоретическим вопросам служебных слов; в грамматиках этим словам обычно отведено довольно скромное место. В единственной специальной работе, посвященной служебным словам одного из финно-угорских языков соответствующие вопросы разработаны также недостаточно, поскольку автор перед собой ставил другие задачи; кроме того, основную часть работы занимает глава о послелогах; союзы, а также частицы в работе рассматриваются только выборочно. Значительно больше внимания уделено исследователями финно-угорских языков отдельным разрядам служебных слов. Изучению послелогов/предлогов некоторых финно-угорских языков или групп близкородственных финно-угорских языков посвящен ряд работ. Из них особенно ценны фундаментальные монографии, в которых послелоги соответствующих языков или языковых групп рассматриваются не только в описательном, но и в историческом аспектах. Таковы книги Штёбке [Stoebke 1968] о предлогах/послелогах прибалтийско-финских языков, Редей [Redei 1962] о послелогах в пермских языках, Шебештьена [Sebestyen 1965] о послелогах венгерского языка; заслуживает внимания также монография Миколы [Mikola 1975], посвященная историческому анализу старых послелогов ненецкого языка, принадлежащего к семье самодийских языков, родственных финно-угорским. По послелогам отдельных финно-угорских языков много полезного можно найти также в диссертациях, авторефератах диссертаций или статьях. Таковы работы о послелогах и предлогах в финском языке [Дубровина 1952], о послелогах в мордовских языках [Gheno 1975; Gheno 1976], о послелогах в удмуртском языке [Кельмаков 1970; Кельмаков 1973]. и ряд других. Специальных разработок, посвященных союзам как части речи, по финно-угорским языкам очень мало. Среди них выделяется работа Карелсона [Карелсон 1959]. Союзы отдельных финно-угорских языков рассматриваются чаще всего в рамках исследования сложных предложений; в этой связи внимания заслуживают соответствующие разделы в фундаментальных грамматиках финно-угорских языков, а также специальные работы: по мордовским языкам [Бузаков 1973], по удмуртскому языку [Калашникова 1974], по коми языку [Манова 1976], по венгерскому языку [Simony i 1881--1883] и др. Беднее всего представлена специальная литература по исследованию частиц финно-угорских языков. В этой области следует отметить работы Молнар [Molnar 1959; Molnar, 1968], поскольку в них особое внимание уделяется как общим теоретическим вопросам, так и этимологиям частиц венгерского языка. Много интересных наблюдений сделано по частицам коми языка в диссертации Подоровой [Подорова 1954].


 Об авторе

Клара Евгеньевна МАЙТИНСКАЯ (1907--1991)

Доктор филологических наук, профессор. Родилась в Венгрии. Участвовала в движении эсперантистов, выступавших против новых войн, за мир и дружбу во всем мире, которое развилось во многих странах после Первой мировой войны. Члены этого движения считали, что достаточно выучить язык эсперанто, чтобы стать членом всемирного братства. К. Е. Майтинская работала в Секторе финно-угорских языков Института языкознания АН СССР; участвовала в международных и всесоюзных конгрессах лингвистов и конференциях угрофинноведов. Автор ряда статей и книг по общему и финно-угорскому языкознанию, среди которых "Венгерский язык" (М., 1955-1960), "Местоимения в языках разных систем" (М., 1969; 2-е изд. М.: URSS, 2009), "Историко-сопоставительная морфология финно-угорских языков" (М., 1979; 2-е изд. М.: URSS, 2009) и др.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце