URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Селиверстова О.Н. Контрастивная синтаксическая семантика: Опыт описания
Id: 93898
 
197 руб.

Контрастивная синтаксическая семантика: Опыт описания. Изд.3

URSS. 2010. 152 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01221-3.

 Аннотация

В книге поставлены три основные задачи: дать более точное описание экзистенциальных и посессивных конструкций (прежде всего их значения) в русском и английском языках; установить сходство и различие между русскими и английскими конструкциями; показать, как в языке представлены такие фундаментальные категории, как существование и посессивность. Предложена также теория коммуникативной структуры предложения, объединяющая различные концепции. Рассмотрены понятия синтаксической модели, связки и некоторые другие.

Для специалистов по сопоставительной лингвистике, преподавателей русского и английского языков.

Seliverstova O. N.

The constrastive study of syntactic semantics.

The book has three main goals: to give a more precise description of existential and possessive constructions (especially of their meanings) in Russian and English; to establish the similarities and differences between the Russian constructions and the English ones; to show how such fundamental entities as existence and possessivity are presented in the language. A theory integrating different approaches to communicative sentence structure is proposed. The notions of syntactic pattern, of copula, among other topics are discussed.


 Оглавление

Введение
Глава I. Экзистенциальность, локативность и посессивность в русском языке. Типы предикатов
 1.Экзистенциальность и пространственность
 2.Понятие посессивности
 3.Типы предикатов с глаголами быть и иметь в рамках лексико-грамматической классификации предикатов
 Заключение
Глава II. Понятие синтаксической модели и актуальное членение
 1.Синтаксическая модель
 2.Коммуникативная перспектива высказывания. Актуальное членение
 Заключение
Глава III. Модели с есть и нулевой связкой
 1.Различие по признаку "наличие Y-a"/"качественная идентификация Y-a"
 2.Наличие в множестве/наличие вне множества
 3.Кванторно-экзистенциальное значение
 4.Контрастивная функция модели "У Х-а Y"
 5.Признак "протекание/наличие"
 Заключение
Глава IV. Общая характеристика экзистенциальности и посессивности в английском языке
 1.Конструкция с there в сопоставлении с русскими экзистенциальными предложениями
 2.Общая характеристика модели "X has Y" и ее сопоставление с моделью "there is Y"
 Заключение
Глава V. Конструкция "there is Y (Loc)" и нелокативная модель "Y V (Loc)" в их противопоставлении
 1.Признак "включенность Y-a в пространство в качестве его составной части"
 2.Фактор времени в значении конструкции "there to be"
 3.Различия в коммуникативной перспективе
 4.Модель "Loc is Y"
 5.Модель "Y is Loc"
 Заключение
Общее заключение
Литература
Summary

 Введение

Предлагаемая книга относится к числу работ по контрастивной (сопоставительной) синтаксической семантике. Непосредственным предметом сопоставления послужили глаголы "быть" и "иметь" в русском и английском языках, а также образованные с помощью этих глаголов различные предикативные типы и синтаксические модели. Среди них важное место занимают экзистенциальные и посессивные модели, которые и стали основным объектом исследования.

Сопоставление языков давно привлекает лингвистов. С этим направлением исследований связаны, в частности, имена таких ученых, как И.А.Бодуэн де Куртенэ, М.М.Покровский, Л.В.Щерба, Е.Д.Поливанов. Вместе с тем цели и значимость сопоставления языков, а также методы сопоставления часто по-разному оцениваются различными лингвистами [см.: Sharmood-Smith 1974; Ярцева, 1981]. Так, представители Пражского лингвистического кружка обращали внимание прежде всего на теоретическую значимость сопоставления, полагая, что оно способствует более глубокому осмыслению каждого языка и в том числе родного. Например, В.Скаличка писал: "Все языки -- даже самые непохожие -- очень близки друг к другу. Своеобразие каждого из них отчетливо проявляется только при сравнении с другими языками" [1967, 131]. Ч.Фриз и Р.Ладо, напротив, ставили перед собой в основном практические задачи, переводческого и лингводидактического характера. В настоящее время чаще всего отмечается необходимость соединения этих направлений. Так, В.Н.Ярцева пишет, что контрастивная лингвистика находится на пересечении теории и практики [1981, 4; см. также: Исаченко 1954; Гак 1983].

Потенциал как теоретических, так и практических возможностей, заложенный в сопоставлении и противопоставлении языков, и послужил причиной выбора темы исследования.

Сопоставление глаголов "быть" и "иметь" интересно прежде всего под углом зрения того, одинаковы ли языковые концепты категорий экзистенциальности и посессивности в разных языках. В лингвистике уже давно высказывалась гипотеза, что существование представлено в английском языке пространственно и, таким образом, соответствует толкованию этого понятия в древнегреческой философии: "существовать -- значит быть где-то". По мнению некоторых лингвистов, к числу которых относится и автор предлагаемой монографии, подобное же "видение" данного явления отразилось в концептуальной системе русского языка. Такая трактовка категории существования в русском и английском языках не является общепринятой. В книге проводится мысль о том, что категория существования в языке неоднородна, но большинство экзистенциальных моделей вносят пространственную интерпретацию. (Другой тип экзистенциальности связан прежде всего с локализацией во времени: "существовать -- занимать точку или отрезок на оси времени".) Поскольку предметом дискуссии в лингвистике служит не само сходство между русским языком и английским, а обоснованность пространственной трактовки, в книге акцентируется внимание именно на этом вопросе, и материал русского языка и английского рассматривается вместе (гл.I). Тем не менее совпадение "видения" этой фундаментальной категории в обоих языках не может рассматриваться как исходно предопределенное и, таким образом, оно важно в плане сопоставления. Не менее значимо тождество общего понимания категории посессивности. Основная трудность, однако, заключалась в самом определении данного понятия, что и сказалось на подаче материала.

Необходимость разработки или выбора понятийного аппарата описания и проверки его соответствия языку касалась не только категорий экзистенциальности и посессивности, но и ряда других затрагиваемых явлений. К их числу относится прежде всего область приложения теории актуального членения. В книге аргументируется необходимость разграничения по крайней мере трех явлений: информативной структуры ("данное"/"новое", "новое"/"новое" и т.д.); коммуникативной перспективы; коммуникативной членимости/нечленимости. Уточняются также понятия состояния, результата и ряд других. Рассматривается проблема выделения синтаксических моделей, или -- в другой терминологии -- структурных схем. Таким образом, параллельно собственно сопоставительному аспекту исследования, разрабатываются и уточняются используемые метапонятия.

Наряду с установлением тождества или различия в представлении семантических категорий, сопоставление языков может быть использовано при доказательстве обоснованности поиска общего значения категории. Данная проблема касается, в частности, категории посессивности. Своеобразие этой категории заключается в том, что она распадается на множество частных случаев и, таким образом, возникает вопрос, следует ли их связывать с одной категорией или считать, что здесь наблюдается полисемия. Важным аргументом в пользу оправданности поиска общего значения служит, как нам представляется, тот факт, что в разных языках разнообразные посессивные отношения включаются в семантический объем одной формальной единицы (лексемы, синтаксической модели). Такое совпадение не может быть случайным.

Научный интерес представляет и вопрос о том, как реализуются в разных языках категории, в основе которых лежит одно и то же семантическое понятие. Для ответа на этот вопрос проводилось сопоставление на разных уровнях. Во-первых, устанавливалось сходство и различие в наборе семантических признаков, по которым различаются между собой отдельные экзистенциальные, посессивные и экзистенциально-посессивные модели. Рассматривались также некоторые не экзистенциальные модели, которые в определенных условиях употребления оказываются синонимичными экзистенциальным. Во-вторых выявлялись особенности, связанные с заполнением синтаксических позиций, присущих различным моделям. В-третьих, сравнивались возможности употребления экзистенциальных предложений в зависимости от типа текста (были рассмотрены лишь немногие типы текстов). В-четвертых, сопоставлялись особенности денотативно-отнесенности, обусловленные возможностью разного осмысления денотативной ситуации.

При сопоставлении по всем перечисленным параметрам обнаружились довольно большие различия между русским языком и английским Это и позволило отнести предлагаемую книгу к числу контрастивных исследований.

В книге сделана попытка найти зависимость по крайней мере некоторых из наблюдаемых различий от системы языка в целом (аналитичность, синтетичность) и от отдельных ее фрагментов. В связи с этим объектом частичного рассмотрения стало и поле аспектуальности в русском языке и английском. Исследовалось также влияние более жесткого и более свободного порядка слов на употребление экзистенциальных предложений.

Этапу непосредственного сопоставления в большинстве случаев предшествовало независимое исследование изучаемых явлений в каждом из сравниваемых языков, что и отражено в структуре построения книги.

Определяя метод исследования в самом общем виде, можно его назвать -- используя философский термин -- гипотетико-дедуктивным. Этот метод включает все частные лингвистические приемы анализа -- контекстный, дистрибутивный и т.д. Как и в других своих исследованиях, автор использовал экспериментальную методику, включающую в себя работу с информантами [см.: Селиверстова 1982].

В книге обобщаются результаты многолетних исследований автора, часть из которых была опубликована раньше. В этих случаях часто не излагаются подробно аргументы в пользу полученных результатов и не анализируется опрос информантов. Однако все результаты были получены с помощью одной и той же методики, хотя при этом число информантов, по независимым от автора причинам, могло варьироваться. Так, в некоторых опросах участвовало от 10 до 12 человек, в других число информантов иногда сводилось к 3--4. Обычно опрашивались научные сотрудники, преподаватели, редакторы в возрасте от 30 до 60 лет. В работе над английским материалом участвовали англичане, в основном преподаватели английского языка или студенты.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце