URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Томпсон П. Голос прошлого. Устная история
Id: 92251
 

Голос прошлого. Устная история

2003. 368 с. Мягкая обложка. ISBN 5-7777-0229-5.
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Устная история как междисциплинарный метод исследований в истории и общественных науках переживает этап бурного и плодотворного развития. Немалую роль в этом сыграли работы британского историка Пола Томпсона и, прежде всего, выдержавшая три издания на английском языке и ставшая классической книга «Голос прошлого». Книга знакомит с возможностями, которые дает метод устной истории, содержит подробное описание методики проведения исследований и интерпретации полученных результатов. В то же время автор показывает значение истории и раскрывает социальную функцию исторической науки, политическую роль деятельности историков.

Кроме профессиональных историков, преподавателей, студентов, книга адресована и широкому читателю, без активного участия которого проведение исследований в области устной истории невозможно.

Описание: Устная история как междисциплинарный метод исследований в истории и общественных науках переживает этап бурного и плодотворного развития. Немалую роль в этом сыграли работы британского историка Пола Томпсона и, прежде всего, выдержавшая три издания на английском языке и ставшая классической книга «Голос прошлого». Книга знакомит с возможностями, которые дает метод устной истории, содержит подробное описание методики проведения исследований и интерпретации полученных результатов. В то же время автор показывает значение истории и раскрывает социальную функцию исторической науки, политическую роль деятельности историков. Кроме профессиональных историков, преподавателей, студентов, книга адресована и широкому читателю, без активного участия которого проведение исследований в области устной истории невозможно. Содержание: Предисловие к первому изданию Предисловие ко второму изданию Предисловие к третьему изданию Глава 1. История и общество Глава 2. Историки и устная история Глава 3. Достижения устной истории Глава 4. Источники Глава 5. Память и личность Глава 6. Проекты Глава 7. Интервью Глава 8. Хранение и отбор Глава 9. Интерпретация. Создание научной работы Примечания Послесловие. Продолжение устной истории. Е.Ю. Мещеркина Именной указатель Рецензии: Журнал непридуманных историй «ЯТЬ», Февраль 2004 По словам Торнтона Уайлдера, история — цельнотканый гобелен, и напрасны попытки выхватить из него взглядом кусок шириной больше ладони. Эта метафора великого прозаика вполне соответствует одному из положений академической исторической науки. История — непрерывный процесс, ее события могут быть изложены в разных вариантах, с различных точек зрения, и каждое время ищет приемы их прочтения. Книга Пола Томпсона — это отчасти методологическое пособие, отчасти теоретическая работа по данному вопросу. Как заявляет сам автор, «устная история не обязательно является орудием перемен; все зависит от того, как она используется. Тем не менее устная история, несомненно, может быть способом преобразования как содержания, так и цели истории. С ее помощью можно изменить сам фокус исторической науки, инициировать новые направления исследований». Традиции устной истории существуют у всех народов. Это один из древнейших способов мышления и передачи информации. Автор подмечает их и в более классических научных исследованиях. Таким примером в чистом виде, несомненно, является хорошо известная у нас книга Льва Гумилева «Поиски вымышленного царства». Правда, Пол Томпсон об этой работе, видимо, не знал, поэтому данное направление представлено только работой Майкла Андерсона «Структура семьи в Ланкашире в XIX веке». Традиции устной истории обнаруживаются автором «Голоса прошлого» и в исследованиях по социальной истории, экономической, символической, политической, вымышленной. О последней, вымышленной истории, он пишет: «Можно оформить вымысел изящно, как это делает в «Шести прогулках по повествовательному лесу» Умберто Эко, утверждающий, что все в мире реальности может быть поставлено под сомнение. «Кто знает, — рассуждает он, — прав ли на самом деле был Эйнштейн, а между тем в мире вымысла факт смерти Эммы Бовари непреложен. Художественный вымысел дает нам прочный мир, куда устойчивее мира реального, даже если мы привыкли думать иначе». По утверждению Томпсона, «устная история выражает историю людям, и эта история, изложенная их собственными словами. Раскрывая прошлое, она помогает им строить будущее по своему усмотрению». Занимаясь историей, мы имеем дело и с тем, что случилось, и с тем, что могло бы случиться, и с тем, что еще случится, -такова исследовательская концепция автора книги. Журнал «Неприкосновенный запас. Дебаты о политике и культуре», № 2-3, 2005 ГОЛОС ПРОШЛОГО Монография одного из самых активных британских представителей oral history Пола Томпсона «Голос прошлого» — популярное введение в устную историю, выдержавшее уже три издания в Британии (в 1978, 1988 и 2000 годах). Пол Томпсон — один из пионеров устной истории в Великобритании, вместе со своими помощниками создал в 1971 году журнал «Устная история» («Oral History»), двумя годами позже его же стараниями возникло британское Общество устной истории. Томпсон — профессор университета Эссекса, того самого, в котором устная история впервые обрела академический статус, возникнув в виде специальности на факультете социологии. За двадцать пять лет, прошедших с момента выхода книги Томпсона в свет, ее значение существенно изменилось: трудно говорить о ее актуальности в современном научном контексте, а вот роль «классического пособия» для студентов и аспирантов подходит ей идеально. Книга Томпсона состоит из двух частей. Первую составляют обзорные теоретические и исторические разделы («История и общество», «Историки и устная история», «Достижения устной истории», «Источники», «Память и личность»), вторую — главы практической направленности («Проекты», «Интервью», «Хранение и отбор», «Интерпретация. Создание научной работы»). В последних содержится огромное количество практических советов по сбору и обработке интервью вплоть до «Руководства по биографическому интервью» с вариантами примерных вопросов к респондентам (с. 304-318). Тогда, в конце 1970-х, подобная структура книги отражала стремление автора представить устную историю как вполне сложившееся направление исторической науки, отстоять ее право на существование в этом качестве. К моменту третьего переиздания эту задачу уже трудно назвать первоочередной. С разговора о возможностях устной истории центр внимания переместился на то, чем ограничено устно-историческое знание и на какие вопросы оно принципиально не может ответить. В результате к моменту перевода на русский язык книга Томпсона очевидно устарела. Вероятно, по этой причине несколько наивным представляется научный и социальный оптимизм автора, присутствующий, к примеру, в таких утверждениях: «…простые люди с помощью истории стремятся понять потрясения и перемены, переживаемые ими в собственной жизни: войны, социальные преобразования… История семьи в особенности способна придать человеку сильное ощущение бесконечности жизни, над которой не властна даже смерть. В местной истории деревня или город ищет смысл перемен, которые переживает, а вновь прибывшему исторические знания помогают укорениться в новой среде» (с. 14-15). Начальные главы книги носят ярко выраженный программный характер, в них явно преобладает социально-утопический дискурс. Последовательно и педантично раскрывая читателям возможности, открывающиеся благодаря развитию устноисторического знания, Томпсон, по сути, излагает проект идеального преобразования общества. «Все непосредственно окружающее… приобретает живой исторический аспект: приобщение к прошлому, которое ты не просто знаешь, но ощущаешь лично. Это особенно верно в отношении новичка, недавно поселившегося в данном районе или общине. Одно дело — просто знать, что у улиц или полей, окружающих твой дом, есть свое прошлое, что они существовали и до твоего появления здесь, и совсем другое — почерпнуть из этого прошлого, еще живого в памяти старожилов, глубоко личные рассказы о прогулках влюбленных по этим полям, о соседях и домах на этой улице, о работе в этом самом магазинчике» (с. 22). Человек тем самым «естественно» вписывается в местную историю — через подключение локально-идиллического модуса. Может ли этот утопический проект вызывать какие-либо возражения? На уровне интенции — вряд ли. А вот отметить наивный сентиментализм было бы вполне резонно. Делая акцент на характерном для устной истории «смещении фокуса», на внимании к голосу простого человека, на сближении с микроисторией, или «историей снизу вверх» (history from below), Томпсон не задается вопросом о том, насколько этот голос помогает говорящему познать себя и вписаться в тот или иной социальный и исторический контекст, каково соотношение в этом голосе своего и общего, индивидуального и коллективного, какова степень банализации данного высказывания и, соответственно, — насколько реалистичен тот проект будущего, который представлен в книге. Возможности любого социального проектирования ограничены, а личностный, индивидуальный интерес к истории пробуждается (или не пробуждается) в силу причин совсем иного порядка. «Возможность использования истории для таких конструктивных в социальном и личностном плане целей связана с самой природой устноисторического подхода. Ведь его предмет — жизни отдельных людей, а любая жизнь представляет интерес» (с. 31). Интерес к жизни любого человека лежит в основе сентиментализма и, по сути, равен вниманию и сочувствию. Не случайно в XVIII веке возникновение сентиментализма было связано с социальным напором буржуазии, а в следующем столетии момент его реактуализации совпал с народническим движением. Современное же устноисторическое направление имеет мощный социальный посыл и тесно связано с левыми социально-политическими движениями и с такими направлениями исторического знания, как local history, labour history и — шире — social history. Устноисторическое движение становится одной из форм социальной и человеческой защиты «маленьких людей», обретающих чувство собственной значимости в процессе «проговаривания себя». Хотя защита эта во многом иллюзорна — именно в силу своего субъективного и одновременно проективного (то есть надличностного) характера. Ольга Рогинская
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце