URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Пизани В. Этимология: История, проблемы, метод. Пер. с итал.
Id: 84821
 
276 руб.

Этимология: История, проблемы, метод. Пер. с итал. Изд.3

URSS. 2009. 184 с. Мягкая обложкаISBN 978-5-397-00297-4.

 Аннотация

Vittore Pisani. L'etimologia. Storia, questioni, metodo

Книга известного итальянского языковеда В.Пизани представляет собой исторический очерк возникновения и развития этимологии, отмечая вместе с тем перспективы и метод этой науки. Книга содержит весьма разнообразный иллюстративный материал.

Издание предназначено филологам разных специальностей, историкам языка, студентам и аспирантам языковых вузов.


 Оглавление

I. История и понятие этимологии
II. Языки и их взаимоотношения. Понятие языкового наследия"
III. Заимствование. Определение этимологии
IV. Слово во времени и в пространстве. Лингвистическая география
V. Фонетические изменения
VI. Морфологические системы
VII. Народная этимология и смежные явления
VIII. Семантика
Приложение
Библиография
Условные обозначения
Список сокращений
Предметный указатель
Указатель слов

 Из главы I


I. ИСТОРИЯ И ПОНЯТИЕ ЭТИМОЛОГИИ

Каждый человек, особенно в годы детства и юности, когда он не владеет еще многими языковыми элементами, используемыми взрослыми людьми, нередко сталкивается, слушая речь других или читая что-либо, со словами, которых он не знает, потому что не слышал их раньше от других или не создавал сам. Мы замечаем подобные явления только в тех случаях, когда слово выходит за пределы возможного понимания его значения непосредственно на основе уже знакомых слов, и тогда мы вынуждены выяснять это значение у тех, кто употребил данное слово, или искать в словаре и т.д., если только смысл его не вытекает из контекста. Например, человек, незнакомый со словом bottaio "бочар, бондарь", может, встретившись с ним впервые, уловить его значение, если ему уже известно botte "бочка", а также те отношения, которые существуют между такими словами, как vinaio "продавец вина", lattaio "продавец молока", libraio "продавец книг", с одной стороны, и vino "вино", latte "молоко", libro "книга" -- с другой; в этом случае он воспроизводит процесс создания слова, подобный тому, когда кто-либо, желая обозначить человека, делающего и продающего бочки, уже образовал слово bottaio, опираясь на b6tte и на элемент -aio, извлеченный им из слов, служащих для обозначения людей по аналогичной их деятельности. Если же словом, воспринимаемым впервые, является, например, calzolaio "сапожник" или trombaio "водопроводчик", то мы должны прибегнуть к другим средствам, чтобы выяснить его значение, потому что лат. calceolarius, обозначающее того, кто изготовлял и продавал башмаки (calcei), претерпело значительные фонетические изменения и, кроме того, башмак не называется теперь calceus, a calza "чулок", о котором в первую очередь подумал бы тот, кто пожелал, бы истолковать слово calzolaio, обозначает иной предмет; равным образом tromba "труба (музыкальный инструмент)" утратило свое старое значение "труба (приспособление для подъема воды) ", по которому получило свое название trombaio.

Таким образом, мы видим, что в речи встречаются две категории слов: значение одних можно уяснить сразу, поскольку мы еще знаем те модели, по которым эти слова образуются; другие имеют традиционное значение, которое не может быть извлечено путем указанного процесса сопоставления. Первые, обозначая понятие, связывают его с некоторыми другими понятиями и дают поэтому описание или оценку этого понятия; вторые вызывают в нашем сознании это понятие как безотносительное. Первый тип слов мы будем называть описательным, второй -- номинативным.

Ко второму типу принадлежат прежде всего такие слова, как calzolaio и trombaio, которые в силу ряда причин, например фонетических изменений, исчезновения или изменения значения других слов, с которыми они первоначально были связаны, и т.д., отошли от первого типа. Сюда же относятся и заимствованные слова, т.е. непосредственно взятые из какого-либо иностранного языка, например bar "бар"; звукоподражательные слова типа "бац", "трах"; наконец, искусственно созданные слова, например научные названия открытий, образованные по имени людей, сделавших данное открытие [garnierite "гарниерит (минерал) ", по имени Garnier]; слова специально коммерческого типа, используемые также в других областях, например в области политики, образованные по принципу звуковых и слоговых аббревиатур (FIAT = Fabbrica /taliana di Automobili in Torino "ФИАТ = Итальянский автомобильный завод в Турине"; TETI = Telefonica Tirrena "Телефонная служба в области Тиррена"; USA = United States of America "США = Соединенные Штаты Америки"; ONU = Organizzazione Nazioni Unite "OOH = Организация Объединенных наций"; этот способ словообразования широко используется в официальной советской терминологии), и т.д.

Прием, используемый для образования и уяснения слов описательного типа, нередко употребляется и для истолкования слов номинативного типа, частым следствием чего является неправильное понимание значения слова, поскольку ошибочно устанавливаются отношения, не имеющие ничего общего с данными словами, или же видоизменяется форма слова в целях сближения его с предполагаемыми соответствиями. Так, слово calamitas, которое вначале обозначало бедствие вообще, часто воспринималось как обозначение неурожайного года, так как в составе этого слова ошибочно видели calamus "тростник, стебель"; и если рядом со словом terremoto "землетрясение", развитием лат. terrae motus, существует форма tremuoto, то последняя обязана своим возникновением тем, кто предполагал здесь связь со словом tremare "дрожать, трястись". Само собой разумеется, что в этом переосмыслении, связанном с народной этимологией (ср. гл.VII), ошибка обнаруживается только со стороны исторической; лингвистическое образование здесь вполне нормально, и тот факт, что ему следуют или не следуют говорящие и потому оно находит или не находит свое место среди элементов, используемых в определенном языковом коллективе, свидетельствует лишь о положительном или отрицательном отношении со стороны говорящих к вопросу о его приемлемости, но не оспаривает его законности.

Именно деятельность говорящего коллектива, направленная на истолкование обоих типов слов, и составляет предмет этимологической науки. Эта деятельность проявляется уже начиная с античных времен. Так, в "Ригведе" (V, 2, 12) сказано, что Бессмертные дали Agni свое имя, потому что "он отнимает богатство у врага", где элемент ag- из Agnf возводится, таким образом, к корню aj- глагола (в сослагательном наклонении настоящего времени) ajati; в "Одиссее" имя "Одиссей (букв.: сердитый) "будто бы дано герою Итаки дедом Автоликом на следующем основании: "рассердившись на многих мужчин и женщин, я пришел в эту плодородную землю".

Гераклит выводит "бог" из ("бежать, быстро передвигаться", Геродот (II, 52), напротив, -- из "кладу, делаю", так как они (боги) "делают все как следует". Демокрит производит "жить" от spiramina "дыхание" (которое, как он полагал, находится у нас в голове), поскольку в диалекте Кипра и, возможно, также в других местах означало "он дышит". По Геродоту (I, 32), Солон, обращаясь к Крезу, говорил, что может называть его "удачливый", но не "счастливый", так как в составе последнего слова выделяется "жизнь", и, вероятно, "весь", а ведь никто не может называть себя счастливым, пока не окончит благополучно свою жизнь. Можно было бы привести и много других примеров.

Не только случайные попытки, присущие любой эпохе, когда люди размышляют над средствами создания языка, но и применение способа интерпретации трудных слов античной поэзии, прежде всего гомеровской, уже с давних пор были, повидимому, обычным явлением в Греции ("филологи"), не говоря уже об использовании этого метода философами, в особенности софистами. Так, например, Платон написал диалог "Кратил", который, каковы бы ни были намерения его автора, кладет начало языкознанию, в первую очередь этимологии; последняя, имея своим истоком чистый эмпиризм, пытается в дальнейшем оформиться как наука. Афинский философ первый наметил рамки обсуждения, продолжавшегося в течение столетий, и определил цели и направление этимологических изысканий. Поэтому мы должны в первую очередь обратиться к "Кратилу" и попытаться произвести анализ его текста, особенно тех частей, которые представляют собой основной и решающий вклад для последующей ориентации; при этом мы можем, за исключением тех случаев, когда они служат в качестве примеров, пренебречь фантастическими этимологиями, которые Платон не всегда убедительно излагает устами Сократа в ходе диалога.


 Об авторе

Витторе ПИЗАНИ (1899--1991)

Видный итальянский языковед, специалист по индоевропейскому и общему языкознанию. Родился в Риме. В 1922 г. окончил Римский университет. Был приват-доцентом Флорентийского университета (1933--1935), профессором университетов в Кальяри (1935--1938) и Милане (1938--1969).

Основные работы В. Пизани были посвящены сравнительно-исторической грамматике индоевропейских языков, их этимологии, выяснению отношений как между их отдельными группами, так и к общему их источнику в духе концепций итальянской неолингвистики. Он подвергал сомнению традиционные концепции о едином индоевропейской праязыке и едином праиндоевропейском народе, указывая на отсутствие четких граней между древними индоевропейскими и неиндоевропейскими языками. В. Пизани много занимался изучением вымерших индоевропейских языков древней Европы -- оскского, умбрского, венетского, иллирийского, древнемакедонского. Им также опубликованы работы по индологии, санскриту и истории латинского языка.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце