URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Эткинд Е.Г. Семинарий по французской стилистике: Поэзия
Id: 83237
 
285 руб.

Семинарий по французской стилистике: Поэзия. Т.II. Изд.3

URSS. 2009. 248 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-00692-7.

 Аннотация

"Семинарий по французской стилистике" Е.Г.Эткинда состоит из двух томов. В первом томе, начав с рельефной характеристики трехвекового движения французской литературы по главной магистрали, а также с принципов, на которых строится анализ (этому посвящено Введение), автор дает тонкий стилистический разбор отрывков из прозаических произведений самых выдающихся французских писателей --- от мадам де Лафайет и Жана Лабрюйера до Альбера Камю, Мишеля Бютора и Луи Арагона.

Второй том содержит образцовый анализ поэтических шедевров Андре Шенье, Альфонса Ламартина, Пьер-Жана Беранже, Альфреда де Мюссе, Виктора Гюго, Шарля Бодлера, Поля Верлена, Артюра Рембо, Гийома Аполлинера, Жака Превера и других замечательных французских поэтов.

В Приложении ко второму тому читателям предлагаются для самостоятельного анализа прозаические и поэтические тексты всех авторов, которые фигурируют в обоих томах.

Прекрасный подбор текстов и их тонкая, убедительная стилистическая интерпретация сделали "Семинарий" событием в развитии отечественной филологии.

Рекомендуется литературоведам, специалистам по стилистике, студентам и аспирантам филологических факультетов, а также всем, кого интересует французская литература.


 Оглавление

Введение
Andr'e Ch'enier
 El'egie XIX
Alphonse de Lamartine
 Le Lac
Pierre-Jean B'eranger
 La Messe du Saint-Esprit
Auguste Barbier
 La Cur'ee
Alfred de Musset
 Madrid
 La Nuit de D'ecembre
Alfred de Vigny
 Le Mont des Oliviers
Victor Hugo
 Joyeuse vie
Charles Baudelaire
 L'Amour du mensonge
Th/'eophile Gautier
 Carmen
Leconte de Lisle
 Les El'ephants
Jos'e-Maria de H'er'edia
 Antoine et Cl'eopatre
Paul Verlaine
 Le Rossignol
 Dans I'interminable
Arthur Rimbaud
 Les Mains de Jeanne-Marie
Guillaume Apollinaire
 Rh'enane d'Automne
Jacques Pr'evert
 Page d''ecriture
Paul Eluard
 Gabriel P'eri
Aragon
 Le Mus'ee Gr'evin
ПРИЛОЖЕНИЕ: ТЕКСТЫ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА
 Часть I.Проза
 Часть II.Поэзия

 Введение

В процессе развития литературы и формирования языка поэзия играет не только не меньшую, но иногда большую роль, чем проза. Называя писателей, глубоко выразивших в своем творчестве своеобразие национального характера, полнозвучно говоривших от имени народа, мы в первую очередь имеем в виду великих поэтов: для России Пушкина, для Германии Гете, для Англии Байрона, для Италии Данте, для Франции Гюго. В. поэзии с огромной концентрированностью получают образную жизнь системы идейно-художественного мышления, характерные для того или другого исторического этапа развития национальной культуры. В поэзии предельно сжато и полно выражаются особые, специфически национальные черты языка. Слово, оказавшееся в ритмическом ряду стиховой строки, играет всеми присущими ему смыслами, эмоциональными обертонами и звуками, и нельзя изолировать в поэтическом слове одно от другого -- смысл от образности, эмоциональную экспрессию от звучания.

Блистательна, полувоздушна,
Смычку волшебному послушна,
Толпою нимф окружена,
Стоит Истомина; она,
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет,
И быстрой ножкой ножку бьет.

Можно ли в этих стихах из "Евгения Онегина", рассказывающих танец знаменитой балерины, отделить смысл слов от ритмического движения, от количественного и качественного характера звуков? Только глухой и слепой к словесному искусству человек не поймет, как органически связано здесь содержание рассказа-описания с поэтической формой, с самой плотью звучащего слова. Противопоставление плавных, медленных движений балерины стремительному, легкому танцу -- не только в семантике слов, но и в их звучании, в их соотношении с метрической основой стиха. В первых строках еще ничего не говорится о движении, здесь дана внешняя картина, облик Истоминой. Однако уже в этих строках -- с большой выразительной силой -- ритмически воссоздано движение:

Блистательна, полувоздушна...

Этому способствует выбор двух длинных, четырех- и пятисложного слов, занимающих целую строку четырехстопного ямба. В них всего лишь два ударения, а два других, заложенных в ямбической основе строки, оказываются преодоленными: создается звуковое впечатление плавного, размеренного движения. Ритмический строй речи ощутимо меняется, когда балерина внезапно переходит к быстрому танцу. Многосложные слова сменяются одно- и двухсложными, ударения которых соответствуют всем четырем ударениям четырехстопной строки:

И вдруг прыжок, и вдруг летит...

Легкость, воздушность полета воссозданы и ритмически, и фонетически -- гармонизацией преобладающих теперь гласных звуков:

Летит, как пух от уст Эола...
И быстрой ножкой ножку бьет...

С какой полнотой смысла и звука выступают в этих стихах слова русского языка! Например, простое, обиходное слово "медленно", оказавшись в ритмическом ряду строки:

Другою медленно кружит -

становится словом-образом, само строение которого -- его длина, его фонетические свойства (повторение гласного е, ударение на первом слоге, после которого следуют два безударных) -- выражает идею медленности. Вне пушкинских стихов мы никогда бы не заметили, что слову "медленно" противоположно молниеносное "вдруг" -- односложно-обрывистое, выражающее идею внезапности самим своим звучанием. Однако все это обнаруживается только в стиховой строке, когда "вдруг" оказывается рядом со словом "прыжок", имеющим мощное ударение на конечном слоге и похожий согласный звук в конце:

И вдруг прыжок...

А чтобы понять, какова внутренняя звуковая легкость крылатого слова "летит", надо увидеть его рядом с энергичным "вдруг" и повторить его дважды, подряд -- в конце и в начале соседних строк:

...и вдруг летит,
Летит, как пух...

Исследователь прозы изучает прежде всего языковой образ автора-повествователя, иначе говоря, соотношение и взаимопроникновение авторской речи и речевых особенностей персонажей, сопоставление или противопоставление различных функционально-речевых стилей. В прозе слово как таковое является материалом, из которого строится художественный образ. Его звуковая материя более или менее нейтрализуется. На первый план выступает смысл слова, его стилистическая экспрессия. При анализе текста поэтического обнаруживается, что само по себе слово, его длина, составляющие его гласные и согласные -- все это музыкально-звуковой образ авторской идеи, которую слово в себе несет. Образом идеи становится и синтаксическая конструкция, и нередко даже структура стихотворения в целом. Не нужно думать, по примеру теоретиков модернистской поэзии, что звучание слова от природы наполнено определенным смыслом: смысл рождается в контексте стихотворения; в тесном ряду стиховой строки слово преображается, в него привносятся свойства, которые вне контекста данного стихотворения могут и вовсе отсутствовать.

Поэт может, конечно, заставить нас увидеть скрытую в слове этимологию, неожиданно столкнув родственные слова, которые в процессе развития языка далеко ушли друг от друга. Так, в стихотворении "Les lilas et les roses" Арагон ставит рядом слова, имеющие общий корень, но разошедшиеся в разные стороны: Les chars charg'es d'amour. Однако тот же Арагон в иных случаях создает между словами искусственное родство, никакими этимологическими признаками не оправданное, -- этот прием можно назвать "звуковой метафорой". Так, в стихотворении "Art po'etique" соединяются звуковыми скрепами такие, казалось бы, далекие слова, как le charme -- les larmes -- les armes, или слова rimes -- crimes:

Pour mes amis morts en mai
Pour eux seuls d'esormais
Que mes rimes aient le charme
Qu'ont les larmes sur les armes

Mots mari'es mots meurtris
Rimes o`u le crime crie

Rimes rimes o`u je sens

La rouge chaleur de sang

Je chante toujours parmi
Les morts en mai mes amis

Здесь не только скрепляются неродственные слова, вступающие в окказиональную связь, но даже согласный звук М, вообще-то бессодержательный, приобретает в контексте стихотворения специфический смысл, -- став лейтмотивом стихотворения, он несет большое эмоциональное содержание: Mots mari'es mots meurtris... Je chante toujours parmi / Les morts en mai mes amis. Большой ошибкой было бы считать, что звук М всегда выражает сдержанное горе, как здесь, в "Art po'etique". Когда-то К.Бальмонт -- вслед за Рембо -- немало усилий посвятил доказательству мысли о том, будто бы каждому звуку свойственен свой эмоциональный ореол; о звуке М применительно ко всем языкам мира он заявлял: "А -- первый основной звук раскрытого человеческого рта, как М -- закрытого. М -- мучительный звук глухонемого, стон сдержанной, скомканной муки, А -- вопль крайнего терзания истязаемого. Два первоначала в одном слове, повторяющемся чуть ли не у всех народов -- Мама". Похожей точки зрения на осмысленность звуков держится и французский лингвист Ж.Марузо. Однако эта идея недоказуема. Истина в том, что звуки приобретают условную и сугубо временную, то есть окказиональную, осмысленность в контексте стихотворения, в системе его звукописи. Тот же согласный М, оказавшись в другой системе, будет осмыслен по-иному. Так, в строках поэмы Арагона "Le Mus'ee Gr'evin" этот звук служит скрепой между словами, которые поэту необходимо связать, объединить -- l'homme, la femme, la maternit'e:

Il disait que la guerre est naturelle `a l'homme
De m^eme qu'`a la femme est la maternit'e

Столь же "произвольно" связываются в другой главке этой поэмы (см. ее анализ на стр.159) слова peste и devaste (J'ecris dans un pays devaste par la peste) или слова des cris -- j'ecris:

Comment voudriez-vous que je parle des fleurs
Et qu'il n'y ait des cris dans tout ce que j''ecris

Однако этот "произвол" поэта в соединении далекого, это создание новых связей и есть поэтическое преображение слов. Именно так звуковая материя слова становится образной, одухотворяется всепроникающим смыслом. Одно из существенных отличий поэзии как словесного искусства заключается в том, что в поэзии нет нейтральных элементов текста, которые не несли бы прямой образно -смысловой нагрузки: смыслом и напряженной экспрессией пропитывается каждый оттенок слова, каждое словосочетание, инверсия, синтаксическая конструкция; каждый звук становится носителем мысли и чувства.

Поэтический текст представляет собой сложно организованную целостную художественную систему. Для анализа стихотворения нужно прежде всего вскрыть внутренний закон этой системы, найти ее особые, индивидуальные черты. Мастер стилистического анализа, один из создателей литературоведческой стилистики Г.А.Гуковский, обращаясь не только к исследователям поэзии, но и ко всем ее читателям, выдвигал требование, которое автор "Семинария" мог бы поставить эпиграфом к своей книге: "Найдите сердце данной поэтической системы и покажите его в каждом стихотворении, в конце концов -- в каждом слове поэта... Потому что в искусстве все значит, все элементы произведения есть смысл, потому что образ потому и образ, что он есть образ чего-то, образ идеи..."

В стихе слово оживает, язык обновляется, воскресает, утрачивает тусклость, обыденность, естественно возникающие как следствие постоянного употребления. В уже названной поэме "Le Mus'ee Gr'evin" Арагон пишет об этом страшном процессе обесценения слов:

Je dis avec les mots des choses machinales
Plus machinalement que la neige neigeant
Mots d'emon'etis'es qu'on lit dans le journal
Et je parle avec eux le langage des gens

Этот процесс "обесценения слов" в XX веке усилился; его ускоряет развитие техники, все более широкое распространение радио, газет, телевидения, которые в странах буржуазного мира широко разносят лживую пропаганду. А политическая и социальная демагогия влечет за собой гигантское увеличение числа банальных политических штампов, составляющих искусственные "системы фраз", которые заменяют живую, искреннюю, содержательную речь. В этом одна из причин своеобразного пути развития поэзии капиталистических стран, в частности французской поэзии: она стремится как можно дальше уйти от прозы, воскресить истинное значение слов в поэтической стихии, во всем противоположной прозаическому языку логики. Отсюда желание многих современных поэтов видеть в поэзии язык чистой эмоции, отсюда повышенное внимание к субъективной ассоциативности поэтической речи, отсюда и такой, казалось бы, внешний момент, характеризующий современную поэзию, как отказ от чрезмерно логизирующих текст знаков препинания.

Так или иначе, в поэзии язык обретает наиболее полнокровное бытие. Прав один из лучших советских ученых-стиховедов Б.В.Томашевский, говоря: "Поэзия... народна по самому своему материалу. Поэзия в этом отношении гораздо национальнее прозы, которая в значительной степени является простой формой сообщения мысли, а мысль вообразима и вне рамок национальной культуры. В прозе словесная форма не является в такой степени ощутимой материальной сущностью искусства, как в поэзии. В поэзии же ощутима самая плоть слова, и она-то и служит материалом искусства".

Предлагаемая книга содержит стихотворения французских поэтов XIX--XX веков, снабженные стилистическим комментарием. Анализ должен показать справедливость положения о том, что в стихе мобилизуются, сосредоточиваются все особенности, все экспрессивные свойства языка и с гораздо большей яркостью, чем в прозе, проявляются специфические свойства различных языковых стилей. С необычайной интенсивностью подчеркиваются смысловые и эмоциональные стороны слов и фразеологизмов. С отчетливостью и особой выразительностью типизируются интонационные особенности языка. "Интонационный строй речи, нейтрализованный в прозе, приобретает в стихах свое своеобразие и предельную выразительность".

Изучая иностранный язык, особое внимание следует уделять анализу поэтических произведений, так как поэзия -- это квинтэссенция национального языка. К тому же ритмические особенности стиха способствуют запоминанию наизусть поэтических текстов; уже это в большой степени помогает учащемуся органически усваивать иностранный язык в наиболее концентрированном, художественно совершенном его воплощении.

Мы сочли возможным начать II часть "Семинария по французской стилистике" со стихотворения поэта, творчество которого стоит у истоков французского поэтического искусства нового времени, -- Андре Шенье. Ограниченность места не позволила включить в "Семинарий" стихи поэтов XVI столетия -- Ронсара, Дю Белле, Д'Обинье, родоначальника классицизма Малерба, -- а также образцы стихотворной драматургии, сыгравшей столь большую роль в формировании поэзии Франции: в первую очередь, трагедии Корнеля и Расина, комедии Мольера, драмы Гюго.

В "Семинарии" даны стихотворения представителей французского романтизма -- Ламартина, Мюссе, Виньи, Барбье, Гюго, Бодлера, великого песенника-реалиста Беранже, лирические произведения мастеров, примыкавших к Парнасу -- Готье, Леконт де Лиля, Эредиа, и к символизму -- Верлена. Особняком стоит Артюр Рембо, один из родоначальников новейшей поэзии, которая в "Семинарии" представлена стихами Аполлинера, Превера, Элюара, Арагона.

В книге нет историко-литературных справок об авторах: в распоряжении читателя достаточно пособий по истории французской литературы, где он найдет все необходимые ему фактические сведения. Такова, например, "История французской литературы", изданная Академией наук СССР (т.II--1956, т.III--1959, т.IV--1963).

Для ознакомления с принципами французского стихосложения, с художественными и лингвистическими свойствами французского стиха рекомендуются следующие книги:

1. Th. de Banville, Petit trait'e de po'esie francaise, P., 1872 (Nouvelle 'edition P., 1922).

2. L. Becq de Fouqui`eres, Trait`e g'en'eral de la versification francaise, P., 1879.

3. Sully Prudhomme, R'eflexions sur I'art de faire des vers, P., 1892.

4. G. Duhamel, Ch.V i 1 d r a c, Notes sur la technique po'etique, P., 1910.

5. Ph. M a r t i n о n, Les strophes, P., 1911.

6. A. R о с h e t t e, L'alexandrin chez Victor Hugo, P., 1911.

7. J. Romain, G. Chennevi`eres, Petit trait'e de versification, P., 1923.

8. M. G r a m m о n t, Le vers francais, ses moyens d'expression, son harmonie, P., 1937.

9. M.Grammont, Petit trait/'e de versification francaise, P., 1958.

Последние две книги -- наиболее обстоятельная разработка теории французского стиха. Основные их положения содержатся в широко распространенном пособии Л.В.Щербы "Фонетика французского языка" (М., Изд-во литературы на иностранных языках, 1953, стр. 167-187).


 Страницы

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце