URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Клейменов Г.Н. Годы мои молодые
Id: 83035
 
239 руб.

Годы мои молодые

URSS. 2009. 136 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-00309-4.

 Аннотация

Перед читателями --- книга о семье Клейменовых. Автор рассказывает о своей семье, родителях, брате, о своем детстве, юности и годах возмужания, которые пришлись на 50-е годы прошлого столетия. Формирование личности автора происходило в период бурных перемен в жизни общества, названных позже "годами оттепели". Новые веяния, раздвинувшие рамки повсеместных ограничений, повлияли на увлечения автора, его мечты и судьбу.

Данная автобиографическая повесть может представить интерес для широкого круга читателей разных возрастов.


 Оглавление

Глава 1. Родители моих родителей
Глава 2. Моя улица
Глава 3. "Ленинка", музей Пушкина
Глава 4. О генах
 Часть 1.Мой брат
 Часть 2.Родители
Глава 5. Двор
Глава 6. Школа
Глава 7. Пионерский лагерь
Глава 8. Что предсказывают звезды?
 Часть 1.Телец-мужчина
 Часть 2.Близнец-мужчина
Глава 9. Музыка
 Часть 1.Рыбалка или кларнет
 Часть 2.Студенческий оркестр
 Часть 3.Саксофон
Глава 1 . Фестиваль
Глава 11. Оттепель
 Часть 1.Встреча с Н. Хрущевым
 Часть 2.Переезд друга на новую квартиру
 Часть 3.Кино
 Часть 4.Весна или оттепель
Глава 12. Новогодний концерт
Глава 13.  Райком
Глава 14. ДК Энергетиков
Глава 15. Биг--бенд
Глава 16. Пастернак
Глава 17. Конец весны
Глава 18. О Сталине "мудром"
Глава 19. Работа
 Часть 1.Мосфильм, "Василий Суриков"
 Часть 2.Цимлянская ГЭС
 Часть 3.Павильон "Энергетика", ВДНХ
 Часть 4.Волжская ГЭС
Глава 2 . Армия
 Часть 1.145 ОУБ
 Часть 2.Воинская часть, город Нея
 Часть 3.Джаз-оркестр в воинской части
 Часть 4.Есенин
 Часть 5."Сержант Клейменов, на выход!"
 Часть 6.Море

 Из Главы 1. Родители моих родителей

Моим любимым родителям посвящается

Предки моего отца, Клейменова Николая Григорьевича, были крестьянами. Фамилии у крестьян в официальных документах начали появляться к середине XIX в. Наиболее вероятная версия происхождения фамилии Клейменов связана с прозвищем "клейменый". В 1597 г. царь Борис Годунов своим указом отменил Юрьев день. По существовавшему ранее обычаю в Юрьев день крестьянин имел право уйти от своего хозяина к другому барину. Правительство Годунова обнародовало указ об "урочных летах" (пятилетнем сроке сыска беглых крестьян), а также указ, по которому люди, попавшие в долговую кабалу (кабальные холопы) и служившие по вольному найму (добровольные холопы), прикреплялись к своему хозяину до его смерти. Большинство историков сходятся во мнении, что эту дату следует считать официальным началом установления крепостного права на Руси. Отсюда и пошла сохранившаяся до сих пор поговорка: "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день". С вводом крепостного права появились беглые люди, скрывавшиеся от своих хозяев в разных регионах России. В XVII в. беглые люди уходили вместе с казаками далеко за Урал, в Сибирь, на Камчатку, подальше от государева ока, и там поселялись навсегда. В XVIII в., когда контроль государевой власти распространился на всю территорию империи, особенно во времена Екатерины Второй, беглых людей часто возвращали к своим хозяевам. За провинность их били батогами, рвали уши и ноздри, выкалывали глаза, выжигали коленным железом на теле печати -- клеймо. Помещики срывали на беглецах все свое зло, отправляли сыновей беглецов в рекруты, а дочерей держали в наложницах. Старосты заставляли детвору кричать вдогонку проходящему беглому: "Клейменый!", и звучало это для всех, как для нас "чумной". Все клейменые попадали в касту неприкасаемых, и законопослушные крестьяне считали, что так и должно быть -- они заслужили такое к ним отношение, "не надо было бегать". Кроме того, по существовавшим до 1863 г. законам всем заключенным, отправлявшимся на каторгу, ставили клеймо на лоб или щеку. После отмены крепостного права при определении названия фамилии крестьянина прозвище часто становилось основой будущего имени семьи. В 1888 г. Сенат опубликовал специальный указ, в котором было записано: "Именоваться определенной фамилией составляет не только право, но и обязанность всякого полноправного лица, и обозначение фамилии на некоторых документах требуется самим законом". Слово "фамилия" приобрело свое основное значение: "наследственное семейное именование, прибавляемое к личному имени". И мы все, Клейменовы, которых немало в стране, не родственники, а потомки беглых или заключенных, совершивших тягчайшие нарушения законов того времени.

Как это ни странно, на обратной стороне Луны есть кратер Клейменова, названный в честь выдающегося организатора и начальника института ракетной техники с 1932 по 1938 гг., Клейменова Ивана Терентьевича. За разработку и создание реактивного миномета "Катюша" Иван Терентьевич был награжден орденом Героя Социалистического Труда посмертно в 1991 г. (в 1938 г. был расстрелян, в 1955 г. -- реабилитирован).

Мой дед Григорий исчез в 1902 г. Ничего вразумительного не мог рассказать отец, который родился в том же году. Тайну не захотела раскрыть его жена, наша баба Оля. В библиотеке Ленина, готовясь к докладу на тему: "Крестьянские восстания в 1902--1906 годах", я натолкнулся на информацию, что в 1902 г. в Рязанской области были арестованы два брата Клейменовых, Иван и Григорий, за поджог помещичьей усадьбы и отправлены на каторгу. Многое сходится, и вполне возможно, что жизнь нашего деда оборвалась на каторге. Баба Оля долго ждала своего мужа и вышла замуж второй раз лишь через одиннадцать лет. В воспоминаниях отца об этих годах осталась тюря, голод и мечта о любой обуви, чтобы не бегать босым в морозы.

Второй муж бабы Оли потребовал от нее выбросить все, что оставалось от первого мужа (даже в памяти), не упоминать никогда и нигде ничего о нем и отправил ее сына Николая в Москву подальше от глаз. Наш отец одиннадцатилетним мальчишкой оказался на улице. Жизнь парнишки в "людях" прекрасно описал М.Горький, и наш отец, как Алексей Пашков, был разносчиком газет, работал в булочной, в прачечной, помогал выносить раненых из вагонов. Отец часто повторял, что только благодаря Советской власти он, голодранец, смог получить образование, окончить институт и защитить кандидатскую диссертацию.

До войны он разработал новый метод очистки турбинных лопаток генераторов с помощью химических реактивов. А затем после войны на крупных блоках в 100 и более мегаватт провел очистку на холостом ходу. За свое изобретение получил Государственную премию. Себя он называл "турбинным банщиком". По сути дела до 60-х гг. он один на весь СССР проделывал такие операции с мощными турбинами на ходу. Лишь в 70-х гг. у него появилась команда учеников-смельчаков. Большую часть своих новых экспериментов он провел с этой группой на Запорожской ГРЭС.

Моя мама, Альбова Мария Александровна, гордилась своим дедом Фомой Алексеевичем, родившимся в 1840 (1841) г. под Москвой в селе Бронницы. По рассказам мамы, ее дед был очень толковым и способным. Зимой, когда в селе нечего было делать, братья Альбовы отправлялись в Москву на заработки. Фома возвращался весной с самыми дорогими подарками для родителей. В середине 60-х гг. он построил громадный по тем временам дом. У нас есть фотография Фомы Алексеевича с женой перед этим домом в нарядных одеждах, на фото ему лет семьдесят.

На другой фотографии он сидит вместе со старушкой-женой за огромным самоваром. По одежде, убранству можно судить, что жили они не бедно.

Фома слыл на селе чудаком; он первый прокатился по селу на своем велосипеде, первым купил граммофон и включал его обязательно за ужином.

Все его дети учились в Москве и получили высшее образование. Старшие сыновья стали офицерами, младший сын Александр Фомич, мой дедушка, 1866 года рождения, был сугубо гражданским лицом, окончил педагогическое училище и стал директором школы в том же селе.

Фамилия Альбов, видимо, произошла от семинарского прозвища "альбус", что значит по латыни "белый". В семинариях могли переименовать ученика по фамилии Белов или же просто белокурого, белесого подростка. Так, отец выдающегося ученого-биолога Николая Михайловича Альбова (1866--1897) принадлежал к потомственному сельскому православному духовенству рода Михайловых. Во время его обучения в Костромской семинарии в классе оказалось три однофамильца Михайловых. Во избежание недоразумений волей священника одному из них была оставлена прежняя фамилия Михайлов, второму (толстяку) -- дана фамилия Кругликов, а белокурому Михаилу Стефановичу присвоена фамилия Альбов, от латинского слова "альбус".

В отличие от крестьянских фамилий в дворянских сословиях и в духовенстве фамилии появились значительно раньше. Фамилия Альбов встречается в истории в середине XVIII в. В книге Авдуловского Ф.М. "Святый огонь, исходящий от Гроба Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в день Великой Субботы в Иерусалиме" (М., 1887) упоминается, что Барский В.Г. (Альбов) был антиохийским монахом, пешим паломником с 1724 по 1727 гг. Среди списков выпускников Костромской духовной семинарии 1816--1897 гг. в выпуске 1820 г. встречается фамилия Альбова Алексея. В "Российской энциклопедии" 1913 г. приводятся данные двух выдающихся личностей с фамилией Альбов (из семей священнослужителей):

Альбов, Михаил Нилович (родился в 1851 г. в Петербурге), сын дьякона, талантливый беллетрист. В 1908 г. было издано полное собрание его сочинений в восьми томах.

Альбов Михаил Павлович (рождения 1843 г.), село Богоявленье-Раменье Солигаличского уезда Костромской губернии. Воспитанник Санкт-Петербургской духовной академии. Протоиерей. Профессор богословия и настоятель церкви Лесного института. Преподаватель церковного права в Военно-юридической академии.

Ученые разных стран увековечили имя выдающегося ученого-биолога Николая Михайловича Альбова (выходца из семьи войскового священника), назвав его именем около двух десятков видов растений. Есть озера Альбово и горный пик его имени. А открытые и описанные им растения сегодня украшают ботанические коллекции мира. В 1990-х гг. одна из новых улиц города Павлова, где родился ученый (в селе Павлове Горбатовского уезда Нижегородской губернии), получила имя Н.М.Альбова, а в Павловском историческом музее хранится коллекция материалов, рассказывающих о жизни и деятельности выдающегося путешественника, добравшегося до Огненной земли. Жемчужиной этого небольшого собрания являются печатные работы естествоиспытателя, изданные в Аргентине при его жизни и вскоре после смерти.

В Горбатовском районе Нижегородской губернии в 70-х гг. XIX в. проповедовал Василий Иоаннов Альбов, один из воспитанников Новгородской духовной семинарии. Василий Альбов преподавал в Маслогостицкой школе. В Михаило-Архангельской церкви в Мельницах в Горбатовском районе в 80-х гг. XIX в. проповедовал священник Дмитрий Альбов. Села Маслогостицы и Мельницы находились недалеко от Псковского и Чудского озер, в 300 верстах от Петербурга.

Был ли Алексей Альбов, закончивший Костромскую семинарию в 1820 г., отцом Фомы Алексеевича, нашего прадеда, -- неизвестно. Но можно с уверенностью сказать, что в роду Альбовых кто-то был лицом духовным и принадлежали Альбовы к привилегированному сословию, в те времена зажиточному.

Женился наш дедушка Александр Фомич в 1895 г. на Татьяне Федоровне, 1869 г. рождения, фамилия неизвестна (мама ее не упоминала). Татьяна Федоровна окончила женскую медицинскую школу и стала работать фельдшером. Женщина со средним профессиональным образованием была в то время редкостью. Первая женщина-математик Софья Ковалевская пробила себе дорогу в высшее учебное заведение всего лишь пятнадцатью годами ранее. Для того чтобы получить такое образование, женщине не только надо было быть способной -- кто-то должен был финансировать ее обучение. Возможно, и Татьяна Федоровна была родом не из простой семьи, а с достатком. Мама моя об этом тоже умолчала. В 1897 г. родился у них первый сын, наш дядя Леня, затем в 1900 г. -- Оля, в 1902 г. -- наша мама, и в 1906 г. дядя Коля. Жила семья Альбовых в отдельной просторной трехкомнатной квартире в здании школы. В 1906 г. школа сгорела и они стали "погорельцами". Сначала теснились у соседей, затем им выделили временную небольшую квартиру. Дед искал средства на строительство новой школы, но внезапно заболел и умер в 1910 г. от туберкулеза (пенициллина тогда еще не было).

Бабушка Татьяна взяла детей и отправилась в Москву, купила недорогую трехкомнатную квартиру, в полуподвале, на окраине Москвы, за Садовым кольцом в Земледельческом переулке, рядом с Плющихой. Главным в жизни бабушка считала образование и старалась делать все возможное, чтобы ее дети учились в гимназии. В первые годы, пока не было работы, Татьяна Федоровна брала белье и стирала дома днями. Жили очень скромно, одевались опрятно, но в перешитое несколько раз. Мама завидовала подругам, которые ходили в красивых платьях. В гимназиях учились люди с достатком. Во время Первой мировой войны бабушка пошла работать медсестрой, одну комнату стали сдавать студенту. В праздники и каникулы друзья постояльца гурьбой заваливались в квартиру, начинались песни под гитару, приглашали хозяйских детей. Смех, шум в доме не замолкали до позднего вечера. Моя мама была очень симпатичной девушкой, а потом стала красивой женщиной. Студенты ухаживали за ней все и по очереди, а потом трое молодых ребят сделали ей предложение и согласились ждать до ее совершеннолетия. Февральскую революцию студенты встречали с восторгом. Они все представляли, что теперь жизнь будет стремительно меняться по европейскому пути, что они будут затребованы бурным развитием промышленности. Перед ними рисовались радужные картины счастливого и обеспеченного будущего, некоторые из них видели себя вместе с мамой в этом будущем. Когда сообщили об отречении царя Николая II, а затем его брата Михаила от престола, все люди независимо от классовой принадлежности, вероисповедования, образования, партийных позиций радовались как дети, включая и маминых ухажеров. Самодержавие пало. Люди кричали, обнимались, радуясь, целовались, подбрасывали в воздух шапки, ходили по улицам с красными флагами и пели "Интернационал". Всем казалось, что наконец-то столетняя мечта россиян сбылась, ненавистный царь свергнут и наступают светлые дни прогрессивного развития. И все говорили о Свободе, это слово стало магическим, оно завораживало и манило голубыми далями. Это был всенародный праздник, такой же, как для нашего поколения День Победы.


 Об авторе

Клейменов Гелий Николаевич
Окончил МИФИ в 1968 г., Академию внешней торговли — в 1979 г.; работал в Швеции с 1980 по 1984 г. В 1990-е гг. совместно с английскими и сингапурскими компаниями проводил работы, связанные с крупными инвестиционными проектами западных банков и фирм в России. В 2006 г. была издана первая книга «Ануннаки» (М.: URSS), в 2008 г. — «Годы мои молодые» (М.: URSS), в 2010 г. — «История Русской равнины», книга 1, в 2011 г. — «История Русской равнины», книга 2. На сайте www.proza.ru на странице автора размещены все произведения, в том числе неизданные, написанные за последнее время: «Московия, век XVII», «Московия меняет веру», «Ликвидация веры», «Правда и неправда о семье Ульяновых», «О личной жизни Иосифа Сталина», «Точка бифуркации — февраль 1917».
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце