URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Авдулов А.Н., Кулькин А.М. Структура и динамика научно-технического потенциала России
Id: 83
 
449 руб.

Структура и динамика научно-технического потенциала России

URSS. 1996. 320 с. Твердый переплет. ISBN 5-901006-23-2.

 Аннотация

В публикуемой монографии рассматриваются структура и параметры научно-технического потенциала России до распада СССР и начала реформирования экономики и политической жизни страны, а также те изменения, которые произошли в состоянии российской науки и техники за первые годы реформ. Показаны предварительные итоги преобразований национального научного потенциала России, их позитивные и негативные последствия. Авторы продолжают исследование проблематики, анализируемой ими в книге “Власть, наука, общество”, опубликованной в конце 1994 года и основанной главным образом на американских материалах.


 Содержание

Введение
I. Научно-технический потенциал россии накануне распада ссср
 1.Цифровые параметры и характеристики
 2.Идеологизированная административно-бюрократическая система научных исследований
 3.Некоторые итоги
II. Отраслевой сектор науки в период реформ
III. Академический сектор науки
IV. Наука и высшая школа
 1.Некоторые особенности системы высшего образования в СССР
 2.Высшая школа России в переходный период
 3.Некоторые итоги
V. Становление новых форм организации научной деятельности: проблемы и тенденции развития
 1.О масштабных параметрах науки России
 2.Реформирование системы государственного управления наукой
 3.Первые шаги формирования российского кодекса о науке
 4.Система финансирования гражданской науки
 5.Создание государственных научных центров
 6.Формирование и реализация региональной научно-технической политики
 7.Механизмы принятия решений на государственном уровне
 8.Фонды поддержки научной деятельности
 9.На академическом "фронте" научных исследований без существенных перемен
Выводы
Приложение
Литература и документы

 Введение

Основной особенностью современного периода российской истории является его переходный характер. Общественно-экономическая система, которую методами жесточайшего террора на государственном уровне и ценой неисчислимых жертв со стороны всех слоев населения строили семьдесят лет и называли социализмом, оказалась несостоятельной. Она не смогла обеспечить ни рационального использования природных богатств страны, ни интенсивного развития экономики, ни материального благосостояния народа, ни его духовной свободы и моральных устоев, ничего, кроме военной мощи, основанной на обладании огромными запасами ядерного, химического, бактериологического оружия массового уничтожения и на многомиллионной армии, наводившей страх на весь мир. Соревнование с передовыми странами современной цивилизации эта система безнадежно проигрывала. Настолько, что необходимость коренных перемен стала очевидна даже скованной идеологическими догмами правящей элите, которая вынуждена была сама выдвинуть идею реформ, перестройки, надеясь, правда, ограничиться полумерами, не затрагивающими фундаментальных экономических и политических основ общества. Полумеры, естественно, не решили проблем, а лишь обнажили пороки системы и ее неспособность самореформироваться. В итоге она не перестроилась, а рухнула, и вместо сравнительно менее болезненного, более-менее плавного эволюционного перехода к новому общественно-экономическому устройству мы получили катастрофу, развал единого государства, острейший экономический кризис, политические, национальные и социальные конфликты, часть из которых переросла в военные столкновения, мятежи и прочие атрибуты революционного способа корректировки исторического процесса.

Все это в той или иной степени относится к подавляющему большинству бывших республик СССР, ставших после его ликвидации осенью 1991 г. независимыми государствами. Лишь в Прибалтике благодаря доминирующей роли национально-освободительных мотивов и меньшей длительности господства советского режима последовавшие за обретением суверенитета реформы проводились решительно, целеустремленно, без крупных конфликтов между различными властными структурами и социальными группами (исключение составляет конфликт между коренным и русскоязычным населением в Эстонии и Латвии, не разрешенный до конца и сегодня).В остальных "новых" странах реформы развиваются медленно, непоследовательно, как бы рывками, при непрерывном разноплановом противоборстве ветвей власти, центра и периферии, сторонников нового и его противников; противоборстве, разворачивающемся на фоне экономического кризиса, спада производства, ухудшения уровня жизни значительной части населения, углубления социального расслоения. Именно так обстоит дело в России, хотя преобразования здесь продвинулись значительно дальше и глубже, чем, допустим, в Белоруссии или на Украине.

Растянутость и непоследовательность реформ создают в стране очень сложную и напряженную ситуацию, развитие которой трудно прогнозировать. Помимо всего прочего, она характеризуется резким ослаблением центральной и вообще государственной власти, силы закона, резким ростом преступности всех видов, правовой неразберихой. Многие процессы развиваются бесконтрольно, хаотично, информация о них отрывочна, неполна, частично противоречива или просто отсутствует.

Исследовать в таких условиях ту или иную конкретную сферу российского общества, представить достаточно полно и правдиво ее состояние, направление, темп и перспективы происходящих в ней перемен - чрезвычайно непростая задача. Особенно трудно сделать это по отношению к такой многогранной и специфичной сфере, как наука и техника, где взаимосвязи с внешней средой и внутренние закономерности развития намного сложнее, чем в той же экономике, не столь прямы и однозначны, где постоянно взаимодействуют материальные и духовные факторы, действует своя система ценностей и мотиваций, где столь велика роль интеллекта, таланта, личности ученого или изобретателя.

Трудности, связанные со спецификой сферы наука-техника, присутствуют перед ее исследователями всегда, во все времена и во всех странах. Системный подход к этой проблеме как в отечественной, так и в зарубежной философской и науковедческой литературе сегодня лишь намечен, разработка его продвигается довольно медленно и далека от завершения. Много сделавший в данном направлении Б.А.Старостин, констатирует в своей монографии "Параметры развития науки": "Несмотря на накопленный обширный материал... сколько-нибудь общей картиной параметров развития науки мы до настоящего времени не располагаем. Имеется много ценных данных по отдельным параметрам и их динамике, например по росту численности научных кадров, числу выходящих журналов, мощности приборов и т.п., но выяснение взаимных отношений между всеми этими показателями, упорядочение их множества, прослеживание их эволюции, построение схемы или модели для параметров развития науки - все это задача будущего" (9, с.17). Наука может быть представлена как многоуровневая параметрическая система, в которой число уровней, их иерархия, количество учитываемых на каждом уровне параметров, их взаимосвязей и т.д. можно варьировать в зависимости как от задачи анализа, так и от объема или характера привлекаемой информации. Методолгически в основном проработаны и информационно обеспечены исследования параметров низших уровней системы - числовых характеристик, регистрируемых регулярной статистикой, и таких структурных показателей, как секторальные соотношения, пропорции видов исследовательской деятельности, дисциплинарный спектр и ряд других.

По мере перехода от низших уровней к более высоким, вплоть до когнитивных, где в наибольшей мере отражается специфика науки как сферы общественного труда, методологические трудности возрастают, а информационная база качественно меняется и по форме своей, и по содержанию. Система разворачивается в своей полноте, демонстрирую принадлежность к классу так называемых сверхсложных, для которых характерна принципиальная невозможность исчерпывающего описания.

Мы, однако, не будем углубляться в философские аспекты методологии системного исследования сферы наука-техника, это не входит в задачи данной монографии. Авторы ставят перед собой более скромную и прагматичную цель - показать и по возможности оценить характер и масштабы изменений, происходящих в науке России под влиянием реформ, начатых после прекращения существования Советского Союза, проследить динамику научно-технического потенциала в период реформации российского общества.

К сожалению, и на пути к этой цели тоже далеко не все гладко. Прежде всего необходимо определиться с исходными позициями, от которых мы будем вести отсчет изменений. Другими словами, надо показать, что представляла собою наука России к моменту распада Советского Союза и началу реформ. Здесь мы сталкиваемся с проблемами, обусловленными характером и качеством статистики советских времен. На протяжении господства КПСС в стране статистика была не столько средством получения объективной информации о состоянии государства, сколько инструментом, используемым в чисто политических целях для доказательства преимуществ и успехов советского строя. Данными статистики манипулировали беззастенчивым образом, да и сами эти данные во многих случаях не соответствовали реальному положению дел. Во всех областях жизни страны господствовал "его величество план", невыполнение которого рассматривалось как государственное преступление и каралось соответственно степени практиковавшегося на том или ином этапе советской истории террора. В то же время сами планы зачастую составлялись волюнтаристски, без учета действительных потребностей и возможностей. Отсюда - практика бесконечных корректировок, приписок и прочих форм обмана, постоянно сопровождавших нашу действительность и особенно пышно процветавших в послесталинскую эпоху. Недостаточная достоверность статистики, путаница, смена показателей с целью затруднить хронологические сопоставления - это первый недостаток информационной базы для оценки исходных данных.

Второй ее недостаток - секретность всех данных, связанных с деятельностью военно-промышленного комплекса. Эти данные вообще не публиковались, а собрать их и упорядочить задним числом тоже практически невозможно. Поскольку и экономика, и наука СССР были очень сильно милитаризованы, основная часть промышленности и научно-технического потенциала работали на создание и поддержание военного могущества, отсутствие такой информации в значительной мере обедняет картину и затрудняет ее объективную оценку.

Наконец, третий момент, который необходимо отметить, - это оторванность советской статистики от мировой, использование иного и более скудного набора показателей, необходимость всякого рода пересчетов для проведения сравнений. Последние, как правило, были не выгодны в идеологическом плане, так что их старались не проводить. А совершенно искусственный курс рубля, неконвертируемость национальной валюты не позволяли прямых сопоставлений всей гаммы стоимостных показателей, опять-таки искусственно ограничивая исследовательское поле.

Перестройка такой достаточно громоздкой и соответственно инерционной системы как государственная статистика - дело непростое и длительное. Она начата Государственным комитетом по статистике, но результаты не могут быть получены и освоены немедленно, потребуется переходный период в два-три года, пока новый порядок устоится и войдет в жизнь. Появился в России и специализированный центр, занимающийся подготовкой и изданием статистических данных, относящихся к сфере наука-техника, так называемый Центр исследований и статистики науки Министерства науки и технической политики РФ и Российской Академии наук. Этим центром начата публикация ежегодного ртатистического сборника "Наука России", задуманного в качестве национального аналога американского авторитетного издания "Индикаторы науки и техники", которое в соответствии с законом выходит в США каждые два года на протяжении уже более двадцати лет. Подготовкой данных для "Индикаторов науки и техники" занимается специальное подразделение в составе Национального научного фонда - правительственного ведомства, курирующего фундаментальную науку. Авторы сборника "Наука России" ставят перед собой задачу приблизить методологию расчетов и форму представления материалов к международным стандартам. Эти материалы будут использованы нами для характеристики масштабных параметров российской науки последних лет.

Получение по возможности полной картины состояния науки РФ к началу реформ является важной, но не главной, а скорее вспомогательной задачей данной работы в целом. Главным представляется рассмотрение тех изменений, которые под воздействием реформ в отечественной науке происходят. И здесь одних только общих масштабных показателей при всей их важности совершенно недостаточно. Реформы меняют ситуацию во всем научно-техническом комплексе страны, по всей, если можно так выразиться, широте и на всю глубину. Иными словами, преобразования затрагивают все секторы, все типы организаций и все прослойки научной иерархии, от элиты до вспомогательного персонала. Однако исходные позиции, возможности, типы реакций и характер перемен каждого конкретного элемента этой многозвенной, многоликой системы различны. Общие показатели на уровне науки в целом, на уровне секторов или отраслей, даже на уровне отдельных организаций всего этого многообразия не вскрывают, уподобляясь "средней температуре по больнице", ничего не говорящей о состоянии конкретного пациента.

Для исследования происходящих перемен общие данные статистики необходимо дополнить материалами выборочных обследований институтов и лабораторий разных типов, материалами опросов различных категорий субъектов научно-технической деятельности. Такого рода обследований и опросов проводится довольно много, но работы эти не координируются, они введутся разрозненно и результаты их в силу многих обстоятельств трудно обобщить. В ходе подготовки настоящей монографии авторами выполнен ряд полевых исследований, охвативших несколько десятков научных учреждений, в число которых были включены как академические институты, так и отраслевые, а в число последних - гражданские и военные. Значительная работы была проведена в структурах, связанных с управлением наукой на более высоком, государственном уровне - в Министерстве науки и технической политики, фондах, центре экспертизы. Кроме того, привлекался ряд данных, опубликованных в периодических изданиях, сборниках, брошюрах и докладах. Анализ собранных таким образом материалов, не будучи, конечно, исчерпывающим, позволяет, на наш взгляд, выявить основные, типичные тенденции происходящих в российской науке трансформаций. Многие моменты, которые представляются существенными, могут быть зафиксированы лишь на качественном уровне, без количественных оценок. Большинство из них и по сути своей не требует количественного выражения, для численной оценки других недостаточно материала, а есть и такие, которые мы не можем подкрепить цифрами, в силу конфиденциального характера информации, их касающейся. Вторжение рыночных отношений, коммерциализация, изменение характера собственности - все это затрагивает сферу науки, в которой сосредоточены крупные материальные ценности, включая недвижимость. Законодательное обеспечение реформ настолько отстает от жизни и зачастую столь расплывчато и неоднозначно, что создается обстановка, способствующая действиям "на грани фола"', а то и прямо за пределами правового пространства. Естественно, что официально никаких данных на этот счет получить невозможно, и приходится ограничиваться лишь анонимными констатациями.

В то же время достоверность оценок, пусть и не подкрепленных конкретными числовыми характеристиками, представляется достаточно высокой, поскольку исследование проводилось в значительной мере как бы "изнутри" самого объекта изучения. Как авторы, так и многочисленные коллеги, с которыми авторы контактировали в ходе сбора материалов, сами являются сотрудниками научных организаций, десятки лет проработали и в отраслевых, и в академических институтах, имеют обширные связи в самых разных исследовательских учреждениях и в настоящее время непосредственно участвуют в происходящих реформах, ощущая их результаты на собственном личном опыте.

Подводя итог вводным замечаниям, подчеркнем, что публикуемая монография не рассматривается нами как завершение проводимого исследования. Более того, она является по существу начальным его этапом и содержит множество вопросов, достаточно четко поставленных нынешней действительностью, но не имеющих пока ясных ответов. Ответы должны появляться по мере стабилизации общей экономической и политической обстановки в стране, в ходе кристаллизации и оформления того типа общества, к которому Россия придет в итоге бурных и неоднозначных событий последних лет. Авторы надеются продолжить и само исследование, и публикации его результатов.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце