URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Алексеев Д.И. Сокращенные слова в русском языке
Id: 82806
 
374 руб. 299 руб.

Сокращенные слова в русском языке. Изд.2, доп.

URSS. 2010. 346 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-00934-8.
Внимание: АКЦИЯ! Только до 06.12.2016!

 Аннотация

В монографии описывается история русских графических сокращений от начала славянской письменности до нашего времени, история возникновения на их базе лексических аббревиатур и аббревиации как способа словообразования, специфика аббревиации и аббревиатур советского времени. Особое внимание уделено грамматическим особенностям, произношению, правописанию и значению сокращенных слов советской эпохи.

В данное издание включен список трудов автора по проблемам аббревиации, вопросам диалектологии, лексики и стилистики, включающий также учебно-методические публикации, сборники под редакцией Д.И.Алексеева и его основные газетные публикации. Кроме того, приведен перечень литературы о жизни и трудах автора.

Книга представляет несомненный интерес для научных работников, аспирантов, преподавателей вузов и студентов-филологов, а также для лексикографов и авторов справочных пособий.


 Оглавление

Предисловие ко второму изданию (Е. С. Скобликова)
Введение
I. Сокращения под титлами и словотитлами (XI--XVII вв.)
II. Современные графические сокращения и их история (XVIII--XX вв.)
III. Лексикализация графических сокращений как способ словообразования
IV. Аббревиация советской эпохи
V. Аббревиатуры как новый тип слов
Заключение
Список источников
Указатель имен
Как создавалось учение о сокращенных словах (В. Д. Бондалетов)
Список трудов Д. И. Алексеева
Литература о жизни и трудах Д. И. Алексеева

 Предисловие ко второму изданию

Первое издание публикуемой монографии вышло в издательстве Саратовского госуниверситета в 1979 году. В нем обобщен богатый опыт исследовательской и лексикографической работы автора по созданию "Словаря сокращений русского языка" (М., 1963, 1977, 1983, 1984). Книга характеризуется широким содержанием, одинаково значимым как в теоретическом, так и в практическом отношении.

Одну из основных особенностей монографии составляет освещение истории аббревиации -- от первых памятников письменности до современности. Истоки аббревиации как самостоятельного способа словообразования автор видит в древних графических сокращениях. Последовательность эволюционных процессов, выявляемая в работе, схематически может быть представлена так: титлование -- графические "точечные" сокращения (функционирующие и сейчас) -- лексикализация значительного массива точечных сокращений (переход их в самостоятельные слова с закреплением слитного написания) -- формирование аббревиации как отдельного (очень продуктивного!) способа словообразования.

Не только теоретически, но и практически важной для лексикографии, для разных жанров нормативных справочных изданий является разносторонняя характеристика аббревиатур советского периода: их структурных типов, особенностей семантики (на фоне полных наименований), произношения, правописания, грамматического оформления. Соответствующие особенности аббревиатур в основном характеризуют и современную письменную практику.

Книга представляет несомненный интерес для научных работников, аспирантов, вузовских преподавателей и студентов-филологов, а также для лексикографов и авторов справочных пособий.

Обращение к истории формирования аббревиации обеспечивает монографии не только лингвистическую, но и культурологическую ценность.

В настоящее издание включены мемориальные библиографические материалы и статья В. Д. Бондалетова "Как создавалось учение о сокращенных словах".

Доктор филологических наук,
профессор Е. С. Скобликова

 Из введения

В послеоктябрьский период в русском языке развился новый способ словообразования -- аббревиация (сложение сокращенных слов). Именно после революции этот способ приобрел продуктивность и получил общеязыковое распространение, выработались и укрепились основные разновидности и модели аббревиатур, начался и продолжается процесс совершенствования аббревиации и норм функционирования аббревиатурной лексики. Были созданы те тысячи конкретных аббревиатурных лексем, которые прочно и надолго вошли в словарный состав русского литературного языка. Аббревиация, наблюдавшаяся до революции, находилась лишь в зачаточном состоянии.

Самая.новизна способа, а также его связь с эпохой революции рано вызвали усиленный интерес к аббревиации со стороны лингвистов, как отечественных (А. П. Баранников, Л. В. Щерба, Е. Д. Поливанов, А. М. Селищев, П. Я. Черных и др.), так и зарубежных (А. Мазон, Р. О. Якобсон, С. И. Карцевский). Это вполне понятно хотя бы потому, что не так уж часто в языке происходят значительные качественные сдвиги, которые можно бы было наблюдать непосредственно, "визуально", не обращаясь к помощи предшествующих поколений.

В изучении аббревиации к нашему времени достигнуты несомненные успехи. Преодолен "барьер недоверия", ослабло пуристическое отрицание сократительства как такового, что особенно мешало проникновению в глубину процесса и установлению объективных закономерностей развития (ср. об этом у Г. И. Цибахашвили и других современных авторов). В течение последнего полустолетия аббревиация достигла зрелости не только в русском, но и в других языках, и это дало возможность начать поиски генетических связей между национальными системами сокращений. Произведены многочисленные межъязыковые типологические сопоставления аббревиатур и абревиаций (см. работы Г. И. Цибахашвили, Р. И. Могилевского, Н. В. Гяча, В. В, Ильенко, В. В. Борисова и др.), что особенно важно для раскрытия национальной специфики каждого из "изводов" аббревиации, этого своеобразного, подлинно интернационального в XX веке приема конструирования новых названий.

Одно время, особенно в 30--40-е годы, утверждалось, что аббревиатуры в русском языке идут на убыль, что у них нет будущего. Считалось своего рода научным долгом осудить аббревиатуры и призвать к их изгнанию из речи. В выводах исследований это желаемое нередко и выдавалось за действительное. Искаженное представление об истории аббревиации и ее перспективах в русском языке -- одна из главных причин практической недооценки аббревиатур. Известна, например, неразработанность правил орфографии по сокращениям, лексическим и графическим, "изгнание" аббревиатур из школьных учебников (ср. хотя бы издания 1944 и 1954 гг.) и другие промахи языкового строительства. В печати систематически высказываются (даже и в наше время) заведомо неприемлемые рекомендации и теоретические прогнозы в отношении сокращений, сделанные с позиций вкусовых, без учета и знания объективных закономерностей развития русской аббревиации.

Все это побудило нас с особым вниманием отнестись к диахроническому аспекту исследования.

Итак, главные темы настоящего исследования суть следующие: развитие аббревиации (графической и лексической) от начала славянской письменности до наших дней; социолингвистические вопросы, связанные со становлением и развитием лексической аббревиации в советскую эпоху; взаимодействие внешних и внутренних факторов в процессе развития; аббревиация как способ словообразования, его специфика и место в системе словообразования современного русского языка; аббревиатуры как новый тип слов, их структурные, грамматические и семантические особенности.

Как видно из перечня, в работе совмещены диахронический и синхронический аспекты. В этом смысле нельзя не согласиться со словами Э. Косериу о том, что "описание, история и теория не находятся в антитезе,и не противоречат друг другу; они взаимодополняют друг друга и составляют единую науку". Мы убеждены, что научную и общественную значимость имеет не только описание действующей системы аббревиаций, не только ее, так сказать, матричное изображение, но и раскрытие заложенных в системе всей предшествующей историей тенденций к движению, к развитию и усовершенствованию. Главные задачи исследования:

1) показать преемственность в развитии разных типов аббревиации на протяжении XI--XX зеков, закономерности перехода от одного типа к другому, а особенно перехода от графической стадии к словообразовательной; проследить письменные истоки лексической аббревиации. Вопросы преемственности ставятся впервые, а связь лексической аббревиации с графической хотя,и затрагивалась различными авторами, но обстоятельному исследованию еще не подвергалась;

2) проследить весь ход постепенных количественных накоплений в языке, приведших к изменениям качественным, а именно к становлению аббревиации как способа словообразования. Доказать, что становление нового способа словообразования в русском языке не было случайностью, оно исподволь готовилось всем ходом развития языка в течение нескольких веков;

3) показать специфику и своеобразие становления русской словообразовательной аббревиации, которая раньше многих других национальных аббревиаций претерпела "аббревиатурный взрыв" (сразу же после революции 1917 года) и за короткий срок превратилась в продуктивный общеязыковой способ массового словообразования. Решение этого вопроса мы считаем предварительным, поскольку для окончательных выводов необходимы подробные исследования по истории других национальных аббревиаций, особенно европейских;

4) описать грамматические и иные особенности аббревиатурной лексики как нового типа слов в русском языке. Эта задача в лингвистике ставилась неоднократно, однако в решении ее наблюдаются большие разногласия и имеют широкое хождение ошибочные (с нашей точки зрения) высказывания, приносящие вред языковому строительству.

Цель всех наших поисков -- выявить объективные, не зависящие от воли отдельных членов общества закономерности и тенденции развития аббревиации русского языка, особенно современной лексической (словообразовательной) аббревиации, и, таким образом, утвердить ее "законность", показать несостоятельность решений проблем аббревиации с пуристических и вкусовых позиций.

В синхроническом плане цель исследования -- установление места аббревиации как способа словообразования в общей словообразовательной системе языка и место самих аббревиатур среди других номинаций. Мы доказываем, что аббревиатуры как новый тип слов обогатили систему лексем языка, однако не привели к возникновению каких-либо нелексемных, типологически новых единиц, не привели к усложнению (разукрупнению) языковой структуры.

Материальной базой нашей работы послужил следующий фактический материал:

По XI--XVII векам просмотрены рукописные и типографские памятники кирилловской печати общим объемом до 50 томов. Произведена сплошная или частичная выборка графических сокращений, титловых и словотитловых. Титловые сокращения (бгь, гдь) представлены списками. Как известно, состав этих списков отличался большой устойчивостью, за многие века почти не изменился и не превысил нескольких десятков слов сакральной семантики. Словотитловые сокращения (недля, слово) в списки не сводились и не подсчитывались. Практически для характеристики словотитловой аббревиации списки не нужны, так как по ее правилам пишущие могли сокращенно записать любое слово текста. Разумеется, и при таких правилах возможна лексикографическая обработка словотитловых сокращений, однако в нашу задачу она не входила.

Среди описанных источников выделим в качестве важнейших Остромирово евангелие 1056--1057 гг., Изборник 1076 г., Синайский патерик XI в., Смоленские грамоты XIII--XIV вв., Апостол 1564 г., Грамматику Мелетия Смотрицкого 1619 и других лет издания, Лексикон Памво Берынды 1627 г. и др. Контрольные выборки по иным источникам (например, по Успенскому сборнику XII--XIII вв.), а также сопоставление с наблюдениями других исследователей (П. Я. Черных, Е. Э. Гранстрем, Б. И. Осипова и др.) показали, что наши материалы по титловой и словотитловой аббревиации достаточны и обеспечивают объективность выводов.

По XVIII--XX векам просмотрены тексты гражданской печати, собрания сочинений писателей, словари и т.д., в общей сложности объемом более 100 томов. По правилам графической аббревиации XVIII--XX вв., как и при словотитловании, сокращенно может быть записано любое слово (в этом -- преемственность между старой,и новой аббревиацией). Однако в точечной аббревиации более заметны тенденции к лексической закрепленности сокращенных записей. Именно здесь возникают так называемые общепринятые сокращения: г. -- год, оз. -- озеро, т.е. -- то есть и другие. Они поддаются лексикографическому учету. Нами зафиксировано в источниках XVIII--XX вв. не менее 10 тысяч лексически закрепленных сокращений, из которых 1500 помещены в "Словаре сокращений русского языка" 1963 года [157]. Кроме того, из источников XIX--XX в. выписано более 800 лексических аббревиатур, созданных до Великой

Октябрьской социалистической революции (авто, АМО, главковерх, Земгор, командарм, РОПиТ и др.).

Лексические аббревиатуры послереволюционного периода собирались из всех доступных текстов в течение двадцати лет. В списке источников приведена лишь часть этих текстов (около 150 томов). Картотека аббревиатур, составленная за 20 лет, насчитывает примерно 70 тысяч единиц. Это во много раз больше аббревиатурного фонда картотеки Словарного сектора Института русского языка АН СССР в Ленинграде и превышает справочную картотеку аббревиатур Государственной библиотеки имени В. И. Ленина в Москве. Личная картотека послужила базой для упоминавшегося Словаря сокращений 1963 года, в котором использовано около 10 тысяч аббревиатур советской эпохи. Второе издание Словаря (1977 г.) пополнено еще 4 тысячами аббревиатур-неологизмов, появившихся в печатных источниках 1970--1976 годов. Для сопоставления привлекались также аббревиатуры из всех отечественных и многих зарубежных словарей, посвященных русской аббревиации.


 Об авторе

Дмитрий Иванович АЛЕКСЕЕВ (1918--1988)

Известный отечественный языковед-русист, доктор филологических наук, профессор. В 1941 г. окончил Куйбышевский педагогический институт. Прошел всю войну и в 1946 г. вернулся к гражданской жизни в должности директора сельской школы. Вузовская научно-педагогическая деятельность Д. И. Алексеева началась в 1951 г., после окончания аспирантуры Куйбышевского пединститута, и проходила в г. Мелекессе Ульяновской области, в Смоленске и Куйбышеве. В последние 15 лет жизни он заведовал кафедрой русского языка в открывшемся в 1969 г. Куйбышевском университете.

Круг научных интересов Д. И. Алексеева характеризуют исследования по русской диалектологии, условным языкам ремесленников-отходников, а также цикл фундаментальных работ по русской аббревиации, обеспечивших известность автора не только в отечественной лингвистике, но и за рубежом. Среди этих работ: "Словарь сокращений русского языка", выдержавший 4 издания (М., 1963, 1977, 1983, 1984); глава в коллективном академическом труде "Словообразование современного русского литературного языка" (М., 1968) и многочисленные статьи, всесторонне характеризующие историю аббревиации, типологию сокращений, нормативные тенденции их оформления.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце