URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Романов А.Ю. Межпоколенческая коммуникация
Id: 82544
 
285 руб.

Межпоколенческая коммуникация

URSS. 2009. 256 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-00053-6.

 Аннотация

Настоящая книга знакомит читателя с проблематикой межпоколенческих коммуникативных исследований, вводит в курс теоретических моделей, используемых при описании коммуникативного взаимодействия людей разного возраста. Впервые на русском языке приводится подробный анализ факторов, которые влияют на межпоколенческую коммуникацию внутри и вне семьи. Читатель познакомится с результатами проведенных автором социолингвистических опросов, проливающих свет на коммуникативное поведение россиян и их восприятие общения с людьми разного возраста. В работе приводятся многочисленные примеры общения между поколениями, как внутри семьи: между родителями и детьми, бабушками, дедушками и их внуками, тещами и зятьями, свекровями и невестками; так и вне семейного круга. Предлагаются практические рекомендации и советы, позволяющие решать задачи повышения уровня эффективности коммуникации между представителями разных поколений.

Книга адресована специалистам, интересующимся проблемами социолингвистики и речевой коммуникации, студентам, аспирантам и преподавателям вузов, социальным работникам и всем, чья профессиональная или общественная деятельность связана с коммуникацией между людьми разного возраста.


 Оглавление

Предисловие
Введение
Глава I. Теоретические основы в трактовке межпоколенческого общения
 1.Межгрупповая теория
 2.Теория социального обмена
 3.Теория коммуникационного приспособления
 4.Модель затрудненной коммуникации в процессе старения
 5.Модель активизации стереотипов в межпоколенческом общении
Глава II. Факторы межпоколенческой коммуникации
 1.Возрастные категории в историческом развитии
 2.Положение пожилых в пост-советской России
 3.Изменения в структуре семьи и в характере коммуникации
 4.Межпоколенческие коммуникативные контакты вне семьи
 5.Коммуникативные трудности и фактор власти при внесемейном общении
 6.Особенности и проблемы внутрисемейного общения между поколениями
 7.Возрастные стереотипы и клише
 8.Восприятие коммуникации между людьми разных поколений
 9.Коммуникация между поколениями в восточных культурах
 10.Избегание тем в процессе коммуникации
 11.Восприятие снисходительной и упрощенной речи пожилыми
Глава III. Социолингвистический опрос по проблемам межпоколенческой коммуникации
 1.Задачи анкетирования и условия проведения опроса
 2.Результаты опроса
 3.Восприятие общения в разных возрастных группах
 4.Оценка собственного коммуникативного поведения
 5.Дискуссия
Глава IV. Социолингвистический опрос по использованию и пониманию церковной лексики представителями разных поколений
 1.Церковная лексика в современном русском языке
 2.Опрос по использованию и пониманию церковной лексики
 3.Результаты опроса
 4.Корреляционный анализ
 5.Дискуссия
Глава V. Межпоколенческая коммуникация в лицах: примеры, проблемы и решения
 1.Исторические изменения в характере межпоколенческой коммуникации
 2.Межпоколенческое общение в пьесах А. Н. Островского
 3.Общение между родителями и дочерьми
 4.Общение между сыновьями и родителями
 5.Общение между взрослыми детьми и пожилыми родителями
 6.Общение через поколение: бабушки и дедушки -- внуки и внучки
 7.Общение с родственниками мужа и жены
 8.Болезненные самораскрытия
 9.Тематика рассказов пожилых родственников
Глава VI. Пути преодоления межпоколенческого барьера в общении
 1.Образование для пожилых
 2.Стажерская геронтологическая практика
 3.Волонтерская работа среди пожилых
Выводы
Приложение 1
Приложение 2
Приложение 3
Библиография
Summary

 Предисловие

Несколько лет назад наша семья переехала в новую квартиру на улице Тафт в городе Болдер, штат Колорадо. Болдер -- симпатичный университетский город, расположившийся на плато, на высоте два километра над уровнем моря, с видом на живописные склоны Скалистых гор. Улица Тафт совсем коротенькая -- на ней стоит всего пять домов. Самое большое восьмиэтажное здание занимает дом для престарелых, который входит в целую сеть подобных заведений, построенных в разных уголках Америки. Дом для престарелых на нашей улице принадлежит организации Good Samaritan Society, которая специализируется в услугах по уходу за пожилыми людьми. Средний возраст постояльцев, проживающих в американских домах для престарелых, составляет около 80 лет.

По утрам обитатели нашего дома для престарелых выходят на прогулку вдоль поросшего ивами ручья, который течет недалеко от улицы Тафт, и бредут по тенистой дорожке обычно по одиночке, время от времени останавливаясь передохнуть. Пара старичков выходит на прогулку, везя на тележке баллон с кислородом, от которого тянется эластичная дыхательная трубка. Без дополнительного источника кислорода в разреженном горном воздухе старикам и старушкам было бы и не погулять. Некоторых из пожилых обитателей дома приезжают прогуливать родственники -- вывозят их подышать свежим воздухом на инвалидных колясках.

По другую сторону улицы Тафт стоят три трехэтажных дома, в которых живут в основном студенты и аспиранты Колорадского университета -- их средний возраст около 20--25 лет. На балконах студенческих домов стоят велосипеды, лыжи, сноуборды и другое спортивное оборудование. По утрам студенты спешат на занятия с рюкзаками, наполненными учебниками, тетрадями и портативными компьютерами, а во второй половине дня молодежь выходит в спортивной одежде на пробежку по той же самой дорожке вдоль ручья. Вечером, особенно по пятницам и субботам, с балконов студенческих квартир раздается музыка и молодые люди собираются на вечеринки. Иногда ближе к ночи к студенческим домам приезжает полиция, чтобы разбираться с жалобами от соседей на шум, а также чтобы проверить, не употребляют ли на вечеринке алкогольные напитки те, кому еще не исполнилось 21 года.

Два возраста, два социальных мира, которые почти не пересекаются. Если не считать мимолетных скользящих взглядов и односложных приветствий на улице, которыми иногда обмениваются старики, старушки и студенты, то кажется, что между этими мирами почти полностью отсутствует какоенлибо общение. Разные интересы, разные заботы, да и повседневные занятия совсем разные... Но нет, это не совсем так. Вспоминаются президентские выборы в США 2004 г. Избирательный участок нашего округа был организован как раз в доме для престарелых. Все, кто мог и хотел голосовать в этот день, приходили в вестибюль, где садились в очередь для голосования...

На избирательном участке ухоженные и накрашенные старушки из дома для престарелых оживленно переговаривались. Две старушки передвигались в очереди на электрических колясках и приветливо поглядывали на молодежь. Стариков в очереди было не так много, но те, кто пришел голосовать, внимательно и несколько придирчиво рассматривали избирательные бюллетени. Помимо голосования за кандидата в президенты страны, избирателям нужно было определиться в выборе по многочисленным местным инициативам штата и города: дополнительный налог на недвижимость для покрытия школьных расходов, выделение средств из местного бюджета на приобретение городом нового участка для парка, инициатива по предоставлению нетрадиционной сексуальной ориентации дополнительных прав, выбор местных судей и прочее.

На участке для голосования с энтузиазмом работали три старушки-волонтерки лет под 80: проверяли документы, удостоверяющие личность голосующих, находили их фамилии в списках избирателей, просили расписаться и выдавали бюллетени для голосования. Студенты сидели в очереди какие-то притихшие, вежливо и немногословно отвечали на вопросы пожилых работников избирательного участка. Чувствовалось, что для многих из них разговор с восьмидесятилетними дамами был делом весьма необычным и некоторые из них немного стеснялись. Пожилые волонтерки, напротив, задавали вопросы молодым избирателям с очевидным оживлением и пытались шутить со студентами: Первый раз голосуете? Посоветовались со своим бойфрендом за кого голосовать? Теперь у вас есть хорошее оправдание, если опоздаeте на лекцию, правда? В восемнадцать лет я ходила только на вечеринки, а вам президента выбирать! (в связи с относительно недавним понижением избирательного возраста в США с 21 до 18 лет). Старушки явно были в ударе и получали удовольствие от общения с новыми людьми.

Сидя в очереди на избирательном участке и наблюдая за коммуникативным поведением людей разного возраста, я невольно задумался над вопросами, на которые я попытался впоследствии найти ответы и обосновать их в этой книге. Как часто возникает общение между пожилыми, молодыми и людьми среднего возраста? Какие факторы способствуют межпоколенческому общению, а какие затрудняют коммуникацию? В каких ситуациях молодые и пожилые участники общения получают удовлетворение от процесса коммуникации? На какие темы обычно говорят между собой люди разного возраста? Имеются ли какие-либо отличия в общении людей разных поколений в России, европейских странах, США и странах Востока?

Так, весьма банальная коммуникативная ситуация на улице, где располагается наш дом, оказалась фактором, который отчасти и подтолкнул к изучению особенностей и проблем общения между поколениями.


 Введение

Изучение межпоколенческой коммуникации направлено на анализ особенностей общения людей разного возраста и является новым перспективным направлением коммуникативной лингвистики. Первые работы по межпоколенческой коммуникации начали появляться в американских и британских научных журналах лишь в конце 70-х гг. прошлого века. Исследования в этой области коммуникации были вызваны повседневными реальными нуждами людей. Какие рекомендации по общению можно дать 40-летнему социальному работнику, чтобы наладить эффективный коммуникативный контакт с 80-летней одинокой старушкой? На какие темы лучше направить разговор взрослой дочери при беседе с матерью с тем, чтобы избежать очередного конфликта? Чем отличается общение пожилого мужчины со своим сверстником от его же коммуникативного поведения при разговоре с 20-летним внуком? Какими коммуникативными приемами следует воспользоваться начинающему молодому менеджеру с тем, чтобы наладить работу в коллективе, где средний возраст сотрудников приближается к предпенсионному?

Анализ подобных ситуаций показывает, что возраст участников коммуникации является важнейшим фактором, который во многом влияет на частоту и процесс коммуникации, на тематику общения, на акты коммуникационного самораскрытия и на уровень удовлетворения, которое получают коммуниканты от процесса общения. Лингвисты, психолингвисты и социологи с разных сторон приступили к изучению проблем, с которыми сталкиваются люди разных поколений, когда вступают в коммуникативный контакт между собой. Работы, опубликованные в 80-е и 90-е гг. прошлого века (Chudakoff 1989, Cicerelli 1981, Coupland et al. 1991, Miller-Rassulo 1992, Nussbaum et al. 1995, Roloff 1981, Turner 1986, Williams et al. 1996 и пр.) заложили основу для эмпирического изучения и теоретического осмысления проблем межпоколенческой коммуникации в XXI в.

Коммуникативная лингвистика является достаточно новым направлением, особенно для российской науки. Коммуникативная лингвистика выражает тенденцию в развитии языковедения "от установления правил формальной грамматики, описывающей внутреннюю, имманентную структуру языка, к выявлению общих стратегий производства и понимания дискурса, к построению теории пользования языком, которая может опираться только на деятельностную основу" (Аристов, Сусов 1999). В коммуникативной лингвистике объектом изучения являются не традиционные лингвистические единицы, такие как морфема, слово и предложения. Объектом исследования становятся коммуникативные ситуации и коммуникативные действия человека, которые зависят от его целей, потребностей, мотивов, ожиданий и намерений. К переменным, влияющим на ход коммуникации, относятся социальные и возрастные характеристики участников общения, степень их родства или знакомства, социальные нормы и ситуативный контекст. В коммуникативной лингвистике используются методы социолингвистики, психолингвистики и социальной психологии.

Коммуникативная лингвистика активно развивается, начиная с 60-х гг. прошлого века, и стала одной из ведущих дисциплин, особенно в американских университетах, как по объему выполняемых теоретических и прикладных исследований, так и по количеству обучающихся студентов. Для примера, в университете штата Колорадо в Болдере, где работает автор книги, на кафедре лингвистики занимается всего 120 студентов и аспирантов, в то время как на кафедре коммуникации учится более 600 студентов. В ведущих университетах России кафедры коммуникации начали создаваться лишь в самом конце XX в. и в начале текущего столетия. Их организуют на базе филологических факультетов, факультетов журналистики, а также при социологических факультетах и школах бизнеса.

Для большинства филологических факультетов и лингвистических кафедр в России такие дисциплины, как межкультурная коммуникация, анализ дискурса, конверсационный анализ, исследование спонтанной устной разговорной речи являются достаточно новыми. Неудивительно, что немногочисленные работы, опубликованные по коммуникативной лингвистике в России, во многом носили реферативный характер (Макаров 1998; Почепцов 1998) и авторы в основном опирались на исследования, проведенные в США и европейских странах. Исследования, посвященные общению между представителями разных поколений, в которых бы фактор возраста рассматривался в качестве ключевого, на русском языке и на российском коммуникативном материале отсутствуют.

Наша работа знакомит читателя с проблематикой межпоколенческих коммуникативных исследований, вводит в курс теоретических моделей, используемых при описании коммуникативной деятельности. Приводится подробный разбор факторов, которые влияют на межпоколенную коммуникацию внутри и вне семьи. Рассказывается об исторических изменениях возрастных категорий, изменениях в структуре семьи; на большом фактическом материале оценивается положение пожилых в постсоветской России. Проводится анализ фактора власти во внесемейном общении, а также дается оценка сложившихся стереотипов и клише по отношению к пожилым людям. В книге мы выявляем и описываем особенности и проблемы межпоколенческой коммуникации в России, сравнивая ее с общением людей разного возраста в других странах. Мы делимся с читателями результатами двух проведенных нами социолингвистических опросов: по восприятию и оценке собственного коммуникативного поведения при общении с молодыми, пожилыми и людьми среднего возраста, а также по использованию и пониманию церковной лексики носителями языка разного возраста. В работе приводятся многочисленные примеры общения между поколениями, как внутри семьи: между родителями и детьми, бабушками, дедушками и их внуками, тещами и зятьями, свекровями и невестками; так и вне семейного круга. В заключительной главе описаны примеры перспективных образовательных и волонтерских проектов по преодолению барьеров и уменьшению трудностей в межпоколенческом общении, особенно остро проявляющихся в коммуникативной изоляции пожилых людей.


 Об авторе

Артемий Юрьевич РОМАНОВ

Выпускник филологической школы Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) государственного университета. Шесть лет преподавал в Санкт-Петербургском государственном университете, четыре года работал в университетах Индии, а с 1995 г. работает профессором кафедры славянских и германских языков и литератур в Университете Колорадо, США, где читает лекции по русскому языку и русской культуре.

А. Ю. Романов занимается проблемами социолингвистики, коммуникации, языковой политики и лексикологии, регулярно проводит социолингвистические опросы и интервью в Москве, Санкт-Петербурге и других российских городах. Им опубликовано более 50 статей и две монографии: "Американизмы и англицизмы в русском языке и отношение к ним" (2000) и "Современный русский молодежный сленг" (2004).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце