URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Майоров Г.Г. Философия как искание Абсолюта: Опыты теоретические и исторические
Id: 81686
 
319 руб.

Философия как искание Абсолюта: Опыты теоретические и исторические. Изд.2

URSS. 2009. 416 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-397-00160-1. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

В книге на основе анализа и обобщения большого фактологического и теоретического материала, относящегося к истории философии, а также к истории науки, религии, морали, художественной литературы и искусства, раскрывается авторская концепция происхождения самой идеи философии и трех основных типов ее истолкования (софийного, эпистемического и технематического), проявившихся еще в античности и определяющих направленность и содержание всех философских учений на протяжении последующей европейской истории вплоть до наших дней. Автор доказывает, что, несмотря на кардинальные различия философских учений софийного, эпистемического и технематического типа, все они так или иначе устремлены к изысканию последнего основания всего происходящего в сфере человеческого познания и человеческого поведения, равно как и в сфере природы, что позволяет автору оценивать сущность философского процесса как неустанное искание Абсолюта. Эта центральная идея книги подтверждается анализом в разных аспектах философских учений Платона, Аристотеля, Плотина, Цицерона, Августина, Дунса Скота, Лейбница, Канта и многих других великих подвижников в царстве мысли. Большое внимание в книге уделено происхождению философской терминологии и прояснению смысла важнейших философских идей и понятий.

Книга рассчитана как на специалистов в области философии, так и на широкий круг читателей, ищущих ответ на вопрос: что такое философия и каково ее назначение в человеческой жизни?


 Содержание

Предисловие автора
Роль софии-мудрости в истории происхождения философии
Тщета науки. Критический этюд
София. Эпистема. Технема. (Размышления о способах понимания философии в ходе ее истории). Опыт первый
 Философия как философ\'ия
 Философия как эпистема
 Философия как технема
 София. Эпистема. Технема. Опыт второй
 София. Эпистема. Технема. Опыт третий
Эссе о природе человека
 Глава первая. Природа и судьба у греческих трагиков
 Глава вторая. Тема человеческой природы у Платона и Аристотеля
 Глава третья. Душа -- Ум -- Дух
Бытие -- сущее -- сущность. Опыт исторического исследования идей
Опыт определения функции идей в познании
Восток и Запад в Европе
Великая тетракида платонизма. Историко-философские этюды
 Этюд первый. Платон
 Этюд второй. Плотин
 Этюд третий. Августин
 Этюд четвертый. "Ареопагитики"
Цицерон как философ
Цицерон и античная философия религии
 Вступление
 О теологии греков
 О языческой религии, магии и мифологии
 Теология стоиков и эпикурейцев
 Античное язычество и моральное сознание
 Академическая критика теологии
 Общий взгляд Цицерона на религию и теологию
 Религия в представлениях древних римлян
 Цицерон как критик язычества
 Этические проблемы теодицеи
Образ Катона Старшего в диалогах Цицерона. (К вопросу об особенностях римской мифологии истории)
Моральное сознание античного христианства. Новый Завет и Августин
 Глава первая. Этика смирения
 Глава вторая. Этика "исповеди"
В поисках нравственного Абсолюта. Античность и Боэций
 Глава первая. От разума к вере
 Глава вторая. От веры к разуму
Северин Боэций и его роль в истории западноевропейской культуры. (К 1500-летнему юбилею)
Был ли Боэций мыслителем христианским?
К вопросу об эволюции аристотелизма в Средние века. К тысячелетию Авиценны
Дунс Скот как метафизик
 Факторы влияния и эрудиция
 Богословие и метафизика
 Метафизика воли и разума
  Примечания
  Цитируемая литература
  Форма цитирования источников
Лейбниц как философ науки. Опыты восхождения к абсолютному знанию путем усовершенствования наук
Указатель имен

 Предисловие автора

Светлой памяти моей матери Антонины Павловны Майоровой посвящаю

Предлагаемая читателю книга в силу особенностей ее композиции и смыслового содержания, по-видимому, нуждается в некоторых предварительных авторских разъяснениях и оправданиях. У читателя, начинающего свое знакомство с книгой, с "содержания", может создаться впечатление, что данный том представляет собой собрание разнородных работ, написанных автором в разное время и с разной мотивацией, -- нечто вроде сборника статей и очерков, не объединенных никакой общей идеей, подобного тем, которые в Средние века, да и в более близкие к нам времена, относили к литературному жанру "Varia", т.е. "Разное". Однако само название данной книги говорит о том, что она, во всяком случае по авторскому замыслу, должна была бы рассматриваться скорее как монографическое исследование, посвященное, во-первых, прояснению смысла и назначения философии, а во-вторых, раскрытию содержания некоторых кардинальных философских идей и принципов, выдвинутых в ходе исторического развития, что объясняет внимание, которое уделено в книге также и происхождению философской терминологии. Полагая, что ядром философии является нравственная идея, я включил в книгу также разделы, посвященные античному и раннехристианскому моральному сознанию. А поскольку философия, будучи, конечно, и онтологией, и гносеологией, в то же время немыслима вне рамок культуры в целом и, в частности, -- в отрыве от науки, с одной стороны, и от религии -- с другой, мне показалось правильным включить в книгу несколько очерков, посвященных вопросам онтологии, теории познания, философии науки и философии религии, а также включить в нее несколько культурно-исторических эссе и этюдов и один очерк, который можно отнести к философии истории. Таким образом, философия, как я надеюсь, представлена в книге почти во всех своих главных ипостасях, что, возможно, позволит читателю убедиться в правильности избранного мною для книги названия, ибо понятая как искание Абсолюта, философия по необходимости имеет отношение ко всем формам проявления жизни духа, что показывает и ее история, которой в книге уделено особое внимание. Подзаголовок "опыты" указывает на то, что автор не претендует на окончательное решение поставленных проблем, но лишь пытается их решить.

Что касается истории создания самой этой книги, то идея ее написания возникла у меня очень давно, четверть века назад, после выхода в свет двух моих монографий, одна из которых -- "Теоретическая философия Готфрида В.Лейбница" (1973 г.) -- подытоживала мои первоначальные занятия философией Нового времени, а вторая -- "Формирование средневековой философии" (1979 г.) -- была результатом изучения духовных исканий эпохи патристики и раннего периода Средних веков. Соприкоснувшись с творениями гения Лейбница, вдохновленного идеей философии как универсального духовного синтеза, и с творениями Отцов Церкви, проникнутыми идеей постижения Бога как духовного Абсолюта посредством того, что они называли "любомудрием", т.е. именно философией, я загорелся желанием проследить происхождение такого понимания смысла и функции философии и обратился к античности. Изучение античной философии и античной литературы вообще привело меня к выводу, что подобное понимание философии было свойственно грекам с самого момента ее, философии, возникновения. Тогда-то я и задумал написать книгу, которую теперь и предлагаю на суд читателей. Задержка с ее созданием была связана не только с трудностью решения поставленной задачи, но и с тем, что в последующий долгий период я был занят переводом на русский язык и подготовкой к публикации в сериях "Философское наследие" и "Памятники философской мысли" латинских сочинений классиков мировой философии: Фр.Бэкона, Дж.Беркли, Готфрида Лейбница, Цицерона, Северина Боэция, а позднее и Дунса Скота. Эта нелегкая работа поглощала почти все мое время, свободное от преподавания в Московском университете, а если и позволяла мне что-то еще писать по главной волнующей меня теме, то только сочинения в малых формах -- статьи и брошюры, некоторые из которых в переработанном виде включены в настоящий том как разделы книги. Таким образом, около половины всех разделов предлагаемой читателю книги ранее публиковались, хотя здесь они представлены в новой авторской редакции. Другая половина разделов написана в последние годы и публикуется впервые. Стоит добавить, что и ранее опубликованные в форме отдельных сочинений части книги в настоящее время недоступны широкому читателю, так как почти все они публиковались или в научных журналах или в подписных изданиях. К тому же, как я надеюсь, в новой авторской редакции они вполне органично вписываются в содержание предлагаемой читателю книги, тем более, что собственная философская позиция автора со времени первых его публикаций до настоящего момента не претерпела сколько-нибудь существенных изменений. Эту философскую позицию в соответствии с требованиями жанра предисловия нам теперь как раз и остается кратко пояснить.

Возможно, читателю трудно будет согласиться с парадоксальным на первый взгляд убеждением автора в том, что философия, в отличие от любой из наук, со времени своего рождения в Древней Греции и вплоть до наших дней не проявляла никакого ощутимого прогресса в решении своих главных задач и что уже по одному этому признаку ее вряд ли можно отнести к разряду наук, ибо прогресс наук очевиден, и все науки за это же время изменились радикально. Ведь это -- факт, что философия Канта в смысле своей истинности и глубины ничуть не лучше философии Платона, а философия Гегеля ничуть не лучше философии Аристотеля. Если кому-то больше нравится Платон, чем Кант, или больше -- Гегель, чем Аристотель, это -- дело вкуса. В этом смысле философия даже ближе к искусству, чем к науке. Ведь и в искусстве не может быть действительного прогресса. И здесь, как и в философии, каждая эпоха и каждая культура имеет свой стиль и свои шедевры, которые не лучше и не хуже стиля и шедевров любой другой эпохи или культуры. Однако я все же не считаю, что философия есть некая разновидность искусства: не считаю по той причине, что основной созидательной силой в искусстве служит чувственная интуиция, а в философии в роли такой силы выступает интуиция интеллектуальная. Кроме того, хотя у искусства и философии есть еще и то общее, что они никогда не удовлетворяются ничем относительным и устремлены к абсолютному, они все же существенно отличаются друг от друга в том, что искусство устремлено как к высшей, пусть даже и недостижимой, своей цели -- к абсолютному художественному совершенству, а философия устремлена к Абсолютной Истине и к Абсолютному Началу, которые совпадают в идее Абсолюта как такового. По мнению автора настоящей книги искания Абсолюта как раз и составляют основное содержание философского процесса в продолжении всей его истории. При этом надо заметить, что многие философы, и притом самые значительные и влиятельные, такие, как Платон, Аристотель, Плотин, Августин, Дионисий Ареопагит, Лейбниц, Кант, Гегель и другие, включая наших, таких, как Владимир Соловьев и Павел Флоренский, отождествляли Абсолют с чем-то божественным или даже с самим Богом. Не значит ли это, что все названные и им подобные философы в действительности были просто теологами в современном смысле этого слова? Ответом на этот вопрос мы и заключим наше предисловие. Дело в том, что теолог изначально принимает Божественный Абсолют в акте веры, а затем, исходя из своей веры, устанавливает отношения между Богом как Абсолютом, с одной стороны, и миром и человеком -- с другой. Философ же движется в обратном направлении: от мира и человека -- к Абсолюту. При этом путь философа бесконечен, даже если он движется в правильном направлении, ибо философ движется путем познания, а окончательное познание Абсолюта (Абсолютной Истины) невозможно. Однако это не означает, что стремление философа к абсолютному знанию бесплодно. Ведь, двигаясь в правильном направлении, философ с каждым шагом все больше озаряется светом Абсолютной Истины, а тем самым и все больше просвещается, все больше узнавая и о мире и о самом себе -- человеке.

Мне остается только поблагодарить всех тех, кто так или иначе способствовал выходу этой книги в свет и особенно тех, кто помогал мне в технической подготовке текста книги к изданию.

Москва, Переделкино
25 октября 2003 года

 Об авторе

Геннадий Георгиевич Майоров

Заслуженный профессор Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова (МГУ), академик Российской академии естественных наук (РАЕН), доктор философских наук. Работает на кафедре истории зарубежной философии философского факультета МГУ. Известен своими исследованиями в области истории западной философии: античной, средневековой и Нового времени. Его монографии "Теоретическая философия Готфрида В.Лейбница" и "Формирование средневековой философии" получили широкое признание не только в России, но и в других европейских странах. Первая из указанных монографий была частично переведена на французский в Лилле, вторая -- издана в переводе на сербско-хорватский в Белграде и в переводе на болгарский в Софии. Кроме того, одна из работ Г.Г.Майорова о Лейбнице была издана на немецком во Франкфурте-на-Майне. Авторству Г.Г.Майорова принадлежит также множество статей в научных и философских журналах и энциклопедиях, ряд очерков о жизни и творчестве таких мыслителей, как Августин, Боэций, Цицерон, Дунс Скот, а также исследования по теме происхождения философии и определения ее смысла и назначения. Г.Г.Майоров известен и как переводчик с латинского языка и редактор изданий сочинений классиков мировой философии: Фр.Бэкона, Беркли, Лейбница, Цицерона, Боэция, Дунса Скота.


 Опечатки, замеченные в первом издании



 
© URSS 2016.

Информация о Продавце