URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Кокошин А.А. О системном и ментальном подходах к мирополитическим исследованиям: Краткий очерк
Id: 79848
 
199 руб.

О системном и ментальном подходах к мирополитическим исследованиям: Краткий очерк. Изд.2, испр. и доп.

URSS. 2008. 88 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-0212-3.

 Аннотация

В своем кратком очерке академик РАН, декан факультета мировой политики МГУ им. М.В.Ломоносова и директор Института проблем международной безопасности РАН А.А.Кокошин рассматривает такие вопросы, как соотношение понятий "мировая политика" и "международные отношения", основные составляющие системного подхода к исследованию мировой политики и международных отношений, особенности ментального подхода к мирополитическим исследованиям, соотношение между индивидуальными и коллективными субъектами мировой политики и др.

Данный очерк предназначен прежде всего для ученых-политологов и для преподавателей вузов, работающих в данной области, а также для аспирантов, магистрантов и студентов.


 Оглавление

1 Мировая политика и международные отношения
2 Системный подход
3 Синергетика в общественных науках
4 Составляющие системного подхода
5 Старое понимание системы
6 Ментальный подход
7 Единичный и коллективный субъекты мировой политики
8 Рациональное и эмоциональное
9 В\'идение мировой политики, картина мира
10 Аналитики и государственные деятели
Примечания
Именной указатель

 Из главы 1. Мировая политика и международные отношения

В данной работе речь пойдет, прежде всего, о двух основных подходах, к которым прибегают в своих теоретических и практических работах исследователи мировой политики и международных отношений. Это системный и так называемый ментальный подходы. Если первый из двух названных подходов имеет более длительную историю, крепкие корни и традиции, то второй возник и стал популярен в конце прошлого века, т.е. относительно недавно. Тем не менее, приверженцы "ментализма" заявляют о себе достаточно громко и претендуют на первенство в том, что касается достоинств и продуктивности их метода. При этом такого рода претензии отнюдь не безосновательны.

Однако прежде чем обратиться к этим подходам, надо остановиться на уяснении важного момента -- различий между понятиями "мировая политика" и "международные отношения", что имеет непосредственное отношение к теме работы. В обыденном сознании эти термины часто употребляются как тождественные, относящиеся к одному синонимическому ряду. С научной точки зрения, речь идет все же о разных понятиях, между которыми есть определенные различия. В их наличии специалист всегда должен отдавать себе отчет, даже если конкретные стоящие перед ним задачи не требуют указания на эти различия.

Российский политолог М.М.Лебедева пишет, что при употреблении понятий "международные отношения" и "мировая политика" в первом случае акцент делается обычно на межгосударственных, прежде всего двусторонних проблемах (например, российско-американских отношениях); во втором -- на глобальных, а также вопросах развития мировой политической системы в целом.

Однако, отмечает Лебедева, существует и другая точка зрения. Согласно ей, "мировая политика" как исследовательская область в широком смысле, которая признает наряду с государствами и других акторов, действующих на мировой арене, должна включать в себя и межгосударственные отношения. Отметим, что такой взгляд является весьма распространенным среди исследователей, работающих в области мировой политики.

Мировая политика, по правильному замечанию П.А.Цыганкова, смещает акцент на ту все более заметную роль, которую играют в ней нетрадиционные акторы, не вытесняющие, однако, государство как главного участника международного общения. Имеется также заслуживающая внимание точка зрения, в соответствии с которой мировая политика выступает "в качестве среды, которая не просто влияет на международные отношения, а изменяет их".

В международной исследовательской практике употребляют еще один термин -- "глобальная политика". Тогда, как правило, стремятся подчеркнуть, что речь идет о глобальных проблемах и в этом смысле глобальная политика выступает как часть (пусть и значительная) мировой политики.

Как обоснованно отмечает российский ученый А.Д.Богатуров, в традиционных международных отношениях взаимодействие акторов выражается, прежде всего, во взаимодействии политик государств; в мировой политике взаимодействие распространяется "по всей толще внешней и внутренней политики субъектов".

В процессах мировой политики все более важную роль играют различные компоненты гражданского общества и политические акторы, не входящие в государственные машины, -- различные общественные организации, ассоциации, союзы, органы политических партий. Можно привести множество примеров того, как активные участники процессов мировой политики упомянутых категорий весьма громко заявили о себе в конце XX -- начале XXI века. Среди них -- американские "Фридом хауз", институт республиканской партии, институт демократической партии, германские "Фонд Аденауэра", "Фонд Эберта" и др. Все большее число таких акторов носит транснациональный характер (как, например, "Гринпис").

Конечно, это явление возникло в последние десятилетия, и учет его в практической внешнеполитической деятельности свойствен периоду последних нескольких десятилетий. Однако обращение к аналогичной формуле можно найти и в более отдаленной истории. Каким, например, видели мир лидеры Советского государства, возникшего в результате Октябрьской революции в России? Прежде всего, как мир, в котором "Советы становятся мировой силой". Большевики апеллировали не только (и не столько) к главам государств и правительств тех или иных стран, но и непосредственно к массам, прежде всего к пролетариату. Они стимулировали рабочий класс к определенным действиям, создающим, как ожидалось, такую среду мировой политики, в которой международные отношения приобретали бы новые черты, клонившие чашу весов в пользу Советской России.

Следует учитывать, что мировая политика как научная дисциплина возникла позднее, чем международные отношения, а в нашей стране позднее, чем на Западе. Она в большей мере, чем проблематика международных отношений, опирается на смежные дисциплины, междисциплинарные исследования. Очевидно, что мирополитическая проблематика требует рассмотрения большего числа факторов (переменных), нежели проблематика международных отношений. Это задача повышенной сложности как для ученых-теоретиков, так и для аналитиков-прикладников, не говоря уже о политиках и чиновниках-практиках.

Как правило, терпит поражение тот актор, который проявил неспособность аналитически охватить достаточно большое число параметров мирополитического процесса или отдельного явления, причем в ограниченный период времени (а это является неотъемлемой и почти неизбежной характеристикой практически всех процессов принятия решений).

Отсюда проистекает важность продуктивных методологических подходов к разработке многокомпонентных, сложных, сцепленных друг с другом, взаимообусловленных и взаимовлияющих проблем мировой политики.

Политология рассматривает государство как вид политической системы.

Помимо государств, "действующими лицами" (субъектами, акторами) мировой политики являются: во-первых, различные межгосударственные союзы, коалиции и объединения, получающие в том числе надгосударственные, наднациональные функции; во-вторых, транснациональные субъекты экономической деятельности; в-третьих, трансграничные негосударственные политические организации с определенными программами и практикой конкретных акций.

Особое место среди них занимают действующие на транснациональной основе экстремистские политические организации, использующие в качестве своего основного оружия террор (например, "Аль-Каида"). Их возможности во многом определяются наличием новой информационно-коммуникационной среды, являющейся одним из основных элементов феномена "глобализации".

Не оправдываются многочисленные прогнозы предыдущих десятилетий (особенно 1970-х годов) о том, что феномен многонациональных и транснациональных корпораций и рост наднациональных международных организаций, рост взаимозависимости государств приведут к постепенному исчерпанию роли суверенных государств как главных структурных элементов мировой политики. На основе этих прогнозов, в частности, делались выводы и отечественными политиками, и учеными либерального толка о необходимости "ускоренного разгосударствления" российской экономики; однако такое разгосударствление оказалось, мягко говоря, контрпродуктивным.

Не ослабил роли государств как основных субъектов мировой политики и новый, самый мощный в истории, импульс процесса "глобализации" 1990-х годов, имеющий прежде всего экономическое, информационное и культурное измерения (в том числе и на уровне индивидуума), но затрагивающий также политическую и оборонную сферы. Именно, и прежде всего, между государствами по-прежнему, как на протяжении многих столетий, идет борьба за власть и влияние на международной арене. Эта борьба, как и раньше, во многих случаях осуществляется в насильственной форме -- в виде войн и вооруженных конфликтов.

Признавая в качестве доминирующего положение о том, что в современной политологии международных отношений основной единицей анализа остаются государства-нации, следует все более углубленному исследованию подвергать феномен негосударственных экстремистских политических организаций, использующих террористические методы. Они заявили о себе как о серьезнейшем и опаснейшем претенденте на то, чтобы быть одним из основных субъектов и мировой политики, и внутренней политики отдельных государств.


 Об авторе

Кокошин Андрей Афанасьевич
Академик Российской академии наук. 6-й секретарь Совета Безопасности Российской Федерации. Декан факультета мировой политики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце