URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Михалева В.М. и др. Реввоенсовет Республики. 1920-1923
Id: 752
 
599 руб.

Реввоенсовет Республики. 1920-1923

URSS. 2000. 440 с. Твердый переплет. ISBN 5-8360-0134-0.

 Аннотация

Сборник документов является первым полным изданием протоколов Революционного военного совета Республики (а с августа 1923 г. СССР) --- высшего коллегиального военного органа страны. Настоящее издание впервые представляет широкому кругу читателей комплекс уникальных документальных источников о деятельности Реввоенсовета в период завершения гражданской войны и первых двух послевоенных лет по руководству армией и флотом, а также учреждениями военного ведомства, по осуществлению их реорганизации в связи с переходом страны к мирному строительству. Публикуемые в сборнике документы, ранее неизвестные и недоступные общественности, возвращают из забвения имена незаслуженно репрессированных и забытых военных деятелей, способствуют более объективной оценке событий того сложного периода истории России.


 Предисловие

Первое полное издание протоколов Революционного военного совета Республики (РВСР) за 1918--1919 гг. стало заметным явлением в историографии гражданской войны 1917--1922 гг. Широкие круги читателей и исследователей получили возможность ознакомиться с ранее неизвестными и практически недоступными общественности документами, в которых хронологически зафиксирована деятельность РВСР -- высшего коллегиального военного органа страны в те годы. Обнародование протоколов РВСР, осуществлявшего централизованное руководство армией и флотом, а также всеми учреждениями Военного ведомства, несомненно, позволило по-новому взглянуть на многие проблемы гражданской войны, которые по ряду причин (в том числе -- и идеологических) трактовались с отступлениями от исторической правды, а также существенно дополнило новой фактурой уже, казалось бы, достаточно изученные события гражданской войны. И не только новой фактурой, но и именами военных деятелей, незаслуженно репрессированных в годы культа личности Сталина и потому запрещенных даже для упоминания в исторических работах (конечно, за исключением случаев критики "вредительской" деятельности руководства РВСР и "разоблачения" этого органа как "скопища троцкистов").

Предлагаемый сборник протоколов РВСР за 1920--1923 гг. является, по существу, продолжением предыдущего. Отличие настоящего сборника состоит в том, что в нем публикуются протоколы не только периода гражданской войны (1920 г.), но и первых послевоенных лет (1921--1923 гг.). Не приходится сомневаться, что читателю будут интересны протоколы РВСР периода советско-польской войны и операций против войск Врангеля. Но не меньший интерес представляют и протоколы последующих лет. Ограничивая в данном сборнике публикацию протоколов 1923 г., составители исходили из того, что в этом году закончился первый этап преобразования военной системы советского государства после гражданской войны. В 1921--1923 гг. осуществлено радикальное сокращение вооруженных сил, причем проводившаяся в этот период демобилизация армии сопровождалась серьезными изменениями в комплектовании, снабжении, управлении, организационно-штатном устройстве и в других параметрах, характеризующих состояние армии. Читатель сможет увидеть, что начавшаяся с 1924 г. военная реформа, по существу, была естественным продолжением и завершением процесса, начатого при активном участии РВСР в 1921--1923 гг.

Состав РВСР до августа 1923 г. не превышал 6 человек, как это и было определено постановлением СНК от 8 июля 1919 г. В течение указанного срока бессменно в состав РВСР входили Л.Д.Троцкий (председатель), Э.М.Склянский (заместитель председателя), И.Т.Смилга, С.С.Каменев. Кроме этих лиц, членами РВСР были: в 1920 г. -- Д.И.Курский, в 1921--1922 гг. -- С.И.Гусев, в 1921--1923 гг. -- И.В.Сталин, в 1922--1923 гг. -- В.А.Антонов-Овсеенко, в 1923 г. -- М.В.Фрунзе, П.П.Лебедев, Н.П.Брюханов. С 28--29 августа 1923 г. с преобразованием РВСР в РВС СССР состав последнего существенно расширился: кроме Л.Д.Троцкого, Э.М.Склянского, С.С.Каменева и В.А.Антонова-Овсеенко, в состав РВС СССР до конца 1923 г. входили также С.С.Данилов, С.М.Буденный, В.А.Богуцкий, Ш.З.Элиава, А.Ф.Мясников, И.Хыдыралиев, Г.С.Везиров, И.С.Уншлихт, А.П.Розенгольц. По перечисленному персональному составу РВС СССР видно, что его расширение произошло, в том числе, и за счет обеспечения представительства союзных республик, вошедших в состав СССР.

Анализ протоколов и постановлений РВСР за 1920--1923 гг. убедительно свидетельствует, что круг проблем, обсуждавшихся на заседаниях РВСР, как и в 1918--1919 гг., был весьма широким. Естественно, что если в 1920 г. большинство вопросов так или иначе были связаны с военными действиями на фронтах, то в 1921--1923 гг. с переходом вооруженных сил страны на мирное положение на первый план выдвигаются вопросы, вытекающие из новых условий.

Основное место в повестках дня заседаний РВСР занимали вопросы строительства армии. В связи с уменьшением в 1920 г. масштабов военных действий РВСР приступил к решению проблемы сокращения численности армии. При обсуждении этого вопроса 25 ноября 1920 г. было принято решение к 15 января 1921 г. сократить армию на 2 млн человек (док. N35), а 5 декабря 1920 г. РВСР для выполнения этой задачи создал комиссию, которой вменялось в обязанность "свести армию фактически в смысле числа живых людей "едоков" в 3300000 и, следовательно, фактически высвободить из пределов армии не менее2000000 человек" (док. N37). Обращает на себя внимание тот факт, что при предельной лаконичности формулировки обсуждавшегося на вышеуказанных заседаниях вопроса ("о сокращении численности армии") решения по нему принимались развернутые, в 15--20 пунктов.

Большое внимание уделял РВСР строительству армии на милиционных началах. Правда, в январе 1920 г. при обсуждении этого вопроса (док. N3, 5) дело свелось к просьбе к членам РВСР и другим лицам представить проекты его решения. Но с переходом к мирному положению этот вопрос, как и некоторые другие, был переведен в плоскость практического решения. Уже 1 января 1921 г. при обсуждении вопроса о реорганизации армии было признано "безусловно необходимым организовать борьбу с теми тенденциями, которые сейчас наблюдаются в смысле ослабления роли и значения Красной Армии" (док. N39). 14 января 1921 г. РВСР признал необходимым объединить все центральные штабы в один, взяв за основу Полевой штаб РВСР (док. N41). 10 февраля 1921 г. путем объединения Всероссийского главного штаба и Полевого штаба РВСР создан Штаб РККА как единый орган управления вооруженными силами Республики. 29 января 1921 г. на заседании РВСР рассмотрена схема центральных управлений (док. N42). Вопрос о милиционных дивизиях рассматривался РВСР 28 февраля (док. N44) и 26 марта 1921 г. (док. N47); первые милиционные дивизии были определены для формирования в Петрограде, Москве, на Урале. Из протоколов 1921 г. отчетливо видна активная деятельность РВСР в решении важнейших вопросов строительства армии: о мерах к упрочению армии по резолюции Х партсъезда (док. N46), о сокращении и реорганизации армии (док. N48, 52, 60, 73), о комплектовании армии, улучшении качества реорганизуемой армии, ускорении формирования милиционных дивизий, размере армии в военное время и порядке ее развертывания (док. N53). Сейчас, когда не без трудностей осуществляется реформирование российской армии, представляет интерес позиция РВСР, изложенная в постановлении от 21 ноября 1921 г. по поводу статьи С.Соломина "К вопросу реорганизации Красной Армии", напечатанной в журнале "Военная наука и революция". В постановлении отмечалось: "Статья говорит о полном отсутствии у нас плана в деле реорганизации армии..., о полном отсутствии у нас ответа на вопрос: "какую и для каких задач мы армию готовим", из чего автор и выводит несостоятельность нашей нынешней организационной и военно-воспитательной работы". Постановление РВСР ориентировало печатные органы на публикацию статей, "которые, определив здоровые пределы критике и творческой инициативе в военном деле, в то же время дали бы решительный отпор дальнейшему распространению неоформленной, беспредметной, дилетантской, не дающей никаких выводов критике, которая способна только подкопать, расшатать уже достигнутые завоевания в деле военного строительства" (док. N67).

Не менее интересен и принципиальный подход РВСР к сокращению армии, изложенный в протоколах 1922 г. Так, 4 апреля было решено в первую очередь сократить аппараты управлений и тылов; школ не сокращать. "Сокращение армии, -- говорилось в постановлении РВСР, -- ни в коем случае не должно означать уменьшение нынешнего бюджета и вообще нынешних государственных расходов на армию. Экономия же должна целиком пойти на улучшение положения армии, на повышение ее техники, создание мобилизационных запасов" (док. N76), 3 ноября РВСР констатировал, что, "несмотря на произведенное радикальное сокращение армии до 800000 человек, материальное положение ее все же остается столь печальным, что для повышения его до минимального удовлетворительного уровня представляется необходимым сокращение на 200000 человек. Из этого обстоятельства вытекает полная недопустимость какой бы то ни было урезки в смысле снабжения армии под предлогом сокращения ее численности, ибо само сокращение вытекает из недостаточности снабжения" (док. N82).

В 1923 г. РВСР дважды (14 и 23 апреля) рассматривал основания для пятилетнего плана развития армии (док. N85, 86). На втором заседании докладчиком по данному вопросу выступал П.П.Лебедев. Заслуживают внимания соображения доклада по командному и вольнонаемному составу, вещевому довольствию, продовольствию, артснабжению, авиации, бронесилам и т.д., а также выступления в прениях по докладу присутствовавших на заседании Н.И.Муралова, М.В.Фрунзе, К.Е.Ворошилова, В.А.Антонова-Овсеенко, И.Э.Якира, М.Н.Тухачевского, Э.М.Склянского, С.М.Буденного, Л.Д.Троцкого и др.

Столь же часто на заседаниях РВСР рассматривались вопросы снабжения армии оружием, боеприпасами и другими предметами материально-технического обеспечения армии, работы военной промышленности. В период советско-польской войны эти вопросы приобрели особую остроту и потому решались весьма оперативно. Так, уже 4 мая 1920 г. при обсуждении вопроса о снабжении Западного фронта РВСР констатировал "угрожающую основным интересам советской Республики опасность, исходящую из крайнего падения производительности заводов, производящих предметы артиллерийского снабжения, в особенности патроны, винтовки, пулеметы". РВСР счел необходимым принять неотложные меры по продовольственному обеспечению рабочих артиллерийских заводов и их семейств, проверке наличного состава рабочих на заводах военной промышленности с целью пресечения дезертирства и т.п. (док. N18). Обсуждая 17 мая отдельным пунктом вопрос об обуви для Западного и Юго-Западного фронтов, РВСР в постановлении определил, что на этих фронтах является "допустимым пользование лаптями и другими суррогатами обуви только для штрафных частей. Все остальные красноармейцы должны быть обуты в кожаную обувь" (док. N19). Широкий круг вопросов снабжения Западного фронта рассматривался РВСР и на следующем заседании, где, в частности, решено, что Западный фронт должен быть "действительно и в полной мере обеспечен горючим, в особенности бензином, в таком размере, чтобы у Западного фронта имелся постоянный 2-месячный запас" (док. N20). И в последующем РВСР принимал важные решения по поводу производства патронов, запасных частей к пулеметам и артиллерии, седел, белья, мыла, а также об ужесточении порядка отпуска предметов военного снабжения другим ведомствам, о разверстке по сбору предметов вещевого снабжения у населения, о бережном отношении к предметам вещевого довольствия (док. N23, 29, 32, 33, 34).

Неоднократно РВСР рассматривал вышеуказанные вопросы и после окончания военных действий. Принципиальное значение имели постановления РВСР о программе снабжения армии оружием и боеприпасами, о создании неприкосновенных запасов оружия и боеприпасов, прекращении изъятия из армии военного имущества (особенно автомобилей), закупке за границей значительного количества авиационного вооружения, снятия милиции со снабжения ее Военным ведомством, окончательном переводе частей армии на казарменное и лагерное положение и т.п. (док. N43, 47, 60, 68, 78, 79, 84).

Отдельной строкой в протоколах РВСР отражена проблема продовольственного снабжения армии, являвшаяся одной из самых трудных проблем тех лет. Судя по протоколам, РВСР в 1920 г. пришлось решать вопросы организации продовольственной кампании (док. N6), сокращения количества выдаваемых пайков из военно-продовольственных магазинов, состояния фуражного дела на фронтах, обеспечения продовольствием мобилизуемых, установления продовольственного пайка для военных моряков, улучшения продовольственного снабжения Западного фронта и др. (док. N11, 12, 13). В частности, на заседании 25 марта 1920 г. РВСР обратил внимание Главснабпродарма на то, "что Западный фронт является в настоящее время важнейшим фронтом Республики и что обеспечение его продовольствием согласно уже состоявшемуся решению в размере двухнедельного запаса является делом исключительной важности" (док. N15). Среди срочных вопросов, связанных с начавшейся войной с Польшей, 4 мая 1920 г. РВСР рассмотрел вопросы о снабжении Западного фронта консервами, о диетических продуктах для данного фронта, о продовольственных маршрутах на Западный фронт и т.п. Все это было вызвано тем, что, как отмечалось на заседании, Западный фронт располагался "в наиболее голодном из всех районов, где когда-либо приходилось действовать нашим войскам, и успех операций в огромной мере предопределяется продовольственным обеспечением красноармейцев" (док. N18). Благодаря принятым РВСР мерам Главснабпродарм смог 7 июня доложить РВСР, что "в продовольственном отношении Западный фронт обеспечен на ближайший период всем необходимым" (док. N21). Следует заметить, что продовольственное положение страны и армии было тяжелым не только в годы войны, но и после нее; это вынуждало регулярно возвращаться на заседаниях РВСР к рассмотрению продовольственной проблемы во всех ее ракурсах (док. N32, 42 и др.).

Серьезное внимание на заседаниях РВСР уделялось также вопросам медицинской службы в РККА, поскольку РВСР считал "борьбу с эпидемиями и вообще надлежащую постановку военно-санитарного дела, заботу о соблюдении необходимых гигиенических правил и прочее важнейшей задачей по обеспечению надлежащей боеспособности Красной Армии" (док. N1). В частности, конкретно рассматривалось санитарное состояние Западного фронта (док. N18, 20), Юго-Западного фронта (док. N34) и другие вопросы медицинской службы (док. N1, 22, 33, 72).

Немалое место в работе РВСР занимали кадровые вопросы. Из протоколов можно почерпнуть сведения о назначениях и перемещениях должностных лиц, в том числе и таких известных, как Г.К.Орджоникидзе (док. N3), Е.А.Щаденко (док. N14), И.В.Косиор (док. N16), Ф.К.Миронов (док. N29), М.В.Фрунзе (док. N30), И.Э.Якир (док. N32), И.П.Уборевич (док. N4), А.И.Егоров (док. N45) и других (док. N1, 2, 20, 33, 44, 98). Представляют несомненный интерес и решения РВСР по поводу подбора высшего комсостава для Западного фронта (док. N19), а также по проблемным вопросам демократизации командного состава (док. N52, 53), улучшении его материального положения (док. N63, 79, 87).

Ряд решений РВСР связан с формированием, переформированием или расформированием различных войсковых единиц (док. N1, 2, 4, 12--16, 20, 29, 30, 32, 33, 50, 52, 64), а также переименованием частей и соединений (док. N4, 11, 12, 33). Особое место в деятельности РВСР занимала проблема национальных формирований, являвшаяся актуальной как в годы гражданской войны (док. N12, 17, 30, 32--34), так и после ее окончания (док. N45, 53, 62, 88, 91, 93, 98). Весьма часто рассматривались на заседаниях РВСР вопросы о запасных частях (док. N2, 4, 18, 21--24, 29--33), о трудовых армиях (док. N2, 4, 11, 21, 51, 74), караульных частях (док. N3, 44, 74, 75, 94), частях ВОХР и ВЧК (док. N12, 13, 16, 33, 74). Несколько раз РВСР пришлось отдельно заниматься 1-й Конной армией, причем как в связи с ее особым местом и значимостью в РККА (док. N40, 45, 46, 50), так и в связи с некоторыми неправомерными действиями ее руководства (док. N14, 30).

К кругу проблем, привлекавших пристальное внимание РВСР, относились и мобилизационные вопросы, весьма часто встречающиеся в повестках дня заседаний РВСР (док. N4, 8, 11, 13, 16, 20, 22, 30, 31, 41, 47, 61 и др.). Среди этих вопросов -- вопросы о призыве родившихся в 1901 г. (док. N11), о мобилизации грузовых и легковых машин и лошадей, находящихся в советских учреждениях, для Западного фронта (док. N19), об увольнении в бессрочный отпуск лиц командного состава и административно-хозяйственной службы (док. N41), об отпуске из армии красноармейцев увольняемых возрастов, оставленных в армии по трудмобилизации (док. N47), о мобилизационных запасах (док. N64, 66, 80, 87), об укомплектовании армии (док. N91) и др.

Одним из самых злободневных вопросов на заседаниях РВСР в 1920 г. являлся вопрос использования железных дорог в интересах решения оперативно-стратегических задач. Еще накануне войны с Польшей он неоднократно обсуждался РВСР с принятием конкретных решений (док. N1, 4, 9--11, 14). В связи с обострением обстановки на Западном фронте РВСР 20 марта 1920 г. обратил внимание ведомств путей сообщения и продовольствия на то, что "если в ближайшие дни не будут усилены воинские перевозки,... то на Западном фронте может создаться такое положение, которое сорвет все другие перевозки, кроме воинских". Из 15 вопросов, рассмотренных на этом заседаний, 9 были посвящены различным аспектам работы железных дорог в интересах фронтов (док. N15).

Первостепенное значение приобрели воинские перевозки на Западный фронт в связи с началом советско-польской войны. Решением РВСР от 4 мая 1920 г. работа железных дорог западной полосы подчинялась нуждам Западного фронта; на этом же заседании рассмотрены также вопросы о содействии Военного ведомства железным дорогам в районе Западного фронта, об обеспечении западных железных дорог техническим персоналом, о перевозках на Западный фронт из Заволжья, об извлечении железнодорожников из гражданских учреждений и др. Обращает на себя внимание та часть решения РВСР, в которой соответствующим органам рекомендовалось "заботиться о том, чтобы перевозки на Западный фронт ни в коем случае не ограничивались теми нормами, какие были установлены для Военного ведомства Высшим советом по перевозкам, а исключительно пределами материальных возможностей и, в случае расширения этих последних и необходимости превышения норм, установленных Высшим советом по перевозкам, превысить их..." (док. N18). Информацию об организации воинских перевозок можно почерпнуть и из других протоколов РВСР (док. N20, 21, 26, 33, 35, 63 и др.), сохранивших ценные сведения о том, какими путями советскому военному руководству удалось в целом успешно решить сложную проблему переброски частей и соединений как между фронтами, так и из глубины страны на фронты.

Как видно из протоколов, в связи с продолжавшимися в 1920 г. военными действиями на фронтах, РВСР пришлось заниматься вопросами подготовки и ведения операций (док. N20, 30, 32), проблемой военнопленных (док. N16, 19, 31), а также сохранившей свою актуальность борьбой с дезертирством (док. N11, 16, 18, 19, 20). Как подчеркивалось в постановлении РВСР от 8 апреля 1920 г., "основной задачей при извлечении дезертиров... остается по-прежнему пополнение ими запасных частей для обеспечения пополнением фронтов" (док. N16). Широкий круг вопросов, касающихся дезертирства, обсуждался 12 мая 1920 г.: о неделе явки дезертиров, об извлечении дезертиров в Воронежской губернии, о снятии дезертиров с топливных работ и об обследовании губерний с большим количеством дезертиров. По последнему из этих вопросов было решено отправить в ряд губерний специальные комиссии с широкими полномочиями по извлечению дезертиров, "установление тех дезертиров, которые только числятся на учете по топливной работе, а на самом деле работы не выполняют, для учинения над ними массовой расправы по законам военного времени" (док. N19). Из протоколов РВСР видно также, что в годы гражданской войны в Красной Армии существовали такие специальные формирования, как штрафные и заградительные отряды (док. N19, 31), игравшие заметную роль в борьбе с дезертирством.

На заседаниях РВСР рассматривались и многие другие вопросы: финансовое обеспечение войск (док. N12, 16, 18, 19, 68, 74, 89 и др.), деятельность военно-учебных заведений (док. N2, 4, 6, 11, 13, 21, 30, 54, 55), состояние партийно-политической работы (док. N33, 60, 66, 98), награды и поощрения (док. N3, 4, 19, 20, 27, 64), военные аспекты международных отношений (док. N21, 28, 30, 32) и т.д. (достаточно полное представление о тематике обсуждавшихся на заседаниях РВСР вопросов дает приложенный к настоящему сборнику предметно-тематический указатель этих вопросов). Некоторые из обсуждавшихся вопросов решались непосредственно на заседании РВСР, другие направлялись на решение соответствующих военных органов, по третьим готовились предложения для Совета Труда и Обороны, ВЦИК и других центральных органов государства.

Всего в сборник включено 104 документа: 38 за 1920 г., 35 за 1921 г., 10 за 1922 г., 21 за 1923 г. Но содержание сборника не исчерпывается только протоколами и постановлениями РВСР. Значительный объем информации содержится в научно-справочном аппарате сборника, включающем предметно-тематический указатель протоколов и постановлений РВСР, развернутый именной указатель, включающий сведения на более 400 лиц, упомянутых в этих документах, список сокращений, список использованных источников, состав Реввоенсовета Республики/СССР за 1920--1934 гг., а также комментарии к публикуемым документам. Нумерация протоколов в сборнике дается согласно принятого РВСР принципа непрерывной нумерации протоколов, начиная с 1918 г. За период 1920--1923 гг. протоколы имели нумерацию с N90 по N184. В комментариях устанавливается взаимосвязь основополагающих решений РВСР с постановлениями Совета Труда и Обороны, Совнаркома, а также с приказами РВСР, в которых объявлялись многие принимаемые на заседаниях решения. Кроме того, в комментариях излагается история постановки и решения ряда вопросов, обсуждавшихся на заседаниях РВСР, приводятся сведения об упоминаемых в протоколах событиях, учреждениях. Значительная часть комментариев составлена с привлечением выявленных в РГВА материалов к протоколам, тем самым в научный оборот вводится большое число новых архивных документов; кроме того, в комментариях приводятся сведения, основанные на опубликованных протоколах РВСР за 1918--1919 гг. Комментарии по содержанию документов обозначаются арабскими цифрами и помещаются после текста протокола или постановления РВСР, а комментарии по тексту документов помещаются под строкой и обозначены звездочкой.

В предметно-тематическом указателе все вопросы, обсуждавшиеся на заседаниях РВСР, сведены в рубрики (их более 40), расположенные в алфавитном порядке (от "Автоброневые части" до "Центральные учреждения Красной Армии"), а в рубриках -- в хронологической последовательности с указанием номера публикуемого документа, его даты и пункта протокола; все это значительно облегчит для читателя поиск необходимой информации.

В археографической обработке документов составители следовали принципам, положенным в основу подготовки предшествующего сборника протоколов РВСР за 1918--1919 гг. Археографическое оформление документов проведено в соответствии с действующими правилами издания исторических источников. К протоколам дается сокращенная легенда (контрольно-справочные сведения) без указания места нахождения источника (указываются NN фонда, дела, листа, подлинность), поскольку все публикуемые документы хранятся в РГВА, поисковые данные к документам РГВА, помещенным в комментариях, даются в сокращенном виде.

Сборник подготовлен группой сотрудников Российского государственного военного архива.

Бобылев П.Н. кандидат исторических наук, доцент, почетный член (академик) РАЕН

* * *

itemize

Реввоенсовет Республики. Протоколы. 1918--1919 гг. М.: Информационно-издательское агентство "Русский мир", 1997. 540 с.

Отечественные военные реформы XVI--XX веков. М.: Арбизо, 1995. С.116.

Реввоенсовет Республики. Протоколы. 1918--1919 гг.... С.116.

Правила издания исторических документов в СССР. М., 1990.


 Оглавление

Предисловие
Протоколы Реввоенсовета республики/СССР
1920 г.
1921 г.
1922 г.
1923 г.
Приложение
Список сокращений
Предметно тематический указатель протоколов Революционного военного совета Республики/СССР за 1920--1923 гг.
Именной указатель
Переченьисполь зованных источников
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце