URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Полян П.М., Вендина О.И., Карачурина Л.Б., Лаппо Г., Попов Р.А. СССР - СНГ - Россия: география населения и социальная география. 1985—1996. Аналитико-библиографический обзор.
Id: 738
 
399 руб.

СССР - СНГ - Россия: география населения и социальная география. 1985—1996. Аналитико-библиографический обзор.

URSS. 2001. 600 с. Твердый переплет. ISBN 5-8360-0181-2.

 Аннотация

Книга является первым после более чем десятилетнего перерыва аналитико-библиографическим обзором публикаций в области географии населения и социальной географии. Цель данного издания - библиографический мониторинг, включающий в себя как обширные перечни литературы по различным направлениям исследований, так и аналитические статьи, отражающие состояние науки и основные тенденции развития. Рассматриваемый период является принципиально важным для оценки состояния социальной географии; в поле зрения ученых попали многие ранее закрытые архивные и статистические материалы, замалчиваемые темы. Анализируемые публикации отражают кардинальные изменения в обществе, экономике и государственном устройстве. Авторы стремились к наиболее полному отражению существующих в современной российской географии направлений исследований, а также произошедших изменений.

Книга адресована специалистам в области социальной и экономической географии, географии населения, демографии, социологии, а также всем, кто профессионально интересуется состоянием науки и проблемами населения в России.


 Введение

Собирание, накопление, обработка, анализ и публикация тематических сводов библиографических данных -- совершенно необходимый элемент самопознания каждой науки и, если угодно, залог ее самоуважения. В полной мере это обстоятельство было осознано далеко не сразу. На протяжении долгого времени заполнение каталожных ящиков, собирание картотек оставалось домашней инициативой и прерогативой ученых, мало заботившихся о строгости библиографических описаний, или же служебной обязанностью профессиональных библиографов, систематизировавших одновременно все и вся, но никак не являвшихся специалистами по каталогизируемым предметам.

Гармоничного сочетания предметного и библиографического профессионализма не было и какое-то время не могло быть. Но с гиперболическим ростом числа публикаций, а в ряде случаев и в связи с обострением проблем научного приоритета (например, в физике), потребность в таком синтезе становилась все более актуальной и острой.

Серьезнейшим откликом на нее стало создание в начале 1950-х гг. Всесоюзного (ныне -- Всероссийского) института научной и технической информации (ВИНИТИ), находившегося в двойном подчинении Министерства науки и Академии наук. ВИНИТИ приступил к изданию реферативных журналов (РЖ) по всем рубрикам специально разработанного универсального классификатора, включая рубрику "География". Эти ежемесячные издания содержали колоссальную информацию, в том числе по публикациям за рубежом, часто недоступную никаким иным способом, и играли колоссальную роль в деятельности научного сообщества в СССР. Со временем ВИНИТИ начал выпускать работы и обзорного плана, в частности, суммирующие сборники "Итоги науки" или "Итоги науки и техники", придерживавшиеся той же рубрикации, что и РЖ.

Традиция научного библиографического описания по географии населения и смежным вопросам совершенно не представима вне этого контекста. Она имеет свою, -- пускай и короткую, но все же достойную описания, -- историю.

Первыми в 1970-е гг. с рядом ценных библиографических инициатив и публикаций выступили демографы. Так, в 1971 г. в издательстве "Советская и переводная литература" вышел первый выпуск серии "Библиография по проблемам народонаселения", неизменными редакторами которой были Д.И.Валентей и Э.Ю.Бурнашев. Всего на протяжении 1971--1987 гг. вышло пять выпусков этой важной серии, уделявшей вместе с тем сравнительно скромное место публикациям географического свойства. В эти же годы Центр по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ выпускал малым тиражом ежеквартальные указатели, которые готовила библиограф Центра А.Г.Давыдова. Но, пожалуй, наиболее фундаментальным трудом в 1970-е гг. стал более широкий по своему профилю библиографический указатель Е.А.Машихина и В.М.Симчеры "Статистические публикации в СССР" (1975).

В 1980-е гг. центр библиографического мониторинга литературы по демографии и статистике переместился в Научно-исследовательский институт статистики при ЦСУ СССР (в частности, этим занимался Ю.Оксенойт -- создатель недолго просуществовавшего Музея статистики), но официальных открытых публикаций в это время практически не было. И только во второй половине 1990-х гг., после весьма длительного перерыва, в Центре по изучению проблем народонаселения МГУ возобновилась работа по библиографическому мониторингу и восстановлению преемственности библиографических указателей для периода с 1983 по 1997 гг.; был начат выпуск регулярного издания "Информационно-библиографический бюллетень". В конце 1990-х гг. ряд библиографических проектов осуществили и сотрудники Центра демографии и экологии человека, возглавляемого А.Г.Вишневским.

В географической среде функцию библиографического мониторинга выполняла выпускавшаяся ВИНИТИ серия "Итоги науки. География СССР". Первым ориентированным собственно на географию населения обзором стала работа В.В.Покшишевского "География населения в СССР", опубликованная в 1966 г. в 3-м выпуске серии "Итоги науки. География СССР". Следующей может быть упомянута датированная 1975 г. статья Г.М.Лаппо "География городских поселений в СССР (состояние и задачи исследований)", в сборнике "Теоретические и прикладные вопросы экономической географии", содержащая серьезный библиографический раздел.

Важным событием для развития науки стал 12-й выпуск серии "Итоги науки и техники. География СССР" в 1976 г., опубликованный под названием "Современные проблемы экономической географии СССР". Он содержал обзорные статьи Б.С.Хорева "Единая система расселения в СССР и территориальная структура общества", а также О.А.Кибальчича и Г.М.Лаппо "Важнейшие направления изучения территориальной структуры производительных сил СССР". В последнем из обзоров примерно половина приходится на характеристику публикаций и исследований по расселению. Литература, которую охватывали эти обзоры, относилась преимущественно к первой половине 1970-х гг.

Следующее пятилетие (с 1976 по 1981 гг. включительно) нашло свое отражение в 16-м выпуске серии "Итоги науки и техники. География СССР", ставшем исключительно важной. Он вышел под названием "Экономическая и социальная география в СССР" (1982) и содержал, в частности, следующие библиографические обзоры по проблематике населения: "География населения и изучение систем расселения" (Ю.Л.Пивоваров), "Миграции населения" (А.И.Алексеев), "География городов и городских агломераций" (П.М.Полян) и "Преобразование сельского расселения" (А.И.Алексеев). Сборник показал усиление социологических и экологических аспектов в географии населения, а также всплеск публикаций и повышенный интерес географов к междисциплинарным объектам исследований, таким, например, как городские агломерации, важным с народнохозяйственной точки зрения, но недостаточно "освоенным" смежными науками.

Весьма ценным являлся и препринт Г.М.Лаппо и Н.В.Петрова "Геоурбанистика в СССР: основные достижения, направления исследований" (М.: ИГ АН СССР, 1986). В отличие от "Итогов науки", эта работа содержала перечень важнейших публикаций по рубрикам и с охватом литературы по 1984 г. включительно, но была лишена анализа источников и сопроводительного текста.

После 1982 г. специальные выпуски "Итогов науки", посвященные географии населения СССР, уже не выходили. Пожалуй заслуживает упоминания раздел, посвященный горному расселению, написанный П.М.Поляном и опубликованный в 1988 г. в 18-м выпуске "Итогов науки", а также публикации коллег-историков и демографов, в частности, подготовленный Л.И.Розенберг и опубликованный в 1990 г. обзор работ за 1986--1988 гг. по градоведению. В середине 1990-х гг., с созданием в 1994 г. Информационно-библиографического сектора в составе Лаборатории экономики народонаселения и демографии Центра по изучению проблем народонаселения Экономического факультета МГУ, возобновились усилия по библиографическому описанию в области демографии.

Уже после того, как данный проект начал реализовываться, вышла аннотированная библиография по миграциям населения в постсоветских государствах, составленная И.Бадыштовой и Ж.Зайончковской и охватывающая литературу за 1992--1997 гг. (только российские издания).

Ряд ценных публикаций (увы, некоторые из них не попали в настоящее издание) можно обнаружить и в недавней библиографической публикации Института этнологии и антропологии РАН, выпустившего в 1999 г. библиографию своих сотрудников.

Выходили отдельные библиографические сборники и по смежной проблематике -- экологической. Как водится, первопроходцами были издания под грифом "ДСП" -- аналитико-библиографические указатели и обзоры, выпускавшиеся Всесоюзным научно-техническим информационным центром под единой рубрикой "Человек и городская среда" в серии "Экология человека". Спустя десятилетие дошел черед и до открытых публикаций: в частности, ряд обзоров -- по экологическим аспектам урбанизации, по экологическим проблемам антропогенного воздействия на городскую среду и оценке состояния городской среды -- появился в сборнике "Охрана и улучшение городской среды" (1988). В 1990 г. силами ИНИОН и ВНИИСИ АН СССР подготовлен обзор специализированной информации по проблемам экологии -- "Человечество и глобальные изменения", а в 1994 г. СО РАН опубликован библиографический обзор литературы за период 1987--93 гг. "Устойчивое развитие", акцентирующий внимание на новом подходе к решению экологических проблем.

Однако, несмотря на регулярные усилия авторов по систематизации публикаций в рамках отдельных исследовательских направлений, приходится констатировать, что систематический библиографический мониторинг тематики географии населения, по существу, приостановился в 1984 г., а обобщающие обзоры и анализы текущей библиографии пресеклись и того раньше -- в 1982 г.

Такое положение само по себе является ненормальным и, для всякой еще не потерявшей к себе уважения науки, нетерпимым, что и побудило нас к инициации настоящего издания. Воссоздание прерванной традиции библиографического мониторинга и аналитического обзора рассматривалось нами как глубоко осознанная и назревшая необходимость заполнения образовавшейся информационной бреши. Мы ощущали не только своеобразный "долг перед прошлым", но и "перед будущим". Это связано, прежде всего, с новыми возможностями, открывающимися перед учеными при переходе на постоянно обновляемый текущий библиографический мониторинг и "вывешиванием" соответствующей обновляемой информационно-поисковой базы данных в Интернете.

Этим историко-методологическим императивом, собственно, и был вызван к жизни данный проект, потребовавший от его участников трех лет интенсивного труда. Его задачей было выявление основных направлений развития географии населения и социальной географии в СССР, России и других странах СНГ за последние 12 лет -- с 1985 по 1996 гг. -- в свете исторических перемен, пришедшихся на это время. В итоге был создан структурированный свод различных (прежде всего -- литературных) источников по проблематике расселения и социальной географии, причем каждый раздел был сопровожден тематическими аналитическими обзорами. Сама структура и рубрикация библиографии неоднократно уточнялась и, в конце концов, пришла к представленному в книге варианту. Это не только самая свежая, но и структурно наиболее полная библиография, охватывающая, наряду с географией населения, и целый ряд смежных с ней областей знания (таких как демография, занятость, культурология), если только они имеют выраженный географический аспект.

Отдельно следует сказать и о самом времени, на которое пришелся рассматриваемый нами библиографический период (1985--1996), а равно и о том, как оно, это время, отразилось в итоговой библиографии.

Тут следует, видимо, различать два подхода -- 1) внутринаучный и 2) общеполитический.

Во внутринаучном плане приходится констатировать, что в исследуемые годы ушли из жизни и закончили свой путь в науке классики географии населения, такие как В.В.Покшишевский, О.А.Константинов, С.А.Ковалев, В.Ш.Джаошвили, С.Я.Ныммик. Уже одно это ставит со всей остротой проблему изучения характера и степени преемственности обозреваемой литературы по отношению к традициям предшествующего времени.

Политологически же этот период обнимает собой все годы правления М.С.Горбачева ("перестройка", или завершающий этап коммунистического господства в России) и первое пятилетие президентства Б.Н.Ельцина, на которое пришлось и такое событие, как распад СССР и образование на его месте 15 независимых государств, в том числе и Российской Федерации. Страны Балтии вышли из СССР еще до его низложения, а траектории развития остальных 12 стран, составивших Содружество Независимых Государств (СНГ), со временем приобретали все более усиливающуюся центробежную составляющую, не говоря уже о сепаратистских тенденциях внутри многих из них, в частности, России (Чечня), Украины (Крым), Молдавии (Приднестровье), Грузии (Южная Осетия и Абхазия) и Азербайджане (Нагорный Карабах). Оценка этого развития едва ли может уместиться в одно слово, даже в такое емкое, как "неоднозначность". Несмотря на дезинтеграционные процессы, пространство бывшего СССР продолжает реально функционировать как единое целое, особенно когда речь идет о миграциях, занятости и безработице. Недаром возникло и закрепилось такое не вполне корректное выражение как "страны ближнего зарубежья".

Распад некогда единого информационного пространства можно однозначно оценить как явление отрицательное, нанесшее ущерб всем государствам без исключения. Несмотря на радикальную либерализацию информационного поля внутри каждой из стран, информационное наполнение РЖ "География СССР" в 1990-е гг., по сравнению с 1980-ми, заметно обеднело. Статистический учет там, где, казалось бы, "революционные преобразования" особенно рискованны, претерпел необратимые изменения. Не только сама информация по отдельным независимым государствам стала малодоступной (особенно в региональной форме), но и критерии сбора и методы обработки этой информации потеряли единообразие, не приобретя хотя бы сопоставимости.

Проследим некоторые другие радикальные тенденции, значимые для нашей темы, на примере России. Отмена цензуры и либерализация книгоиздания означали конец государственной монополии, но своей оборотной стороной имели фактический отказ от государственной поддержки научной книжной продукции. Такие крупные издательства как "Наука" или "Мысль" очень быстро свели число публикаций по географии населения почти до нуля, и даже в борьбе за издательские гранты отечественных научных фондов -- Российского Фонда фундаментальных исследований, Российского Гуманитарного научного фонда и некоторых других -- акции этих публикаций котируются не слишком высоко.

В то же время появились новые издательства, специализированные на выпуске книг определенного тематического профиля (например, филологического или философского). К сожалению, в перечне таких "продвинутых" профилей география (а уж тем более, география населения) не присутствует. В некотором "пристрастии" к ней можно "заподозрить" разве что издательства Смоленского и Ставропольского университетов, а также издательство "Ваш выбор". Причем, последнее в значительной степени -- благодаря изданию в нем четырех из пяти выпусков серии "Россия девяностых: проблемы регионального развития" (три из них непосредственно связаны с нашей темой). Еще одна серия, которая в этом контексте имеет первостепенное значение -- это "Проблемы изучения миграций", редактируемая Ж.А.Зайончковской.

Произошло такое неординарное событие, как появление сразу нескольких периодических и непериодических изданий демографической направленности: это и ежеквартальное издание Института социально-экономических проблем народонаселения РАН "Демография и социология", выпуск которого начался в 1991 г. (в 1998 г. это издание трансформировалось в журнал "Народонаселение"), и информационный двуязычный российско-французский бюллетень Центра демографии и экологии человека "Население и Общество", и сразу несколько журналов -- "Российский демографический журнал", "Миграция", "Миграция в России" и уже упомянутое "Народонаселение". Новым типом издания стали ежегодные аналитические доклады о демографической ситуации в стране, отражающие точки зрения ведущих научных центров или групп экспертов, такие как: "Население России" (Центр демографии и экологии человека ИНП РАН, 1992--1999), "Демографические перспективы России" (Отделение демографии НИИ статистики Госкомстата РФ, 1993), "Демографическая и миграционная ситуация в России: сравнительный анализ" (Отдел демографии Института социально-политических исследований РАН), ежегодный доклад "О развитии человеческого потенциала в Российской Федерации" (Программа развития ООН, 1995--1998). В качестве своего рода неформальной серии следует отметить и целый ряд энциклопедических изданий "Большой Российской энциклопедии" таких, как "Народы России", "Города России" и "География России".

Участие публикаций экономико- и социально-географического плана в основных академических географических журналах России -- "Известия РАН. Сер. Географическая", "Вестник МГУ. Сер. География", "Известия Российского географического общества", тираж которых упал сейчас до критического минимума -- все еще не соответствует реальной значимости этих направлений. В то же время, количество иных периодических изданий, ощутимо связанных с проблематикой географии населения, за обозреваемый период заметно возросло. Кроме вышеупомянутых демографических органов, это еще и газета "География" (приложение к газете "Первое сентября"), и журналы регионального или урбанистического профиля "Ваш выбор", "Эра городов" (русское издание), а с недавних пор и "Голос России"; участие в них географов, в том числе географов-"населенцев", весьма ощутимо.

Все это потребовало интенсивных усилий по библиографическому мониторингу отечественных и зарубежных публикаций, периодических изданий, реферативных журналов, библиографических сборников и обзоров географического, социологического и экономического содержания за 1985--1996 гг., а во многих случаях -- и просмотра de visu важнейших из публикаций. В некоторых случаях обзорные статьи содержат упоминания и отсылки к публикациям и более позднего времени, однако такого рода ссылки даются, как правило, в виде сносок и на самом библиографическом перечне не отражаются.

Основой библиографических перечней стали данные изданияВИНИТИ "Реферативный журнал. География СССР (География стран на территории бывшего СССР)" за 1985--1996 гг. К сожалению, как показала практика каждого из авторов специальных обзоров, это издание сегодня не свободно от серьезных недостатков. С одной стороны, в нем реферируется множество второстепенной и тематически нерелевантной литературы, с другой -- многие существенные публикации, в том числе монографического характера, в силу специфики формирования фондов РЖ (в частности, и отсутствия средств на приобретение иностранной литературы в нужных количествах) просто не попадают в прохудившиеся и крупноячеистые сети ВИНИТИ.

Помимо неполноты охвата, авторам приходилось сталкиваться и с разнокачественностью библиографических данных. Поэтому при написании обзоров упор делался, прежде всего, на ключевые, определяющие развитие науки работы, на монографии и монографические сборники, представляющие собой своего рода узлы "опорного каркаса" каждого тематического раздела.

Перед авторами библиографического обзора стояла задача проанализировать тематическую эволюцию научных исследований и оценить их роль для развития географии населения. Наибольшее место в библиографическом обзоре занимают два раздела, посвященные географии городов и городскому населению (автор Г.Лаппо). Первый из них ("Общие вопросы расселения: история, состояние, теория, политика") вводит читателя в круг первостепенных населенческих проблем. Он дает представление об эволюции научной мысли в области развития концептуальных представлений о формировании систем расселения, процессах урбанизации и дезурбанизации, связи расселения и хозяйственного освоения территории, региональных особенностях расселения и градостроительной политики.

Раздел "Урбанизация и городское расселение" содержит детальный анализ основных идей и концепций, формировавших геоурбанистику за "отчетный период", а также дает представление об основных направлениях исследований. В отдельные подразделы выделены наиболее представительные массивы исследований в области исторической географии городов, изучения проблем городских агломераций, а также городов как центров и очагов культуры. Один из основных выводов Г.Лаппо: произошли коренные изменения в научном подходе к исследованию проблем городов. Ученые отошли от прежней традиции рассмотрения города как центра материального производства, отдав предпочтение городу как месту жизни человека.

Эту тему развивает О.Вендина в разделе "Микрогеография городов и городская среда". Данное направление исследований, пожалуй, в наибольшей степени соответствовало представлению о социальной географии, науки, ориентированной на человека, его образ жизни, восприятие городского пространства, оценку предпочтительности мест проживания и т.д.

Социально-экономические и политические изменения в жизни общества, казалось, должны были привести к расцвету данного направления, однако, в действительности, наблюдается кризис, который отражен в числе и тематике публикаций. Основная причина -- изменение факторов, определяющих внутренние различия городского пространства и дифференциации социальной структуры населения, замещение социально-культурных индикаторов экономическими. Все это потребовало новых наблюдений и формирования баз данных. В результате, работы, следующие за быстро меняющимися реалиями городской жизни, фиксирующие отдельные изменения и тенденции, явно перевешивают теоретически обоснованные и глубоко обдуманные исследования. Временная "компрессия" явно сказывается не только на сложности внутригородских процессов, но и на качестве научных исследований, страдающих излишним эмпиризмом.

Обзор публикаций по традиционной теме "сельское расселение" сделан одним из наиболее крупных знатоков и глубоких исследователей села А.Алексеевым. Так же как сельское население стремительно сокращалось в России под напором урбанизации, так и в российской науке сюжеты, связанные с сельским расселением, отходили на периферию населенческих исследований, уступая по числу и тематическому разнообразию градоведческим публикациям. Анализ А.Алексеева подводит к следующим выводам.

Во-первых, среди современных нам публикаций на сельскую тему велика доля "алармистских" работ, связывающих "катастрофу села" с неверной государственной политикой и оставляющих "за кадром" объективные процессы, приведшие к обезлюденью сельской местности, такие как индустриализация, урбанизация, развитие городских агломераций и т.д. Во-вторых, в 1990-е гг. произошло изменение угла зрения исследователей -- от анализа процесса "умирания" деревни они перешли к анализу ее "выживания". В-третьих, сельские исследования, в силу своей относительной научной периферийности и меньшей "поднадзорности", далеко продвинулись в изучении образа жизни людей, накопив серьезный объем фактической информации и выводов. Наконец, в-четвертых, именно со стороны сельского расселения, началось движение в сторону исследования, а не только постановки проблемы формирования взаимосвязанного "сельско-городского" расселения и таких его специфических форм, как развитие второго жилища.

Что касается раздела, посвященного условиям и образу жизни населения (автор -- Р.Попов), то в целом можно отметить, что зафиксировано преобладание эмпирических исследований. Это естественно: ведь в советское время давать объективную картину уровня жизни населения было просто невозможно. Нельзя поэтому переоценить фактор открытия закрытых прежде, по разным причинам, статистических источников, которые существенно дополняют и корректируют имеющуюся информационную базу. В этой же связи показательна эволюция в подходе к изучению такой категории как "жизненный уровень": если еще в конце 1980-х гг. акцент делался на "планировании" уровня жизни и проблемах его дальнейшего "повышения", то к 1990-м гг. на первый план вышли проблемы, связанные с обновлением традиционного аппарата расчета показателей уровня жизни.

Сравнительно скромный объем раздела, посвященного рекреационной географии, коррелирует с довольно резким изменением научного статуса этой дисциплины. Сегодня к проблемам рекреации сохраняется, скорее, остаточный интерес, который не идет ни в какое сравнение с настоящим бумом исследований в 1970-х -- начале 1980-х гг. Дело здесь не в том, что на фоне экономического кризиса проблемы отдыха и туризма отошли на второй план и больше не интересуют исследователей, причины носят, скорее, общеполитический характер. В период своего расцвета рекреационная география была "убежищем" для ученых, развивавших социально, а не экономически ориентированные исследования. Именно в рамках рекреационной географии наиболее полно выразились системный подход, антропоцентрический подход, средовой подход, проверялись идеи поведенческой географии, географии восприятия. Другими словами, "несерьезная" рекреационная географии была наименее идеологизирована и наиболее инновативна. В результате изменения общей атмосферы в науке произошел естественный переток исследователей в другие области географии населения -- географию культуры, географию городов, поведенческую географию, теоретическую географию и т.д.

Пожалуй, самым "населенческим" из всех разделов обзора является тот, что посвящен геодемографии: С.Захаров анализирует уровень исследованности пространственного многообразия демографической реальности на территории бывшего СССР. Важнейший вывод -- с конца 1980-х гг. отечественная демографическая наука находится в состоянии перехода от заидеологизированной схоластики к исследованиям, насыщенным статистической и социологической информацией, дающим прирост конкретных знаний. Сегодняшний этап развития демогеографических исследований в России можно определить как процесс все еще экстенсивного накопления конкретных знаний о демогеографическом пространстве страны, его структуре и тенденциях изменения. После долгих лет забвения темы, регионально-демографические исследования пока еще не могут претендовать на то, чтобы быть достаточно продуманными и глубокими, они зачастую страдают поверхностными суждениями и скоропалительными выводами. Значителен вес и конъюнктурных работ, чрезвычайно узко трактующих тенденции последних лет.

Разделы, посвященные миграциям населения (авторы -- Ж.Зайончковская и Л.Карачурина) и проблемам занятости (авторы -- В.Власенко, П.Кириллов, П.Полян и Р.Попов), безусловно, одни из самых "горячих" в книге. На ведущие научно-практические позиции их выдвинула сама жизнь.

Так, в плане изучения миграций, в период стабильного (вплоть до застоя) развития страны исследования концентрировались на анализе эволюционных тенденций и классических сюжетах, таких, как территориальное перераспределение населения. Но распад СССР и движение к рынку коренным образом изменили природу миграций на постсоветском пространстве: миграции между бывшими союзными республиками приобрели ярко выраженную этническую и вынужденную окраску, набрала обороты и эмиграция. Соответственно, изменилась и тематика публикаций: основным направлением исследований в 1990-е гг. стали проблемы беженцев и других вынужденных мигрантов, влияние на миграции вооруженных конфликтов, институтов гражданства и государственного языка, репатриация русскоязычного населения из неславянских стран СНГ и Балтии. Огромный пласт литературы, взрывоподобно появившийся в 1990-е гг., посвящен переселениям репрессированных, что стало возможным благодаря открытию архивов и снятию цензурных ограничений.

В целом и исследовательская, и издательская деятельность по миграции в 1990-е гг. стала много интенсивнее, как бы заполняя пробел, существовавший между 1920-ми и 1990-ми гг. Вместе с тем, тематика исследований, идя на поводу у горячего времени, стала более конъюнктурной. Многие прежние нити оборвались (например, анализ миграции в координатах урбанизации и систем расселения, изучение миграций из села в город, методика и теория изучения миграций).

География занятости населения -- направление, разработанное в отечественной науке весьма слабо. Это понятно, так как речь идет об исследовании реалий, четко обусловленных конкретной социально-экономической обстановкой, и почти "свободных" от географии: занятость в СССР, как известно, была "всеобщей" и "полной" и, следовательно, не подверженной территориальной дифференциации. Не могло быть речи и об изучении рынка труда -- таковой попросту отсутствовал. Другое знамение -- подмена термина "население" не вполне ему синонимичным термином "трудовые ресурсы". Тем интересней, что и сегодня "географический" аспект занятости и рынков труда продолжает оставаться "парией": по-прежнему преобладают работы "управленческого" характера.

В разделе, посвященном обзору публикаций по географии культуры (автор -- В.Стрелецкий), дан фундаментальный анализ состояния научной дисциплины. Российская география культуры представляет собой сравнительно новое направление научных исследований. Традиции дореволюционной русской географии, широко использовавшей культурологические и антропологические подходы, в советский период были в значительной мере утрачены, и даже такая дисциплина, как география населения и населенных мест, развивалась в Советском Союзе в "русле" экономической географии, хотя в начале 1980-х гг. и появилось представление о культурной географии как дисциплине, "параллельной" экономической географии и социальной географии. Культура при этом рассматривалась как совокупность средств и механизмов адаптации человеческого общества к окружающей среде.

"Подспудное" развитие культурной географии в советское время создало необходимое "научное давление" для лавинообразного роста числа публикаций в начале--середине 1990-х гг., замечательное обилием книг и монографий.

В.Стрелецкий выделяет три основных направления культургеографических исследований: 1) культура и расселение: обоснование территориальных различий в культуре через анализ пространственной дифференциации населения; 2) культура и ландшафт, среда обитания людей: ключевым вопросом стало соотношение культурных и социально-экономических районов, формирование культурных ландшафтов и их типология; 3) культура и идентичность: интерес к этой тематике исследований резко обострился в связи с развитием межэтнических и территориальных конфликтов, "легализацией" проблемы этнических меньшинств, а также формированием новой российской и региональных "идентичностей".

В разделе, посвященном экологическим проблемам расселения, подчеркивается качественное изменение тематики и структуры экологических исследований. По мнению Т.Бочкаревой, произошло "повзросление" научной дисциплины, которая от констатации фактов перешла к их анализу и обобщению. Вместе с тем, наблюдается явный спад в активности публикаций на экологические темы по сравнению с концом 1980-х -- началом 1990-х гг. Проблемы экологии, так актуально звучавшие накануне вступления страны в "нео-рыночный" период развития, оказались оттеснены на второй план и утратили свою остроту на фоне реальной безработицы, многомесячных невыплат заработной платы, локальных войн и кровавых межэтнических конфликтов, потоков вынужденных мигрантов и беженцев. Смена проблем, "будоражащих" общество, превратила экологическую тематику в "дежурный сюжет", без которого нельзя обойтись, так как его важность, по-прежнему, всем очевидна. Такая перемена привела к росту ответственности исследователей, так как "экологический козырь" перестал использоваться в политической борьбе, а значит, и сошли на нет псевдо-исследования, выводы которых формировались под влиянием политической конъюнктуры.

В интересах более глубокого анализа авторы большинства разделов разрабатывали для них неформальную, внутреннюю рубрикацию. Это позволило показать спектр исследовательских направлений в каждом разделе и выделить ведущие направления, правильно расставить акценты. С этой же целью анализировалась динамика публикаций, взятая в разбивке по их типам (книга, журнальная статья, тезисы и т.д.). Там, где это было возможно, анализировалась и география публикаций, иллюстрирующая вклад различных исследовательских центров в развитие тех или иных направлений.

Накопленная в результате библиографическая информация была приведена в существенное соответствие с действующим ГОСТом, однако, в интересах читателя, допускались и серьезные отклонения от него, в частности, выделение авторских монографий и коллективных сборников заглавными буквами. Публикации, находящиеся на стыке нескольких рубрик, входят, как правило, в библиографические перечни по каждой из них. Ссылки на источники в обзорах даются указанием фамилии или фамилий авторов публикации и года ее выхода (при множественности публикаций данного автора или авторского коллектива используются литеры). Стремясь ограничить почти неизбежные в таких случаях сбои и путаницу, мы сознательно отказались от более экономной системы цифровых ссылок на источники.

Практически весь огромный объем работы с реферативными журналами (создание базы данных в виде картотеки, занесение ее на электронные носители, упорядочивание списков), а также дальнейшая техническая обработка полученных перечней выполнена Н.Мерзликиной (при участии Г.Костышевой и Н.Нубатьян, практиканток из МГУ). Научная же обработка первичных перечней, включая и их пополнение за счет отсутствовавших в РЖ наименований, выполнена авторами соответствующих разделов. Сквозное библиографическое редактирование перечней публикаций осуществлено Л.Карачуриной, П.Поляном и Р.Поповым (сокращения, принятые в РЖ, оставлены нами без изменений).

Общее количество библиографических источников, учтенных в "основном корпусе" настоящей библиографии, приближается к 7000 единиц, но не следует забывать, что ряд публикаций учтен и описан одновременно в двух или более разделах. Это может показаться не вполне корректным, но надо принять во внимание, что некоторые исследования охватывают сразу несколько тем; кроме того, часты исследования "пограничного" характера, находящиеся на стыке различных научных областей.

В действительности, источников еще больше, поскольку в настоящем издании имеется солидный корпус приложений. В нем сведены разношерстные и специфические источники, как правило, свободные от временн\'ых рамок "основного корпуса". Все три приложения ни в коей мере не претендуют на полноту и окончательность в своих "областях" и являются не более чем выборками, но выборками, хочется надеяться, не случайными и представительными.

В приложении первом представлены избранные труды на основных иностранных языках: помимо упорядоченных по алфавиту публикаций западных коллег, в отдельные подразделы сведены совместные работы западных и российских ученых, а также работы российских авторов, опубликованные за рубежом. Этому массиву данных предпослан краткий анализ, написанный совместно российским (П.Полян) и западным (Й.Штадельбауэр) коллегами.

Во втором приложении П.Поляном описана и частично охарактеризована советская и российская демографическая статистика. Приложение делится на три составные части, посвященные описаниям, соответственно, литературы о демографической статистике и о территориально-административном устройстве СССР и России, далее следует тематико-хронологический перечень открытых статистических источников, как бы продолженный аналогичным перечнем ранее закрытых источников (бывший гриф "ДСП"). При этом в списке "закрытых" источников вслед за библиографическим описанием, как правило, дается содержание (оглавление) входящих в него таблиц: такая "растрата" типографского места оправдывается, на наш взгляд, тем, что доступ к этим источникам и сегодня не менее ограничен -- на сей раз не из режимных соображений, а из практической труднодоступности многих из означенных изданий для современных исследователей. Малый тираж, головотяпство режимности и дефицит исторической культуры привели к тому, что некоторые из этих изданий впору заносить в "красную книгу" исчезающих видов уникальных публикаций.

Третье приложение (авторы -- Д.Нохотович, П.Полян и Р.Попов) посвящено краткому обзору архивных источников по теме библиографии: оно строится на материалах двух ведущих российских архивов -- Государственного архива РФ и Российского государственного архива экономики. Тем не менее, хочется думать, что и это приложение пригодится исследователям, склонным к работе с первоисточниками и докапыванию до истины.

Планировалось и четвертое приложение, посвященное картографии населения: был собран значительный подготовительный материал, но довести его до публикации по техническим причинам не удалось.

В заключение хочется поблагодарить всех, кто на различных этапах -- от зарождения идеи проекта до передачи рукописи в издательство -- подбадривал или поддерживал его участников. Особо отметим, что осуществление проекта было бы невозможно без спонсорской поддержки Российского Фонда Фундаментальных исследований и без доброжелательного и терпеливого отношения к этому проекту со стороны издательства "УРСС".

Ольга Вендина, Сергей Захаров, Георгий Лаппо, Павел Полян


 Об авторах

Алексеев Александр Иванович (1949 г.р.) -- доктор географических наук, профессор Географического факультета МГУ им.М.В.Ломоносова.

Бочкарева Татьяна Викторовна -- кандидат географических наук, старший научный сотрудник Института географии РАН.

Веденин Юрий Александрович (1937 г.р.) -- доктор географических наук, профессор, директор Института природного и культурного наследия Министерства культуры РФ.

Вендина Ольга Ивановна -- кандидат географических наук, старший научный сотрудник ИГ РАН.

Власенко Вера Андреевна -- аспирант ИГ РАН.

Зайончковская Жанна Антоновна -- кандидат географических наук, зав. лабораторией анализа и прогноза миграций Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Захаров Сергей Владимировича (1959 г.р.) -- кандидат экономических наук, зав. лабораторией анализа и прогнозирования воспроизводства населения Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Карачурина Лилия Борисовна -- кандидат географических наук, старший преподаватель Калужского филиала Всероссийского заочного финансово-экономического института.

Кириллов Павел Линардович (1976 г.р.) -- аспирант и сотрудник Географического факультета МГУ им.М.В.Ломоносова.

Лаппо Георгий Михайлович (1923 г.р.) -- доктор географических наук, профессор, главный научный сотрудник ИГ РАН.

Нохотович Дина Николаевна -- зав. отделом Государственного архива РФ.

Полян Павел Маркович (1952 г.р.) -- доктор географических наук, старший научный сотрудник ИГ РАН.

Попов Роман Аркадиевич (1977 г.р.) -- аспирант Института географии РАН.

Стрелецкий Владимир Николаевич (1960 г.р.) -- кандидат географических наук, старший научный сотрудник ИГ РАН.

Штадельбауэр Йорг (1949 г.р.) -- доктор философии, профессор, декан факультета естественных наук Фрайбургского университета (ФРГ).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце