URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка де лос Льянос Мас, Вирхилио Ты помнишь, tovarisch...?: Из архива одного из детей, вывезенных в СССР во время гражданской войны в Испании. Пер. с исп.
Id: 72513
 
345 руб.

Ты помнишь, tovarisch...?: Из архива одного из детей, вывезенных в СССР во время гражданской войны в Испании. Пер. с исп.

URSS. 2008. 272 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-382-00792-2.

 Аннотация

Во время гражданской войны в Испании (1936--1939) тысячи испанских детей были вынуждены покинуть страну. В 1938 году, когда война подходила к концу, автор настоящей книги Вирхилио де лос Льянос Мас, его сестра Кармен и брат Карлос одними из последних были вывезены в Советский Союз. В стране, ставшей ему второй родиной, автор прожил 54 года, и только в 1992 году он вернулся в Испанию со своей русской семьей.

В книге не только подробно и вместе с тем увлекательно описан жизненный путь автора, но и рассказано о трудной судьбе многих детей-беженцев, которых в Испании называли "детьми войны", а в СССР --- "советскими испанцами". Автор выражает свою благодарность и сердечные сыновние чувства советскому народу, приютившему и воспитавшему его и тысячи других испанских детей.

Книга, имевшая большой успех в Испании, впервые выходит на русском языке. Она предназначена самому широкому кругу читателей, интересующихся новой и новейшей историей.


 Содержание

Посвящение
Выдержка из обращения Его Величества, Короля Испании Хуана Карлоса I к испанскому землячеству в Москве в мае 1984 года
Предисловие
Русскому читателю -- от автора
Глава 1. Кто поставит точки над "i"?
 -- Поезд Париж -- Барселона. -- Некомпетентные органы
Глава 2. Вирхилио и Франциска
 -- Вирхилио. -- Первая эмиграция в СССР. -- Высадка на Майорке. -- В концлагере Суццони. -- Франциска
Глава 3. Все вокруг незнакомо
 -- В СССР на "Феликсе Дзержинском". -- Теперь мы ленинградцы. -- "Три поросенка". -- "Гуа". -- Неудавшаяся хоровая карьера. -- Были мы счастливы тогда? -- Завтра была война.
Глава 4. Немецкая деревня в русской степи
 -- В поисках диверсантов. -- Вдоль по матушке по Волге. -- Немцев увозили на наших глазах. -- Трудное отрочество в Куккусе. -- Зерно горит! -- На лесоповале. -- Уроки при свете лучины. -- Бегство на фронт. -- Трактористы. -- Победа под Сталинградом... -- ... Воодушевила нас в учебе. -- Прощальный пасодобль. -- В Москву, в институт! -- Испанские "зайцы". -- Приговор "тройки". -- Пасионария волновалась за нас.
Глава 5. Моя любовь на пятом курсе
 -- Московский Энергетический Институт. -- Группа Г-1-43. -- Пристанище холостяков. -- Спортивные парады на Красной площади. -- Товарищи по эмиграции. -- Партизаны. -- Кавалер ордена Ленина. -- Цветы на могилу Рубена. -- Рабочие тыла. -- Встреча с судьбой... на картошке. -- Советский Byдсток. -- Купидон стреляет метко. -- Я мог стать ее приемным братом! -- Свадьба. -- Нам нельзя работать в "п/я". -- Вперед, на Урал!
Глава 6. Александр и Клавдия
 -- "Дом -- Пила". -- В бане. -- Пельмени и хмельная брага. -- Уральский казак. -- Судьба Федора. -- Встреча с соколом у станции "Сокол". -- Кафе "Мадрид" на Уралмаше. -... Плюс электрификация глубинки. -- Справа Азия -- слева Европа. -- Мой тощий Росинант. -- В компании ссыльного. -- Любовь по почте. -- Маша с Уралмаша. -- Сколько задолжал маршал?
Глава 7. Гидростанция в Жигулях
 -- Волга, Волга -- мать родная... -- Добро пожаловать в Жигули! -- Город Святого Креста. -- Полковник Авраамий Воронков. -- Погоны малиновые и белые. -- Первая зима. -- Подражая рулевому. -- Наш друг Рэм Никитин. -- Я знаю -- город будет... - Вся семья в сборе. -- Производитель работ. -- К нам едет комиссар. -- Шкала времени старого большевика. -- "Масштаб унижения". -- Генерал Иван Комзин.
"Пестрая смесь 1950-1960":
-- Вор, не согласный с Лениным. -- Смерть Сталина. -- Амнистия. -- Победители соцсоревнования. -- Я вступаю в КПСС. -- Страницы дневника. -- Эгенбург и Иванцов. - Испанцы в краю Стеньки Разина. -- Мой конфликт с полковником НКВД. -- Покорение Волги. -- Искусственное море. -- Пуск первого агрегата ГЭС. -- Возможно ли возвращение в Испанию? -- Рождение сына. -- Благоразумные размышления. -- Карлос уезжает. -- "Чайковский" -- пасодобль. -- Яблоневый овраг. -- В чем провинилась моя дочь? -- Никита Хрущев приглашает на ужин. -- В гостях у Долорес Ибаррури. -- Депутат горсовета. -- VI съезд компартии Испании. -- Неожиданное предложение. -- "Тайна", о которой знали все. -- Грустно расставаться. -- Теперь мы москвичи. -- Перелет через Атлантику.
Глава 8. Остров зари багровой
 -- 1961 -- год борьбы с неграмотностью. -- Мой министр -- Эрнесто "Че" Гевара. -- 1962 -- год планирования. -- Нас обстреливают. -- Драгоценные десять минут. -- Когда мир "висел на волоске". -- Моряки из Североморска. -- Катера готовы к бою. -- "Фидель -- коммунист, Никита -- фиделист". -- 45 годовщина Октябрьской революции. -- Роман Кармен. -- 1963 -- год организации. -- Пепин и Консуэло. -- Команданте Альберто Байо. -- Доктор Макук и Лауделина Альварес. -- Каперанг хирург Александр Мариев. - Последняя встреча с Че. -- Возвращение в СССР.
Глава 9. Кавказское семилетие
 -- Немного географии и истории. -- Сталин об этнической проблеме. -- Краснодарский край. -- Ставропольский край. -- Карачаево-Черкессия. -- Северная Осетия. -- Мирные годы Грозного. -- Дагестан.
"Пестрая смесь 1967 -- 1974":
-- Екатеринодар. -- Кропоткин. -- Фабрика в Армавире. -- "Международный конфликт". -- Революционные "крещения". -- Владикавказ. -- Навеки сохранна память во льду. -- Назрань. -- На родине Багратиона. -- "Мама!..." -- 34 года спустя. -- В тесноте, да не в обиде. -- Ана Марискаль и Сара Монтьель. -- Землетрясение в Буйнакске. -- Смерть отца. -- Серебряная свадьба. -- Прощай, Северный Кавказ!
Глава 10. В национальном лабиринте материальной власти
 -- Теперь я -- "номенклатура". -- Возможно ли создать в СССР нормальную систему материально -- технического снабжения капитального строительства? -- Не только работа... -- Хуже некуда. -- Мое последнее письмо в ЦК КПСС. -- На пенсию?-Дача в Тарасовке. -- Работая с "кривоногими". -- Памятные дни.
Глава 11. Хватит ли у нас сил?
 -- Современные конкистадоры. -- ГКЧП. -- Возвращение в Испанию.
Глава 12. Еще не вечер
 -- Грустное. -- Радостное. -- В качестве послесловия.
Указатель имен

 Предисловие

С автором этой книги и его женой Инной я знаком уже четырнадцать лет. Думаю, мне удалось близко узнать Вирхилио. Это искренний благородный человек, строго анализирующий события. Ему потребовались большие запасы терпения и дотошность для многолетнего труда над домашним архивом. Из этих документов на испанском и русском языках и фотоснимков, родилась повесть.

Задолго до публикации Вирхилио знакомил нас, друзей и коллег, с набросками книги, увлекательно рассказывая о своей богатой событиями жизни. Меня всегда привлекало его редкое чувство юмора. Это был устный репортаж о жизненных приключениях, с годами выстроившихся в интереснейшую историю. Личная история автора неотделима от Истории с большой буквы; жизнь и работа Вирхилио де лос Льянос переплелись с основными событиями большей части XX века.

Россия -- главное действующее лицо

В Испании повесть "Ты помнишь, tovarisch?.." со дня ее выхода в 2002 году пользуется большим успехом. Казалось странным, что в России книга не издана, поскольку именно эта страна и ее люди, народы бывшего Советского Союза, -- основной фон повествования. Именно в СССР, в России прожил Вирхилио де лос Льянос больше полувека. И какие это были драматические времена!

В эти годы Советский Союз играл решающую роль как противовес мощи Соединенных Штатов. При всевозможных точках зрения и реакций на прочтение книги, это глубоко личное свидетельство невероятных событий помогает понять нынешнюю международную позицию России. В Испании книга уже породила множество вопросов: что могло быть и чего не случилось; об опасном неравновесии сил на международной арене, которое можно преодолеть лишь при участии Российской Федерации в Европейском Сообществе.

"Дети войны"

Так у нас в Испании именуют таких людей, как автор этой книги. Названный в честь отца -- Вирхилио Льянос Мантека, социалиста, мужественного участника Испанской гражданской войны (1936-1939 г.г.) -- Вирхилио ребенком вместе с сестрой Кармен и братом Карлосом испытал лишения военного времени. Эти тяготы усугублялись отсутствием матери. Актриса Франциска Мае Рольдан накануне путча генерала Франко уехала с театром на гастроли в Аргентину; антиправительственный мятеж и война отрезали ее от детей.

(Лишь спустя 34 года, уже зрелым человеком, Вирхилио встретился с матерью). Опасаясь за жизнь детей, незадолго до разгрома Республики, отец отправил их в Советский Союз.

Жестокий гражданский конфликт 1936-39 г.г. в нашей стране, в пламени которого сгорели жизни миллиона человек, был прелюдией Второй мировой войны. В Испании силы люфтваффе впервые бомбардировали мирное население. Были стерты с лица земли баскские города Дуранго и Герника. Мученичество этого города Пабло Пикассо увековечил в эпическом полотне "Герника", созданном по заказу правительства Республики.

В России испанские дети недолго наслаждались мирной жизнью. Война взорвала ее 22 июня 1941 года.

Черствые цифры обезличивают личные трагедии. Но неизменно потрясает, что в урагане Великой Отечественной войны сгорели многие миллионы человеческих жизней. Эта страшная цифра потерь равна населению Испании начала сороковых...

Дети испанской войны взрослели быстро. Они сполна разделили испытания советского народа. Многие из подростков добровольцами ушли на фронт и полегли на полях сражений.

Великодушие

Эта книга -- о великодушии. Живший в трудностях народ не пожалел средств и усилий, чтобы юные испанцы ни в чем не нуждались, проявляя трогательную заботу об их будущем. В школе их воспитание велось на русском и испанском языках. Так им давали возможность со временем возвратиться на родину, но также и полноценно жить вместе с советскими людьми.

Многие из молодых испанцев получили в СССР высшее образование. Они приобретали специальности, создавали семьи и устраивались на работу, покидали "испанские" общежития, сохранив родной язык и традиции. Великодушие России, воспитавшей детей, не нарушая целостности их корней, обогатило их и совершило чудо. Сердца "детей войны" стали биться в унисон биению сердец обеих Родин -- Испании и России.

Вопреки прогнозам, предрекавшим конец Франко после разгрома Гитлера и его союзников в 1945 году, диктатор задержался у власти на долгие годы.

В 1956-57 годах группа выросших "детей войны" вернулась в Испанию -- и многие испытали жестокое разочарование. Шоком для них была враждебная франкистская пропаганда по поводу событий в России; да и сама Испания находилась тогда еще далеко от экономического бума. Власти относились к "советским" с недоверием. Тяготы привыкания усугублялись высокой безработицей и социальной незащищенностью. Репатрианты были обязаны периодически отмечаться в полиции. Многие вернулись в Советский Союз.

Россия и Испания

По мере нормализации дипломатических отношений, выросшие "дети войны" стали у себя на родине своего рода добровольными послами России. Имея двойное гражданство, владея двумя языками и получив замечательное образование, они приносили порой большую пользу, чем многие дипломаты. (Именно так это оценил Вирхилио в письме Михаилу Горбачеву по случаю 50-летия приезда маленьких испанцев в Советский Союз).

В истории наших стран есть заметные параллели. В средние века обе они выполняли миссию стражей христианства на рубежах Европы, отражая иноземные нашествия. В XIX веке в России и в Испании на борьбу с захватчиками повсеместно поднялось народное ополчение, и были разгромлены армии Наполеона.

Но особенно важно помнить о культурном взаимовлиянии, -- достоянии всего человечества. Испанский фольклор был источником вдохновения для российских поэтов, писателей и композиторов. Композиторы Глинка и Римский -- Корсаков в своих произведениях воспели Испанию. Пушкин назвал "Дон Кихот" сплавом аскетизма и страсти. Величайшей книгой мировой литературы считал эту книгу Достоевский.

Сейчас, в 500 -- летний юбилей первого издания бессмертного произведения Сервантеса надо отметить: именно в России история похождений Рыцаря Печального Образа издается наибольшими тиражами. Здесь благородный идальго из Ла Манчи многократно воплощен в кино и на театральной сцене, в музыкальных и литературных произведениях.

В 1976 году в издательстве "Молодая гвардия" "Дон Кихот" вышел тиражом 90.000 экземпляров с иллюстрациями заслуженного художника Российской Федерации Саввы Бродского. За эту работу испанская Академия изящных искусств Сан Фернандо избрала Бродского членом-корреспондентом.

Вирхилио Льянос называет своего отца "донкихотом", -- нарицательным именем мечтателей, чуждых личной выгоды и корысти. Позволю себе утверждать, что это определение подходит и самому автору повести "Ты помнишь, tovarisch?..".

Справедлива испанская поговорка: "кто похож на достойных предков -- заслуживает доброе имя".

Работа и любовь

Каждого эта книга заинтересует по-своему. На меня большое впечатление произвел рассказ Вирхилио -- очевидца Карибского кризиса на Кубе. В те дни над миром явственно нависла угроза ядерной войны. (Задаю себе вопрос: как случилось, что на Кубе у власти по прежнему Фидель Кастро, в то время как Советский Союз распался и социализм исчез как форма правления государством?). На этих страницах возникает яркий образ Эрнесто Че Гевары, ставшего легендой для миллионов молодых людей в мире. Мы присутствуем при поединке гигантского государства и крошечного острова, и видим провал политики США -- вероятно, самый болезненный в их истории, длящийся и сегодня...

Впечатляет объем и напряженность работы Вирхилио за полвека жизни в Советском Союзе. Часто пренебрегая отдыхом, он занимался переводами на испанский язык, преимущественно книг технического и научного характера.

С какой целью прилагалось столько усилий? Нам, друзьям автора, ответ ясен: увлеченный каждым новым проектом, Вирхилио верил в то, что помогает прогрессу своей "второй родины". Этой стране -- России -- ее приемный сын служил верой и правдой.

Но его идеализм рухнул бы, не имей он поддержки друга и единомышленницы. Судьбы Вирхилио и Инны Александровны Кащеевой неразрывны с 23-х летнего возраста. Их взаимная щедрость и оптимизм -- бесспорный ключ к достойной совместной жизни. Даже больше интереснейших эпизодов созидания на Урале, Волге и на Северном Кавказе меня покорила и взволновала трогательная любовь этой пары. Самые драматичные дни наступили на Кубе, когда Вирхилио положили в госпиталь с гангреной правой стопы. Удивительные слова любви, написанные Инной мужу в ночь перед решающей операцией, дали ему силу и надежду на выздоровление.

Хочется пожелать обоим библейского здоровья и надеяться, что архив семьи де лос Льянос еще не исчерпан и далеко не завершен.

Луис Фонт де Мора -- инженер, доктор агротехнических наук,
бывший министр Валенсийского Автономного Сообщества Испании

 Русскому читателю -- от автора

В сентябре 1992 в иллюминаторе самолета далеко внизу прощально золотились подмосковные леса. Седой, 67-летний, я возвращался на родину в Испанию.

Во время гражданской войны в Испании детей Республики принимали Мексика, Канада, Франция, Англия, СССР и другие страны.

... Холодным ноябрем 1938 теплоход с испанскими детьми на борту следовал из Гавра в Ленинград, и мне только что исполнилось тринадцать.

Я прожил в России более полувека. Здесь родились мои дети и внуки.

В Испании нас именуют "детьми войны", а в России называли "советскими испанцами". О нас написаны множество книг и статей, созданы документальные фильмы. Некоторые мои товарищи опубликовали свои воспоминания. Другие уже никогда ничего не напишут: одни погибли на фронтах Великой Отечественной, другие умерли от болезней и старости.

...Хотелось бы уточнить: эта книга вовсе не подводит итоги моей жизни! Еще нуждаются во мне дети и внуки, особенно сейчас, когда врастают в испанскую землю их молодые корни. Мою родину они с детства полюбили по рассказам...

В счастливые моменты семейных праздников, глядя на наш "табор", я ловлю себя на мысли: кое-кому мы должны казаться "странными". Говорим между собой то по-русски, то по-испански; постоянно волнуемся по поводу всего, что происходит в России...

На память мне приходит Испанский Центр в заснеженной Москве или подобное землячество в знойной Гаване -- там жили Испанией и ее проблемами... Так, кто же мы на самом деле? Бедные "дважды эмигранты" -- из Испании и из России?..

Вряд ли.

Думаю, что люди, чьи судьбы подобны нашей, являются разновидностью старого, как мир, явления; Великое Переселение народов началось в седой древности и, вероятно, никогда не закончится. Нет конца смешению рас и кровей, культур и наследий.

В этой книге я постарался, как можно меньше говорить о политике. Думаю, испанцы и русские жили и выжили вопреки этой самой политике. Государственные диктатуры десятилетиями терзали оба наши народа, отгораживая людей от большого мира разными стенами и занавесами...

Писатель Юрий Трифонов сказал в документальной повести "Отблеск костра":

"На каждом человеке лежит отблеск истории. Одних он опаляет жарким и грозным светом, на других едва заметен, чуть теплится, но он существует на всех. История полыхает, как громадный костер, и каждый из нас бросает в него свой хворост".

Книга "Ты помнишь, tovarisch?.." посвящена моим незабвенным товарищам, родным и близким людям.

Как ясны их лица в отблесках костра!

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце