URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Чуркина И.В. Роль религии в формировании южнославянских наций
Id: 709
 
391 руб.

Роль религии в формировании южнославянских наций.

URSS. 1999. 264 с. Твердый переплет. ISBN 5-8360-0010-7.

 Аннотация

Вопрос о влиянии конфессий на формирование наций практически не рассматривался в исторической литературе. Авторы монографии впервые поставили его в центр своего исследования. Процесс формирования наций рассматривается начиная с принятия христианства, когда были заложены основы современных южнославянских этнических общностей, и кончая Первой мировой войной, когда этот процесс был в основном завершен. Знакомство с указанной темой имеет не только чисто научное значение, но и очень важно для понимания современных политических процессов на Балканах. Книга будет интересна историкам, философам, культурологам, а также политикам, дипломатам и журналистам.


 Оглавление

Предисловие (И.В.Чуркина)
Глава I И.В.Чуркина Роль церкви в формировании национального самосознания словенского народа
Глава II С.А.Романенко Католицизм и православие в формировании хорватской и сербской наций на территории Хорватии, Славонии и Далмации
Глава III Е.К.Вяземская (при участии А.В.Карасева)Конфессия и национальность в историческом развитии Боснии и Герцеговины
Глава IV И.С.Достоян, А.В.Карасев Православная церковь и складывание сербской нации
Глава V И.Ф.Макарова, Л.И.Жила Конфессии и формирование болгарской нации
Заключение (И.В.Чуркина)

 Предисловие

Исследование вопроса о роли конфессий в формировании южнославянских наций очень важно не только для развития науки, но и для понимания процессов, происходящих в современном мире, особенно на Балканах.

Авторы обобщающего труда "Роль религии в формировании южнославянских наций" поставили перед собой задачу проследить процесс образования южнославянских наций и то влияние, которое на него оказывали религиозные верования. Выбор именно этой темы объясняется желанием понять, почему на базе одного или близких по языку и происхождению этносов сформировалось несколько современных наций, какие факторы содействовали этому, какие имели определяющее значение, какую роль в данном процессе играли объективные и субъективные моменты.

Исходя из современного толкования термина "нация", можно дать ей следующее определение: нация является современной модификацией этноса, прошедшего долгий путь развития от родоплеменных отношений до современного общества. При этом формирование каждой нации происходило во многом своим путем в зависимости от окружающей его конкретной cреды, менталитета этноса (который не является величиной постоянной), от его жизнестойкости.

Первый вопрос, вставший перед авторами и требовавший своего разрешения, заключался в том, совокупность каких общих признаков характеризует нацию (народ). В разное время этот вопрос решался по-разному. Французские просветители, а вслед за ними и идеологи Великой французской революции выдвинули свое понимание сути нации. Для них понятия нация и государство были идентичны. Если же этого не получалось на практике, считалось совершенно естественным стремление нации к созданию своего собственного государства. Живучесть такого видения соотношения между нацией и государством отразилась на взглядах ряда современных ученых. "Нация стремится овладеть государством, -- пишет Р.Эмерсон, -- как политическим инструментом, с помощью которого она может защитить и утвердить себя". Еще более решительно высказывается социолог К.Дейч, считающий, что "нация -- это народ, обладающий государственностью".

Одновременно на востоке Европы возникло другое толкование термина нация. Немецкие, а вслед за ними и славянские просветители конца XVIII--начала XIX вв. полагали, что основным признаком нации является язык. И это объяснимо: в Восточной и Центральной Европе сложились обширные полиэтнические империи (Габсбургская, Оттоманская, Российская), для которых абсолютно не было характерно слияние понятий нация и государство. Наоборот, стремление некоторых идеологов перенести в восточноевропейские земли отождествление нации и государства потерпело крах. Ярким примером этого служит попытка венгерских лидеров в первой половине XIX в. объявить все население земель короны св. Стефана венграми, что вызвало резкий протест иноэтнических жителей Венгерского королевства, который в годы революции 1848--1849 гг. перерос в вооруженную борьбу словаков, сербов, хорватов, румын против венгерской армии.

Таким образом, к середине XIX в. сложилось два взгляда на нацию. Французский взгляд подразумевал формирование нации на основе общественного договора, т.е. государства, которое способствует в своих рамках созданию единой национальной культуры. Немецкое (или восточноевропейское) толкование нации заключалось в том, что нация рассматривалась в качестве культурно-языкового сообщества, независимо от политической организации. Эти два взгляда были связаны с историческими условиями развития этносов на западе и востоке Европы. На западе образование государств происходило на национальной основе, на востоке -- на многонациональной.

Во второй половине XIX в. появилось мнение, что одним из главных признаков нации является ее вероисповедание, представители клерикальных кругов считали его даже основным. С конца XIX в. известное внимание национальному вопросу стали уделять социал-демократы, для части их само понятие нация было связано прежде всего с социально-экономическими моментами: с общей территорией, общей экономической жизнью, а затем уже -- с общим языком и психическим складом (или менталитетом).

В нашей стране в течение семи с лишним десятилетий имело право существовать одно единственное определение нации, высказанное И.В.Сталиным в работе "Марксизм и национальный вопрос" (1913). "Нация, -- писал он, -- есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры". Сталин подчеркивал, что "только наличие всех признаков, взятых вместе, дает нам нацию", при отсутствии хотя бы одного из них народ уже не может считаться нацией. Смысл понятия "психический склад нации" практически не раскрывался, вопрос о религии и ее влиянии на него даже не ставился.

В настоящее время исследователи отмечают те же признаки, характеризующие нации, но на первый план у них выступают не территориально-экономические факторы, а факторы, связанные с культурой и идеологией.

Ученые, говоря о нации как современной форме этничности, выделяют ряд ее признаков. Видный российский этнограф Н.Г.Скворцов считает, что "этническая идентичность базируется прежде всего на осознании общности происхождения, традиций, ценностей, верований; ощущении исторической и межпоколенной преемственности". Он указывает на субъективный характер механизма этнической идентификации, поддерживающейся, однако, объективными факторами: территорией, языком, религией, эстетическими канонами, хозяйственными связями и др. Скворцов справедливо подчеркивает, что этническое самосознание более устойчиво, чем классовое, ибо в большинстве случаев не связывается с изменением социальной роли того или иного индивидуума, с его видом деятельности или политической ориентацией. И даже переход от одной формации к другой не нарушает этническое бытие.

Приблизительно так же определяет признаки нации венгерская исследовательница Э.Кисс. "Нация, -- подчеркивает она, --...это группа, члены которой считают себя обладающими общей культурой и историей и которые действительно имеют одно или более из общих характерных свойств таких, как язык, этничность, раса, религия или политическая история".

Таким образом, современные ученые не считают обязательным наличие у этнической общности всех признаков, чтобы считать ее нацией.

Итак, согласно современным ученым, нацию характеризует ряд признаков: язык, этничность, религия, политическая история, хозяйственные связи. Следует подчеркнуть, что религия ими рассматривается в качестве одной из основных черт этнической общности.

Встает вопрос, какие же свойства нации играют определяющую роль в становлении, консолидации и дальнейшем ее развитии: язык, государственность или какой-либо иной признак? При образовании разных наций отдельные признаки могут стать доминирующими, в то время как остальные играют второстепенную роль. На наш взгляд, наиболее универсальным свойством нации является язык. Но и он, безусловно, не всегда становится главным ее определителем. Существует ряд наций, имеющих один и тот же язык: немецкая и австрийская, американская и английская и др., и вместе с тем не составляющими единую нацию. Некоторые нации даже утратили свой первоначальный язык, примером чего может служить ирландская нация. Что касается общего вероисповедания, то часто члены одной из той же этнической общности принадлежат к разным конфессиям. Так, среди немцев имеются католики и протестанты, среди армян -- католики и грегорианцы и т.д. Государственность также много значит для формирования и консолидации нации, народы, обладающие собственным государством, более жизнестойки и внутренне консолидированы, чем народы, не обладающие им. И все же существует множество наций, которые не имеют своей государственной организации.

При всей важности перечисленных признаков нации самым существенным для нее все же является национальное самосознание. Именно оно превращает аморфную этническую массу в этническую общность, спаянную незримыми цепями общих верований и традиций, симпатий и антипатий. И если нация может существовать без государственности, без общей религии, даже утратив свой язык, то без национального самосознания ее существование невозможно.

Современные российские этнографы тоже выдвигают этническое самосознание на первое место среди признаков нации: В.И.Козлов, Г.В.Шеленов. Практически согласен с этим и Ю.В.Бромлей. "Появление у людей (как у отдельного человека, так и группы) нового этнического самосознания, -- пишет он, -- как правило означает (отражает) их принадлежность уже к новому этносу". Такой же точки зрения придерживаются историки, авторы трех обобщающих трудов, написанных под руководством Г.Г.Литаврина: "Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья" (М., 1982), "Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху зрелого феодализма" (М., 1989), "Этническое самосознание славян в XV в." (М., 1995). Во введении к первому из них редколлегия подчеркивает: "Среди всех прочих необходимых качеств и свойств народности именно ее этническое самосознание является доминирующей чертой, определяющей отличие данной народности от другой и от всякой иной человеческой общности". По мнению авторов указанных трудов, "этническое самосознание -- сложная система ценностей, осознанная каждым членом данного этнического единства как его собственное и вместе с тем как общее духовное достояние". То, что коллектив авторов избрал своей темой не формирование славянских этносов, а развитие этнического самосознания славян, подчеркивает их убеждение в решающем значении этого фактора при складывании этнических общностей.

Национальное или этническое самосознание -- это комплекс устойчивых представлений всех членов и каждого в отдельности определенного этносоциального организма. Структура его достаточно сложна, и в нее помимо собственно этнических представлений входят представления о формах социальной, политической и духовной жизни данного этноса, вопросы принадлежности к тому или иному государству (подданство) и вопросы вероисповедания.

Самосознание субъективно. На его формирование влияют многие факторы как материальные, так и духовные. Самосознание не всегда было таким, как в настоящее время. В средние века самосознание европейских народов носило чаще всего религиозный характер. На первом месте в нем стояло вероисповедание. Человек определял себя как христианина-католика, христианина-православного, иудея, мусульманина, а потом уже указывал на свою принадлежность к государству, местности, где он проживал или родился. Это самосознание частично разрушила реформация, которая ослабила связующие силы католицизма и положила начало формированию современных европейских наций. Еще один удар по религиозному восприятию мира нанесло просвещение, охватившее в XVIII в. все европейские страны. Впрочем, преувеличивать результаты реформации и особенно просвещения в деле изменения менталитета народных масс не следует. Если идеи реформации охватили достаточно широкие слои населения, то плоды просвещения были доступны сравнительно узкому кругу европейской интеллигенции. Народы оставались в значительной степени при своем старом восприятии мира.

Исключительное значение религии в создании и укреплении этнической общности подчеркивал еще в начале XX в. французский философ и социолог Э.Дюркгейм. Он отмечал, что религия освящает фундаментальные социальные связи общества, что придает социальным группам целостность. То, что священно, живет не столько в официальных законах, сколько в душе и совести живого человека. Религия и ее каноны пронизывают искусство, науку, философию.

Развивая мысли Дюркгейма, российский ученый Д.В.Пивоваров указывает, что религия компенсирует недостатки рациональной науки, дает свое понимание смысла и назначения Вселенной, жизни, общества, нации, класса, человека, разума. Путем мифологизации она делает доступными эти понятия широким народным массам. "Религия, -- продолжает Пивоваров, -- есть особая духовно-практическая связь между людьми, основанная на священном отношении к таким ценностям (идеям, процессам, действиям, людям, живым существам, вещам, миру в целом), которые признаются верующими наиболее важными для укрепления единства их сообщества". С Дюркгеймом согласен и известный российский религиевед В.И.Гараджа. Он также считает, что религия удовлетворяет важную социальную потребность общества в обеспечении его солидарности.

Религия захватывает самые глубокие и самые широкие пласты ментальности этнической общности, ибо она делает понятными и близкими многие моменты бытия как для интеллектуала, так и для простого человека. Британский социолог А.Смит не случайно утверждает, что "из всех факторов, способствующих сохранению этнической идентичности (разумеется, в период, предшествующий современной эпохе) важнейшим является как раз религиозный блок".

Конфессии и конфессиональные институты пронизывали практически весь быт и всю культурную жизнь народов, особенно таких отстававших в своем развитии, каковыми являлись южнославянские народы к началу формирования наций. Их отставание объяснялось тем, что все они находились под властью иноземных правителей, утеряв свою государственность много столетий назад. Это стало причиной формирования южнославянских этнических обществ как наций с неполной социальной структурой, у которых отсутствовал господствующий класс, как правило дававший интеллектуальную элиту. Исключение составляли лишь хорваты, сохранившие свое дворянство. Основную массу южнославянских народов представляло крестьянство, их образованные слои являлись выходцами из этой среды и принадлежали по преимуществу к низшему и среднему духовенству. Такое положение сохранялось до середины XIX в., когда развитие капиталистических отношений привело к мощному вливанию в ряды образованных людей южнославянских народов светского начала. И все же влияние духовенства отступало очень медленно. В селах, где жило подавляющее большинство южнославянского населения, духовенство вплоть до конца рассматриваемого периода не утеряло своих позиций. Именно духовная интеллигенция формировала в значительной степени самосознание южных славян. Поэтому на них конфессии оказали большое влияние, более значительное, чем на самосознание народов, имевших свой господствующий класс и свою светскую образованную элиту.

Каждая этническая общность проходит несколько стадий развития. Ю.В.Бромлей, один из теоретиков этнологии, отмечает их три: племя, народность, нация.

В центре внимания авторского коллектива находится период формирования и утверждения южнославянских наций. Его невозможно понять без изучения предшествующего периода, а именно периода развития феодальной народности, ибо именно тогда закладывались основы того влияния конфессий, которое сыграло свою роль в формировании южнославянских наций. Не случайно исследователи подчеркивают, что "окончательное оформление этнического самосознания славянских народностей связывается с принятием и утверждением христианства". Именно роль христианства, различных его течений в становлении и развитии национального самосознания южных славян является одной из важных тем исследования в представляемом труде. Это не значит, что игнорируется ислам, особенно в восточной части южнославянского ареала, но все же по сравнению с христианством он занимал второстепенные позиции, ибо сравнительно небольшая часть южных славян приняла его.

Приступая к изучению избранной темы, следует отметить те факторы, которые оказали большое воздействие на историю южных славян. Прежде всего, территория, занимаемая ими, всегда являлась своеобразным мостом между Европой и Азией, через который шли важнейшие торговые пути и по которому двигались армии завоевателей как с Востока на Запад (византийцы, турки-османы), так и с Запада на Восток (крестоносцы и др.). Еще до прихода южных славян здесь обитало население очень пестрое в этническом и конфессиональном отношениях. С поселением славян и ассимиляцией ими местных жителей эти области стали более однородными этнически. Как и прежде они манили соседние государства, мечтавшие овладеть этими важными землями.

С раннего средневековья территория южных славян стала ареной борьбы за преобладание между двумя мировыми империями: Византией и империей Карла Великого, а затем пришедшей на смену последней Священной Римской империей (с X в.). Мелкие южнославянские государства использовали соперничество двух мировых центров для укрепления своего положения, поддерживая в разное время то один из них, то другой. Как Константинополь, так и Запад действовали не только с помощью военной силы. Важнейшим орудием их борьбы стала христианская церковь, которая использовалась ими в качестве важного фактора политического влияния на молодые южнославянские государства. Политическое соперничество привело к соперничеству на религиозной почве. Римский папа и константинопольский патриарх стремились подчинить себе возможно больше территорий новообращенных христиан. Следует отметить, что положение их не было одинаковым. Если константинопольский патриарх не являлся самостоятельной силой, а так или иначе подчинялся византийскому императору и действовал в его интересах, то римский папа уже в середине VIII в. был светским государем, получив во владение от франкского короля Пипина Короткого Римскую область и Равенский экзархат. Последние положили основание Папской области. Обладание светской властью делало римского папу сравнительно независимым в политике, давало ему преимущество перед другими христианскими иерархами. Оно предоставило римскому папе возможность начать борьбу за главенство в христианском мире, где его основным соперником выступил константинопольский патриарх. Уже в IX в. отношения между Константинополем и Римом были очень натянутыми. А в 1054 г. произошел официальный разрыв: на Западе образовалась католическая церковь, на Востоке -- православная. Именно политическое соперничество привело к разделу христианской церкви, теологические споры стали только прикрытием политических амбиций Рима и Константинополя.

Западная часть южных славян попала в конечном итоге под влияние Рима, восточная -- Константинополя. Но на первых порах для православных и католических славян "были, по-видимому, свойственны некоторые общие элементы в иерархии этнического самосознания". К этим общим элементам относились реликты общеславянского мифологического фонда и языческих символов, которые продолжали существовать наряду с христианскими представлениями. Само южнославянское население католического и православного вероисповедания относилось вполне мирно друг к другу, не вникая в споры и ссоры своего клира.

Положение изменилось с началом крестовых походов, которые были инспирированы римским папой в конце XI в. Официальной их целью являлся захват Иерусалима, освобождение Гроба Господня от неверных мусульман. Но наряду с этим крестоносцы мечтали об обильной добыче в восточных богатых областях. Их путь к ним шел через Балканы, через территории, населенные православными. Проходя их, крестоносцы грабили местных жителей, невзирая на то, что они являлись христианами. А четвертый крестовый поход крестоносцы вообще направили против Византийской империи. В 1204 г. они взяли Константинополь и ограбили его. Страшный разгром крестоносцами центра православия стал тем толчком, который положил начало религиозной вражды между католиками и православными. Российский ученый Б.Н.Флоря, посвятивший началу раскола христианского мира книгу, справедливо указывает, что главной причиной обострения этой вражды явилась "экспансия католического мира, направлявшаяся папством, осуществлявшаяся в виде то прямого вооруженного наступления, то миссионерской деятельности".

Таким образом, к началу вторжения турок-сельджуков на Балканы противоречия между католическим и православным населением были достаточно острыми. Захват турками Балкан (XIV--XV вв.) привел там к изменению конфессиональной ситуации. Туркам удалось захватить на несколько столетий южнославянские земли с православным населением, на некоторое время под их властью оказывались и южные славяне католического вероисповедания. Турецкое завоевание привело к появлению среди южных славян значительных групп, принявших ислам. Вместе с тем перед турецкой опасностью сгладились в известной мере разногласия между православными и католиками. Этому способствовала политика Габсбургов. Габсбургская монархия оказалась практически последним бастионом, вставшим на пути турок в Центральную Европу. На протяжении 300 лет ей приходилось отражать набеги османов, вести с ними малые и большие войны, небезуспешно привлекая на свою сторону христианское население Османской империи. С конца XVII в. активную политику против турок стала проводить Россия, нередко выступая против них совместно с Австрией. Все это -- и общий враг в лице мусульман, и совместная борьба с ними католической Австрии и православной России -- сглаживало противоречия между православными и католиками в среде южных славян.

Однако по мере ослабления Османской империи и ликвидации угрозы турецкого вторжения положение изменилось. Уже с конца XVIII в. между Австрией и Россией началась борьба за "турецкое наследство". К ней подключились Англия, Франция, позднее Германия. Политика России и Австрии на Балканах включала в себя и опору на местное население. Российское правительство поддерживало православных, австрийское -- католиков, Великая Порта, в свою очередь, опиралась на мусульман. Политические интриги великих держав способствовали новому обострению вражды между католиками и православными. Нужно, однако, подчеркнуть, что действия России и Австрии не были единственной причиной этого обострения. Большую роль в нем сыграли внутренние факторы: политика католического и православного клиров, национальное возрождение южных славян, возникновение в рамках их национальных движений националистических течений и др. Исследование внутренних факторов, способствовавших формированию южнославянских наций и, прежде всего, влияния на этот процесс конфессий, -- главная задача данного труда. Авторы не претендуют на полное раскрытие избранной темы, но они надеются, что их опыт станет первым шагом к глубокому и всестороннему ее изучению в дальнейшем.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце