URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Твардовская В.А., Итенберг Б.С. Русские и Карл Маркс: выбор или судьба?
Id: 672
 
255 руб.

Русские и Карл Маркс: выбор или судьба?

URSS. 1999. 216 с. Твердый переплет. ISBN 5-901006-79-8. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Книга рассказывает о том, как воспринимали российские интеллигенты учение Маркса и его личность. В очерках люди 40-х--90-х гг. XIX века ведут с Марксом свой диалог, в центре которого -- злободневные проблемы жизни России. Авторы показывают, что привлекало в марксизме его русских оппонентов и что вызывало протест. Русские оценили мощь и интеллект Маркса, силу его эрудиции, однако властителем дум русской либерально-демократической интеллигенции он так и не стал.

Книга будет интересна историкам, философам, экономистам и политологам, студентам и аспирантам соответствующих специальностей, а также самому широкому кругу читателей.


 Оглавление

От авторов

Маркс и Анненков: два взгляда на цивилизацию

Визит немецкому изгнаннику в Брюсселе. Маркс читает воспоминания о себе. Симбирскийпомещик на собрании коммунистов. Взгляд на брюссельского изгнанника из 1880-х годов. "Русские вопросы" к лидеру немецких коммунистов. Переход России к буржуазной цивилизации в свете марксовых закономерностей. Европейская цивилизация глазами российского либерала. Социалистические проекты как угроза цивилизации. Революция: закономерность или катастрофа?

История одной вражды: Маркс и Герцен

Живые источники представлений Герцена о Марксе. 1848 год: На разных берегах революционного потока. Вожди пролетариата и "русский Герцен" в международном социалистическом движении. Русские дела глазами Герцена и Маркса. Интернационал: суд справедливости или штаб классовой борьбы?

Маркс и Бакунин: борьба идей и амбиций

Знакомство. Два Интернационала -- легальный и тайный. "Великое противостояние" лидеров социалистического движения. Маркс против Бакунина. Объявление войны. Марксова "победа" над Бакуниным. Маркс, Бакунин и революционная Россия.

Маркс и Чернышевский: миф и реальность

К. Маркс выбирает русским революционерам вождя. К. Маркс читает Чернышевского. Проблема государства: отличия в подходе и решении. Цена прогресса по К. Марксу и по Чернышевскому. Политика и нравственность.

Энгельс и Ткачев: спор и согласие

Несостоявшийся "русский друг". Вызов вождям. Cшибка мнений о русской революции. Мир крестьянина глазами народника и марксиста. Важно ли, под каким флагом произойдет революция в России? Заговор как составная часть революционного переворота.

Даниельсон -- переводчик и оппонент Маркса

Инициатор и организатор русского перевода "Капитала" и его издания. Маркс оценивает работу Даниельсона-переводчика. Цензура и публицистика о "Капитале" на русском языке. Автор и переводчик "Капитала" в споре о "русском пути". За переводом второго и третьего томов "Капитала".

Русанов -- искатель истины в социализме

Орленок из Орла. "Русский путь" -- всеобщность или самобытность? Исторический шанс России и условия его реализации. Между марксизмом и бланкизмом: спор о роли политики. У истоков российского марксоведения: Ленин или Русанов? Эмиграция: среди "староверов" народовольчества и "неофитов" марксизма. Защитник "социалистическо-дюрингианской науки". Из народовольцев -- в эсеры. Ленин против Русанова. Статья, вызвавшая гнев вождя. Возвращение в Россию. Снова на чужбине. Подведение итогов.

Михайловский: диалог с Марксом

Защита Маркса и защита от Маркса в "Отечественных записках". Неотправленное письмо К. Маркса Михайловскому и его судьба. "Исторический шанс" России избежать капитализм. Историческая необходимость и нравственность -- по Марксу и по Михайловскому. К. Маркс и "русский вопрос". Неоконченный спор с "русскими учениками" Маркса.

Подводя итоги

Именной указатель


 От авторов

Светлой памяти Юзефа Захаровича Полевого

Обращение к теме этой книги не было результатом продуманного и свободного авторского выбора -- оно определилось судьбой.

Наш друг Юзеф Захарович Полевой незадолго до смерти попросил завершить его труд -- "К. Маркс и передовая Россия". У каждого из нас были свои творческие планы, свои незаконченные работы, но отказаться мы не смогли. К выполнению завещания Ю. З. Полевого приступить довелось совсем в другой обстановке, чем та, что была, когда он начинал свое исследование. В советской исторической науке рушились привычные идейные и политические стереотипы, отмирала жесткая "идеологическая дисциплина". Ликвидировалась всеопутывающая регламентация с ее установлениями, что можно, чего нельзя, а что обязательно для трудов о классиках марксизма.

Новые условия создавали возможности для иной книги, чем запланированная Юзефом Захаровичем. Он предполагал проследить успешное продвижение идей Маркса в России, сознавая невыполнимость объективного анализа критики этих идей в среде российской интеллигенции. Мы уже могли поставить своей целью выяснить не только то, что притягивало русских мыслителей к марксизму, но и что именно отталкивало многих из них в этом учении. Думается, доживи Ю. Полевой до этих дней, и он не смог бы писать по-старому -- как в 1930--70-е гг.

В нашей исторической науке тех лет Юзеф Захарович оставался одной из ярких, колоритнейших фигур. Выходец из бедной еврейской семьи, он получил образование в хедере (еврейской начальной религиозной школе), а затем в Институте красной профессуры.

Ю. Полевой пришел в науку с искренней и безграничной верой в марксизм как теорию, которой, наконец, суждено осветить человечеству путь ко всеобщему счастью. Но с годами пытливый ум историка, его исследовательский талант, жизненные наблюдения все чаще порождали сомнения в некоторых марксистских истинах. Он гнал их от себя, старался преодолевать: сомнения в учении, объявленном "единственно верным", расценивались как измена ему, отступление от него. И надо сказать, наши ортодоксальные марксисты не раз обвиняли Ю. Полевого в таких отступлениях. Резкой критике на страницах "Правды" подверглась книга Юзефа Захаровича "Зарождение марксизма в России" (М., 1959).

Обвинения в противоречии ленинским оценкам, прозвучавшие в главном партийном органе, в то время могли поставить под угрозу не только карьеру ученого -- само его существование в науке.

Ю. Полевой выстоял в эту нелегкую пору -- не признавая "ошибок", отстаивал свои выводы.

Его раздумья о путях марксистской мысли в России в последние годы жизни, отразившиеся в наших продолжительных беседах, в многостраничных письмах к нам -- своеобразное подведение итогов той предшествующей многотрудной и мучительной работе исследователя, которая казалась тщетной, но по сути подготовила эту его "ревизию" и марксизма, и собственного научного наследия.

Но пересматривая свои взгляды и оценки, Ю. Полевой остался чужд тому нигилизму по отношению к марксистской теории, который с такой силой выплеснулся на страницы русской публицистики рубежа 1980--90-х гг. -- как обратная реакция на прежнее поклонение.

Перестав воспринимать марксизм как некую религию, где все надо принимать на веру, историк продолжал видеть в нем плодотворное течение научной и общественной мысли, оказавшее громадное воздействие на человечество и особенно на Россию. Он был убежден в необходимости и неизбежности дальнейшего изучения итогов этого воздействия -- положительных и отрицательных.

Авторы этой книги стремились способствовать решению намеченных Полевым задач. Вызванная его волеизъявлением монография посвящена взаимодействию с марксизмом русской общественной мысли прошлого века. Книга построена в виде очерков о тех видных русских современниках Маркса, чье отношение к вождю пролетариата еще не было предметом специального исследования в нашей литературе. Герои очерков -- люди разные по социальному положению, степени образованности и эрудиции, идейным взглядам: Анненков, Герцен, Бакунин, Ткачев, Чернышевский, Даниельсон, Михайловский, Русанов. Читатель встретится здесь и с такими традиционными "русскими друзьями" Маркса, как Н. Утин, Г. Лопатин, П. Лавров.

Рассказывая о взаимоотношениях вождя Интернационала с русскими современниками, авторы уже могли не связывать себя привычными для советской литературы представлениями об изначальной правоте Маркса, о превосходстве его теории над отсталыми, в силу "классовой незрелости", взглядами представителей демократической и либеральной России. Маркс и русские люди 1840--90-х гг. выступают здесь как равноправные участники поисков общечеловеческих истин.

Содержание книги составил диалог русских деятелей и Маркса, длившийся почти три четверти века -- начиная от 1840-х гг., когда Маркс остановил на себе внимание Анненкова, Боткина, Бакунина, Герцена и других русских, до начала ХХ века, когда была предпринята (Михайловским) попытка ревизии марксизма.

В этом нескончаемом и так и не законченном -- революцией прерванном -- диспуте оппоненты раскрываются с неожиданных сторон. С особой яркостью выступает высокий уровень развития русской общественной мысли и вместе с тем ее историческая ограниченность, оригинальность русских мыслителей и издержки их "самобытности", присущий многим из них максимализм в решении "проклятых вопросов". И Маркс в идейных столкновениях с русскими воспринимается по-новому. Выясняется, что на многие "русские вопросы" у него не было ответов. А его отношение к России, к русской революции по-иному заставляет задуматься об общественном идеале коммунистов, столь, казалось бы, ясном и привлекательном.

Идейные споры, которые ведут в этой книге русские с Марксом, оказались неотделимы от нравственных и психологических коллизий, "сшибка идей" -- от столкновений характеров и темпераментов. Думается, что это не только не уведет читателя от сути споров, но будет способствовать их постижению.

Многое в этих старых полузабытых дискуссиях звучит злободневно, органично вписываясь в современные споры "насчет былой и новой власти / насчет добра и недобра". Здесь и размышления о роли государства, его социальных функций, его регулирующей роли в кризисные, переходные периоды общественной жизни. Здесь и не теряющая в России актуальности проблема "власть и реформы", рассуждения о роли революций в прошлом и будущем человечества, о возможности мирного, ненасильственного пути. И, конечно же: капитальный, вековечный вопрос о собственности, о ее выработанных историей формах, о значимости собственнических чувств в тех отношениях, которые Маркс определил как производственные.

Многое из того, что наши совремнные публицисты, пытаясь осмыслить действительность, открывают заново, было высказано уже в этом давнем споре русских мыслителей с Марксом.

В свое время невостребованные, неуслышанные за грохотом революционных потрясений их, предостережения об опасности некоторых тенденций марксизма не только проясняют сложный путь этой идеологии в России. Они во многом способны помочь и постижению настоящего. Новое поистине оказывается "хорошо забытым старым".

Книга написана на основе широкого круга многообразных источников, публицистических и документальных. Авторы привлекали архивные материалы, а также активно использовали документы, оказавшиеся вне поля зрения официального марксоведения.


 Об авторах:

Твардовская Валентина Александровна -- д.и.н., вед. н.с. Института российской истории РАН. Автор монографий: Социалистическая мысль России на рубеже 1870--80-х гг. М., 1969; Идеология пореформенного самодержавия / М.Н.Катков и его издания. М., 1978; Достоевский в общественной жизни России. М., 1991, и др. -- всего свыше 80 печатных трудов.

Итенберг Борис Самуилович -- д.и.н., вед. н.с. Института российской истории РАН. Автор монографий: Первый Интернационал и революционная Россия. М., 1964. Россия и Парижская Коммуна, М., 1971; Движение революционного народничества. М., 1965; Лавров в русском революционном движении. М.,1988; Россия и великая Французская революция, М., 1988, и др. -- всего около 150 печатных работ.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце