URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Панов А.Д. Универсальная эволюция и проблема поиска внеземного разума (SETI)
Id: 66795
 
335 руб.

Универсальная эволюция и проблема поиска внеземного разума (SETI)

URSS. 2008. 208 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-00539-3.

 Аннотация

Настоящая книга представляет собой оригинальное междисциплинарное исследование, в котором представления универсального эволюционизма связываются с проблемой SETI (поиск внеземного разума), а проблема SETI исследуется с позиций универсального эволюционизма.

Вводятся представления о масштабно-инвариантном аттракторе планетарной эволюции и его завершении в режиме с обострением "сингулярностью Дьяконова" в первой половине XXI века. Обсуждаются сценарии "постсингулярной" эволюции и их возможная связь с проблемой SETI. Рассмотрена новая оригинальная гипотеза возникновения жизни, связанная с масштабной инвариантностью эволюции. Эти представления использованы в исследовании новой нелинейной теории популяции космических цивилизаций Галактики, являющейся обобщением формулы Дрейка и линейной теории Крейфельдта---Гиндилиса. В рамках развитой нелинейной теории рассмотрены явления бистабильности и фазовых переходов в популяции цивилизаций Галактики. С учетом полученных новых результатов универсальный эволюционизм и проблема SETI рассмотрены в контексте современных представлений о Мультиверсе.

Для широкого круга читателей, интересующихся глобальными проблемами и проблемами междисциплинарного синтеза, в том числе с использованием идей синергетики.


 Оглавление

Предисловие автора
1. Сингулярность Дьяконова
2. Эволюция и проблема SETI
 2.1. Масштабная инвариантность социально-биологической эволюции на Земле и гипотеза универсальной шкалы времени эволюции
  2.1.1. Характер планетарной эволюции
  2.1.2. Последовательность биосферных фазовых переходов
  2.1.3. Масштабная инвариантность последовательности фазовых переходов и точка сингулярности
  2.1.4. Постсингулярный рукав эволюции
  2.1.5. Универсальность шкалы времени эволюции и точки сингулярности
  2.1.6. Другие пути к сингулярности
 2.2. Шкала времени предбиологической эволюции и гипотеза самосогласованного галактического происхождения жизни
  2.2.1. "Естественная" длительность предбиологической эволюции на изолированной планете
  2.2.2. Гипотеза биологической и предбиологической панспермии
  2.2.3. Масштаб времени панспермии
  2.2.4. Механизм самосогласования и ускорения предбиологической эволюции на уровне Галактики
 2.3. Динамические обобщения формулы Дрейка: линейная теория
  2.3.1. Формула Дрейка и теория Крейфелдта--Гиндилиса
  2.3.2. Модельные функции и определяемые величины
  2.3.3. Кинетические уравнения популяции звезд и популяции цивилизаций
  2.3.4. Результаты вычислений в линейной теории
  2.3.5. Гипотеза самосогласованного галактического происхождения жизни и динамика популяции КЦ
 2.4. Динамические обобщения формулы Дрейка: нелинейная теория
  2.4.1. Нелинейные процессы в популяции космических цивилизаций
  2.4.2. Общая нелинейная теория влияния по каналам связи
  2.4.3. Численно решаемая нелинейная модель
  2.4.4. Результаты расчетов в нелинейной модели
  2.4.5. Астросоциологический парадокс и эра насыщения контактов
  2.4.6. Пространственная неоднородность распределения КЦ и возможность подпорогового перехода в эру насыщения контактов
 2.5. "Экзогуманитарные" цивилизации как потенциальные партнеры по межзвездной связи и возможные носители галактического культурного поля
  2.5.1. Замечания о методике
  2.5.2. "Экзогуманизм" постсингулярной цивилизации
  2.5.3. Космическая экспансия и интенсивный путь развития
  2.5.4. Информационный кризис
  2.5.5. Коммуникативность постсингулярных цивилизаций
  2.5.6. Галактическое культурное поле и характер информации космических передач
  2.5.7. Заключительные замечания
3. Разум как возможное промежуточное звено в иерархии структурных форм материи во Вселенной
4. Инварианты Универсальной эволюции и эволюция в Мультиверсе
 4.1. Инварианты эволюции
  4.1.1. Ступени Универсальной эволюции, консерватизм, диспропорционирование энтропии
  4.1.2. Два рукава эволюции
  4.1.3. Аддитивность эволюции
  4.1.4. Инварианты второго рукава
 4.2. Мультиверс
 4.3. Ансамбль эволюции и разум как промежуточное звено эволюции в Мультиверсе
 4.4. Универсальное множество причин эволюции
 4.5. Резюме
Приложения
А. Теория Крейфелдта-Гиндилиса как специальный случай общей линейной теории
В. Имитационная модель развития фундаментальной науки B.1. Описание модели B.2. Результаты B.3. Влияние уровня затрат на динамику фундаментальной науки
Л. М. Гиндилис. Послесловие: SETI в свете универсального эволюционизма
Литература

 Предисловие автора

Универсальный эволюционизм -- это принцип, концепция, исследовательская программа, или метод, в соответствие с которыми человеческая история рассматривается как неотъемлемая часть единой естественной истории эволюционирующей Вселенной. Выдающимися предшественниками универсального эволюционизма были В.И.Вернадский и П.Тейяр де Шарден, современный универсальный эволюционизм развивается в трудах Э.Янча, Д.Кристиана, Г.Д.Снукса, В.Эбелинга и Р.Файстеля, Н.Н.Моисеева, В.С.Степина, А.П.Назаретяна, В.В.Казютинского, Е.А.Мамчур, В.Г.Буданова и многих других (см. сборник статей). В английском языке используется термин Big history, введенный Д.Кристианом -- исследователем универсального эволюционизма и основателем его как направления в педагогике. Иначе говоря, универсальный эволюционизм -- это представление об эволюции Вселенной как о едином, и, в определенном смысле, однородном процессе, являющимся путем к высшей ступени эволюции -- разуму, и попытка рассмотреть наше существование как закономерный результат и часть процесса самоорганизации, начало которому было положено Большим Взрывом.

Проблема SETI (Search for Extraterrestrial Intelligence), как следует из расшифровки аббревиатуры, является проблемой поиска внеземного разума. Универсальный эволюционизм и проблему SETI роднит беспрецедентно высокий уровень междисциплинарности исследований. По выражению известного астрофизика В.Ф.Шварцмана, проблема SETI является не проблемой астрофизики и даже не проблемой науки, но проблемой культуры в целом. Более того, эти два направления оказываются тесно перплетены между собой. С одной стороны, вопрос о месте разума во Вселенной является частью проблематики универсального эволюционизма. С другой стороны, для того чтобы правильно понять, где и кого искать, универсальный эволюционизм в проблеме SETI должен использоваться как инструмент и метод. Поэтому то, что оба направления исследований оказались под одной обложкой, вполне закономерно.

Предлагаемая читателю книга представляет собой результат моей деятельности в области, связанной с проблемой SETI и универсальной эволюцией, начиная с поздней осени 2001-го года. Начало этой работы явилось в свое время неожиданностью для меня самого, а сейчас возникло ощущение необходимости подвести первые итоги. Выполненная работа представляет собой в значительной степени единое целое, что может быть, не совсем понятно по отдельным статьям, раскиданным по различным журналам и сборникам. Возникла потребность как-то упорядочить весь материал. Между тем, выполненный цикл работ вызвал определенный интерес среди специалистов различных специальностей -- физиков, астрономов, биологов, историков, психологов, философов. Все это и явилось причиной подготовки к изданию настоящей книги.

Основной материал книги представлен четырьмя независимыми статьями, написанными в разное время для различных изданий. Статьи помещаются точно в таком виде, в каком они были подготовлены к публикации. Специально для данной книги было добавлено лишь одно приложение и кое-где были добавлены подстрочные примечания. Все такие примечания начинаются с пометки "P.S.". Все вместе статьи вполне перекрывают проделанную работу и расположены в книге таким образом, что составляют вместе связное и логически последовательное изложение. Их удобно читать подряд, но, в то же время, можно читать и по отдельности в произвольном порядке, так как статьи в свое время были написаны как совершенно независимые. Книга, которая одинаково легко читается как от начала к концу, так и от конца к началу, обладает определенными преимуществами. Результатом независимости статей является незначительное число повторов, за которые я приношу читателю извинения, но в основном каждая статья покрывает собственную предметную область. Надо также отметить отсутствие исчерпывающей библиографии по рассматриваемым проблемам, так как в статьях цитировалась лишь минимально необходимая литература, и несколько сухой и краткий стиль изложения, характерный для научных статей, но не монографий. За это я также извиняюсь перед читателем.

Та последовательность, в которой расположены статьи в книге, хотя и представляет оптимальную логику представления материала, но отнюдь не соответствует хронологическому порядку, в котором выполнялась работа. Я воспользуюсь этим предисловием для того, чтобы дать здесь иной, "исторический", взгляд на проблематику книги, что одновременно можно рассматривать и как введение в ее предмет.

Идея, ставшая со временем основой этого труда, впервые пришла мне в голову очень давно (середина 1970-х), когда я был еще студентомпервокурсником. Из замечательной книги И.С.Шкловского "Вселенная, жизнь, разум" я вынес тогда следующую мысль. Вещество в развивающейся Вселенной по мере ее эволюции проходит через череду качественно различных ступеней самоорганизации: первичная плазма, атомы, протогалактики, звезды внутри галактик, тяжелые химические элементы, планеты земного типа, сложные химические соединения и химическая эволюция на планетах, жизнь, разум. Без большого насилия над здравым смыслом можно сказать, что эти ступени или уровни самоорганизации можно просто пересчитать, они образуют достаточно хорошо определенную дискретную последовательность, причем каждая последующая ступень является как бы надстройкой над предыдущей. Она создается из "материала", поставляемого этой предыдущей ступенью или каким-то иным существенным образом основывается на ней. Еще одной особенностью этой последовательности является равноправие ее ступеней: ни одну из них a priori нельзя считать важнее других. Вопрос, который я себе задал, состоял в следующем. Должны ли мы считать эту цепочку конечной, и предполагать, что разум является ее последним звеном? Простая экстраполяция в предположении равноправия ступеней приводит к выводу, что могут быть и следующие ступени эволюции, отличающиеся от разума так же сильно, как жизнь отличается от неживой материи, или разумная жизнь отличается от неразумной, но связанные с разумом подобно тому, как были связаны между собой все предыдущие ступени самоорганизации вещества. Что это могут быть за ступени, которые следуют за разумом, и как из разума как "материала" можно слепить нечто, превосходящее разум в степени организации? Однако тогда эта идея показалась мне не слишком ортодоксальной и несколько абстрактной (чтобы не сказать больше), и я не пытался ни развивать ее, ни с кем-нибудь обсуждать. Трудно было себе представить, что эта мысль может стать предметом сколько-нибудь серьезного исследования.

Ситуация изменилась в ноябре 2001 г., когда однажды, просматривая Интернет, я наткнулся на сообщение о конференции по проблеме SETI, которая должна была пройти в ГАИШ МГУ в начале 2002 г. Мне вспомнилась моя старая мысль, и буквально в считанные минуты неожиданно удалось понять несколько вещей. Во-первых, стало ясно, что именно может означать качественное превосходство некоторой эволюционной формы над разумом и какими способами это может быть реализовано. Во-вторых, в голову пришла одна удобная для исследования и достаточно реалистичная модель, которая может иллюстрировать эти абстрактные идеи, и она сразу же приняла математическую форму, приводящую к проверяемым в принципе следствиям. Модель позже получила название "галактического культурного поля" и описывала своеобразную надцивилизационную самоподдерживающуюся культурную среду, которая может сложиться при наличии достаточного количества разумных цивилизаций в Галактике. Соответствующий математический формализм описывал эволюцию, приводящую к становлению или распаду этой среды -- явлению, очень напоминающему фазовый переход второго рода, однако масштаба целой галактики. Эти догадки были оформлены в виде двух докладов, которые были представлены на упомянутую конференцию. Развиваемые представления с самого начала вкладывались в контекст универсального эволюционизма, хотя этот термин в докладах еще не использовался (он в то время мне попросту не был известен). Таким образом, универсальный эволюционизм сразу оказался связан с проблемой внеземного разума, SETI.

Тезисы докладов были опубликованы в "Вестнике SETI", а полные тексты -- в электронном журнале "Астронет". Первый доклад представлял математический формализм, а второй доклад -- интерпретацию этого формализма, как конкретного примера "сверхсоциального" уровня организации материи. Сначала второй доклад мыслился как некоторая философская надстройка над первым, но позже он приобрел самостоятельность и послужил основой серии статей. В этих статьях последовательно развивались и уточнялись представления о разуме, как возможном промежуточном звене эволюции. Последняя статья из этой серии воспроизводится в настоящей книге (Статья 3).

Через некоторое время стало ясно, что ряд моментов из упомянутых работ требует уточнения и разъяснения, и вся эта проблематика имеет ряд потенциальных "точек роста". В ходе работы над статьями начало формироваться представление о типичном представителе и носителе галактического культурного поля -- "экзогуманитарной цивилизации". Это такая цивилизация, которая стабилизирует свое существование в значительной степени за счет переработки внешней (экзо-) информации преимущественного "гуманитарного" характера. Этот феномен потребовал обоснования, исследования и конкретизации. Задача выглядела особенно актуальной, так как "экзогуманитарное" состояние стало представляться как возможное не столь уж отдаленное будущее нашей собственной цивилизации (при определенном стечении обстоятельств). На этом пути потребовалось обоснование тезиса, согласно которому наша цивилизация достигла некоторого переломного момента истории, после которого ее развитие неизбежно должно стать преимущественно интенсивным, т.е. количественный рост по всем параметрам должен быть заменен качественным, и, главное, дальнейшее ускорение развития невозможно. Поиски обоснования этого положения привели к трудам И.М.Дьяконова и С.П.Капицы, в которых на основании совершенно разных соображений вводится понятие об автомодельном ускорении эволюции и сингулярной точке исторического процесса. Важную роль сыграли также представления об "эндо-экзогенных кризисах" биосферы или общества и "законе техно-гуманитарного баланса", которые вводит А.П.Назаретян в книге. Эти представления вносят более глубокий смысл в периодизацию исторического процесса, предложенную И.М.Дьяконовым, и дают инструмент, позволяющий распространить анализ Дьяконова за пределы чисто человеческой истории.

В сингулярной точке скорость эволюции общества формально достигает бесконечности, откуда следует, что реально эта точка недостижима, и не доходя до нее режим ускорения эволюции должен радикально измениться. Удивительной находкой оказалось то, что подход И.М.Дьяконова, который в основу анализа положил последовательность фазовых переходов социальной системы, естественным образом обобщается на всю эволюцию -- и биосферы, и цивилизации, начиная с появления жизни на Земле. Эволюция цивилизации в определенном смысле оказывается гладким автомодельным продолжением эволюции биосферы, а точка сингулярности получает статус некоторого переломного или завершающего момента всей четырехмиллиардолетней истории развития жизни на Земле. Более того, эта идея позволила высказать гипотезу относительно скорости предбиологической химической эволюции, которая совсем уж неожиданно привела к гипотезе о происхождения жизни в процессе, локализованном не на отдельных планетах, как это обычно предполагается, но распределенном между миллиардами планет Галактики и согласованным во всей Галактике за счет переноса вещества в ходе предбиологической межзвездной панспермии. Эти представления получили отражение в серии статей. В настоящую книгу этот материал входит в первый и второй разделы статьи "Эволюция и проблема SETI" (Статья 2). Кроме того, самая первая статья настоящей книги "Сингулярность Дьяконова" специально посвящена представлениям И.М.Дьяконова о периодизации истории и сингулярной точке исторического процесса. Я хочу отдать должное заслугам И.М.Дьяконова в развитии этого круга идей, да и чисто логически эта статья является отправной точкой всего анализа.

Параллельно с представлениями об автомодельности и сингулярности эволюции, развивался математический формализм, имеющий отношение к галактическому культурному полю. Однако сначала казалось, что развитие этого формализма никакого отношения ни к культурному полю, ни к автомодельности и сингулярности не имеет. Дело было так. Председатель НКЦ SETI Лев Миронович Гиндилис совершенно независимо от проблемы культурного поля обратил мое внимание на динамическую модель популяции космических цивилизаций в Галактике, предложенную Дж.Крейфелдтом и обобщенную самим Львом Мироновичем в статье. Модель являлась динамическим обобщением известной формулы Дрейка, дающей оценку числа цивилизаций в Галактике, и по своему типу относилась к моделям линейного популяционного синтеза. Гиндилис попросил меня подумать, нельзя ли в рамках этой теории провести расчет динамики популяции цивилизаций с использованием реалистичных моделей динамики звездообразования в Галактике и других имеющихся астрофизических данных (до этого в оценках использовались только очень примитивные модельные функции вроде функций единичного скачка и т.д.).

Я согласился подумать, и результатом явилось то, что не только удалось использовать реальные астрофизические данные, но и сама теория Крейфелдта--Гиндилиса была в некоторых отношениях обобщена и полностью переформулирована. При этом открылись два новых неожиданных обстоятельства. Во-первых, оказалось, что исследования, касающиеся автомодельности и сингулярности эволюции и гипотеза самосогласованного галактического происхождения жизни могут быть естественно и эффективно использованы в рамках нового формализ ма. Это привело к предсказанию явлений линейной демографической волны (стр.70) и фазового демографического пика (стр.73) в популяции цивилизаций Галактики и к существенному снижению произвола (как мне представляется) в выборе параметров теории. Во-вторых, оказалось, что развитая линейная теория допускает естественные нелинейные обобщения, которые могут описывать влияние цивилизаций друг на друга или на условия собственного существования. Более того, развитый раньше формализм, описывающий переход Галактики в состояние культурного поля, может быть получен как частный случай одной из таких нелинейных теорий. Произошел возврат к теории культурного поля, но на более глубоком уровне понимания. Вся эта математика рассмотрена в третьем и четвертом разделах Статьи 2 настоящей книги.

Вся работа, относящаяся как к автомодельности и сингулярности эволюции, так и к математическим моделям динамики популяции цивилизаций в Галактике, является хорошим базисом для обсуждения феномена "экзогуманитарной цивилизации", которое дано в пятом разделе Статьи 2. Обсуждение этого раздела по необходимости имеет черты футурологического прогноза для нашей собственной цивилизации. Это и понятно: хорошо известно, что занимаясь проблемой SETI, мы вынуждены вглядываться в собственное будущее. В этом контексте естественным образом возникает проблема будущего науки, которая обсуждается в разделе 2.5.4 Статьи 2. Обсуждение в этом разделе носит качественный характер, но в данной книге в Приложении В (отсутствующем в оригинале статьи) рассматривается простая количественная модель, иллюстрирующая и несколько развивающая эти качественные рассуждения.

Работа о разуме, как возможном промежуточном звене эволюции (Статья 3), следует в данной книге сразу за обсуждением экзогуманитарных цивилизаций, так как по сути является ее логическим продолжением, хотя хронологически была одной из первых в цикле работ, представленных в настоящей книге. В ней существенным образом используется понятие галактического культурного поля и все, что с ним связано.

Последняя, четвертая, статья книги посвящена эволюции в Мультиверсе. Статья опубликована в сборнике "Универсальный эволюционизм и глобальные проблемы", часть материала опубликована в заметке.

Еще лет десять назад вопрос о том, что находится за пределами на шей Вселенной, показался бы по меньшей мере метафизическим. Однако для современной физики и космологии понятие Мультиверса объекта, представляющего собой множество "локальных" вселенных, одним из которых является наша Вселенная -- стало предметом вполне респектабельной научной деятельности. Это стало следствием впечатляющего развития инфляционной космологии, квантовой теории измерений, квантовой гравитации и, главным образом, экспериментальных методов астрофизики и космологии в последние годы. В статье "Инварианты Универсальной эволюции и эволюция в Мультиверсе", понятие универсальной эволюции переносится на Мультиверс в целом. Здесь обсуждается понятие ансамбля эволюции в Мультиверсе, вопрос о структуре и связях в этом ансамбле и ряд других специфических проблем. Эта статья является развитием тех аспектов универсального эволюционизма, которые упоминались в предыдущих статьях этой книги, и одним из основных моментов неизбежно оказывается место разума или иных очень высокоорганизованных форм развития материи в многообразии Мультиверса. В случае Мультиверса этот вопрос ставится значительно острее, чем в случае единственной наблюдаемой Вселенной с ее уникальной историей. Это приводит к более глубокому взгляду на проблему SETI.

Несколько слов необходимо сказать о характере материала этой книги. Прежде всего, нужно отметить, что большая часть книги написана на вполне популярном уровне. Однако разделы 3 и 4 статьи "Эволюция и проблема SETI" для полного понимания требуют владения матанализом в объеме стандартного курса технического вуза. Но изложение построено таким образом, что эти разделы можно пропустить, так как там, где используются некоторые из полученных в них результатов, они кратко суммированы.

Часть материала книги относится к различным математическим моделям, дающим проверяемые следствия, или представляет нормальные научные гипотезы в том смысле, что они дают проверяемые предсказания и для них можно построить процедуру фальсификации. Поэтому частично книга представляет оригинальное научное исследование. Однако про другую часть материала этого сказать нельзя в том смысле, что исследование хотя и оригинальное, но не вполне научное в строгом смысле слова. Приведем пример.

Периодизация исторического процесса И.М.Дьяконова и его вывод о существовании сингулярности истории основаны на предложенной им последовательности фазовых переходов человеческого общества. Однако отсутствует замкнутое и достаточно формальное определение, что такое фазовый переход планетарной цивилизации. Поэтому невозможно строго ни доказать ни опровергнуть утверждение, согласно которому некоторые события истории являются фазовыми переходами человеческого общества. Обычно такие переходы ассоциируются с представлением о "революционном преобразовании цивилизации", но можно до хрипоты спорить, какие изменения представляют собой революцию, а какие -- нет, и не прийти к согласию. Ведь у нас нет также и формального определения революции. Я связываю фазовые переходы с преодолением эволюционных кризисов, но строго доказать наличие эволюционных кризисов в одних случаях, или, наоборот, отсутствие их в других, часто невозможно (хотя в ряде случаев наличие кризиса достаточно ясно).

В качестве примера можно привести последовательность трех следующих друг за другом эпох развития человечества: мезолит (протонеолит), неолит, и энеолит (медный век или хальколит). В качестве фазового перехода И.М.Дьяконов выделяет только начало неолита (неолитическая революция), но не нижние границы мезолита и энеолита. Это кажется оправданным, так как начала эпохи мезолита и эпохи энеолита означают скорее некоторые вехи в экстенсивном росте уровня производства, чем существенные структурные перестройки цивилизации. Смена присваивающего хозяйства производящим (неолитическая революция) представляет собой перестройку качественно более глубокого уровня, и, видимо, неолитической революции предшествовал серьезный цивилизационный кризис, что, вероятно, не имело место накануне мезолита и энеолита. Однако это утверждение остается не более чем мнением, так как настоящие доказательства отсутствуют. Выделенное выше слово кажется является неустранимым (по крайней мере пока). Можно, правда, отметить, что некоторые исторические события в литературе гораздо чаще упоминаются в качестве революционных, чем другие. Я провел небольшой эксперимент. С помощью систем поиска Yandex и Google провел поиск в русскоязычном Интернете, сколько имеется сайтов, где встречаются однотипно образованные термины "мезолитическая революция", "неолитическая революция", "энеолитическая революция".

[По его результатам] видно, что такого рода "экспертная оценка" согласуется с оценкой И.М.Дьяконова и подтверждает выбор именно границы неолита в качестве существенного фазового перехода. Но это опять ни в коем случае не является доказательством правильности такого выбора. Экспертная оценка может быть и выражением коллективного заблуждения. Таким образом, утверждение, что неолитическая революция является фазовым переходом в развитии человеческой цивилизации, а границы мезолита и энеолита -- нет, не является научным утверждением в строгом смысле слова, так как его нельзя ни доказать ни опровергнуть. Значит ли это, что подобные утверждения, и рассуждения, основанные на подобных утверждениях, вовсе лишены смысла? Этот "проклятый" вопрос доставил немало беспокойства автору книги.

Ответ, который я для себя принимаю, состоит в следующем. Не все, что не является наукой, вовсе лишено рационального смысла. Примером вполне осмысленной системы знаний, не относящейся к науке, является по крайней мере часть философии. Наиболее важные и глубокие философские утверждения не являются ни верифицируемыми, ни фальсифицируемыми, поэтому не принадлежат науке (см. по этому поводу статью В.В.Казютинского). Но значительная часть настоящей книги не является философским текстом (хотя отдельные философские вкрапления и встречаются), хотя, строго говоря, не принадлежит и науке. Способ построения этой части рассуждений был проиллюстрирован выше на примере с интерпретацией неолитической революции как фазового перехода. В таких рассуждениях за основу берутся твердо установленные научные факты, но их интерпретация выводит за пределы научной строгости, хотя и может выглядеть очень правдоподобной. Эта процедура может приводить к утверждениям, не имеющим статуса научных гипотез (по причине отсутствия процедуры фальсификации), но которые могут быть весьма интересны по сути. Чем же являются эти утверждения? Я предпочитаю в этом случае использовать термин эвристическая гипотеза, явно противопоставляя его научной гипотезе. Такого рода эвристические гипотезы призваны стимулировать дальнейшую деятельность по разъяснению входящих в них понятий и вообще будить мысль. Другая польза от эвристических гипотез состоит в том, что в результате анализа цепочки таких гипотез можно прийти к формулировке нормальной научной гипотезы, подразумевающей недвусмысленные процедуры верификации и фальсификации. В настоящем исследовании так произошло, например, с формулировкой гипотезы самосогласованной предбиологической эволюции в Галактике (Статья 2, раздел 2.2). Такой уровень анализа является в некотором смысле промежуточным между чисто научным и чисто философским, и для его обозначения нужен специальный термин. Будем называть его условно уровнем анализа научной картины мира (НКМ) что, как нам представляется, близко к смыслу, вкладываемому в этот термин В.В.Казютинским, но отличается от употребления другими авторами, например В.С.Степиным. Простым бытовым языком можно сказать, что это уровень научной публицистики. Здесь не всегда делаются строго научные утверждения, но весь анализ должен начинаться с научных фактов, а целью его является построение стимулирующих эвристических гипотез и обобщений, что должно открыто декларироваться. Особенно часто такой подход явно или неявно возникает в междисциплинарных исследованиях. Надо сказать, что значительная часть текстов, посвященных универсальному эволюционизму и проблеме SETI, фактически представляют анализ уровня НКМ в указанном выше смысле, хотя явно это не оговаривается.

Выводы о масштабной инвариантности ускорения эволюции биосферы Земли и о существовании сингулярной точки эволюции, которые делаются в настоящей книге, -- это примеры результатов уровня НКМ. Туда же относятся представления о двух рукавах эволюции (Статья 4) и некоторые другие материалы книги. Я надеюсь, что читатель сможет отделить научное содержание данной книги о текстов уровня НКМ.

По степени междисциплинарности анализа к универсальному эволюционизму и проблеме SETI приближается синергетика и теория катастроф (последнюю можно считать составной частью синергетики). Надо отметить, что некоторые из математических моделей, рассмотренные в этой книге, по своему характеру с несомненностью принадлежат этим дисциплинам, хотя в текстах статей это нигде прямо не отмечено. Я думаю, это является существенным упущением и спешу здесь исправить этот недостаток.

В заключение я хотел бы выразить глубокую благодарность моим многочисленным коллегам и друзьям, которые приняли участие в обсуждении вопросов, которые составили основу содержания этой книги.

Особенно мне хотелось бы отметить постоянную и многолетнюю поддержку работы со стороны Л.М.Гидилиса, В.В.Казютинского и

А.П.Назаретяна. Без их участия этот труд вряд ли появился бы на свет. Я благодарю также за многочисленные полезные замечания и стимулирующие дискуссии В.А.Анисимова, С.А.Боринскую, Н.Г.Бочкарева, А.Л.Зайцева, И.М.Гуревича, Н.С.Кардашева, С.П.Капицу, А.В.Коротаева, Д.Кристиана, А.В.Маркова, У.Новотного, О.М.Тенякову, А.Ф.Топунова, Л.В.Фесенкову, Д.С.Чернавского и многих других, кого я здесь не смог упомянуть.

И, наконец, я благодарен моей семье и, особенно, моей жене Оле, за великотерпение и понимание. Я прекрасно понимаю, сколько я доставил этим трудом неудобств и тревог и сколько потратил времени, которое по праву принадлежит им, и которое могло бы быть использовано с большей пользой. Я извиняюсь перед ними и посвящаю им эту книгу.

Москва, 29 июля 2007 г.

 Об авторе

Александр Дмитриевич ПАНОВ

В 1982 году закончил физический факультет Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова. В настоящее время старший научный сотрудник Научно-исследовательского института ядерной физики им. Д.В.Скобельцына МГУ (НИИЯФ МГУ), кандидат физико-математических наук. Основные труды относятся к ядерной физике, физике поверхности, квантовой теории измерений и физике космических лучей (более ста статей в отечественной и зарубежной научной печати). С 2002 года принимает участие в работе Научно-культурного центра SETI при Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского (НКЦ SETI) и секции "Поиски внеземных цивилизаций" Научного совета по астрономии РАН. Автор более 20 работ, имеющих отношение к универсальному эволюционизму и проблеме поиска внеземного разума.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце