URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Ивашин Б.П. Красные идут: Мистерия того и этого света
Id: 65767
 
109 руб.

Красные идут: Мистерия того и этого света

URSS. 2008. 96 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-00548-5.

 Аннотация

Настоящая книга имеет отношение как к области художественно-философской литературы, так и к жанру политической публицистики. Кратко охарактеризовать содержание книги можно следующими словами автора:

Хороша была советская власть, да жаль, досталась невеждам, исказившим социализм. Прозападные же прорабы перестройки, как известно, воспользовавшись промахами и ошибками заурядных вождей, умышленно угробили могучую державу, нагло разорили народное хозяйство, обобрали народ. Новоявленные господа вовсю выкачивают бешеные деньги из бывшей общенародной собственности и думают, что так будет всегда. Ошибаются --- маятник уже двинулся в обратную сторону. Об этом и написано образно в книжке.

Для широкого круга читателей, не безразличных к проблемам нашего Отечества.


 Отрывок из книги (главы 1, 2)

1.

Живя на планете Земля, вольготно или проклиная тяжкое существование, человек задумывается над тем, что в определенный день и час испустит дух, истинное свое "Я", и в тонком теле отправится мытарствовать по тому свету, где попытается избежать дьявольского ада и приобщиться к божественной благодати, если целой жизни под ярким солнцем ему не хватило, чтобы подняться до нее духовно. Всякий надеется в раю очутиться, да грехи туда не пускают, ибо в райские кущи попадают избранные из множества званых.

Старый крошечный рай, посмертное местопребывание праведников, переполнен, потому и вход в него ограничен. Пожелав осчастливить больше душ человеческих, сотворил Бог новый рай, с невиданным доселе цветком, спасительным для грешников. На подхвате у Господа в благом деле подвизалась божья помощница Святая Акулина, молодая раскрасавица, с Архангелом и Ангелом.

-- Этот живительный цветок, Отче наш, удивительное творение твое, как и человек, -- радовалась дева тому, что и она в какой-то мере причастна к вселенскому событию.

Однако на лике Творца заметили все легкую грусть и невольно тоже малость опечалились.

-- В пороках люди погрязли, -- сожалел он.

Никто не в состоянии разглядеть крайнюю низость и гадость в душах под прикрытием изящных манер и словоблудия, но для Бога суть живущих и мертвых не тайна. Годы, словно цунами, погребают в пучине большого Времени поколение за поколением, а человек не может побороть в себе хищника, что и заботит Отца небесного.

-- Не без дьявола умаялись земляне, -- предположила святоша, припоминая пакости нечестивца.

И грешнику легче свалить на князя тьмы ответственность за испачканную душу, сложившую крылья сердца своего. Но зачем же забывать, что наделил Господь всех свободной волей, чтобы каждый выбирал сам в действиях и мыслях между добром и злом.

-- Коварный замысел лукавого -- упечь все человечество в ад, оставить рай без праведников, -- произнес Бог, обходя с ангелами и оглядывая цветок: "Ладненько ли сделан?"

Превосходен бутон, нужно лишь вставить в него тычинки. Вдруг на краю рая появился дьявол, как заправский лазутчик, сверкающими зрачками обозревая Богов заповедник. Пригнувшись, пробирался поближе к святым, занятым каким-то делом. Любопытство губителя влекло его к новому творению Всевышнего. Раскидывал он мозгами, что же созидают для людей мировые доброхоты? Но ненароком приметила Святая Акулина торчащие из зарослей рога.

-- Бес в разведке, -- шепнула она Отче, а тот уж сам разгадал намерения главного черта и пресек бы их.

-- Не заходи в рай, Асмодей.

Обнаруженный демон, распрямившись в полный рост, уставился на цветок, как клыкастая гиена на маленького львенка, дремлющего под защитой могучего льва.

-- Неужели на хвост соли насыплешь? -- съязвил он, нарочито помахивая хвостом.

Господу изрядно надоел дьявол и расправился бы с ним он без труда, но терпит только ради него самого, что бы тот смирил непомерную гордыню и, укрепившись святой энергетикой, опять стал ангелом, любящим все, сотворенное Богом.

-- Схлопочешь в меру нахальства, -- предупредил Всемогущий.

Присмирел вроде бы бес или прикинулся послушным -- не поняла Святая Акулина, но с удовлетворением отметила, как поубавилась спесь в нем.

-- Возлюби врага своего, -- предложил он, -- отдай Акулинушку мне. Приглашаю ее под венец.

Высокий ангельский чин райской любимицы не вязался с носителем всемирного зла. Ответом был ее презрительный взгляд.

-- Она же дева святая, -- втолковывал Владыка дьяволу, что не с его рылом к ней приближаться.

-- Где святость, там и грех, -- не унимался тот, с вожделением разглядывая ее, глазищами плотоядными раздевая до нага.

Чтобы отогнать наглеца, посланы были Архангел и Ангел.

Не способен бес противостоять ангельской силе и отступил, поджав хвост. Не удалось ему задержаться и вблизи рая да разнюхать о цветке.

Изготовив тычинки и воткнув их в бутон, Бог провозгласил: "Повелеваю: с тычинками в цветок вольется нектар и любая душа, вдохнув запах его, наполнится блаженством. Аминь!" И тотчас из цветка начало источаться благоухание.

-- Ах, аромат сладчайший, -- ощутила небывалый прилив благостных сил дева, что умилило Святейшего.

Завершив творение, расположился он на покой подальше от цветка. Поспешили воротиться ангелы, им тоже подавай медвяного. Никем не преследуемый, замаячил дьявол и с неприятием завидел, как от цветочного запаха восторг обуял ангельские существа, вознамерившиеся летать по раю и славить Господа.

-- О, благоухание, -- смаковал нектар Архангел.

-- Райское блаженство, -- вторил ему Ангел.

Ни в какое блаженство рогатый не поверил. Ему взбрело на ум, что Боженька разыгрывает показушный спектакль с цветком и ангелами, так как после сотворения мира по-настоящему ничего не создал. Но все же забеспокоился он: "А есть ли действительно блаженство или заведомая ложь противника?"

Чтобы узнать истину, бес рванулся к цветку и, о проклятье, нюхнул аромат. От воздействия несказанной благодати тут же отпрянул, как обычно человек шарахается от удушливых газов, ибо от избытка ее превратился бы в кроткого духа. Он этого испугался, потому что гордился дьявольской ролью во Вселенной, будучи врагом Бога и людей.

-- Сотворил-таки на радость людям. Отомщу, -- злопыхательствуя, скрылся он из виду. 2.

В Святой Акулине пробудилась жажда деятельности.

-- Господи, не возражаешь, если опробую цветок на людях, -- спросила она.

-- Изволь.

У творца всего сущего -- видимого и невидимого мира всегда абсолютная вера и в свои возможности, и в результаты своего труда. А вот ангельская дева из молодых да ранних пожелала почему-то проверить воздействие цветка на людей из потустороннего бытия. Не последовала ли она примеру Евы, не внявшей наставлениям Бога и отведавшей плод с запрещенного древа. Та обрекла себя и земное потомство на греховную жизнь, а во что выльется самодеятельность Святой Акулины?

Отведя от цветка разохотившихся до нектара ангелов, наказала им святоша: "Доставьте сюда грешника". Живо отправились они на поиски людской души, только что скончавшейся на белом свете или уже блуждающей между адом и раем.

Спокойствие в раю вскоре прервалось. Ввалились, горланя, средневековый русский царь Иван IV и его сподвижник Малюта Скуратов:

"Темная ночь, только стрелы летят по степи,

Только ветер гудит в стременах,

Тускло звезды мерцают".

Не обратили они внимание на место необычайное.

-- Надежный опричник. Опорой моей был. Служа мне, не щадил живота ни своего, ни чужого, -- не скупился на похвалы властитель, что раньше случалось редко.

Добрые слова до слез умилили воеводу.

Подозрительный, с малолетства необузданный, держал в ежовых рукавицах государь и князей, и бояр, и дворовый люд, поставив свою власть выше человечности. А Скуратову доверял он сполна, поручив ему политический сыск, и направлял Малюту туда, где нужно было утвердить волю самодержца любой ценой. Опричнику не было удержу в рвении, его боялись не менее царя до самой гибели в конце 1572 г. в бою при осаде прибалтийского замка, обороняемого шведами. Встретившись за смертной чертой, рады друг друга видеть.

-- Для тебя, Иван Васильевич, лбом разобью крепостные ворота, -- не представлял Малюта себя без кесаря как на белом свете, так и в потустороннем мире.

С укоризной выговорила им Святая Акулина: "Загулялись и забрели без дозволения в заповедный сад".

Не оправдывался Скуратов, но и не скрывал похождений.

-- Клеопатру желали навестить, а у нее Цезарь уже и Антоний около. Еле ноги унесли.

А монарх, словно отрешенный от всего окружающего, впал в раздумье, чем и заинтересовал Всевышнего.

-- О чем кручинишься, Ванюша?

-- О государстве Российском. Расширял я его да укреплял. А ныне, сказывают, опосля сговора в Беловежской пуще разорили Россию. Правители под иноземную дудку пляшут. Стыдоба.

С сочувствием отнесся Бог к нему, пожалев его, заваленного грехами по макушку, за то, что и вне белого света пекся он о родной стране, а не о себе.

-- Подкрепись с горя нектаром, -- указал он рукой на цветок.

Упиваясь ароматом, преобразился Иван. За ним и Скуратов нацелился было пойти к цветку, чтобы тоже отдаться неземным ощущениям, но услыхал мягкий, но с властными нотками голос Святой Акулины.

-- А ты, молодец, ступай в ад.

-- За что? -- ужаснулся Малюта.

-- За грехопадения.

-- А он что, чистенький?

Всеми правдами и неправдами до сих пор избегали они адских мытарств. И вот одного сплавляют в сатанинские застенки, не дав попробовать аромата.

-- Перед Богом каждый отвечает за себя, -- объяснила дева ему, а от Ивана потребовала, чтобы тот напомнил его грехи.

И в Москве, и в Александровской слободе на церковной исповеди не солгал он ни единым словом, высказывая свои прегрешения, а уж в присутствии Господа не повернулся язык выгораживать опричника.

-- Митрополита Филиппа Колычева задушил в Отрочь-монастыре, прямо в келье. Брата моего, Владимира Андреевича, принудил яд выпить. А инакомыслящих умертвил тьму, не сочтешь. В одном только Великом Новгороде убил более тыщи...

-- Достаточно, -- прервал его Бог и попрекнул Скуратова: -- Чаще расправлялся с недовольными самодурством царя, а не спасал отечество.

Суд Божий неотвратим для кого на белом свете, для кого после смерти.

-- Царь указал -- я и лютовал, не рассуждая, а то бы и сам опалы не миновал.

Сказанное было правотой Малюты, а из памяти его косяком выплывали жизнелюбивые миряне, загубленные им.

-- Морально ли совершать злодеяния, ссылаясь на приказ свыше? -- обратилась святоша к Отче.

-- Ни в коем случае.

-- Опричник, следовательно, преступник?

Утвердительно кивнув головой, Господь наделил мученической участью командира средневекового отряда особого назначения. Черти -- Рогоносец и Весельчак, адские душегубы, подхватили на краю рая удрученного Скуратова и погнали в геенну огненную.

А Иван продолжал блаженствовать у цветка. Глядя на него, Святая Акулина убедилась, что и на отпетого грешника-царя, получившего в народе прозвище Грозный, благотворно влияет нектар. <...>

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце