URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Давыдов В.М. Современная Куба: вопросы экономической адаптации и переориентация внешних связей
Id: 6196
 

Современная Куба: вопросы экономической адаптации и переориентация внешних связей

2002. 328 с. Мягкая обложка. ISBN 5-0201-0593-9.
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

В книге рассматриваются актуальные проблемы экономического развития современной Кубы. Особое внимание уделено перестройке хозяйственной деятельности и экономической политике, проводимой в стране с 1993 г. Другая группа вопросов касается проблем интеграции Кубы в мировую экономику в условиях растущей глобализации, а также переориентации внешнеторговых связей страны и привлечения в ее экономику иностранных инвестиций. Книга представляет интерес как для специалистов, так и более широкого круга читателей


 Содержание

От издателя
Особая траектория развития Кубы. Владимир М.Давыдов

Раздел I. Из истории формирования нации и научной мысли

Иммиграция на Кубе. Доминга Гонсалес Суарес
Вклад Алиенеса Уросы в развитие экономической мысли на Кубе. Мануэль Мартин Родригес

Раздел II. Перестройка хозяйственной деятельности и экономической политики

Изменения в системе управления кубинской экономикой. Хулио А.Диас Васкес
Реформирование кубинской экономики на пороге XXI века. Роджер Р.Бетанкур
Последняя аграрная реформа века: прогресс или застой? Ханс-Юрген Бурхардт
Эффект долларизации. Альфредо Гонсалес Гутьеррес
Монетарный дуализм: стабилизация и структурная реформа. Хорхе А.Сангинетти
Некоторые теоретические и политические аспекты экономического перехода. Калев О.Лейно

Раздел III. Куба в мирохозяйственных связях

Дилемма развития на фоне глобализации. Мануэль Гарсиа Диас
Куба в современной мировой экономике. Иоланда Гарсиа Родригес
Иностранные инвестиции: опыт прошлого, проблемы настоящего и перспективы. Матиас Ф.Травиесо-Диас, Хорхе Ф.Перес-Лопес
Правовой режим деятельности иностранных предприятий. Фернандо Хименес и Лопес де ла Камара
Иностранный предприниматель на Кубе: настоящее и будущее. Марио Фернандес Фернандес
Позиции испанского бизнеса на кубинском рынке. Хесус Сиснерос
Россия -- Куба: к новой модели сотрудничества. Ольга А.Панюшкина
Авторы статей

 От издателя

Настоящая книга -- результат сотрудничества Института Латинской Америки Российской академии наук (ИЛА РАН) с Университетом Гранады (Испания). Она подготовлена на основе материалов международного симпозиума, посвященного памяти Хулиана Алиенеса Уросы -- видного испанского экономиста, значительная часть творческой жизни которого прошла на Кубе (1941--1959 гг.). Симпозиум был проведен в Гранаде в 2000 г. при участии испанских, кубинских, российских и американских специалистов. Статьи, публикуемые в русском издании, подготовлены на базе их докладов и выступлений. Дополнительно в книгу введена статья немецкого ученого Х.-Ю.Бурхардта, посвященная аграрным проблемам, которые не нашли должного отражения в работе симпозиума. Авторские материалы публикуются с малозначительными сокращениями и некоторыми редакционными уточнениями.

Выпуская в свет русское издание этой книги, ИЛА РАН надеется, что оно послужит лучшему пониманию того, что происходит на Кубе, поможет выявить перспективы адаптации и дальнейших изменений, само направление развития этой страны.


 Особая траектория развития Кубы

Практически полвека кубинской истории прошли в особых обстоятельствах, которые выделили страну на общелатиноамериканском фоне, которые затем выделяли ее на фоне стран, входивших в группировку государств, возглавлявшуюся Советским Союзом, а ныне (после распада СССР и его блока) отличают Кубу от большинства из них по траектории и содержанию развития. Это касается и внешних, и внутренних условий.

Попытаемся вкратце обозначить основные очертания этого особого "бытия". Прежде всего необходимо исходить из радикальной переориентации развития начала 60-х годов, буквально перебросившей страну из одной системы координат в совершенно другую. Исходная ситуация -- периферийная рыночная экономика крайне узкой специализации (сахар, табак, туризм), подчиненная гигантской хозяйственной системе лидера капиталистического мира и де-факто интегрированная в нее в качестве "частного исполнителя"; социально поляризованное общество с "американизированной" элитой, политический режим с псевдодемократическим фасадом, а по сути -- вариант олигархического господства. Последующая ситуация -- максимально этатизированная экономика с уравнительным распределением и административным регулированием, подключенная в неблагоприятной геополитической обстановке (а посему с большими издержками) к "социалистическому лагерю", возглавлявшемуся антиподом США; далее -- социально нивелированное общество, первоначально консолидированное на основе национально-патриотических ценностей, а затем -- в комбинации с ними -- на базе коммунистической идеологии. Политический режим определялся сначала диктатурой революционного авангарда, а затем монопартийной структурой с жесткой управленческой вертикалью.

Войдя в объединение социалистических государств (СЭВ), Куба оставалась одной из наименее развитых стран этой группы и пользовалась политически мотивированной экономической поддержкой, часто более значительной, чем в других подобных случаях, учитывая стратегические расчеты СССР и тот факт, что она заняла, по существу, одно из ключевых мест в межблоковом противоборстве.

Вместе с тем факты показывают, что в период вхождения в советский блок Куба никогда не была пассивным исполнителем "блоковой дисциплины". Напротив, руководство страны -- при неординарном лидерстве Фиделя Кастро -- неизменно проводило достаточно самостоятельную линию. У Кубы было свое поле внешнеполитической деятельности, свои функции, отчасти делегированные или санкционированные блоком и его лидером, отчасти принимаемые по собственной инициативе. Она проводила активную политику в движении неприсоединения и в объединениях развивающихся стран. И в этом смысле внешняя политика Кубы стояла на двух "китах". С одной стороны, она апеллировала к "социалистическому содружеству", с другой -- к "солидарности третьего мира". Более того, история знает немало событий, когда в определенных ситуациях Куба становилась ведущей, а советское руководство ведомым. При этом она продолжала широко пользоваться ресурсом экономической поддержки и военно-политической протекции СССР.

В то же время подспудно, но в достаточно явном виде прослеживалась особая позиция Гаваны. Там считали, что Куба, наряду с СССР и в отличие от большинства государств его блока, куда социализм пришел вместе с советской армией на исходе второй мировой войны, является носителем и олицетворением подлинной народной революции, что здесь сложилось молодое и энергичное общество с нерастраченным революционным потенциалом, который оно способно воспроизводить на каждом новом витке развития, тогда как даже в СССР, считали в Гаване, такая способность терялась в силу бюрократизации и благодушного настроя на "мирное сосуществование с империализмом".

На начало 90-х годов пришелся новый крутой перелом. Куба одномоментно лишилась и поддержки "старшего брата", и привычной внешней "среды обитания" из-за неожиданного распада и самого СССР, и международного объединения, представлявшего зону его непосредственного влияния. Куба оказалась в "подвешенном состоянии". Более того, она понесла огромный материальный ущерб, связанный с разрывом налаженных торгово-экономических связей, с прекращением поставок жизненно важных ресурсов (главным образом из СССР). И все это при прежней враждебности "северного соседа", который продолжал осуществлять экономическую и политико-юридическую блокаду карибского государства. Нельзя забывать и о морально-политических издержках подобной ситуации, выражавшихся в потере перспективы развития (ранее казавшейся вполне ясной) и, в конечном счете, фрустрацией общественного сознания.

Первую половину 90-х годов кубинское общество пребывало в состоянии, которое официально обозначалось как "особый период в мирное время". Потребление опустилось тогда до уровня биологического выживания, а экономика, по существу, приобрела мобилизационный характер. При всех условиях и даже при исключительных возможностях контроля внутренней ситуации "сверху" положение становилось нетерпимым. Адаптационные решения невозможно было откладывать.

Кубинское руководство не последовало за выбором большинства восточноевропейских стран и постсоветских государств, предпринявших радикальные прорыночные преобразования. Да этого, очевидно, и не следовало ожидать при прежней политической надстройке кубинского общества (отрицание самого себя?!). Впрочем, сами результаты первого раунда прорыночных преобразований в этих странах, сопровождавшегося большими социальными издержками и серьезными деформациями, не могли вызывать особого энтузиазма.

Логично было бы ожидать некую вариацию на тему "китайского" либо "вьетнамского" пути, т.е. последовательного продвижения по пути формирования рынка и предпринимательства при сохранении (с определенной модификацией) политической надстройки. Но это также не получилось, что, однако, не означало отсутствия всяких изменений. Процесс реальных перемен все же пошел, хотя и замедленным темпом, в направлении формирования своего рода двухсекторной модели. Она характеризуется, с одной стороны, сохранением широкой сферы этатизированной экономики с робкой децентрализацией управленческих функций (доминирующий сектор), с другой -- минимальным пространством для частной хозяйственной инициативы без права использования наемной рабочей силы, а также жестко регламентируемым допуском иностранного капитала в немногих отраслях кубинской экономики (миноритарный сектор).

Процесс изменений и адаптации второй половины 90-х годов при всей своей ограниченности и осторожности дал определенные результаты, которые невозможно отрицать. Налицо симптомы некоторой нормализации хозяйственной жизни и обеспечения продовольствием и энергетическими ресурсами. Возобновился рост производства товаров и услуг. Обозначилась сфера товарно-денежных отношений (пусть даже за счет параллельной долларизации). Существенно диверсифицировалась географическая структура внешнеэкономических (да и внешнеполитических) связей. Произошло замещение доминирующих партнеров советской эпохи. Их место заняли в основном представители Евросоюза и Канады. В настоящее время можно констатировать, что Куба нашла частичное решение своих проблем теперь уже вполне самостоятельно, без содействия "большого донора".

Как же сегодня можно квалифицировать итоги этой адаптации? Как переход в новое качественное состояние? Или это некий промежуточный момент особого транзитного этапа, подводящего к новому качественному состоянию -- к некоей третьей поворотной ситуации (по принятому нами обозначению). Автор склоняется именно к этой точке зрения. Но читатель, наверное, найдет и иные оценки, альтернативные аргументы, ознакомившись с другими статьями книги. Окончательный же ответ, как всегда, даст сама жизнь. Но в кубинском случае это, видимо, произойдет не в краткосрочной перспективе.

Владимир М.Давыдов

 Авторы статей

Роджер Р.Бетанкур -- экономист, профессор Мэрилендского университета (США).

Ханс-Юрген Бурхардт -- доктор экономики и социологии Ганноверского университета (Германия).

Мануэль Гарсия Диас -- профессор Отделения прикладной экономики Гранадского университета (Испания).

Иоланда Гарсиа Родрегес -- докторант Отделения экономики Гранадского университета.

Альфредо Гонсалес Гутьеррес -- советник министра экономики и планирования Кубы.

Доминга Гонсалес Суарес -- профессор Отделения социальной психологии Гранадского университета.

Владимир М.Давыдов -- доктор экономических наук, профессор, директор Института Латинской Америки РАН.

Хулио А.Диас Васкес -- доктор экономических наук, профессор Центра исследвоаний мировой экономики Гаванского университета.

Калев О.Лейно -- доктор экономических наук, ученый секретарь Института Латинской Америки РАН.

Мануэль Мартин Родригес -- профессор Отделения прикладной экономики Гранадского университета.

Ольга А.Панюшкина -- кандидат географических наук, старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.

Хорхе Ф.Перес-Лопес -- эксперт Бюро по международным трудовым отношениям Министерства труда США.

Хорхе А.Сангинетти -- президент корпорации DevTech Systems Inc., руководитель Центра прикладных экономических исследований (США).

Хесус Сиснерос -- представитель Торгово-промышленной и судоходной палаты Сарагосы (Испания).

Матиас Ф.Травиесо-Диас -- эксперт юридической фирмы Shaw, Pittman, Potts and Throwbridge (Вашингтон).

Марио Фернандес Фернандес -- директор Центра по исследованию и развитию предпринимательства (Майами).

Фернандо Хименес и Лопес де ла Камара -- профессор Отделения торгового и римского права Гранадского университета.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце